Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Стрелок "Чёрной Скалы"


Стрелок "Чёрной Скалы"

Сообщений 1 страница 10 из 447

1

Версия 2.0. Теперь и в общем доступе.

"Пираты Чёрной Лагуны", Far Cry 3, Неудержимые, Пираты Карибского моря, Тайный город, Игра престолов, Хигураши и другие книги, аниме, игры и фильмы представляют мир пиратов и наёмников XXI века. Здесь есть место наркомафии, серийным убийцам, террористам, шпионам, древним мифам и городским легендам.

http://s4.uploads.ru/IhFZQ.jpg

+2

2

1.

- Понедельник - день тяжёлый, - изрёк Майкл, прикладывая ко лбу жестяную банку из-под пива. - И он вообще-то только завтра. Парни, какого чёрта нас всех дёрнули в выходной?
- Пожалуйся в профсоюз, - флегматично произнёс Нильс, разгадывая кроссворд в газете.
- Шутник какой. Я прямо закатываюсь от смеха.
- Если нас собрали здесь, то дело определённо серьёзное, - заметил я, обмахиваясь журналом. - Вы же знаете Локхарта - по пустякам он никого дёргать не будет.
- Тиран он, - пожаловался Майкл. - Знали бы вы какую красотку я вчера подцепил... И вместо того, чтобы веселиться с ней, торчу в вашей мерзкой компании. Твари.
- Вонючие, - подсказал я.
- Вонючие!
Жара сегодня выдалась та ещё. И старый вентилятор под потолком нашего "зала собраний", также прозываемого Овальным кабинетом за особенности конструкции, не особо спасал от властвующей над летним Техасом жары. А на нормальный кондиционер у нас как всегда нет денег...
Хотя, насчёт денег-то у нас обычно всё нормально... У нас мозгов не хватает. Вот куда можно спустить плату за очередной контракт? На выпивку и девок, однозначно. А вот скинуться и купить в штаб-квартиру кондиционер нам, похоже, религия не позволяет... Но не буду же я только за свой счёт эту штуку покупать, верно? Я же не Рокфеллер и не мать Тереза, чтобы так безнаказанно добро творить... И так на всём экономлю. И если на девках особо экономить не получается (столько на них потратишь и столько всего подаришь, что потом даже расставаться жадность берёт...), то вот на выпивке это можно было делать сколько угодно.
На меня из-за этого, кстати, все косо смотрят - наркоманом считают. Ну, по девкам ещё шляюсь - это ладно, но чтобы не пить? Пара банок пива? Нет, не считается. Пить - это значит глушить виски бутылками. А иначе - подозрительно. Я бы даже сказал, что до подозрительного подозрительно...
Ну и пусть считают, что я нюхаю или курю дурь вместо выпивки, чёрт с ними со всеми. Какого дьявола я им должен рассказывать, почему не хочу напиваться? Не спорю, в психушке было куда спокойнее и приятнее, чем в этом вонючем Багдаде, но возвращаться в неё меня как-то не особо тянет...
Странно, да? Я вот тоже сам с себя удивляюсь...
- Смотрю, все негодяи уже в сборе?
Появившийся в дверях Овального кабинета Локхарт широко ухмыльнулся, подперев плечом косяк.
- А вас тут, между прочим, кое-кто нехорошими словами поминал, - моментально наябедничал Майкл, обводя нас всех выразительным взглядом.
- И кто это, интересно мне знать?
- Я! Кто же ещё-то? Командор, это безобразие! У меня законный выходной!
- Кто за то, чтобы послать коротышку в задницу? - поинтересовался Локхарт.
Все присутствующие в комнате молча подняли руки.
- Предатели, - обиженно надулся Майкл. - Ненавижу.
- Расслабься, коротышка, - Командор подошёл к холодильнику, открыл его, достал банку холодного пива и кинул её Майклу. - С похмелья, что ли?
- Угу...
- Босс, может перейдём к делу? - вежливо кашлянул я.
- Да ради Бога!.. В общем так, парни. Наклёвывается контракт.
Особого оживления эта новость не вызвала. Даже у самых жадных членов нашей команды, которые от лишних денег никогда и ни за что не отказывались. А причина была в том, что мы всего пять дней, как пришли из весьма и весьма непростого рейса, и меньше всего сейчас хотели опять куда-то плестись.
- Это должен быть очень клёвый контракт, чтобы мы им занялись, ага, - ухмыльнулся Бенни, поглаживаю свою лысую чёрную башку. - Меньше пяти кусков на брата не покатит, ага.
Разумеется, наш самый алчный в команде негр преувеличивал - столько нам не удавалось отхватить уже больше года. И вряд ли удастся в обозримом будущем - команда у нас не самая большая и крутая, и на крупные контракты мы подрядиться просто не в силах.
- А десять кусков? - хохотнул Локхарт. - Как насчёт десяти кусков на брата, парни?
Майкл присвистнул; Родригезы переглянулись между собой, и в глазах братьев зажёгся алчный огонёк. Тэд, Джеймс, Бенни, Алекс, Ронни и Фред тоже не остались равнодушными к озвученной сумме. Да чего там греха таить, даже я непроизвольно поплыл...
Десять тысяч талеров... Внушительная сумма. Мне за дом осталось погасить всего восемь с половиной тысяч, а тут аж десять...
И только наш невозмутимый скандинав остался верен себе и не выказал особых эмоций.
- За такие деньги нам придётся, как минимум, наведаться в Калифорнию и побрить Саймона Феникса налысо, - скептически нахмурился Нильс. - Или угнать у янки крейсер.
Конечно, идея побрить налысо самого известного главаря анархистов всего западного побережья стоила куда дороже десяти тысяч талеров на человека. Но здравое зерно в словах Нильса всё же было - самый наш лучший контракт включал как раз пять кусков на брата, но после той бойни с ямайцами частная военная компания "Изоляция" потеряла половину своего состава. И с тех пор мы так и не можем оправиться от удара.
- Всё гораздо проще, парни, - начал объяснять Командор. - Однако дело и не совсем уж простое даже на первый взгляд, так что ничего подозрительного. Согласитесь, если бы нам обещали кучу денег за какую-то ерунду, то нужно было бы насторожиться, верно? Но сейчас случай иной...
Локхарт подошёл к висящей на стене карте. На ней была изображены кусочек Америки Северной, кусочек Америки Южной, но в основном - Центральная Америка. Огромный архипелаг из сотен и тысяч островов - от совершенно крошечных, до мало уступающих по размерам средней европейской стране.
- Карибы, - произнёс наш командир. - Нам придётся отправиться в самое сердце Карибов.
