Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Вилли - маленькая ведьма (чума мозга по ГП)


Вилли - маленькая ведьма (чума мозга по ГП)

Сообщений 21 страница 30 из 111

21

Cherdak13 написал(а):

"Детонато"? Новенькое заклинание, однако? И это мирный, спокойный Хаффлпаф?!!

Little написал(а):

Не "мирный" а "тихий"

Верно)))

Cherdak13 написал(а):

Это что же дальше будет -  "нуклеодетонатус"  и ядерный бабах в ответ?

Cherdak13
не соблазняйте)))

0

22

Глава 6.

В Большом Зале трудолюбивые, но невидимые замковые эльфы, с которыми я до сих пор не удосужилась завести знакомство, уже накрыли завтрак. В этот час тут было малолюдно - большинство учеников в такую рань ещё продолжали нежиться в кроватях. Я сразу заметила Эсми и всех наших за дальним концом стола Равенкло, откуда Джесс призывно махнул мне рукой, чтобы присоединялась. Не иначе военный совет. Или семейный. Вообще-то – это не по обычаю, мы ведь все с разных факультетов, для каждого из которых выделен отдельный стол, но тесно никому не было, и остальные ранние пташки не обращали на нас никакого внимания.
Братья вместе с Эсми как раз собирались на прогулку в Хогсмит. Ахилл по этому поводу сиял предвкушением, ведь он у нас нынче как раз на третьем курсе. То есть достиг возраста, когда ученикам, наконец, разрешают посещение деревни. Для тех, кто младше, подобного рода прогулки правилами школы не предусматриваются. Поэтому мне – первокурснице – ничего подобного не светит ещё два года. Так что я просто попросила купить несолёных орешков и нежареных семечек для своей белочки. Ну и... вдруг найдутся цельные шишки.
- А для себя? – ухмыльнулся Ахилл. – Там ведь есть просто обалденное «Сладкое королевство».
- И неплохая книжная лавочка, - добавил задумчивый Шон.
Я мысленно пересчитала свои средства и с улыбкой отказалась от сластей и книг. Сладкоежкой я никогда не была, а вот книжки… Сначала разберусь, чего мне не хватает при такой библиотеке Хога. А заказывать книгу наобум – глупо. Её ведь нужно в руках подержать, почувствовать тепло, запах, увидеть первые строчки, пошуршать страницами. В общем, для меня покупка книги – это Магия.
Ещё мне сказали, что этот противный Вуд успел нажаловаться мадам Трюк, так что больше квиддича по утрам выходных у нас не будет... какое-то время. Словом, завтрак получился грустным. Из знакомых в зале я приметила только гривастую Грейнджер – она торопливо поклевала за столом Гриффиндора и, не задерживаясь ни секунды, ушла. Мне же пришла фантазия сначала посидеть в библиотеке, а потом забраться на астрономическую башню.
Почему-то я ничуть не удивилась, застав в читальном зале Гермиону – больше там в такую рань никого не было. Я взяла книгу по основам растворов, применяемых в зельеварении, и углубилась в чтение – нам как раз задали домашку по этой теме. Разложила пергамент, приготовила перо и через некоторое время задремала – ну вот есть у меня такое свойство, если немного притомлюсь. Или, когда сытно покушаю.
Проснулась через некоторое время и приметила, что солнечный луч, проникающий через окошко в потолке, заметно передвинулся по стенке. И ещё, что рядом с Гермионой лежат совсем другие книжки.
- Удивляюсь, как ты можешь успешно учиться, если засыпаешь над учебниками, - моя гривастая соседка смотрела с очевидным неодобрением.
Пришлось неопределённо пожать плечами – а что ещё можно ответить? Некоторое время мы обе напряжённо работали – я разбиралась с отличиями между настойками, отварами и вытяжками, а Гермиона, поминутно заглядывая в букварь, заклинала лежащий перед ней золотой галеон.
- Возьми лучше кнат, - сжалилась я над ней и подала бронзовую монетку. - Среди галеонов иногда попадаются лепреконские, а их невозможно правильно трансфигурировать.
- Э-э... Спасибо!
С кнатом дела быстро пошли на лад – он охотно превращался в пуговицы, брошки и другие некрупные штукенции.
Я тоже не теряла времени – закончив сочинение, перешла к изучению магических огоньков и регулированию силы нагрева котла при приготовлении зелий – эта тема очень близка к хорошо знакомой мне домашней магии, но требовалось подновить навыки. Так, изредка перебрасываясь отдельными фразами, мы просидели до самого обеда.
Больше в этот день я в библиотеку не возвращалась – мы встретились в столовой с Кэти и Бель и, пользуясь тёплой погодой, гуляли вокруг замка, разглядывая его со всех сторон, и вернулись только к ужину.

