Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории - 4


Жернова истории - 4

Сообщений 921 страница 926 из 926

921

П. Макаров написал(а):

Как мы помним - если мне не изменяет склероз - до четверти (вроде бы) акций немецких компаний времен ВМВ принадлежало американцам. И ничего как-то...

В том и дело, что "как-то" оно вполне определенно закончилось. А начиналось вообще несколько раньше.
Но обсуждение причин и итогов ПМВ, а за ней 2МВ, несколько выходит за рамки обсуждаемого произведения. С одной поправкой. Ситуация в мире автора (как и в РеИ) сложилась по итогам ПМВ. В заданных рамках идея о тотальной скупке банкротов, с целью получения преференций того или иного рода, интересна, но, на мой взгляд, реализуема отнюдь не какие-то ощутимые проценты от желаемого. Чуть лучше и удачнее, чем в РеИ, но никак не в разы.

Отредактировано Zybrilka (26-08-2013 19:26:21)

0

922

Так ведь на скупке банкротящихся компаний и фабрик-заводов свет клином не сошелся... надо еще и свои производства развивать, потому как новое заграничное оборудование оно хорошо, но пока суд да дело, рабочие на своих, родимых машинах-станках-прочем оборудовании работают, товары и продукты делают. И, помнится, было такое движение изобретателей-рационализаторов, которые по старому оборудованию рацпредложения выдвигали, для более лучшей работы на нем... Помнится, даже в нашем цеху, в красном уголке дре-евний плакатик с лозунгом закоптившимся висел, насчет улучшений-рационализаторства...   http://read.amahrov.ru/smile/JC_thinking.gif

Отредактировано Cherdak13 (26-08-2013 19:24:40)

0

923

Cherdak13 написал(а):

И, помнится, было такое движение изобретателей-рационализаторов, которые по старому оборудованию рацпредложения выдвигали, для более лучшей работы на нем... Помнится, даже в нашем цеху, в красном уголке дре-евний плакатик с лозунгом закоптившимся висел, насчет улучшений-рационализаторства...

Именно. Оно в реальной истории вполне себе было. Так что тут и без ГГ справятся.

Zybrilka написал(а):

В заданных рамках идея о тотальной скупке банкротов, с целью получения преференций того или иного рода, интересна, но, на мой взгляд, реализуема отнюдь не какие-то ощутимые проценты от желаемого. Чуть лучше и удачнее, чем в РеИ, но никак не в разы.

Полностью согласен. Весь замысел в том, чтобы сделать это целенаправленно, именно с целью обхода всяких "стоп-листов" по современной технике. Вывезти не много, но очень нужного. А массовку нам и так продадут. Тем более, не факт, что надо  хватать предприятия-банкроты все подряд - там может быть не та номенклатура техники, что нам потребна. Что касается собственно игры на бирже - за остающиеся два-три года найти или выучить акул биржевой игры нереально. Имеющимися кадрами при грамотном использовании кое-что можно наварить, но именно кое-что. ГГ ведь тоже не биржевой брокер.

0

924

Ладно, продолжим...

Глава 8. Для чего работает Центробумтрест?

8.3.