Почти все, за исключением лишь братьев Родригез, поморщились.
Всё-таки Карибы - это не наш профиль, особенно центр. Слишком дикая территория по абсолютным любым меркам. Юго-Восточная Азия и Африка просто курорты по сравнению с тем бардаком, что творится сейчас совсем поблизости от нас. Нет, здесь и раньше не радужно было, но когда США распались, так и вовсе порядок наводить стало некому.
Да, пускай наш Техас и не самое спокойное место в Разъединённых Штатах Америки, но на фоне Дикого Юга мы смотримся настоящей резервацией спокойствия времён старых США. Ну, что у нас тут, в конце концов неприятного? Да, криминальная война всех против всех. И заодно полдюжины активных пограничных конфликтов или же, если прямо - небольших войн с соседями.
Зато у нас даже появление пары катеров с пиратами - уже тот ещё форс-мажор. А у бошей  на прошлой неделе, как я слышал, около Панамы фрегат утопили.
Противокорабельной ракетой.
Чувствуете разницу? Я - очень даже.
Сейчас Карибы - это сборище самых отъявленных подонков со всего света...
И это говорит член частной военной компании, то есть наёмник и тоже подонок не из последних? Точно так. И от этого мои слова только весомее. Я тоже, конечно, как бы не очень подхожу под образец христианской благодетели... Однако у нас бизнес всё же более-менее законен. Охрана, охрана и ещё раз охрана грузов и людей, плюс иногда тренировки других охранников. Ну, изредка ещё небольшие спецоперации
А также отмывание денег, мелкая контрабанда и торговля оружием. Чем мы в этом плане хуже той же Народной Армии Техаса? Им, значит, можно, потому как они под крылышком правительства, а нам нельзя...
Но Карибы... Особо глубоко мы никогда на Юг не лезли, но и на фронтире тоже было мало приятного.
- Командор, мне это не нравится, - нахмурившись, произнёс я. - Для нас там будет слишком жарко.
- Да тебе постоянно всё не нравится, - хмыкнул Локхарт. - Ты же наш штатный параноик.
- Угу. Мне напомнить, сколько раз моя паранойя не давала нам строевым шагом промаршировать прямо в глубокую и вонючую задницу?
- Ты ещё даже сути контракта не услышал.
- В таком случае, внимательно слушаю вас, Командор.
Вообще, за такие пререкания в армии я бы уже давно получил по шее, но я-то, слава Богу, как не "Джи-Ай"  и никогда им не был, а вполне себе вольный стрелок. И армейского дебилизма мне уже вполне хватит. В конце концов, это не армия и если тебе что-то не нравится в компании, то всегда можно уйти из неё и перейти в другую. Меня-то куда угодно возьмут, хотя и с понижением в сетке. Так что держусь я в "Изоляции" исключительно из-за своей лени и нежелания лишний раз разводить суету...
- У кого что в школе было по истории? - осведомился Локхарт.
- Школа? - белозубо оскалился Бенни. - Не, не слышал.
- Ладно, шутки в сторону, парни, - посерьёзнел Командор. - Но от небольшого экскурса в прошлое всё же не удержусь...
Итак, год 1945 от Рождества Христова. Русские давят бошей как блох, мы смотрим за этим шоу и жуём поп-корн. А боши, чуя чем скоро всё закончится, начинают драпать из своего Бошланда, будто крысы с тонущего корабля. Но в Атлантике тогда ещё властвовал наш доблестный флот (светлая ему память!) и так просто мимо патрулей им было не прошмыгнуть. Какой-нибудь транспорт или крейсер топили на раз, даже особо не разбирая, что он там везёт - золото или раненных. Война, мать её так.
А вот субмарины сквозь заслоны проникали более-менее свободно. Куда драпали боши? Либо к своим узкоглазым друзьям из Японии, либо в Южную Америку. Там им тогда были, ой как рады... И лишь собственная слабость помешала им подложить нам большую свинью в виде Карибского фронта, вдобавок к Тихоокеанскому.
И естественно субмарины вывозили из Германии не только каких-нибудь важных  шишек, но и изрядное количество разного добра. Всё-таки перед тем, как отхватить горячих от русских, боши разграбили всю Европу. Так что денег, золота и прочих ценностей большой стоимости накопили изрядно. А когда бошам прищемили яйца, то они начали вывозить и ценности в том числе.  И в Южную Америку тоже.
А недавно одно гидрографическое корыто мимоходом натолкнулось на затонувшую немецкую субмарину невдалеке от архипелага Исла Нублар. Причём, судя по всему, это была U-2571, о грузе которой ходило немало легенд...
- И мы должны достать её груз, - прозорливо заметил Нильс.
- В точку, мой скандинавский друг! - ухмыльнулся Локхарт. - Контракт, как и большая часть информации, пришёл от каких-то бошей. Называют они себя "Четвёртый Рейх" или что-то в этом роде. Ну, очередные недобитые наци, в общем... В общем, это неважно! А важно то, что нам нужно просто смотаться туда, нырнуть за ценностями и передать их заказчику, после чего мы свободны и богаты.
- Если боши готовы отвалить за эту хрень полторы сотни кусков, то, может, она нам больше сгодится? - облизнулся Бенни.
- Не в наших правилах, - покачал головой Локхарт. - За сто пятьдесят тысяч ссориться с выгодным клиентом - не вариант. Думаете, мало на Карибах затонувших консервных банок немецкого производства? Однако я первым нащупал эту жилу, так что буду разрабатывать её до конца.
- Всё равно мне это не нравится, - буркнул я.
- И вообще, тебе всё не нравится, - оскалился в улыбке Командор. - Как обычно.
- Угу.
- Но ты в деле?
- Угу.
Я вздохнул.
Десять тысяч... Чёрт, слишком заманчиво! Мы столько обычно за полгода зарабатываем, а тут делов на недельку максимум. И контракт не такой уж и сложный, на первый взгляд... Да, погружение под воду и обыск затонувшей субмарины - дело нерядовое и требующее хорошей сноровки... Однако, охраной торговцев я пока что сыт по горло. Да - это не особо пыльное и опасное занятие, но уж очень муторное и не слишком прибыльное.
- Но что это за груз-то можно поинтересоваться? - спросил Нильс, который тоже отнсся к предложенному контракту несколько скептически.
- Можно, - благодушно кивнул Локхарт. - Интересуйся. И я тебе даже, наверное, отвечу... В общем, что вы слышали о "Регенте"?