***

После выходных потянулись будни, не отмеченные ничем примечательным – нам давали много заданий, на выполнение которых уходила прорва времени. По субботам с утра я всегда встречала в библиотеке Гермиону – вот уж чьему трудолюбию и упорству можно было позавидовать. Я иногда подсказывала ей по мелочи – всё-таки она из маглорождённых и даже не подозревает о многом таком, что я – девочка из древнего чистокровного волшебного рода – впитала вместе с воздухом, которым дышала всю жизнь. Одним словом, полдня каждую неделю мы дружили. А больше по жизни никогда не пересекались.

***

Представьте себе, что вы — наследственная (в десятках поколений) ведьма! Что магия давно и верно выполняет за вас неисчислимое множество мелких дел! Что настоящее большое волшебство вам преподают лучшие профессора, довольные вашим прилежанием. Что вы (опытный игрок в квиддич) старательно исполнили все предписания мадам Трюк и точно отработали упражнения по усвоению начальных навыков полётов на метле, не похваставшись своим умением и не подав никому дурного примера!
И какого же мнения о свой особе вы будете придерживаться? Разумеется, самого наилучшего! Гордость за себя распирала меня несколько часов. До тех пор, пока после окончания занятий я не взяла себя в руки и не осознала, что так до сих пор и не ознакомилась толком с замком. Выучила только несколько маршрутов, которыми мы ходили на уроки. Все они начинались от входа из фойе в Большой Зал. А ведь само здание школы огромно — только в основных корпусах, соединяющих башни, насчитывается не меньше восьми этажей. Ещё тут полно переходов, соединённых лестницами, которые нередко меняют своё направление. Иногда арка, через которую только что проходил, направляясь «туда», на обратной дороге оказывается стеной или выводит в совершенно незнакомое место.
Времени у меня сегодня было достаточно для того, чтобы неторопливо побродить по коридорам и всё хорошенько рассмотреть и запомнить. Первые три этажа были мне отчасти знакомы, кроме одного крыла, куда запрещено ходить, а вот дальше я не бывала. Этот пробел следовало устранить, для чего я уверенно поднялась на четвёртый. Сначала мне показалось, что коридор тут кольцевой — те есть, идя в одну сторону, я обязательно вернусь в исходную точку. Но, то ли развилки не приметила, то ли потеряла направление, заглядывая в пустующие классы или проникая за запертые двери, чтобы убедиться в том, что за ними нет ничего интересного, а исключительно никому не нужное старьё. Короче — я заплутала.
В общем, испугалась я, когда поняла, что не могу отыскать лестницу, ведущую вниз. Вернее, не совсем так — была лестница, но выводила она меня в точно такой же коридор, где не было никаких признаков присутствия человека, которые на известном мне третьем этаже встречались на каждом шагу. Зато отсюда вскоре нашлась лестница вверх. Тогда я поднялась на пятый этаж, который от четвёртого почти не отличался — был пустынным и безжизненным. Ни одной живой души мне так и не встретилось, и даже призраки ни разу не проплыли мимо — спросить дорогу было решительно не у кого. Портреты на стенах меня упорно игнорировали и ни в какую не желали помогать - большинство личностей, изображённых на них, либо спали, и категорически не желали просыпаться, либо вообще удрали в гости, оставив на всеобщее обозрение пустые пейзажи и интерьеры.