Встреча с Валерианом Владимировичем Куйбышевым, наркомом Рабоче-Крестьянской Инспекции, а по совместительству – председателем Центральной Контрольной Комиссии ВКП(б), была у меня запланирована заранее. Попасть к нему на прием было не так-то просто: в фактической партийной иерархии председатель ЦКК шел, пожалуй, сразу вслед за членами Политбюро. Мой собственный статус свежеиспеченного начальника одного из управлений ВСНХ и кандидата в члены ЦК был существенно ниже, и его едва хватило, чтобы не дожидаться очереди на прием до морковкиного заговенья.
В нынешней реальности среди самой верхушки партийного руководства Валериан Владимирович, во всяком случае, до недавно закончившегося XIV съезда, был единственным, кого можно было однозначно назвать человеком Сталина. В ЦК, среди секретарей губкомов, среди наркомов – да, здесь были его надежные сторонники. А в самой верхушке до последнего времени – один Куйбышев. И потому от моего визита зависело не только то, получу ли я в ЦКК поддержку своим начинаниям, но и то, как будет складываться мнение обо мне у председателя Совнаркома.
Шел я в наркомат РКИ с намерением возложить на наркома ту работенку, которой в моей истории занялся чуть позже другой сталинский сподвижник – Серго Орджоникидзе. Он сменил Куйбышева на посту главы ЦКК-РКИ, поскольку тот, в свою очередь, сменил умершего Дзержинского на посту председателя ВСНХ. Теперь же Феликс Эдмундович, надеюсь, переживет 1926 год, а потому разгребать авгиевы конюшни бюрократизма предстояло Валериану Владимировичу. Нет, речь шла не о том, чтобы эту гидру побороть. Необходимо было «всего лишь» ввести чиновный хаос в некие разумные рамки.
Попав к наркому РКИ кабинет, первым делом естественно, здороваюсь и представляюсь.
Куйбышев после нескольких мгновений промедления все же вспоминает:
– Вы у меня, кажется, уже бывали. Вроде бы с комиссией по Дальнему Востоку, из-за проблем с контрабандой, если я не ошибаюсь?
– Не ошибаетесь, – чуть улыбнувшись, подтверждаю его воспоминания. – Но сейчас я работаю в ВСНХ, занимаюсь перспективными планами, и в связи с этим очень рассчитываю на вашу помощь.
– В чем же наша помощь может заключаться? – интересуется председатель ЦКК. – Провести обследование плановых органов? Каких? Госплана или местных плановых комиссий?
– К сожалению, вопрос гораздо серьезнее, – качаю головой. – Мне приходится на практике постоянно сталкиваться с тем, что нынешнее безобразное состояние учета и отчетности способно сорвать любую плановую работу.
– Прямо-таки сорвать? – с видимым недоверием отзывается Куйбышев. – Конечно, положение с отчетностью у нас весьма скверное, но не настолько, чтобы с нею вообще нельзя было работать!
– Именно настолько! – категорически парирую я. – Вам известно, сколько бумаги НКПС ежегодно закупает у нашего Центробумтреста для своих форм отчетности? – не дожидаясь ответа на свой, в сущности, риторический вопрос, сообщаю сведения сам:
– Четверть всей трестовской выработки! Это целых четыреста двадцать  тысяч пудов (сам горячий поборник метрической системы, но что поделать, что если мне удалось добыть лишь такие данные, в пудах?). – Не давая председателю ЦКК опомниться, продолжаю сыпать фактами. – Знаете ли вы, что Наркомзем Украины превратил годовой отчет агронома в толстенный фолиант, содержащий двадцать тысяч вопросов? А форму Наркомторга по учету кожевенного сырья вы видели? Там двадцать семь тысяч вопросов. Впрочем, – делаю небрежный жест кистью руки, – это лишь мелкие бюрократические капризы по сравнению с тем, во что превратил свою отчетность Наркомтруд. Как вы полагаете, сколько всего показателей в течение года они собирают в своей системе только по рынку труда?
Валериан Владимирович, прежде, чем ответить, пристально посмотрел на меня:
– Если судить по тому тону, с которым вы задаете этот вопрос, то там творится нечто несусветное. Тысяч двести? – кривовато усмехнулся он.
– Более ста восьмидесяти девяти миллионов, – преувеличенно-спокойным тоном, чтобы не дать себе сорваться, поправляю наркома РКИ.
– Сколько-сколько? – с явным недоверием переспрашивает Куйбышев.
– Вы не ослышались. Сто восемьдесят девять миллионов четыреста тридцать две тысячи четыреста девяносто пять. Да еще по охране труда свыше тридцати миллионов показателей! – во мне не на шутку начинает закипать праведный гнев. – На кой черт все это нужно? Кто и когда сможет не то, что обработать, а просто прочесть эти данные? Да тысяча Госпланов будет разбираться и не разберется до второго пришествия коммунизма!
Председатель ЦКК непроизвольно улыбнулся в ответ на мою шутку, но тут же погасил улыбку.
– Вы хотя бы представляете себе объем работы, которую нужно провести для упорядочивания отчетности? – спрашивает он, усталым жестом проведя рукой по большому выпуклому лбу.
– Объем колоссальный. Тем скорее надо браться за эту работу, – надо настоять на своем во что бы то ни стало, и я пускаю в ход тяжелую политическую артиллерию. – Иначе исполнение директив недавнего Пленума ЦК о составлении перспективного плана социалистической реконструкции народного хозяйства будет попросту сорвано.
Куйбышев, похоже, собирался в ответ сказать нечто довольно резкое, но, немного пожевав полными, мясистыми губами, смолчал, и только глянул на меня исподлобья со страдальческим выражением. Надо сказать, этот взгляд – мрачный и одновременно жалобный – у него получился весьма впечатляющим. Да, настала пора подсластить пилюлю.
– Валериан Владимирович, вы не думайте, что приперся к вам чиновник только с категорическим требованием: вынь да положь немедленно, а лучше – вчера, со всех сторон правильную и красивую отчетность, а кто и как это сделает – не его забота. Нет, это дело наше общее, дело партийное, и я много думал над тем, как его ускорить, – говорю это уже не прежним настоятельным, даже категоричным тоном, а перехожу на мягкий, доверительный разговор. – Чтобы облегчить вам работу, предлагаю предварительный отбор учетных показателей возложить на сами ведомства на основе очень жесткого подхода. А именно: ведомства должны представить расчеты, указывающие, кто из утвержденного штата их сотрудников и сотрудников организаций, у которых они запрашивают отчетность, и в какие сроки будут составлять и обрабатывать отчетную документацию. В основу же такого расчета следует положить нормативы работы с учетно-отчетной документацией, которые может разработать ЦИТ, разумеется, с утверждением РКИ. Думаю, Гастев не откажется поработать на это дело?
– То есть вы хотите жестко увязать объем отчетных показателей с реальными возможностями их обработки? – идея наркому РКИ понятна и без долгих объяснений. – Но кто даст гарантии, что это будут именно те показатели, которые нужны вам для работы по пятилетнему плану? – Намекает, и достаточно прозрачно, что и нам неплохо бы подключиться к его заботам. Резон в этом есть…
– Гарантий никто не даст, мы должны обеспечить их сами. Поэтому со стороны Планово-экономического управления обещаю вам самое активное участие наших специалистов в экспертизе отчетной документации. И с Кржижановским постараюсь договориться о том же. – Смелое обещание, но, надеюсь, хотя бы одного специалиста из Госплана Глеб Максимилианович на такое дело сумеет выделить.
– Да, озадачили вы меня, нечего сказать, – промолвил на прощание Валериан Владимирович, пожимая мне руку. – Что же, придется Рабкрину еще по этой линии засучить рукава.