+15

3

2.

Шум винтов размеренно плывущего в воздухе "альбатроса" убаюкивал и нашёптывал провалиться в глубокий сон без сновидений. Большая часть команды этому нашёптыванию как раз не особо и сопротивлялась, погрузившись в дрёму, пока мы летели до пункта назначения.
Как и большинство подобных нам команд в Техасе мы использовали для перемещений гидросамолёт. В условиях сотен островов и гораздо меньшего числа даже плохоньких грунтовых аэродромов  - самое то. В конце концов, портов на Карибах огромное количество, и почти везде не составит труда припарковать даже большую летающую лодку. Да, спору нет, "альбатрос" - машина старая, наш вот, например, сделали полвека назад, но до сих пор порхает как молодой. Зато благодаря ему скорость и мобильность у нашей команды на высоте.
Я сидел на жёсткой скамье, идущей вдоль борта, сжимая рукой ствол торчащего из специального зажима ХК-417, и рассеяно скользил по лицам моих товарищей.
Джеймс Локхарт, он же Командор. Как всегда в своём чёрном берете и с аккуратной испанской бородкой. Кстати, на испанца он очень даже похож. Не на придурковатых латиносов, а именно на какого-нибудь испанского дона. Наш бессменный командир вот уже больше трёх лет. "Морской котик" в отставке, хороший стрелок и порядочная сволочь, что в нашем деле ценится крайне высоко. Ему уже скоро полтинник стукнет, а всё неугомонный, паразит. И когда я пару раз порывался набить ему морду за кое-какие... недопонимания, скажем так, то сталкивались мы с ним почти на равных. Хоть я  и почти вдвое моложе его, но против настоящего спецназа всё-таки не тяну... Доверяю ли я своему командиру? Если честно - нет. Я и так мало кому доверяю, но здесь случай особый. Командор - неплохой парень, хотя и вредный, но почему-то мне всегда чудилась в нём какая-то гнильца... Хотя, может, я просто стал излишне мнительным.
Нильс Йохансон. Человек-гора родом откуда-то из Скандинавии. Один из первых членов "Изоляции". Спокоен просто до безобразия. Причём, всегда. Ни разу за все эти годы не видел, чтобы он орал или срывался. За глаза мы его зовём "Флегма", но в глаза такое сказать дураков нет. Уж на что Бенни и Родригезы - отмороженные идиоты, но это выше даже их куцых мозгов.
Не все знали, что у него есть жена и дочь - о своих жизнях мы старались не распространяться. Но я знал. Уж так вышло, но не считая Командора, Нильс в команде был самым образованным. Локхарт Гарвардов не заканчивал, но знает столько всего, что просто диву даёшься. А вот у скандинава полноценное высшее образование, полученное где-то в Европе. Самый прикол в том, что диплом у него энтомолога. То есть специалиста по отлову бабочек и жуков. Ей-ей, не вру. Был у него как-то дома, так личный кабинет у Нильса весь обставлен засушенными жучками и паучками. Вот такое вот хобби у человека.
Всё-таки иногда хочется поговорить с человеком, у которого за плечами есть что-то большее, чем законченная начальная школа или незаконченная средняя... Я вот, например, школу-то закончил, а из университета с факультета журналистики вылетел за милую душу... О чём, в  принципе, не особо и жалею. Но кое-какие знания в голове остались. А по меркам что наёмников так и вовсе - почти эрудит...
Майкл Браун. Коротышка. Наша штатная мартышка-вредина. Зануда, но только занудам и положено возиться со взрывчаткой. Бомбу может собрать хоть из коровьей лепёшки и сахарной пудры. А что и на него бывает управа свидетельствуют мизинец и безымянный на левой руке, более всего примечательные своим отсутствием.
Бенни. Кто он такой, откуда и как его зовут полностью не знал даже я, хотя собирать информацию обо всём - это моё второе хобби... После стрельбы. До чёртиков жадный и пронырливый негр, которому только дай повод, и он тебя с удовольствием кинет. За ломаный талер родную чёрную маму удавит... Если у этой морды вообще когда-то была мама. А то у меня всегда складывалось ощущение, что такие головорезы растут в каком-нибудь Гарлеме просто из земли. Однако в самой разной технике разбирается просто отлично. Может починить и машину, и самолёт. Так что руки может у него и не из того места растут, откуда надо бы,  но они определённо золотые.
Родригезы. Диего и Хосе. Отморозки-латиносы. Нет, в принципе, они нормальные парни... Если только нормальным парням положено таскать на себе десяток ножей. Нет, я всё понимаю, нож - штука хорошая и уметь с ним обращаться никогда не помешает. Но эти пуэрториканцы на них просто помешаны. Полдюжины метательных ножей, пара складных и, разумеется, по здоровенному тесаку-боуи на поясе. Да, при себе у Родригезов есть и старые-добрые МП-5, но неизвестно чем они народа они покрошили больше - пулями или ножами. Сейчас их, кстати, не было - в настоящий момент они вели самолёт. Кроме Локхарта они были единственными, кто умел водить "альбатрос".
Всех этих придурков я знал отлично со всеми их достоинствами и недостатками. Они были первыми, кого Локхарт завербовал в свою команду после отставки из армии... Хотя, слово отставка - не вполне корректное. Армии США просто не стало и каждый пытался поймать рыбку в мутной воде. Генералам и адмиралам повезло - при них были дивизии и эскадры, с помощью которых почти все они смогли найти себе тёплые места. Кто был в Штатах - сейчас президентствует в какой-нибудь Алабаме. Или, как стало модно в последнее время - объявляет себя королём. Кто был далеко - в Европе или Азии, часто переходили на чужую службу, где было посытнее. И только тот, кто не захотел иди просто не сумел поймать рыбку в мутной воде остался в армии, быстро ставшей из республиканской федеральной. С маленькой зарплатой и весьма сомнительными перспективами на будущее.
У Командора не было серьёзного стартового капитала, а в силу то ли глупости, то ли врождённого упрямства он не стал присоединяться к большим стаям. В этом ему, конечно, не повезло. Однако благодаря этому повезло нам... Ну, пусть даже мне. И сейчас я не вкалываю где-нибудь в трудовом лагере под Хьюстоном, а веду вполне себе сытую жизнь современного наёмника.
Но таких как я, Нильс, Родригезы или Бенни уже почти и нет. За три года мисс Фортуна нередко поворачивалась к нам не только лицом, но и иными частями тела. Бизнес, господа, бизнес, а в нём можно и прогореть. Остальная половина отряда как раз из тех, кто пришёл на смену невезучим. Что я мог сказать о том же Тэде, допустим? Да не так уж и много, в  принципе. В меру спокойный, в меру весёлый, в меру злой. Здоровый как бык, но как бык себя не ведёт. Не курит, но обожает жевательный табак. Как эту пакость можно жевать - ума не представляю... В армии не служил - ни в старой, ни в какой-либо из новых, но военный опыт имеется. Вроде как в милиции состоял... Не армия, но тоже вполне себе вооружённое ополчение. По крайней мере, наша техасская армия как раз из милиции и выросла.
И такие все. Обычные техасские парни, каких сейчас тысячи и тысяч. Негры, белые, латиносы - на это сейчас особо не смотрят, Заваруха всё и всех перемешала. А вот кто из них кто на самом деле – я даже и не знаю. Для этого надо пройти вместе не один десяток миль маршем по пустыне или джунглям, или побывать в хорошенькой заварушке. Но вот их как раз, к сожалению (или всё-таки к счастью?), в последнее время и не было.
А вот относительно нашего нового контракта терзают меня смутные сомнения... Вроде бы дело хоть и не особо простое, но прибыльное. Однако червячок неуверенности всё грызёт и грызёт меня изнутри... Впрочем, в этом весь я. Паранойя, паранойя и ещё раз паранойя.
Но ведь если у меня она есть, то это совсем не означает, что за мной никто не следит, верно?
Я полез в нагрудный карман жилета и достал сложенную в несколько раз брошюрку, которую дал мне Командор. Хотя, брошюра - это громко сказано. Несколько мутноватых листков, растиражированных на дешёвом копире и скреплённые степлером. Их Локхарт раздал каждому - чтобы знали, за чем идём.
На дрянной чёрно-белой фотографии был изображён крупный четырёхугольный камень. Бриллиант, если уж быть точным. Бриллиант "Регент", если уж быть совершенно точным.
«Регент» или же «Питт» - один из самых известных исторических брюликов. Масса - почти сто сорок карат. Найден в копях Голконды в Индии в 1700 году рабом-индусом, который разрезал себе бедро и спрятал камень в ране под повязкой. Английский матрос обещал рабу свободу за алмаз, но заманив его на судно, отнял камень и убил.
Деловой подход, нечего сказать. Абсолютно в духе британских джентльменов.
Алмаз этот матрос продал за тысячу фунтов стерлингов английскому губернатору форта Святого Георга Томасу Питту, чьим именем камень назывался до 1717 года, пока герцог Орлеанский - регент Франции, не купил камень для Людовика XV за три с лишним миллиона франков.
В 1792 году во время местного варианта Заварухи, королевский  дворец во Франции со вкусом пограбили, и в числе прочего стырили этот мегабрюлик. Но затем одумались, нашли и вернули в казну французской уже Республики. Потом «Регента» заложили богатому русскому купцу Трескову, а выкупил его некто генерал Бонапарт (более известный в мире, как Наполеон №1), приказавший вправить бриллиант в эфес своей шпаги. Его вдова - Мария-Луиза Австрийская вывезла камень из Франции, но потом королевский род Габсбургов вернул камешек Наполеону №3, который велел вправить его в диадему своей супруги Евгении. В 1886 году при распродаже сокровищ французской короны «Регент» был выкуплен за шесть миллионов франков для музея Лувра, где и лежал себе спокойненько...
Пока в 1940 году взявшие Париж немцы не наведались с экскурсией в один из самых известных музеев мира. И настолько им там всё понравилось, что большую часть картин, драгоценностей и прочих бесхозных вещей большой ценности они утащили с собой в Германию. С тех пор "Регент" официально числится пропавшим.
И вот сейчас его местонахождение наконец-то установлено... Да, спору нет - вещь зачётная и крайне ценная... Но и загнать такую самим - большая морока. Даже не просто большая - огромная! Если десяток наёмников засветятся с таким брюликом - проблем мы не оберёмся. Так что лучше действительно не рисковать и не пытаться присвоить "Регента" себе...
Я сложил листы и убрал их обратно в карман, а затем прикрыл глаза и решил немного подремать.
Ситуация, конечно, мутноватая, но, как говорится, будем посмотреть...

