Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Забытое имя


Забытое имя

Сообщений 11 страница 20 из 20

11

Domini canis
вот и мне так кажется :)
Cobra
Спасибо!

0

12

Орлов Гай написал(а):

— Ну, если бы после прорыва рыцари попытались прижать варваров к реке... — попытался смягчить Валод.

+1

13

Орлов Гай написал(а):

Хотел на том закончить, но... Всё-таки фэнтези!

Какая же это фэнтези без ушастых эльфиек?!
Написалось под впечатлением:

    К умирающему дряхлому королю пришёл знаменитый на весь континент эльфийский оракул Гариниэл. И хоть он сделал это без приглашения и без предварительного сообщения о своём визите, никто не посмел не пропустить в покои правителя столь редкого гостя.
    Это была странная эльфийка. Вот вы, например, выдели когда-нибудь старую эльфийку? Нет? То-то же.
    Это была странная эльфийка. О её возрасте не мог сказать ничего определённого никто, включая и представителей её народа. Даже самые старые эльфы, прожившие на свете не одну тысячу лет, говорили только одно слово. Много. И это по их меркам! Все они, сколько себя помнили, знали оракула Гариниэл уже такой.
    Это была странная эльфийка. Почти все перворожденные поклоняются Древу Жизни. Иногда, очень редко, некоторые эльфы выбирают себе кого-то из светлых богов. И одна единственная Гариниэл взяла себе покровительницей богиню смерти.
    Это была странная эльфийка. И странный оракул. Её предсказания абсолютно всегда сбывались, но предсказывала она только две вещи. Смерть или то, что будет после смерти. И если Гариниэл приходила к кому-нибудь из королей, в одном можно было не сомневаться — следующего утра монарх точно не увидит. Но если захочет, то сможет спросить о будущем своей страны или династии.
    — Ты? — не удивился старый король. — Я знал, что время пришло.
    Эльфийка ничего не ответила. Она ждала вопроса.
    — Скажи, оракул, будут ли меня помнить?
    — Тебя будут помнить, — ответила Гариниэл, делая паузы между словами и с ударением на первом из них. — И через сто, и через тысячу лет.
    — Хорошо, — удовлетворённо вздохнул умирающий король. — Значит, я прожил жизнь не зря, и моё имя останется в веках.
    — А вот этого я не говорила, — усмехнулась оракул.
    — Но как же, ведь…
    — Имя, и тот, кто его носит, не всегда одно и то же, — перебила она короля. — Хочешь, я расскажу тебе об именах?
    И не дожидаясь ответа, да и не интересуясь им, продолжила:
    — Не пройдёт и ста лет, и самыми популярными людскими именами сначала в твоём королевстве, а потом и на всём континенте станут Калид и Валод. И не только среди простого люда, но и знати. Да что там знать, короли твоей династии почти всегда так будут называть второго и третьего сыновей.
    — И кстати, о династии, — резко сменила тему оракул. — Восемнадцать.
    — Что, восемнадцать? — не понял, мрачнеющий король.
    — Восемнадцать королей твоей династии, твоих прямых потомков, погибнут на полях сражений пытаясь доказать себе и окружающим, что они не похожи на короля без имени.
    Гариниэл развернулась и пошла прочь. Вслед ей что-то хрипел умирающий в одиночестве монарх. Он пытался позвать стражу, выкрикнуть последний приказ, послать на эшафот… Но даже если бы его и услышали, никто не посмел бы поднять руку на ту, которую многие считают аватаром самой Маруны, богини смерти.