Я изрядно утомилась и начала искать выход, постоянно поворачивая вправо, стараясь не пропустить ни одного места, где может оказаться проход — толкала стеновые панели, заглядывала за гобелены, трогала выступающие части на расставленных то тут, то там старинных рыцарских доспехах. Тем временем снаружи стемнело, зато на стенах сами зажглись факелы. Посмотрев на часы — а они у меня механические, гоблинской работы, поняла — на ужин я сегодня не попала и вообще время отбоя уже миновало — то есть я стала нарушителем, и мне может крепко попасть - за ночные хождения вне пределов факультетской гостиной запросто могут даже исключить из школы. То есть — нельзя никому попадаться. И теперь меня подстерегают две опасности. Завхоз Филч с его кошкой миссис Норрис, и полтергейст Пивз. Собственно, и кошка и полтергейст передвигаются по школьным коридорам непредсказуемым образом, и умудряются дать знать завхозу о том, что обнаружили нарушителя, а уж он быстро приходит и ловит провинившегося. Так мне рассказывали братья.
Поймите меняя правильно — быть пойманной и сознаться в том, что заблудилась, для такой крутой ведьмы, как я — совсем не комильфо. Это полностью разрушит моё доброе к себе отношение. Словом, я продолжала блуждания, потому что неплохо запомнила довольно значительный участок этого злосчастного коридора четвёртого этажа и, наконец, вычислила место, где следовало получше поискать. Точно! Вместо иллюзорной стены отыскался ход к вожделенной лестнице вниз. Едва я спустилась по удобным ступеням, услышала бой часов из фойе — было уже половина одиннадцатого. И ещё — слева донеслись шаги и негромкие голоса.
Отступив за статую, я замерла и навела на себя маскирующие чары — не что-то особенное, но от мимолётного взгляда прикроет. Людей я так и не увидела — похоже, что они оказались в невидимом от меня проходе, но звуки их речей то и дело сюда доносились. И тут мимо прокрался Филч! То есть он прямо сейчас у меня на глазах ловит каких-то других учеников, а вовсе не меня? Или ловит меня, но поймает ни в чём неповинных ребят? И что делать? Понятно, что завхоза мне не остановить, но предупредить незнакомцев просто необходимо — иначе ведь попадутся, недотёпы!
Вариант для этого я использовала давно наигранный — я послала короткое невербальное «Агуаменти» ему под ногу и тут же дала туда заморозку. Расчёт был приклеить подошву башмака к полу буквально на несколько секунд. Обычно человек воспринимает это так, будто споткнулся, и непременно издаёт какой-то звук. А мне именно это и нужно - предупредить учеников и, лучше всего, голосом подкрадывающейся опасности.
Это у меня получилось, но наоборот — Филч не примёрз, а поскользнулся и что-то задел рукой. Звук получился достаточно громкий.
Голоса в невидимом помещении смолкли, а потом раздался топот убегающего слоновьего стада и грохот железной бочки, из которой на каменный пол вытряхнули жестяные чайники. Словом, все куда-то убежали, причём очень быстро. А я приметила неподалёку на стене гобелен, за которым нашлась... ниша или проход — мне было без разницы — главное укрыться тут было куда надёжней, чем прятаться за статуей. Оказалось, это проход, выводящий за щит, укреплённый на стене.
Торопиться вылезать из этой норки я не стала. Решила прислушаться и присмотреться. И правильно сделала — там, за щитом, появился Пивз и сразу четыре первокурсника в домашних халатах и шлёпанцах. Гарри Поттер, долговязый рыжий Уизли, Невилл Лонгботтом и... (оркестр, туш) ...Гермиона Грейнджер. Они стремглав промчались слева направо, преследуемые полтергейстом. За ними, припадая на левую ногу, пробежал Филч. Потом я слышала какие-то препирательства и, вскоре, Филч вернулся — Пивз показывал ему язык и всячески дразнился. Учеников с ними не было.
Разумеется, я так и продолжала дышать через раз, внимательно вслушиваясь и вглядываясь. Предчувствия меня не обманули — с дикими воплями вся четвёрка первокурсников снова пронеслась мимо, но уже в обратную сторону. Хорошо, что Филч успел уйти — а то бы они его растоптали.