+12

4

3.

Вместо стола у нас был деревянный ящик, который мы поставили в проходе и собрались кружком вокруг разложенных на нём карт.
- U-2571 – представительница так называемой XXI серии немецких субмарин. Самое продвинутое, что они создали в этом плане в те времена, - Локхарт объяснял, тыкая в различные места на чертеже подводной лодки. – Лежит она не очень глубоко – футов сто от силы. Так что никакого специального снаряжения или оборудования нам не понадобится – хватит и обычных аквалангов.
И правда, с собой ничего такого мы не брали – только технику, которую свободно может купить любой гражданский, чтобы всласть поплавать под водой.
- Итак, глубина около ста футов. Расстояние от берега – меньше мили. Морской мили, разумеется, а не сухопутной. Лежит наша красавица на правом боку, слегка зарывшись носом в песок. Расчёты показывают, что затоплен только носовой отсек, так что проникнуть внутрь особого труда не составит.
- Будем взрывать? – деловито осведомился Майкл.
- Я тебе взорву! – шутя погрозил ему Командор. – Нет, для начала попробуйте проникните через торпедные аппараты. Там калибр – двадцать один дюйм, так что пролезут все… ну, кроме Нильса.
- Значит, я туда и не пойду, - спокойно заметил скандинав. – Уж как-нибудь я это горе переживу.
- Пойдут Морган, Джеймс, Фред и Майкл. Да, да, Майкл, и ты тоже. Возьмёшь с собой взрывчатку… На всякий случай.
- Это я всегда с радостью, - хохотнул Браун.
- Шкатулка с камушком должна быть, скорее всего, в шестом отсеке в капитанской каюте… Да, и вот ещё что! Не вздумайте снять на лодке кислородные маски и попробовать подышать тамошним воздухом. Сдохнете сразу же. За семьдесят лет там атмосфера почище газовой камеры будет. Смекаете, парни?
- Просто сплавать, нырнуть, достать приз и получить за это деньги, - задумчиво произнёс я. – Не слишком ли просто?
- Нет, Морган, отнюдь не просто, - ухмыльнулся Локхарт. – Теперь слушайте новости плохие и очень плохие. Плохая новость – прямо около места гибели субмарины не сесть – слишком много рифов. Собственно, поэтому этот подводный гроб и потонул – напоролся на шальную скалу, и всё, капут. Так что придётся тащить всё на себе несколько миль по джунглям. И новость очень плохая: этот южный остров в архипелаге Исла Нублар – логово небольшой пиратской шайки.
- Как же те гидрографы тогда смогли собрать столько информации? – поинтересовался я.
- Им просто повезло. В тот момент большая часть этих доморощенных флибустьеров как раз вышли в море поживиться чем-нибудь вкусненьким. Зато когда пираты вернулись, лягушатникам пришлось живо уносить ноги оттуда.
- Договориться с ними – никак? – спросил Нильс.
- Дружище, там от силы три десятка рыл. Нам их легче перебить, чем разговоры разговаривать.
- Перебить – это нормальный ход, - кивнул я. – Меньше свидетелей – меньше ненужных вопросов и мороки. Что за пираты?
- Ничего особенного, - поморщился Локхарт. – До Омара или Кохрейна им как до Нью-Йорка ползком. Разнокалиберный карибский сброд – то ли кубинцы, то ли колумбийцы. Чёрт их знает, в общем. Три десятка человек, полдюжины быстроходных катеров, лёгкое вооружение. Зайдём к ним с тыла по суше и сыграем рок-н-ролл.
- Лишняя трата боеприпасов, - моментально превратился в зануду Нильс. – Гранаты опять же придётся тратить, а сейчас на рынке за РПГ дерут втридорога…
- Скандинав, не ной. Возместим затраты трофеями, да и на той же U-2571 не один только бриллиант везли, верно? На ордена опять же посматривайте – за Железные кресты сейчас дают вполне нормальную цену. Сотня-другая талеров нам не помешают.
- Условия? – жадно сверкнул глазами Бенни.
- Как обычно: половина - вам, четверть - мне, четверть - в общую кассу.
- А вот у Кормака командиру и в кассу отстёгивают только по десятой доле… - многозначительно произнёс негр.
- Ну, и шёл бы тогда к Кормаку, чего тут сидишь? – иронично сказал Локхарт.
- А у него же никто дольше трёх месяцев обычно не задерживается, - хохотнул худой лохматый парень со снайперкой – Фред. – Условия у «Лосей» - просто отстой. У меня там знакомый одно время лямку тянул.
- А кто такие Омар и Кохрейн? – простодушно поинтересовался Джеймс. Из всех нас он был самым новичком – и трёх месяцев ещё не прослужил в «Изоляции».
- Во ты деревня! – даже восхитился Ронни. – Ты откуда такой выполз-то?
- Из Берлина.
- Врёшь.
- Не вру!
- Не врёт, - ухмыльнулся Фред. – И правда есть такой городишко под Сан-Антонио – бывал как-то проездом. Дыра дырой, если по-честному.
- Омар Абдель Муса и Ричард Кохрейн – главы двух самых крупных пиратских банд на Карибах, - объяснил Командор. – Стыдно такого не знать, дружок. Русские и боши за их головы дают по миллиону талеров, если что.
- Вот русские с бошами пускай за ними и гоняются, - проворчал Фред. – Я тогда с Береговой охраной ходил в облаву на Омара – из двух десятков кораблей вернулось меньше половины.
- Двадцать первый век, - флегматично произнёс Нильс. – Со спутников газеты читают, а два самых настоящих флота найти не могут.
- Значит, не очень-то и хотят найти, видать, - хмыкнул я. – Ладно, к дьяволу морскому этих пиратов, у меня вот ещё какой вопрос наметился…

+12

5

4.