+3

14

Эльфийки?
Ну не знаю, я из текста гномов выкинул, хотя сначала они там были. Да и вообще стремился сделать рассказ как можно лаконичнее. Разве не видно множество недосказанностей, которые предлагается домыслить читателю? Поэтому и последние отрывки - либо чистый диалог без слов автора, либо наоборот короткая сухая информативная сводка.
Так что, извини, Княже, но дополнять написанное ИМХО лишнее. Однако... Появилась мысль сделать маленький цикл полусамостоятельных коротких рассказов-легенд на основе одного события. ЕМНИП у ВВГ что-то такое было.
У меня ведь и эпизод последнего боя Валода "не поместился", хотя ПМСМ получился не плохо, жалко очень было выкидывать, но...   
Вот и сделать его отдельной "легендой". И в твой, если добавить самостоятельности и эпосности, к месту будет. Ещё можно сделать "смерть Калида", "битва на Калте-2" о потомке(-ах) "безымянного" короля, Мариний и Вельд как-то заброшенные остались...

0

15

Стас, ты бы "огров" в кого-нибудь переименовал. А то ненужная ассоциация со Шреком появляется.

0

16

Орлов Гай написал(а):

Так что, извини, Княже, но дополнять написанное ИМХО лишнее.

Так я и не претендую. Под впечатлением возникла идея. Думал будет пара абзацев, а оказалась страница.

0

17

Никак не связанная с предыдущей притча-легенда.


Обмануть Пророчество.

Наступит день и прилетит Золотой Дракон и сожрёт Волка. И в логове погибшего Волка никогда больше не будет страха перед ним. И изменится память о Волке. Забудут все каким  был настоящий Волк.

– Пророчество исполняется, – мрачно объявил Верховный Магистр Клана. – Дракон встал на крыло. Скоро он будет здесь.
Гробовое молчание встретило его слова. Ужасное известие не вызвало страха. Хотя предвещало скорую смерть Клана. И худшее, чем просто смерть.
Клан Волка издревле готовил воинов, которые славились как лучшие в мире. Воинское мастерство, жестокость и полное безразличие к мирским делам отличало наёмников из Клана. Они выходили из леса и нанимались на службу. Служили всем, кто мог платить. Они убивали за золото в дружинах мятежных баронов и князей, в королевской гвардии, в городской страже, в бандитских шайках. Волки не умели предавать нанимателя, не знали моральных преград при выполнении приказа. Получить наёмника-волка считалось огромной удачей. Многие военачальники мечтали привязать к себе этих непревзойдённых бойцов. Им давали титулы, земли, даровались привилегии... Волки равнодушно принимали дары, но когда заканчивался контракт, они уходили. Иногда их пытались удержать силой. И тогда «волки» начинали убивать. Они убивали и понимающе принимали смерть от бывших соратников, но никто не мог заставить покориться Волка, когда кончались его обязанности перед нанимателем. 
Служили так не только мужчины. Приход в отряд женщины-волчицы мгновенно вызывал среди остальных наёмников нездоровое оживление. Все немалые деньги зарабатываемые Волками отдавались в казну клана, но у волчиц была ещё одна обязаность – рожать новых «волков».