+5

23

***
Ну и как поступит в такой ситуации природная и весьма опытная ведьма? Разумеется, осторожно проберётся в свою комнату, как только убедится, что миновала опасность, напугавшая первокурсников. И ещё эта ведьма перестанет, наконец, нарушать правила. С самыми благими намерениями, я подозрительно глянула в сторону, где что-то так напугало гриффиндорцев, и ничего особенного не увидела. Никакого огнедышащего дракона или разъярённого единорога, который бы за ними гнался, на горизонте не просматривалось. Может, притаился, и только и ждёт, когда появится беспечная я?
Поёжившись, подождала ещё немного. Выглянула – ничего. По-прежнему используя маскирующие чары, прошла вдоль стеночки до поворота. Выглянула – и опять никого. Только наводящий трепет тёмный зал с тускло поблёскивающими доспехами. Оставаться тут решительно не хотелось даже одну лишнюю минуту. Я уже повернула назад, когда непонятный жалобный звук привлёк моё внимание. Неужели гриффиндорцы кого-то здесь бросили?
Собственно, никаких новых звуков больше не доносилось, но из этого тёмного зала вёл всего один проход. Не могла же я не пройти по нему!? Подсветив себе путь люмосом, вскоре уткнулась в стену, перегородившую путь. Дверь в ней оказалась заперта. Я приложила ухо и прислушалась — что-то шевелилось, это понятно. Но меня ни капельки не тянуло проверять, что или кто издаёт эти шорохи и вздохи. То есть, конечно, тянуло... но папа просил не лезть, куда не просят. Помаявшись целую вечность — не меньше минуты, я взяла себя в руки и отбросила заманчивую мысль воспользоваться Алохоморой. Не ощущала я в себе геройских порывов сталкиваться с неизвестной опасностью глубокой ночью. Собственно, страх меня тоже сдерживал - сердце колотилось как пойманный в силок зайчишка. И всё сильнее хотелось спать. Кроме того, вспомнила, что это ведь третий этаж, куда не велено ходить, а уж какое крыло...? Я чуток заплутала. Так что любопытство отступило очень далеко и перестало меня беспокоить.
Обратный путь нашёлся неожиданно легко. А мне только и надо было спуститься на второй этаж, там я уже ориентировалась вполне неплохо. Обнаружив знакомую лестницу, ведущую к подвалам, я пробежала в свою норку, не встретив больше ни единой души. Гостиная Хаффлпафа в этот час пустовала, и в нашей маленькой комнатке тоже никого не было. Зато мирные посапывания доносились из всех четырёх спален. Девчонки, похоже, смотрели уже третий сон. Пробравшись на цыпочках к себе, не поленилась переодеться в пижаму. Не знаю, показалось мне это, или нет, но дверка на клетке моей белки была приоткрыта — разбираться с этим ни сил, ни желания решительно не было. Затушила свечу на тумбочке, и заснула, едва коснувшись головой подушки. Если зверёк сбежал — не сейчас же его разыскивать!

Утро открыло мне весьма интересную истину — если ты недостаточно отдохнула, то чувствуешь себя неважно. Соседки по спальне чуть ли не силой поставили меня на ноги, довели до умывальника и заставили проснуться. Ну... как проснуться? Я перестала падать, когда теряла опору. И могла самостоятельно идти туда, куда меня ведут. Кстати — белка, как ни в чём ни бывало, сидела в клетке и выбирала из чашки семечки покрупнее.
Не помню, что было на завтрак — я вела себя, словно заводная кукла из магловского магазина игрушек. А потом в мою жизнь пришло огромное, ни с чем не сравнимое счастье — урок истории магии, который вёл профессор Бинс. Он вещал с кафедры монотонным голосом и всячески располагал меня ко сну. И никто этому не мешал — у каждого нашлось своё дело. А я, наконец-то выспалась.
Собственно, больше никаких приключений со мной не было ни в этот день, ни в следующие.