Высадились мы под покровом ночи с юго-восточной стороны острова. Спустили две надувные лодки и на них выгрузились на берег, после чего Хосе увёл «альбатрос» к соседнему необитаемому острову, чтобы не привлекать лишнее внимание.
После этого, спрятав лодки в прибрежных кустах, мы двинулись сквозь джунгли на север.
Признаться, никогда не понимал ненависти многих к джунглям. Я-то как раз плохо переносил холод, а не жару. Да, мокро и сыро, а духота и влажность душат со страшной силой, но зато не холодно. Мелочь? Да нет, совсем не мелочь.
Знаете, что такое – настоящая русская зима? Холодно, много снега и ветер. И при этом ты должен что-то делать – тащить аккумуляторы, разворачивать шланги и ещё что-нибудь. А уж жизнь в палатке – удовольствие вообще из последних. В джунглях или просто тропиках – тебе всего лишь сыро и мерзко. А тут сразу сыро, мерзко, но ещё добавок есть и этот проклятый холод, который пробирается до самой глубины костей и остаётся там надолго.
Так что джунгли мне даже нравились – в них я чувствовал себя частью природы. Почти что летний лес средней полосы, но только лучше. Какая-никакая, а дополнительная защита к тому же. Если знать как, то здесь можно и спрятаться, и найти спрятанное. Не то что эти ваши горы и пустыни…
Шли мы медленно, нагрузившись по полной, даже с учётом того, что Ронни остался на одной из лодок вместе с четырьмя комплектами водолазного снаряжения, которое мы на себе всё-таки не потащили. Однако боеприпасов и оружия с собой взяли преизрядно.
У меня, например, была ХК-417 – солидная машинка тридцатого калибра. Штурмовая модель со стволом в двенадцать дюймов. Многие очень уважают «калашниковы» такого же калибра, причём, желательно настоящие русские, а не дешёвые китайские или восточноевропейские поделки. А вот мне они категорически не нравятся – неудобные. И конструкция так себе – да, очень надёжная, но из-за болтающейся крышки ствольной коробки никакой нормальный прицел не поставить. А с открытого стрелять я уже как-то отвык… Хвалят новые, «2012-е», но где их найдёшь? Они в России-то ещё редкость, а нам так и вообще традиционно всякое барахло стараются сбагрить…
А вот «Хеклер-Кох» - машинка надёжная. Но тяжеловатая. И ещё тяжелее для неё патроны – таких же, но .233 калибра по весу можно в полтора раз больше взять, но в джунглях мелочью лучше не пользоваться. Есть у мелкого калибра паршивая привычка рикошетить даже от кустов…
Так что на мне сейчас четыре спаренных магазина и ещё три сотни патронов трёхсотого калибра россыпью в сумке, что подвешена аккурат над задницей. Плюс два Мk.23  с запасными магазинами на поясе. Две реактивные гранаты за спиной. Десяток гранат обычных. «Клеймора» . Три килограмма С4 . Пара ножей. Аптечка. Фляга. Бронежилет опять же. Хоть и лёгкий, но увесистый. Небольшой, но мощный бинокль. Рация с гарнитурой.
Суммарно – где-то килограмм сорок  на мне всякой снаряги. И с таким раскладом нам нужно около пяти километров по джунглям пройти. Какая-нибудь офисная крыса сразу бы подохла, а мы – ничего, идём потихоньку… Нильс вообще тащит вместо винтовки пулемёт и даже не пыхтит. Причём, не лёгкий М249 , а полноценный М240 . Но этому человеку-горе и такое нипочём – надо будет, он и крупнокалиберный на себе потащит без проблем… Вон, кроме двух коробок на поясе и одной пристёгнутой к пулемёту ещё и лентой обмотался, как законченный повстанец…
Скажете что-то многовато патронов взяли? А их много не бывает. Бывает либо просто мало, либо мало, но больше уже просто не унести.
Хорошо сказано. Не помню, правда, от кого я это слышал, но явно не от дурака, а от человека понимающего…
- Привал, - пронеслась по нашей цепочке, пробирающейся через джунгли, команда Локхарта.
Разместились на небольшой полянке, тем не менее, стараясь особо не расслабляться и лишнего шума не производить. А тем временем Диего отправился на разведку...
Конечно, не дело это посылать одного из двух наших пилотов вперёд, но тут уже ничего не попишешь – пуэрториканцы в деле как бы куда подкрасться и как бы кого тихонько убить были лучшими.
Вернулся Диего спустя примерно час, когда солнце уже миновало зенит.
- Тридцать пять рыл, - начал он свой отрывистый доклад. – Ну, примерно. Лёгкое стрелковое – старые «калашниковы» и «фалы». Пара снайперов, полдюжины обезьян с гранатомётами. РПГ-7, естественно. Семь лёгких катеров с крупнокалиберными, но две посудины явно не на ходу – ржавеют, вытащенные на берег. Видел следы от попаданий – большие пули или маленькие снаряды. Видать, кто-то прищемил яйца нашим пиратам, причём, совсем недавно. Лагерь укреплён… Паршиво укреплён. Три вышки, но с восточной стороны есть сектор, который они не перекрывают. Склад горючки и ящики с боеприпасами рядом – даже у меня руки зачесались их рвануть.
- Сами пираты?
- По виду латиносы, чёрных почти и нет.
- Выпивка?
- Не видел. Но постоянно что-то жуют – наверняка коку. В общем, сидят они там вот так…
Диего схематично накидал расположение позиций противника на протянутом листике, вырванном из блокнота.
- Отлично, - неприятно усмехнулся Локхарт, внимательно рассмотрев карту. – Медлить не будем – к ночи эти недонаркоманы как раз более-менее оклемаются, так что бить их будем днём по жаре. Теперь пошли конкретно. Фред – на тебе как всегда огневое прикрытие. Бьёшь пиратов по пиратскому же правилу – в первую очередь канониров и командиров, но прежде всего убираешь стрелков на вышках. Морган – накрываешь из РПГ склады с горючкой и оружием. Нильс – причёсываешь из пулемёта любое мало-мальски большое или опасное сборище. Пираты должны чётко уяснить – больше трёх в одном месте не собираться. Остальные – со мной. Рассредоточиваемся по фронту и бьём всё, что шевелится. Всем всё ясно? Тогда готовимся и выдвигаемся.

+12

6

5.

