Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Наброски и зарисовки.


Наброски и зарисовки.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Частенько бывают вещицы вида "неформат". Но похвалиться-то - охота!   http://read.amahrov.ru/smile/girl_fun.gif  Вот, хвалюсь...

Эта вещь тоже делалась в рамках игры в "Чепуху". Ключевые слова: "туман", "неизвестность", "цветы".

Он - король. Осень, лихое время, когда солнце падает на землю вместе с листьями и вороны важно расхаживают под деревьями - его королевство. Пусть королевству срок недолог и отмерен, но пока золотой свет идет от земли, он - король. Вихрастый, косматый, нелепый король осени. Нам нравится гулять вдвоем, хотя у меня редко получается выбраться из дому Дела. Зато когда выходит... можно уйти в парк на целый день, можно побродить по набережной, вдыхая чуть металлический запах воды... Почему-то осенью река всегда чуть припахивает кровью. И каждый раз он с гордостью показывает мне свое королевство: красно-коричневый бархат боровика и рыжую наглую задиру, обливающую меня водой и осыпающую бранью с ветки, тяжелую бронзу виноградных листьев и жемчуг волчьих ягод... и неумело вырезанное на влажном дереве скамейки наивное 'Я+ТЫ = Любовь'. А рядом - кривоватое сердечко, похожее на листок сирени, проткнутый жжуткой стрелой из рыбьего позвонка. Я смеюсь. Я смеюсь: зачем мне любовь короля, у которого совсем скоро не будет королевства? Он обижается и уходит, чтобы тут же вернуться - ведь он столько не успел мне показать! Каштаны, гнедым блеском мерцающие в ладонях, красное яблоко, чудом удержавшееся на ветке, кизиловый куст, у которого каждый листик своего цвета... Сокровищ в королевской кладовой не счесть. А вечером... вечером будет бал. И мы откроем его королевским танцем: я, ветер и это нелепое чудо. А потом будут другие танцы и вино, горькое, как дым костра... или это и будет дым? А совсем потом я пойду домой. Потому что у меня работа. Дела. И снова встретиться мы сможем не скоро. Золотой свет приберут до следующего года и пронзительная синева осеннего неба затопит парк, разобранная фракталами веток, запах будущего мороза захрустит на зубах моченым яблоком и я наконец увижу то, что он застенчиво прятал от меня все это время, к чему не пускал, путая между деревьев.. Коричневые ломкие стебли, несколько уцелевших лепестков... Опять не успела. А он... он почти здесь, кажется поверни голову - и увидишь. Только я не стану поворачиваться. Ему и ветру есть о чем поговорить.
       И я ухожу, а в памяти звучит холодный серебряный голос: 'А он так спокойно курит и ждет, ведь он когда-то был королем.' *
       Так будет лучше.
       * Канцлер Ги 'Каину Амберскому'

+2

2

А эта - получилась сама собой)))

Очки. Тяжелые, роговые, цвета запекшейся крови... Только сангина, благородная итальянская сангина и верже... а на остальное хватит карандаша. Простецкого "Школьника", привычным огрызком валяющегося на столе. Без очков нельзя. Без очков вокруг - перламутрово сияющая дымка, где живет неизвестность. Привычная, как в комнате или чужая - там, за окном. Очки ее прячут. В очках старый комод никогда не станет драконом, не заскрипит чешуей об стену. Из него можно спокойно доставать груду вязаной шерсти - и очки покажут: это свитер, ангорка, а не оборотневый мех. И в чашке никогда не будет темного зелья , тягуче пахнущего чужеземным лесом...
       
      В очках не получается хорошо рисовать. Четко, выверено, правильно - пожалуйста. Но не хорошо. Кажется, рисунки просто боятся очков. Прячутся в путанице штрихов, осыпаются резиновой крошкой... они еще застенчивей дракона.
       
      Зато Пуша не боится ничего. Пуша - секретоноситель. Всегда придирчиво обнюхает пальцы - допуск есть? а уж потом идет гладиться. У меня допуск высшей категории - я всех кормлю. Но она все равно проверяет. Ответственная.
      С драконом она дружит: спит на драконьей спине, дерет когтями драконий бок... иногда. Очки ей тоже нравятся. Очки делают для нее солнечных зайчиков.
       
      - Ба, ты хошь иногда двери закладаешь? - звонко-привычно, чтоб слышно везде. Внук. Тошка. - Туто ж элемента сколько шляется, зайдут - и читай отходную!
      - Добро тебе, Тошко, тёть Симу пужать! - а это Фимка. Гудит соборным колоколом, внушает. - Тя папка в мамку не совал, как она нам, малым, сопли утирала.
       