***

Очередная суббота — день, когда мои братья и сестра как обычно умотали в Хогсмит. И снова я сразу после завтрака устроилась в библиотеке, мимолётно кивнув мадам Бинс и Гермионе Грейнджер. У меня сегодня в плане свиток о движениях волшебной палочки для Флитвика и несколько собственных вопросов к тому, как вообще-то можно ориентироваться в Хогвартсе. Нет, дело не в окрестностях — снаружи замка всё достаточно просто. Я уже обошла его и осмотрела со всех сторон. Но первая же попытка изучить это здание изнутри привела меня... ну... я это уже описала. Короче — заблудилась. И не вполне поняла, как выблудилась.
Однако, несколько моментов, всё-таки, поняла. То есть не только лестницы могут менять направление, но и коридоры. Или не коридоры, а проходы между ними. И они могут пропадать и появляться. Или — никуда не деваются, но становятся невидимыми. Хотя, иногда переносят тебя в совершенно другой конец здания. Конечно, если передвигаться в тех пределах, где обычно снуют ученики — не трудно выучить все особенности и запомнить графики, по которым меняется эта внутренняя география. Но этого мне показалось недостаточно, потому что не менее, чем половина помещений заняты неизвестно чем и непонятно, как используются. Но путь к ним опасен тем, что не так-то просто, оказывается, вернуться оттуда к людям.
А я знаю, что существуют заклинания, проявляющие невидимые невооружённым глазом детали. Поэтому, настрочив по-быстрому описания движений волшебной палочки и нарисовав нужные картинки, я принялась разыскивать книжки с нужными мне заклинаниями и делать выписки.
Как проявить чары, удалить иллюзии или снять мороки. Каким образом заглянуть за препятствие, найти то, от чего отведены глаза, как проявить замаскированное и выявить спрятанное. Заклинания, позволяющие решать подобные задачи, были разбросаны по самым разным книгам. Например, в «Косметической магии» рассказывалось, как отличить крашенную блондинку от натуральной. В «Заклинаниях начинающей хозяйки» - как найти закатившуюся куда-то иголку. В «Горшковых культурах вашего подоконника» давались приёмы оценки влажности грунта. Имелись нужные сведения и в «Маскирующих чарах», и в отвлекающих заклинаниях.
Словом, перелопатив с десяток томов, я приготовила целый свиток довольно интересных выписок о том, как проявлять разные невидимые объекты. Неподалёку от меня чем-то подобным занималась Гермиона, но, судя по книгам, её интересовали магические животные.
- Вилли! Не знаешь ли ты чего-нибудь о волшебных собаках? - спросила она, когда до обеда оставалось уже немного времени.
- Собаках? - я невольно призадумалась. - О волках и оборотнях, кажется, стояло несколько книг в третьей секции. Ещё о Френрире — волке-божестве — где-то упоминалось. У маглов я встречала собаку Баскервиллей и Белого Клыка — но ничего волшебного в этих псах не было.
- А разве ты знакома с книгами магглов? - Грейнджер удивлённо посмотрела на меня.
- Думаешь, если я чистокровная, то совсем ничего не знаю, - почему-то её удивление меня неприятно встряхнуло. - Нас учили в обычной школе обычным предметам. Я носила одежду мира людей, ездила в поездах и летала в самолётах. И в нашем доме есть электричество.
- Извини, - смутилась эта копна кудряшек. - Мне показалось, что мы, маглорождённые, здесь в Хогвартсе считаемся вторым сортом. А, оказывается, и вы, чистокровные, тоже испытываете неуверенность.
Мы посмотрели друг на друга и улыбнулись.
- Мой папа говорит, что если кто-то начинает оскорблять других — то это признак его собственной неуверенности в себе. Это я к тому, что какой-то идиот наверняка назвал тебя грязнокровкой, - рубанула я напрямую.
- Ну... да. Было дело, - кивнула Гермиона.
- Постарайся больше не воспринимать всерьёз его слова — он явно отпрыск вырождающегося рода. То есть — сами эти слова — признак прогрессирующей наследственной умственной ограниченности. Мне так объяснил мой папа.
- Мой папа примерно так же написал и мне. Интересно, почему они одинаково думают?
Мы опять улыбнулись друг другу. И я решила не спрашивать про то, от чего они с такими воплями неслись тогда ночью по коридору. Мы вдвоём немного порылись в книгах про собак... то есть, не порылись, а поискали — но ни на что интересное так и не наткнулись.

+5

24

Так-так-так... а Данте Алигьери, часом, в библиотеке Хога, нету ли? Товарищ оч-чень много знает про магическую тварюшку Цербера...  а собак, который в том проходе сторожил философский камушек, той же природы.  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

+1

25

Cherdak13
думаю если не в Хоге, так дома у Вилли это имелось)))

0

26

Глава 7.