Спустя полчаса мы уже лежали в зарослях вокруг пиратской недобазы, размечая для себя цели и готовясь к атаке. Большую часть лишнего снаряжения оставили во временном лагере, взяв с собой лишь необходимое для боя.
Я привстал в высоких кустах на одно колено, отложив в сторону винтовку и взяв в руки РПГ-22. Русская реактивная граната, старенькая, но зато относительно лёгкая, дешёвая и универсальная. Сейчас такие достать несложно – Новый свет активно скупает даже устаревшее вооружение. Чтобы воевать с противником, у которого такое же оружие, ничего супернавороченного и не нужно.
Раздвинул тубус, одновременно при этом открыв защитные заглушки по краям, поднимая прицельный механизм и взводя гранату. Вскинул трубу на плечо, поймал в прямоугольнике рамочного прицела скопище бочек и деревянных ящиков под лёгким деревянным навесом…
- Начали, - прозвучала одна-единственная команда в наушнике.
Вжал спусковую клавишу, и тотчас же по ушам ударил резкий грохот. Задний конец тубуса выплюнул поток раскалённых газов, примявших кусты на протяжении нескольких метров, а в воздухе промелькнула тень летящей реактивной гранаты.
Взрыв!
Сначала сдетонировала боеголовка, а затем уже рванули и ящики с боеприпасами и бочки с горючим. Одновременно с этим часовой на ближайшей вышке резко дёрнулся и свалился вниз в ворохе алых брызг.
Я отбросил пустой дымящийся тубус в сторону, взял в руки винтовку и начал бить короткими очередями.
В пиратском лагере моментально воцарился хаос.
Сначала взорвался склад оружия и топлива, потом один за другим погибли дозорные, а затем длинная пулемётная очередь прошила насквозь лёгкое бунгало, где было не меньше дюжины врагов. И всё это в течение считанных секунд - есть от чего запаниковать.
«Изоляция» била короткими очередями, постоянно меняя позиции, и складывалось такое ощущение, что лагерь атакован по меньшей мере ротой солдат.
Пираты заметались, открыв беспорядочный огонь во все стороны. Без особого эффекта, правда. Трое из них рванули к стоящим у причалов катерам. Двое прыгнули в один из них, ещё один – в другой.
Первых почти сразу же изрешетила длинная очередь, свалив в воду, а вот второй даже и не пытался завести мотор катера, сразу бросившись к пулемётной турели. Храбрец, однако…
Но он успел только лишь схватиться за рукоятки ДШКМ, когда в его лбу нарисовался третий глаз от попадания снайперской пули, а затылок взорвался кровавыми ошмётками.
Половину пиратов мы выбили в первые же минуты боя, после чего Локхарт скомандовал наступление. Мы короткими перебежками двинулись вперёд, добивая уцелевших.
Оправившись от первого удара, пираты всё-таки попытались оказать хоть какое-то организованное сопротивление. Отступили почти к самым причалам, откуда-то притащили два старых станковых пулемёта Браунинга и огрызнулись огнём. Особенно в плане организации обороны преуспел какой-то усатый мужик в тёмных очках и чёрном берете… Пока не свалился, поражённый пулей Фреда.
Бей командиров и канониров. Прежде всего бей командиров и канониров.
Быстрая перебежка влево. Присесть около куцей пальмы, выпустить короткую очередь в разбегающихся пиратов. Перебежка вправо к куче старых шин. Укрыться за ними, сменить магазин. Кувырок вперёд под защиту ржавой кабины от какого-то старого грузовичка. Осторожно выглянуть из укрытия…
Едва успел отпрянуть назад – пули изрешетили ржавый металл опасно близко к моей голове. Сорвал с пояса ручную гранату, выдернул чеку и запустил металлическое яйцо в ту сторону, откуда по мне только что стреляли.
Взрыв!
Высунуться ещё раз, но уже с другой стороны, дать очередь. Недалеко от меня за старым раздолбанным холодильником укрылся Тэд. Длинная очередь прошла поверх головы, и наёмник тоже ответил броском гранаты.
Ещё взрыв!
Снова высунулся, поймал сквозь оседающую пыль в прицел силуэт сгорбившегося над пулемётом пирата и всадил ему три пули в грудь, опрокинув назад. Ещё один бросился было к замолчавшему "браунингу", но ему в руку попала пуля, разворотив пирату всё плечо и швырнув на землю.
Нас поддержали огнём с обоих флангов, и противник отошёл ещё дальше.
Рывок влево и вперёд – к сколоченному наспех домику, в который, как я видел, забежала пара пиратов
Удар тяжёлого «бельвилля » тропической версии снёс хлипкую фанерную дверь напрочь. Без колебаний дал очередь на уровне пояса, перечеркнув стволом винтовки пространство перед собой. Лихорадочно собиравшего в сумку пачки каких-то бумажек - кажется это была местная валюта, пирата швырнуло на низкий обшарпанный стол. Поворот влево. В уголке сидит, забившись, ещё один враг, лихорадочно пытающийся выщелкнуть неправильно вставленный магазин «калашникова». ХК-417 коротко и зло выплёвывает две пули в живот пирата. Выщёлкиваю опустевшую спарку магазинов, вкладываю в карман разгрузки, достаю новую…
В окне вырастает фигура пирата с «фалом» в руках.
Выпускаю новый магазин из руки, рывком выхватываю с пояса пистолет и продырявливаю грудь противника.
Убрать пистолет обратно, подобрать и зарядить магазин…
Выбежал из домика, рванул вперёд. Почти нос к носу столкнулся с Алексом, только в последний момент удержав палец на спусковом крючке. Он, похоже, тоже.
Стрельба вокруг постепенно затихала по причине выбытия противника.
- Всё, что ли? – усомнился я, оглядываясь по сторонам и вычленяя возможные варианты, где ещё могут прятаться недобитки.
Неожиданно с одной из наблюдательных вышек, обложенных по верху мешками с песком, ударила неприцельная очередь из РПК. Мы ответили автоматными очередями, но хоть и хиленькое, укрепление оказалось устойчиво к нашему огню - даже тяжёлые пулемётные пули вязли в мешках с песком. Попробовать воспользоваться каким-нибудь трофейным ДШКМ? Потратить реактивную гранату или попробовать подобраться на расстояние броска ручной?..
Прервав мои и, видимо, не только мои размышления оказавшийся поблизости Тэд. Он припал на одно колено, уперев ствол своей М4  в бедро и выстрелил из подствольника. Глухой выстрел-хлопок упруго толкнул в барабанные перепонки, а в следующий момент несложное укрепление разметал взрыв, подняв в воздух кучу песка.
- Всё вычистить, - раздалась по рации команда Локхарта. – С ранеными как обычно.
Следующие четверть часа мы потратили на обход разгромленной базы, где тишина прерывалась лишь нашими шагами и сухими одиночными выстрелов из пистолетов. Процедура стандартная – пнуть тело, всадить контрольную пулю, если есть подозрения, что пират ещё жив.
- Как-то это… - неуверенно произнёс Джеймс, идя неподалёку от меня. На его пути пока что попадались только мертвецы.
- Неправильно? – спросил я, почесав стволом пистолета за ухом. – Мы наёмники, парень. Раненых врагов мы добиваем, а не лечим. Потому что мы не Армия спасения и никто не платит нам за то, чтобы мы были добренькими. Более того - сейчас быть добренькими может быть вредно для здоровья. Я бы даже сказал - смертельно вредно.
- За их убийства нам тоже не платят, - возразил новичок.
- Да, это, безусловно, огорчает, - с сожалением протянул я. – Однако тут стоить помнить, что это – наши враги, которых мы оставляем за спиной. А в спину никогда не бьют лишь мёртвые враги. Оставишь кого-нибудь в живых, а он возьми и эволюционируй до мстителя. Тебе нужны такие проблемы? Лично мне – нет. Так что чистоплюи в нашей профессии долго не живут...
Спустя четверть часа мы стояли на причале зачищенного лагеря в ожидании новых распоряжений от Командора.
- Ронни, двигай с лодками к нам, - произнёс Локхарт в рацию. – Тут чисто. Ведь чисто же, парни?
- Ага, - ухмыльнулся Бенни. – Тихо, как на кладбище. Благодать!
- Значит так… Морган, Джеймс, Фред, Майкл. Как только прибудет Ронни с водолазным снаряжением, переодеваетесь и готовитесь к погружению. Нильс, Тэд – на вас охрана. Остальные под моим началом осуществляют сбор трофеев. И, Бенни, ради всего святого!.. Если у тебя таковое, конечно, есть. Не тащи ты всё подряд, как чёртов барахольщик. Опять принесёшь кольца вместе с пальцами – недосчитаешься своих. Понял? Ищите лучше оружие в более-менее нормальном состоянии. Я, конечно, очень сильно сомневаюсь, что эти обезьяны могут его подобным образом содержать, но всё же не теряю веры в людей… Если ДШКМ - нормальные русские, то с катеров их снимите обязательно – ими даже наша Береговая охрана не брезгует, продадим без проблем. Увидите иероглифы - даже не трогайте, китайские мы продадим только цене металлолома... Всем всё ясно? Тогда приступаем.

+12

7

6.