*     *     *

Попрощавшись с Осецким, Валериан Владимирович устроился за письменным столом и задумался. Да, ничего не попишешь – провести сокращение аппарата, чего от него настоятельно требовали в Политбюро, никак не получится без приведения к сколько-нибудь пристойному виду ужасающе раздутой отчетности. И занесло же его на эти галеры! Аппарат, как резиновый мячик, упорно сопротивлялся всяким сокращениям – вроде сожмешь его, а как только ослабишь давление, так он снова возвращается к прежним размерам, если не еще большим.
Куйбышев припомнил строки письма, полученного от своего друга, Феликса Эдмундовича, еще в 1923 году. Как он там писал-то? Выдвинув один из ящиков стола, он покопался в нем и извлек на свет божий сложенный вчетверо листок со знакомым летящим почерком:
«Чтобы наша система государственного капитализма, т.е. само Советское государство не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов, проблему завоевания этой среды, преодоления ее психологии и вражды. Это значит, что проблема эта может быть разрешена только в борьбе. Каково настоящее положение. Надо прямо признаться, что в этой борьбе до сих пор – мы биты. Активна и победоносна другая сторона. Неудержимое раздутие штатов, возникновение все новых и новых аппаратов, чудовищная бюрократизация всякого дела – горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества – этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения…»
Эх, человеческую натуру так просто не переделаешь! Но все-таки загнать эту, как выразился Дзержинский, «саранчу», в жесткие рамки надо. Иначе и в самом деле выжрут наше государство изнутри.

*     *     *

+27

925

Запасной написал(а):

Именно. Оно в реальной истории вполне себе было. Так что тут и без ГГ справятся.

Упомянуть в разговоре за чайком, например, с Шацким, вполне можно... Это, ежели домашнюю сценку написать вздумаете...  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif    http://read.amahrov.ru/smile/wink.gif

0

926

Cherdak13 написал(а):

Упомянуть в разговоре за чайком, например, с Шацким, вполне можно... Это, ежели домашнюю сценку написать вздумаете...

Ирин, в большей степени это надо для читателей. Именно как подчеркивание того, что предки не только лаптем щи хлебали. Но действовали в рамках ситуации и своего понимания ее. Так что согласен с коллегой Запасным: упомянуть можно, но без вникания во все детали.
Хотя опусы некоторых случайно заглянувших к нам на огонек, не выдержавших испытания на прочность и удалившихся в скит на вольные хлеба СИ доставляют безмерно.  8-)
Именно в части поучения предков, с какой стороны горбушку кусать.  8-)
Это вот тут, пост №604:
Батька Махро и его банда - 6
  http://read.amahrov.ru/smile/rofl.gif

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории - 4