      Чтобы нарисовать его, мне не нужны очки. Он конкретен. Темная, выдубленная кожа, "рояльные" руки и неожиданно светлые, почти прозрачные глаза. Тошка дразнит его чухонцем. Тяжеловатые надбровья, белольняная прядь у виска - здесь нужен уголь. Или чернедь с каплей сиены - и чуть сероватый лист. Штрихи резкие, короткие, почти грубые - как фразы. Онфим медлит в словах - и невероятно, нереально быстр во всем остальном. В драке. В решениях. В жизни.

+2

3

Domini canis Вот это вот, последнее, вполне можно развернуть в рассказ с продолжением или даже в повесть... А первая -  она самодостаточная, там законченно, такая небольшая осенняя сказка.  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

0

4

Cherdak13 написал(а):

Вот это вот, последнее, вполне можно развернуть в рассказ с продолжением или даже в повесть...


Знаю... И знаю - о чём. Только не знаю - как?

+1

5

И опять "Чепуха". Упражнение для пишущих, придуманное Джанни Родари. Задаются три  рандомных слова, на основании которых надо написать миниатюру. Слова должны быть сюжетообразующими, вот. (Ну охота похвастаться, охота!   http://read.amahrov.ru/smile/girl_game.gif  )  И - да, я знаю, что опалы в тундре не растут)))

Слова Снег, течь, милосердный.

На солнце он выжигает глаза не хуже солевого озера - до слез. Стоишь, моргаешь... главное - не тереть лицо, ослепнешь. Ночью - призрачно мерцает, прячет неровности, бросает под ноги тени... спотыкаешься на ровном месте. Всё равно идешь. Прозрачные восьмигранники, которые нельзя согреть в ладони - хорошая цена за солнце и песок. Глаза сами ищут знакомый водянистый отблеск, а ноги привычно отмеряют шаг за шагом. И думаешь о другом - где разбить лагерь, на сколько хватит воды и где перебыть самую жару... самый холод. Сияние нетающих льдинок осталось в прошлом. В недостижимо жарком прошлом. Сейчас ты здесь. И змеиный камушек (твой талисман) уже не кажется таким зеленым, как дома. Холод выпивает его краску, как выпивает тебя. Кровавые камни, за которыми ты идешь в этот раз, стоят много дешевле - но только этот камень может помочь. Когда сердце трепыхается и вздрагивает - только окаменевшая кровь, зажатая в ладони, может его удержать. Как держит тебя зелень твоего офио... Держит среди голубоватого тумана и перламутрово-бледных закатов, искрящейся поземки, стирающей цвет у неба и ночного безумия, когда готовы распахнуться небесные скрепы. Зелень - и жар угольков, ярких, горячих, как камни с цветочными именами, там, в землях, воспоминание о которых перестало греть...
       Есть только белизна. Белизна, по которой тянешь след, черные камни, которые уставший глаз путает с тенями и твои шаги... Вернуться ты уже не сможешь - холод забрал силы, но и остановиться не выходит. Кажется - еще немного, еще несколько шагов - и вот она - яростная, живая краснота. Пусть даже и не принести её домой - но ты дошёл! Но перед тобой - только белизна, разбитая иногда черным - и уже не различить, где лёд, где камень. Холод... медленной, неотвратимой рекой он накатывает, отдаваясь болью в костях и онемевшими пальцами, застывает серебром на меховой груди, выходит из глубины черного камня, к которому ты прижимаешь ладонь... и смотришь, смотришь на неистовство цвета, на черную безумную радугу, полыхающую под твоими пальцами, так что виден только темный абрис... И призрачное тепло сна... принимающее тебя... Холод... добрее...
       
       ...вариант Горного хозяина - тёмный старатель. Основные функции образа сохранены: он наводит на жилу (сюжет 71а), указывает дорогу (сюжеты 40, 43, 65а, 65в) , наказывает хитника (сюжет 36), может быть умилостивлен частью добычи или едой (сюжеты 12, 93с) .
       
       Из материалов 18 ежегодной фольклорной экспедиции ...ского университета.

А сам камень - вот....




+1

6

И опять "Чепуха"))) Кажется, придётся просить тему переименовать.
На этот раз - помимо трёх слов - осень, гореть, пасмурный - в тексте ещё должен присутствовать фокальный персонаж-нечеловек. В оптимуме - животное. Ну... животное у меня не получилось.

ИЗ ЧУЖИХ ГЛАЗ

Очень мёрзнет голова. Первое, что понял, когда очнулся - мне обрезали волосы!!! Что было до этого - почти не помню. Свет, яркий, нестерпимый - и гигантская пустота над головой, полная неистовой огненной ярости не даёт сосредоточиться, затягивает... хочется упасть на колени и кричать, кричать, кричать, раскачиваясь, сжимая голову руками...
       