- Оборудование проверили? - осведомился я. Ответом мне было маловразумительное, но вроде бы утвердительно мычание. - Компенсаторы плавучести откалибровали? Смотрите, начнёте тонуть - брошу всех в этом нацистском гробу, и виноваты будете только вы. Один за всех и каждый за себя.
Я вставил в рот загубник и поднял руку, подавая сигнал начала операции. Кувыркнулся назад и плюхнулся в воду, следом за мной погрузились Фред с мощным фонарём, Джеймс с инструментами и Майкл с запасом взрывчатки.
Мы начали погружаться в глубину, придерживаясь склона одного из коралловых рифов. Я то и дело сверялся с компасом, объединённым в одном корпусе с глубинометром.
Вокруг проплывали стайки разноцветных тропических рыб, а на рифе виднелось множество разнообразных кораллов... Но красоты вокруг, если честно, меня волновали мало.
Минуты текли за минутами, но в мире безмолвия и тишины такого понятия, как время словно бы и не существовало. Свет становился всё тусклее и тусклее, хотя когда мы погружались, солнце ещё стояло высоко над горизонтом...
Тишина... Прекрасное место. Хотел бы я задержаться здесь подольше. И подальше от всей этой суеты наверху. Люди раз за разом, снова и снова совершают одни и те же глупости. Знаете один из признаков психического расстройства? Постоянно выполнять какое-нибудь действие. Перебирать крупу, раскладывать карты или подбрасывать монетку. Снова и снова, снова и снова...
Знаете, что это? А я знаю...
Я вновь бросил взгляд на глубинометр - почти сто футов. Ну, и где это ржавое нацистское корыто?..
Стоило только об этом подумать, как мы проплыли над выступом рифа, резко обрывающимся вниз, и я увидел зарывшуюся носом в песок и лежащую на правом боку немецкую субмарину. Она казалась мёртвым морским зверем. Исполинских размеров стальным кашалотом, погибшим от рук неизвестного охотника-китобоя... Опутанная старыми рыболовными сетями; обросшая водорослями, губками и кораллами, субмарина тем менее была узнаваема сразу же.
Мощный поток света выхватил почти истёршуюся с течением времени надпись на борту - "U-2571", эмблему рядом – смеющуюся меч-рыбу, и огромного паука свастики, вольготно раскинувшего свои лапы на палубе.
Я подал несколько знаков остальным, и мы начали спускаться к подводной лодке.
Достигнув её носа, мы направились к крышкам торпедных аппаратов, через которые планировали попасть внутрь. Всего их должно было быть шесть штук, но три находились на правой стороне субмарины - на которой она, собственно, и лежала. Из другой тройки аппаратов был серьёзно повреждён и искорёжен самый нижний. Видимо, при ударе. Второй даже с помощью самого лучшего в мире инструмента - лома обыкновенного, открыть не удалось. То ли его за десятки лет крепко заклинило, то ли у него изначально был крайне тугой механизм открытия, который даже четырём крепким парням был не по зубам.
Что ж, если и последние аппарат нас не порадует, то придётся взрывать...
Впрочем, он нас всё-таки порадовал тем, что был открыт. И именно через него мы начали проникновение внутрь затонувшей субмарины.
Сразу стало понятно - Нильсу тут явно делать было бы нечего. Пусть ширина в двадцать один дюйм и звучит ободряюще, но не когда у тебя за спиной громоздкие кислородные баллоны!..
Кое-как пролезли. Преимущественно с руганью. Я, по крайне мере, помянул и сам торпедный аппарат, и затонувшие субмарины, и немцев в целом довольно нехорошими словами.
Носовой торпедный отсек, как и ожидалось, был полностью затоплен. А лежащие прямо под нами торпеды, которые с левых стеллажей перекатились вправо при посадке субмарины на дно, на позитивный лад ни капельки не настраивали. Сотни килограмм тротила, семьдесят лет пролежавшие в морской воде, изрядно разъевшей корпуса торпед - это, чёрт возьми, атмосферно! Но от этой атмосферы лучше бы держаться подальше.
Закрыли торпедные аппараты изнутри, для чего пришлось изрядно повозиться, проворачивая массивные винты. А после приступили к вскрытию двери в следующий отсек. Насколько я помнил схему этой субмарины, нам нужно было именно в него...
И стоило поторопиться - воздуха в баллонах оставалась не так уж и много. И в случае чего, пришлось бы возвращаться обратно на поверхность, а после предпринимать новую попытку проникновения.
Между тем я мысленно вознёс хвалу предусмотрительности Командора - вчетвером открывать заклинившие механизмы было куда как сподручнее, чем если бы мы погружались, например, только вдвоём...
После недолгого сопротивления пала дверь в следующий отсек. На конечном этапе дело пошло куда как легче, потому как он явно был не затоплен и нам помогла рвущаяся в него вода.
Это был жилой отсек офицеров и унтер-офицеров...
Хорошее слово "был". Очень точно характеризует ситуацию вокруг нас.
А повсюду вокруг нас валялись скелеты в полуистлевшей форме, когда-то бывшие людьми
Не думаю, что экипаж лодки погиб сразу. Скорее всего, их либо накрыло глубинной бомбой, либо они пытались укрыться от преследования на глубине... и не рассчитали. Погрузиться смогли, а  вот всплыть - уже нет. И наружу выйти - никак. Носовые торпедные аппараты - недоступны, а кормовых - нет в принципе. На старых-то немецких лодках один кормовой был, а на этой серии как назло решили убрать...
Так что умирали немецкие подводники долго. Вероятно, они просто-напросто задохнулись... Кто-то лежал в проходе, кого-то смерть застала лежащим на койке...
Я без особого пиетета отодвинул кости скелета на двухъярусной койке у центрального прохода и принялся стаскивать с ног ласты. Немцу-то этому уже явно всё равно, так что пусть немного подвинется. А то с баллонами за спиной и маской на лице мириться ещё можно, но вот ходить как утка, шлёпая ластами - избавьте...
Когда с переобуванием покончили все, то мы двинулись вперёд, освещая себе дорогу мощным светом фонаря.
Скелеты были повсюду. Мёртвый корабль, мёртвый воздух и мертвецы вокруг.
Но я не суеверный, и в посмертные проклятия не верю. Проклятие от умирающего врага - это наоборот, вполне даже приятное напутствие. Потому что проклятия идут в ход, когда больше сказать нечего и надеяться не на что.
И вообще бояться тех, кто умер до того, как родились даже мои родители - глупо.
Ни цветов, ни свечей. Никто не придёт, никто не помянет. Это корабль мертвецов, о котором забыли все, кроме старухи с косой.
Но мёртвым ничего этого и не нужно - это нужно лишь тем, кто ещё жив.
Мёртвые - мертвы. И уже никто не узнает, о чём они думали, пока ещё были живы... Пока не погас свет и не кончился воздух...
Впрочем, думать об этом бессмысленно. И для меня лично, и для дела, которое я должен сделать.
Вперёд, вперёд, вперёд... Через валяющиеся вокруг кости, мимо скалящихся из темноты пустыми глазницами черепов...
Довольно просторная каюта? Ну, по меркам субмарины - да, каюта. А вот по меркам обычного человека - конура. Страдающим клаустрофобией здесь точно делать нечего, если только они не возжелают смерти. Нет, это явно не капитанская каюта, для неё ещё рановато - это должно быть помещение главного инженера... Это - тоже не то, это - радиорубка... Здесь вообще проход в центральный отсек... Двухъярусные койки - вдоль борта, трёхъярусные - у центрального прохода...
Здесь скелетов было намного больше. Они вповалку валялись друг на друге, а вокруг было разбросано оружие - пистолеты "вальтер", "люгер" и карабины "маузер". Стрелянные гильзы. Выбоины на стенах и тёмные потёки на стенах.
Немцы... А у вас тут, оказывается, было весело... Вот вам и ответ, о чём вы думали перед смертью...
Уверен, вы думали о том, что всё, что вы делали раньше - все эти повторяющиеся изо дня в день бессмысленные и ненужные действия, всё это - есть безумие. А затем вы отдались своему безумию раз и до скончания времён. Круто, правда? Свобода от и свобода для. Последние минуты своих никчёмных жизней потратили не на то, чтобы принять смерть достойной человека, а для порыва слабости и отчаянья.
Как же это жалко...
Луч фонаря выхватил из темноты висящий на переборке портрет Гитлера в тяжёлой деревянной раме. Портрет был изрядно испачкан бурыми брызгами.
Очень символично, мать его так.
Ещё какая-то рубка... Ага!
А вот и помещение командира субмарины. На полу - скелет в полуистлевшем офицерском с валяющейся рядом форменной фуражкой, испачканной бурым. На груди - чёрный стальной крест. Не просто религиозный символ, выставленный на показ, а высший нацистский орден. В правой руке - "люгер", вполне целый на вид.  В левой - фотография в простой деревянной рамке. Время и мёртвый воздух погибшей субмарины не пощадило её, но даже спустя семьдесят было видно, что на ней трое. Мужчина, женщина и ребёнок.
А вот это уже достойно. Не биться в агонии или безумии, ради тщетной попытки прожить ещё несколько лишних мгновений. В конце концов, смерть - это выбор. Своя смерть - в том числе.
И семья. Кто мы, мать его, такие без своей семьи? Пусть мои деды воевали с такими же немцами, как этот неизвестный капитан, но прошлое уже в прошлом. Ненависть не вечна, война не бесконечна.
Я аккуратно снял с кителя офицера Железный крест и положил его в левый нагрудный карман. Подобрал "люгер", осмотрел его, вгляделся в неразборчивую надпись готическим шрифтом на золотистой пластине, что была вместо левой щеки, и засунул его за пояс. Немного подумал и разодрал на груди скелета ветхий мундир, сорвав с шеи именной жетон и положив его в другой карман.
Из увиденных мной мертвецов только он один и достоин, чтобы его помнили. Пусть он был врагом, но он был настоящим врагом, а не шакалом. Остальные - шлак и накипь, от забвения которых никто и ничего не потеряет...
Огляделся по сторонам.
На кровати лежал какой-то небольшой футляр, примерно сантиметров тридцать длинной. Взял его, открыл небольшую защёлку, откинул крышку...
Ну, здравствуй, "Регент". Пора бы тебе и выбираться из этой могилы...
Положил коробку в специально приготовленный для этой цели сетчатый мешок, висящий на поясе, развернулся и двинулся в обратный путь. Глянул на показания приборов - судя по ним, кислорода в баллонах оставалась не так уж чтобы много. Так что задерживаться на субмарине было крайне нежелательно...
Быстро собрал разбредшихся было в поисках чего-нибудь ценного парней и жестами отдал команду к возвращению на поверхность.
Вновь нацепили на ноги ласты, нырнули в воду, которая теперь затапливала и приличное количество второго отсека, после чего открутили крышку торпедного аппарата и начали выбираться наружу.