Отца воительница выбирала сама. Выбирала среди лучших. Лучших из бойцов. Лучших из тех, кто не был Волком. В самом Клане без различия пола и возраста все считались братьями и сёстрами.
Среди наёмников ходили слухи, что для завоевания «волчицы» нужно выстоять против неё в поединке. Однако, хотя будущая мать часто и проверяла воинские уменские умения претендентов на практике, но не всегда. Опытному воину необязательно сходится в бою, чтобы понять уровень противника. Да слишком редко получалось найти соперника, способного на равных противостоять «слабой» женщине, прошедшей суровую школу Клана.
Рожать волчицы всегда возвращались в родной лес.  Последние месяцы перед родами и год после задачей женщины было заботились о волчатах Клана. И заботились, не деля своих и чужих. Сразу после рождения ребёнка женщина считалась не матерью, а старшей сестрой. Задача старшей сестры – защищать, заботится и помогать младшим. Одной из сторон этой «помощи» было и кормление грудью маленького братишки-волчонка. А лет черед пятнадцать, возможно, им предстоит столкнуться в бою на стороне разных нанимателей, и принять смерть от братской руки. Такова судьба наёмника.     
Через пять лет после рождения волчата передавались наставникам. Досконально проверялось их здоровье, некоторых браковали и они умирали. Умирали для Клана. В прежние времена им резали горло, затем нравы смягчились и волчата просто переставали быть волчатами и передавались на воспитание в монастырь Игера. Целители и священники, которых выпускал монастырь, по обету для лучшей службы богу должны были забыть своих родителей, поэтому монахи охотно принимали детей, которые своих родителей и так не знали.
Прошедшим проверку волчатам наносили клановую татуировку и начинали учить. Десять лет непрерывных тренировок, освоение всех известных человечеству видов оружия, использование в качестве оружие подручных предметов, убийство противника без оружия... Учили, что страх и жалость к врагу — недостойно Волка. Учили презирать людей. Учили верности Клану. Учили жестоко, многие не доживали до совершеннолетия. Те кто доживал становились Волками, получали свой Клык - костяной кинжал, с вырезаным на нём именем -  не столько оружие, сколько свидетельство о зрелости, и выходили из леса в большой мир. Чтобы продолжать традиции Клана.
Вызывать восхищение своим воинским искусством.
Вызывать уважение своей верностью.
Вызывать ужас своей безжалостностью.
И вызывать ненависть.
Если был приказ нанимателя волки не боялись невинной крови, не щадили ни воинов, ни женщин, ни детей, ни самих себя.
Больше всего боялись и ненавидели Клан те, кто его лучше всех знал. В ближайших к клановому лесу деревеньках Волками — безжалостными зверями в человеческом обличии – матери пугали детей. Повстречать молодого Волка, первый раз выходящего в большой мир и мечтающего напоить живой кровью свой Клык — это верная смерть.
Волки не ведали страха и жалости, но все Волки знали о тайном Пророчестве, предрекающем  смерть их Клану. И худшее, чем просто смерть.