Готовить своё собственное исследование о проявляющих и раскрывающих чарах оказалось интересно, но невероятно сложно. Например, о заклинаниях поиска, которые мне показались неплохим дополнениям в деле исследования переходов и тайн Хогвартса, вообще нашлось крайне мало информации. Даже простенькое «Акцио», которым можно притянуть к себе предметы определённого рода, изучается лишь на четвёртом курсе. Мне пришла в голову мысль, что им можно было бы посрывать гобелены, маскирующие тайные ходы. Попробовала поискать книгу по чарам четвёртого курса в нашей хаффлпавской «учебке», но именно её там не обнаружилось. Самый простой шаг, который очень не хотелось делать – это отловить какого-нибудь четверокурсника, например, слизеринца Шона. Конечно родные помогут, но ведь смысл в том, чтобы дойти до всего самой. А потом - раз – и всех удивить. А лучше тайные знания держать при себе. Никогда не знаешь, что в жизни пригодится.
Вот так, задумавшись, под каким предлогом буду просить у Шона его учебник по чарам, я потеряла бдительность на уроке по Зельям и самым непростительным образом помешала простецкое зелье четыре раза по часовой стрелке вместо трёх и против часовой. Всего-то! Зелье даже цвет не сменило, оставшись насыщенно-зелёным. И мне в голову не приходит, как профессор Снейп, смог это нарушение обнаружить. Склонившись над моим котлом, он втянул запах своим длинным носом, приглядываясь к цвету.
Выпрямился и взмахом палочки просто опустошил посуду.
- От вас, мисс Маккена, я ожидал большего. – Презрительно бросил он, отходя к котлу Бель. И больше не смотрел в мою сторону. И баллы не снял. Даже не знаю, почему меня это расстроило. Поклялась впредь не думать на Зельях о других предметах.
Чувствуя себя немного несчастной - профессор Снейп не назначил даже отработки - я последней покидала класс в подземельях, когда меня выловила целая делегация.
«Неужели профессор успел сдать меня декану и братцу?» - нервно подумала я.
Но во взорах профессора Стебль, Ахилла, Седрика Диггори и высокой темноволосой хаффлпафки с седьмого курса, не было укоризны. Лишь какое-то радостное нетерпение и предвкушение.
- Вилли, наконец-то! – воскликнул Ахилл, едва не приплясывая. На лице братца теперь ясно читалось, что меня ждёт что-то хорошее. Я смогла немного расслабиться.
- Мисс Маккена, - ласково улыбнулась декан. – Боюсь вам придётся пропустить урок профессора Бинса.
«Ну вот, - пронеслось в голове, - а я так надеялась выспаться»
- Это Грейс Хайуотерс, она всё объяснит. Пойдёте с ней и мальчиками. Я в вас верю, мисс Маккена. Но увы, сама присутствовать не могу, у меня сейчас первокурсники с Гриффиндора и Слизерина. Сами понимаете.
Мы понимали – эти два факультета по некоторым причинам отличались лютой непримиримостью друг к другу, и тянулось это на протяжении многих поколений - я уже слышала от наших мальчишек о нескольких стычках между гриффиндорцем Поттером и слизеринцем Малфоем. А ведь они только недавно познакомились. Что же дальше будет?
- Пойдём, - сказала мне Грейс, - у нас к тебе не очень обычное предложение, основанное пока что лишь на словах твоего брата. Но эти утверждения необходимо проверить.
Я поспешила за ними, уже догадываясь, что направляемся мы на квиддичное поле.
- Что? – тихо спросила брата.
- У Грифов новый ловец, - сообщил тот, словно это всё объясняло.
- И что?
- Новый ловец – это первокурсник Гарри Поттер, - серьёзный Седрик оказался менее восторжен, но более информативен, и я сразу поняла, что к чему.
- Но я не гожусь в ловцы.
Они все рассмеялись, но мётел взяли и на меня тоже.
- Ловец у нас Диггори, - Грейс лучисто улыбалась одними глазами, и вдруг очень мне понравилась. – А не хватает нам хорошего загонщика. Раз грифы позволили себе взять первокурсника, то и мы можем. Хотя слышала бы ты баталию между нашим деканом и МакГонагал.
- Это она ещё не знала, что мы хотим взять тебя, - ткнул меня локтем в бок Ахилл.