+9

8

7.

Ронни ждал нас всё в том же месте, где и высадил, а после всплытия помог забраться на борт моторной лодки. Пускай мы и не слабаки, но плаванье туда и обратно вместе с передвижением в водолазном снаряжении по затонувшей субмарине изрядно всех вымотало. Не такая уж это и простая задачка даже для подготовленного человека. А ведь никто из нас никогда серьёзно не занимался дайвингом и в "Изоляции" собрались кто угодно, но только не боевые пловцы. Командор с его подготовкой - не в счёт.
Я выплюнул загубник и сдвинул на лоб маску, глубоко вдыхая прохладный воздух, клонящегося к вечеру дня. Снимать кислородные баллоны вместе с жилетом было откровенно лень, да и не хотелось это делать в болтающейся на волнах лодке. Так что в отличие от остальных я решил подождать до берега, ограничившись лишь снятием пояса с грузом.
Вытащил из кармана жилета жетон капитана U-2571, слегка протёр... Увы, но в немецком я полный ноль, да ещё и жетон какой-то полустёртый попался, как назло. Так что кроме ничего не сказавших мне цифр я ничего особо и не смог прочитать. Буквы вроде бы знакомые, но складываются в совершенную абракадабру... Единственное, что я понял -немецкого капитана, кажется, его звали Вайс или что-то в этом роде. Но на сто процентов я в этом уверен не был... Вайс? Пусть будет Вайс.
Ронни аккуратно подвёл лодку к одному из пирсов, на котором нас уже ждали Командор в сопровождении Родригезов. Остальных парней видно не было - наверное, всё ещё занимались сбором трофеев...
Фред и Джеймс запрыгнули на пирс и начали пришвартовывать лодку.
- Ну, что? - с плохо скрываемым волнением произнёс Локхарт, покачиваясь с пятки на носок. - Достал?
А сдавать начал старик... Раньше он ни за один контракт так не переживал, даже когда мы в дюжину рыл охраняли здоровенный сухогруз с новенькими "мерседесами", на которые не облизывался только ленивый...
- А то! - ухмыльнулся я, доставая из сетки коробку с бриллиантом и бросая её Командору.
Локхарт поймал футляр, щёлкнул крышкой, с удовлетворением посмотрел внутрь... А затем резко захлопнул коробку.
- Забавная вещица, - поразительно равнодушно произнёс он и с каким-то странным выражением лица принялся ощупывать дно футляра.
Я просто-напросто всем своим нутром почуял что-то неладно. До невозможности неладное. И запоздало пожалел, что при мне сейчас только нож в ножнах на бедре... "Люгер" за поясом? Фантастика. Только в самой глупой фантастике хороший, но капризный пистолет, сможет выстрелить, пролежав семьдесят лет в сыром воздухе затонувшей субмарины.
Плохо. Совсем плохо.
Коробка неожиданно громко щёлкнула и лицо Командора исказила кривая ухмылка. Он снял нижнюю часть футляра и вытащил из него продолговатый предмет, замотанный в тряпицу. Осторожно развернул её...
- Это ещё что за дрянь? - как можно более спокойно поинтересовался я, прикидывая как в случае чего буду действовать.
Оружие из тех, кто до сих пор сидит в лодке есть только у Ронни - "смит-вессон" на поясе. Прыгнуть к нему, оттолкнуть, одновременно выхватывая пистолет и стреляя в Командора... Чёрт, да о чём я только думаю!!
Хотя нет, не допрыгну... Нужно ещё немного сместиться вправо... Придурок, надо было не ждать выхода на берег, а снимать с себя всю эту дрянь ещё в море! Тогда было бы больше возможности для манёвра...
В руках Локхарта блеснуло что-то вроде кинжала.
- Что ты знаешь о Копье Судьбы, Морган? - негромко произнёс Командор, не отрывая взгляд от непонятной вещицы и осторожно поглаживая её кончиками пальцев.
- Допустим, ничего, - осторожно произнёс я, смещаясь как и планировал, немного вправо.
- Это хорошо, что ничего... - протянул Локхарт и едва заметно кивнул.
В то же мгновение я прыгнул.
Это меня и спасло. Стоявший слева от командора Хосе метнул кинжалы с обеих рук. Ронни осел на дно лодки, хрипя и хватаясь за торчащий из горла метательный нож. Рядом с ним за борт без единого звука рухнул Майкл с кинжалом в левой глазнице.
Стоявший справа от Локхарта Диего резко выхватил свой огромный боуи и попытался рубануть меня по шее. Мой прыжок уберёг меня от немедленной смерти, но пуэрториканец всё же зацепил меня. Тяжёлый клинок прорезал резину гидрокостюма на моей голове и глубоко рассёк кожу от левого виска и почти до самого затылка.
Хосе выдернул из-за пояса короткий тычковый кинжал и без замаха вонзил его в горло не ожидавшего нападения Фреда. Ещё один бросок, и на брёвна причала рухнул Джеймс, с торчащей из груди рукоятью метательного ножа.
Обливаясь кровью, я добрался до умирающего Ронни, выдернул у него из кобуры пистолет. Выстрел! Десятимиллиметровая пуля перебила Хосе правое колено, и он завалился на спину, зажимая раненую ногу и воя от боли. Вторую пулю я всадил ему в голову - чуть повыше левого уха. Перевёл ствол на Командора...
Локхарт слегка грустно улыбнулся.
Мир для меня сузился до размеров ствола "кольта-1911", который Командор сейчас держал в вытянутой руке. Мгновение, и вырвавшаяся из этого чёрного колодца вспышка ослепила меня. В грудь что-то с силой ударило, вышибая из лёгких воздух и швыряя меня в воду... Гаснущее сознание напоследок успело запомнить ещё два выстрела. И то, что в воду рухнул ещё кто-то, а раненый Хосе перестал орать от боли.
А затем наступила тьма.

+12

9

Graldar написал(а):

данный островок фигурирует в комиксе парк юрского переуда там пираты яйца динозавров воровали наскока я помню, лежит у меня где-то уже 20 лет (

У меня тоже эти комиксы всё ещё лежат. До сих пор помню - Исла Нублар, 120 миль от побережья Коста-Рики. По соседству - Исла Сорно, на котором происходило действие второй части экранизации.

0

10

Пост 2

Set Sever написал(а):

На ней была изображены кусочек Америки Северной, кусочек Америки Южной, но в основном - Центральная Америка.

были

Set Sever написал(а):

Я тоже, конечно, как бы не очень подхожу под образец христианской благодетели...

добродетели

Set Sever написал(а):

но я-то, слава Богу, как не "Джи-Ай"  и никогда им не был, а вполне себе вольный стрелок.

никак

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Стрелок "Чёрной Скалы"