Верховный Магистр ещё раз оглядел членов Совета и продолжил:
– Пророчество исполняется. У нас есть три года. Времени хватит. Я уже послал весть о сборе всем Волкам находящимся на свободной охоте, они должны прервать свои контракты, сокровищница клана открыта для уплаты неустоек. Волчицам приказ воздержатся от беременностей. Все волчата ещё не получившие Знак Клана завтра же отправляются монастырь. Им не суждено стать Волками. С остальными ужесточить занятия. Пусть в живых останутся лучшие. На битву с Драконом выйдет весь Клан! Если суждено погибнуть — погибнут все кто зовётся Волком! Пусть время смерти определено, но никто не сможет запретить Клану выбрать как это произойдёт.
Верховный встал и тишина ночного леса разорвалась звериным воем. Старейшины поддержали старинный  воинский клич. Вскоре к ним присоединились голоса других Волков, матёрых мужчин, стариков-наставников неспособных уже выходить в большой мир на свободную охоту, рожениц-волчиц, малолетних волчат...
Горящие яростью глаза, оскал зубов и рвущийся к небу вызывающий первобытный звериный вой...
Предвкушение сражения, предвкушение большой крови, предвкушение смерти...
Стая вызывала Врага на бой!
На свой последний бой!   
 
Князь Рихар с отчаянием смотрел на своё готовящиеся к битве войско.
Это сражение должно было определить судьбу войны. Рихар сделал всё что мог. Заблаговременно усилил крепости перекрывающие вход в реку для вражеских галер. Разъезды союзных кочевников позволяли следить за имперским войском, замедлили его движение, знание местности и проводники помогали до сих пор избегать генерального сражения с непобедимыми легионами и копить, копить силы! Сделано не возможное. Врага задержали почти на месяц. Половина его войска не может высадится на берег. Удалось запугать, подкупить, убедить почти всех князей Севера выступить совместно. Подкрепления идут и уже через неделю численное превосходство врага было бы под большим вопросом. Конечно, железные легионы Юга сильны не только своей численностью, однако и воины Севера тоже знали с какой стороны браться за меч. А объединённое войско князей ничем не уступит прославленным легионам Империи Золотого Дракона. Если успеет соединится. Поэтому князь старательно уводил войска от открытого сражения. Но вечно отступать невозможно. Если пропустить врага к Великой реке, то они с суши захватят прибрежные крепости, откроют дорогу своему флоту, увеличат своё войско, получат возможность манёвра и... выиграют войну.
Место битвы выбрано удачно. Зажатое между оврагами неровное поле местами покрытое колючим кустарником и корявыми рощицами затруднит использование кавалерии  и ослабит удар непобедимой имперской фаланги, не позволит смести обороняющихся слитным ударом, а в манёврах малыми отрядами северяне не уступали имперцам. Если же учесть более качественное оружие и выучку отдельных воинов, то и превосходили. Это поле неминуемо обойдётся врагу большой кровью, но...
Князь с горечью понимал, что этого будет недостаточно! Мало, слишком мало людей, чтобы противостоять двум полным имперским легионам и заставить их отступить. Потеряв в сражении даже половину своих легионов, южанам хватит войска прорваться к Великой реке.
Невесёлые размышление Рихара, прервал подбежащий сотник:
– Княже, там это... как их... они... подошли... гврят, сражаться будут... но их же... они в растудыт-то их мать... они... охренеть ведь! 
– Доложить как следует! – рявкнул князь на распоясовшегося воина.
Бледный сотник взглотнул воздух, прерывисто выдохнул, но таки взял себя в руки и чётко отрапортавал:
– Подошёл отряд. Наёмники-Волки. Желают сражаться на нашей стороне.
– Волки? – удивился князь. – Да ещё отряд? Вот уж да! Не думал, что там ещё остались незанятые наёмники. Такие воины никогда не лишние. Казны войска, пожалуй, хватит на контракт одному десятку. Если поверят распискам наймём всех кто пришёл. Кстати, а сколько их? Хотя бы полсотни наберётся?
– Их больше полутысячи!
– Сколько?!
– шестьсот человек! И они желают сражаться без всякой платы!
Князь судорожно вздохнул, попытался успокоится, радоваться пока рано, у врага всё равно почти четырёхкратное превосходство. Но губы невольно расплывались в счастливой улыбке. У северян появился шанс.
После осмотра подошедшего подкрепления, радость Рихара сильно увяла. Он понял удивление сотника, такое увидишь поневоле ошалеешь. В пользе некоторых воинов были большие сомнения. Не смотря на идеальную репутацию Волков как бойцов.
Разговор с предводителем клана обещал быть не простым. А оказался ещё сложнее, чем намечался.
– Приветствую вас, уважаемый. Князь Рихар. Воевода войска Севера. Как называть вас.
– Зови меня Волком.
– Хорошо. Сколько ваших бойцов сможет участвовать в сражении.
– Мы будем драться все.
– Хм... А не кажется ли вам...
– Мы будем драться все. Утром мы атакуем Дракона.
– Ты издеваешься, Волк? Завтра это поле будет залито кровью! Нам противостоят два отборных легиона, а ты говоришь... Ладно, поговорим серьёзно, у тебя почти пять сотен Волков, это большая сила, не сомневаюсь они удержат правый фланг, а в случае отступления...
– Нас больше шестисот. Мы будем драться все. Мы не будем оборонятся. И мы не собираемся отступать. Утром мы атакуем Дракона. По твоей воле или без неё воли мы нападём. Мы не заключали с тобой контракт и не обязаны подчинятся.
– Ладно! Делайте, что хотите! Но предупреждаю, Волк, когда твои сотни раздавят, я прикажу лучникам стрелять. У нас отличная позиция для обороны, места и действия всех отрядов согласованы, а отступающие могут расстроить их ряды.
– Спасибо, князь. Я сам хотел об этом просить. У тебя хорошие лучники, верю, что они не промахнутся.
– Пошёл вон!