       От колючей тряпки несет блевотиной и животной прогорклой вонью, но она отсекает проклятый свет и я спешу уткнуться в неё мокрым от слёз лицом. Привыкай. Теперь это то, в чем ты будешь жить... Кулак сжимается, почти пропарывая ногтями кожу - но ТА боль сильнее. Пустая, рвущая изнутри боль - проклятый свет выжег всё. Привыкай... бездарный. Пустышка. Чуть прищелкиваю пальцами, вслушиваясь в стены - я даже здесь передвигаюсь на ощупь, свет не гаснет НИКОГДА. Рука горит, её жжёт и выкручивает изнутри и запах крови... моей крови! смешивается с запахом чужого железа. Почти неразличимо. Холодный яд подчинения, печать покорности, поставленная, пока дух блуждал тёмными тропами... госпожа тенет, ЗА ЧТО???
       Голоса. Чужие, непонятные, взрыкивающие - они отскакивают от стен, дробятся, смазывают картину... я стою неподвижно. Дышу. Сегодня другие - злой резкий запах, плотный, готовый ударить. Но в руках злобы нет. Они равнодушны. Меня толкают в спину - привычно, как бессловесного. Иду. Тело предаёт, следует за чужими руками, шагая, поворачиваясь, наклоняясь... Запах пыли, трав, горячего металла и что-то... сырой известняк, помню, показывали на занятиях - штукатурка? Пустота вверху тянет, высасывает, но я упрямо закидываю голову, чтобы видеть - серое, низкое, почти свод... не выдерживаю, зажмуриваюсь. Слишком светло, слишком. Но я видел! Робкая почти-надежда... Шагаю вперед, спотыкаюсь, меня подхватывают. Медленно поворачиваю голову, пытаясь услышать комнату, но звуки дробятся, их слишком много и тихое прищёлкивание языком практически теряется, сбитое высоким, спокойным, знакомым голосом. Колени подгибаются сами и валюсь на пол, прежде чем успеваю понять - голос просто похож. Из чистого упрямства завершаю поклон привычным всплеском - и застываю в панике. Что-то - ворохнулось? Слушаю, изо всех сил выталкивая из сознания чужие бессмысленные голоса, чужие руки, трогающие голову, холодное прикосновение металла...
       
      -- Bedniy paren, on je sedoy ves? Gde j ego tak?
      -- Potom razberemsya. Myl, davay - da smyvay polychshe? A ne kak v proshluy raz/ Krov na analiz brali?
      -- Da, vchera.
       ...холод металла на запястьях и лодыжках, воздух холодит мокрую голову, металл под спиной, темный силуэт заслоняет от света, что-то касается висков...
      -- Davay datchik, tolko entsefalograf ne razbey, medwed.
       ... СВЕТ!!! Нестерпимый, яростный, выжигающий! Швыряю в него последнее, что осталось, последние капли тьмы... НЕ МОГУУУУУ...
       
       
       Дело N... "Пожар в лаборатории ЭЭГ" (28 единиц хранения) Вложения 15-а, 15-б, 15-в
       27 сентября 1951 года 8 часов 30 минут.
       Исследуемый - мужчина неустановленной расы При пигментации кожи, свойственной негроидной расе, черты лица европеоидные, оволосение головы по европейскому типу, волосы прямые, длинные, наблюдается неописанная форма изменения пигментации человека. В частности при наличии признаков, характерных для глазо-кожного альбинизма, наблюдается меланизм кожи. Радужка ярко-красная. Зрачки резко сужены, глаза постоянно слезятся, выраженная светобоязнь. Возраст - 14-15 лет (возможно, старше
       [часть текста утрачена в результате пожара]
       - неизвестно. Рост - 148 сантиметров, вес - 39 килограмм (наблюдается легкое истощение), температура тела - 37,2 С, телосложение астеническое, с врожденными аномалиями (удлинённые уши, огрублённые ногти на руках, наблюдается умеренный горизонтальный дистальный прикус (см.приложение)). [часть текста размыта и не поддаётся прочтению]
       Исследуемый иммобилизован, поведение внешне спокойное, ЧСС увеличена до 85 уд/мин, АД 180/90, дыхание поверхностное, учащённое. Частота дыхания - 23 дыхательных движения/мин. Мышечный тонус повышен, зрачки резко сужены, глаза постоянно слезятся. Отмечены резкие подергивания ушных раковин. Наложение датчиков перенес спокойно. При... [дальнейший текст утрачен]


Хочу поблагодарить коллегу DAA, за перевод с бредового на научный (без его помощи текст получился бы идиотским вполне))) и хорошего человека Александру Христову за логику и оппонирование.

Отредактировано Domini canis (16-11-2013 20:15:25)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Наброски и зарисовки.