Первый ход в сражении сделали южане. С дальнего конца поле взвились огненные шары и по широкой дуге полетели к войску северян.
– Чтоб их... – выругался князь. – Они всё-таки успели собрать балисты!
Первый залп оказался неточным. Разбрызгивая пламя огненные заряды упали перед выстроившимися отрядами. Только один задел край колонны выдвигающихся Волков, которые всё-таки пошли в глупую и самоубийственную атаку. Волки приостановились...
Рихар недоверчиво моргнул.
Остановились, спокойно добили своих же раненных, которые не могли идти дальше, и колонна продолжила движение. Впервые, князь по настоящему поверил, что сегодня Волки не собираются отступать не при каких обстоятельствах. А если это так, то...
– Кавалерию! Всю кавалерию сюда! Всех лошадей сюда, мать вашу! Дружины сюда, рыцарей, степняков сюда, седлайте обозных кляч сажайте на них ополченцев и тоже сюда! Всех сюда! Если эти сумасшедшие... если они... то мы победим в этом... победим в войне! Бегом! Всю кавалерию сюда!
Пророчество  начало исполнятся. Над полем боя разнёсся звериный вой. Волки наконец добрались до войска Золотого Дракона. Первыми на ощетинившиеся копьями ряды бросились те, кто вчера вызвал наибольшее недоверие князя. Старики, калеки, герои прошлых битв, и молдые волчата ещё не получившие свой Клык. Они не могли сравнится с матёрыми Волками, но могли очистить дорогу своим более сильным братьям, приняв в свои тела копья фаланги. И оказывается, дети и старики были вполне опасны для закалённых легионеров и в ближнем бою. Строй фаланги был прорван мгновенно, началась резня.   
На плечах бежавшей фаланги, Волки ворвались в ряды второй линии, остановить их смогли только на третьей. Ряды имперцев прогнулись, но устояли. Дальше Волки бились в полном окружении.
Звенела сталь, лилась кровь, умирали люди. И нёсся на полем восторженный волчий вой. Прощальный воинский клич. Клич смерти, клич бессмертия, клич памяти, клич упоения кровавой битвой!
Израненные Волки  с радостью видели в глазах и движениях легионеров-драконов страх. Страх! Страх перед непостижим врагом. Страх перед их погибающим Кланом. Это ли не повод забыть усталость, раны и убивать, убивать, убивать... А потом отхаркивая кровь и удерживая собственные кишки вываливающиеся из распоротого живота убить ещё одного. Или хотя бы попытаться ударить... Ещё раз, последний раз... Или просто вцепится зубами в ногу легионера, который вдруг решит,  что распластанное на земле и пробитое копьём тело не представляет для него угрозы. Высшее счастье погибнуть в бою, в атаке... Высшее счастье обмануть судьбу и Пророчество! Чтобы не случилось, после этого боя уже никогда никто не забудет, какими были настоящие Волки! Даже через десятки лет враги будут помнить и боятся воинов Клана Волка. Клана непревзойдённых бойцов и безжалостных убийц, которые смогли обмануть Пророчество.
Князь приказал трубить атаку когда затих последний воинский клич умирающей стаи. Конница северян опрокинула расстроенные ряды легионов и ударила в обоз...
Полностью разгромить врага в этом сражении не удалось, слишком велико было изначальное превосходство имперцев, но и они не смогли победить. К вечеру сцепившиеся войска разошлись. На следующее утро южане попросили о перемирии. Целый день противники хоронили своих убитых. Из Волков не выжил никто. Несколько раненных, которых смогли отыскать под завалами трупов совершили самоубийство как только пришли в сознание.
Ещё два дня имперцы приводил в порядок свои потрёпаные легионы . А потом к князю пришло подкрепление.
Нашествие Империи Золотого Дракона на Север удалось остановить. 

Князь Рихар стоял перед курганом который по его приказу насыпали над могилой погибших Волков.
– Что же вы пытались доказать? Кому? Почему решили умереть? Видимо этого никто уже не узнает. Но совершенно точно, что вы останетесь в памяти народа Севера не как жестокие наёмники-убийцы, а как храбрые защитники. Люди забудут былой страх перед погибшим Кланом и будут гордится, что именно наша земля родила таких героев. Спите спокойно, воины!

+4

18

Я в восхищении. Стас редко нас радует своим творчеством в последнее время, но если уж выстрелит, то выстрелит

+1

19

А мне вспомнился один из эпизодов лукьяненковской трилогии, когда он еще не стал "пейсателем"

Я видел, как падали на планету наши шлюпки — моя и Эрнадо с Лансом. И как шла по короткой дуге к Белому Рейдеру шлюпка под управлением Клэна: окутанная завесой защитного поля, развивающая предельное ускорение, решившаяся то ли на таран, то ли на абордаж.
Пробежав пальцами по клавиатуре, я попытался изменить курс, направить шлюпку вслед за Клэном. Бесполезно. Автоматика не слушалась моих команд. Корабль восстал против своего капитана!
— Это бесполезно, капитан, — возник в динамиках голос Клэна. — Я перепрограммировал блоки управления… нашими, клэнийскими программами. Это будет мой бой. А вы должны спастись.
— Клэн! Мы должны были идти в бой вместе!
— Возможно, капитан. Но это бой на поражение. Я отвлеку их… надолго отвлеку. А вы постарайтесь собраться с силами и отомстить. Мой денежный счет в галактическом банке переведен на ваше имя… вы сможете купить новый корабль. Уничтожьте сектантов.
Мы приближались к планете, ревущие на форсажном режиме двигатели гасили скорость. А шлюпка Клэна уже прилипла к броне Белого Рейдера, и белое плазменное пламя выжигало люк в обшивке. Потом я услышал голос Клэна — не на стандартном: короткие, отрывистые фразы, чем‑то напоминающие немецкую речь.
— Перевод, — потребовал я, давя на клавишу лингвенсора.
— Это стихи, — сообщил компьютер. — Давать стихотворный или подстрочный перевод?
— Максимально точный по смыслу.
— Почему Рейдер не стреляет, почему? — истерично вскрикнул Редрак. — Они уже сняли поле, достаточно нескольких залпов…
— Они не знают, в какой шлюпке я нахожусь. Есть причины, по которым руководство секты не пойдет на прямое убийство.
— Какие?
— Родственные связи.
Редрак замолчал, похоже, он понял все мгновенно. А из лингвенсора полились слова галактического стандартного:
— Моя семья — я, я — моя семья. Мать, отцы, наставник — все вы во мне. Женщины, дети — весь я в вас. Пока я жив — жива семья. Пока я умираю в бою — семья живет в мире. Моя кровь смоет позор, честь вернется к семье Алер. Последний из бойцов идет на смерть, значит, наш род будет жить. Прощай, Клэн, здравствуй, Алер‑Ил. Я иду.
— Фанатик, твердолобый фанатик, — простонал Редрак. — Я не понимаю, зачем он на это пошел…
— Семейные кланы. Для него честь семьи важнее всего остального. Если он погибнет в достойном поединке, его семья будет отомщена.
На минуту мы замолчали. Шлюпка валилась на планету почти отвесно, вопреки всем законам физики. Непрерывно работающие двигатели гасили до нуля ее орбитальную скорость, а гравикомпенсаторы снижали смертоносные перегрузки. Вокруг нас разгоралось багровое свечение — мы входили в атмосферу.

+1

20

Спасибо.
К первому рассказу подсказали эпиграф. Отрывок из стихотворения Степана Щипачева "Павшим"

Весь под ногами шар земной.
Живу. Дышу. Пою.
Но в памяти всегда со мной
погибшие в бою.

Пусть всех имён не назову,
нет кровнее родни.
Не потому ли я живу,
что умерли они?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Забытое имя