***

+3

27

***

Комета-260 отлично меня устроила — эта метла не столь быстрая, как Нимбус, зато превосходно управляется и снабжена металлическими подножками. Любитель верховой езды сказал бы: «Послушна шенкелям» - для действий руками во время игры это очень важно.
Меня выпустили в поле и принялись обстреливать бладжерами — квиддич довольно жёсткая игра, и именно загонщикам достаётся самая трудная её часть.
Поначалу я успешно справлялась с отбиваниями этих атак, практически ничего не пропуская мимо. Всё было ничего, пока в дело не вмешался не участвующий в игре и мирно кружащийся вокруг колец квоффл. То есть, он и не вмешивался — просто я случайно оказалась на его пути и мне пришлось уворачиваться, отчего я на мгновение упустила приближение бладжера. Только в самый последний момент смогла отклониться и попыталась отвести летящий в меня мяч левой рукой. Бладжер неожиданно резко поддался моему судорожному отбиву и буквально рассыпался на кусочки, упавшие на землю далеко за пределами стадиона.
- Такой квиддич нам не нужен, - сказала Грейс.
Седрик согласно кивнул, а Ахилл... Ахилл с удивлением осмотрел биту, которой я пользовалась — кажется, никто не разглядел, что я действовала не дубинкой, а ладонью.
Было обидно, что в команду я не попала, но разлетевшийся от удара ладони бладжер заставил забыть об этом огорчении.

***

Для меня загадка столь сокрушительного удара не была чересчур сложной — ведь на средний палец левой руки у меня надето то таинственное кольцо, о котором я напрочь забыла — оно невидимо, неосязаемо и больше меня не беспокоит. Однако осознать его силу стало настоящим шоком. Три дня я вообще боялась прикасаться к чему-либо левой рукой, ощущая себя парией, больной непонятной болезнью, которая не позволит больше играть в квидич, да и просто по жизни принесёт только проблемы. Пытаясь уснуть ночью, я представляла, как меня запирают в клетку, чтобы оградить от опасности ни в чём неповинных людей. И тайна с каждым днём становилась всё мучительней от сознания невозможности с кем-нибудь поделиться. Я стала невнимательна на уроках, забросила своё исследование, почти не могла есть, и, чтобы побыть одной, убегала в астрономическую башню, к которой, наконец, нашла дорогу.
Через три дня – была пятница - я проснулась очень рано с мыслью, подарившей надежду на избавление. В самом деле, что же я так паникую, даже ни в чём не убедившись. Поспешно одевшись, я на цыпочках вышла из своей норки и спустилась в гостиную Хаффлпафа. К счастью, там никого не было, в такой час все ещё сладко дрыхли в своих постелях. Лишь мне совесть не давала спать.
Дальше было легче. Выбралась из замка, никого не встретив, через боковые двери, и сразу побежала к роще возле озера. Подальше, чтобы никто не увидел моих экспериментов, если вдруг они подтвердят самое худшее. А ведь я почти убедила себя, что виновато вовсе не кольцо, а внезапный всплеск той самой неконтролируемой детской магии. Ну подумаешь, что эти всплески закончились у меня лет пять назад, а вот тут – от страха, что не смогу отбить бладжер – выплеснулось. Вот и всё!
Кусая губы, я остановилась возле большого камня, наполовину уходившего в воду возле старого, рассохшегося дерева на краю пляжа. Наполовину обросший мхом, он был скользким и опасным. Пара первоклашек в этом году едва не поломали ноги, забираясь на него. Сглотнув, я сжала руку в кулак и со всей силой стукнула по камню. Мощь от удара ощутила ещё до полного соприкосновения, валун просто рассыпался мелкой галькой, подняв в воздух взвесь из песка.
У меня подкосились ноги, пришлось опустится на песок. Оставалось только жалеть, что надела, не спросясь, непонятное кольцо, и мечтать вернуться обратно во времени и даже не заходить в папин сейф.
Переборов слабость от осознания всего размаха катастрофы, виновницей которой оказалась, я, продолжила эксперимент и разбила ладошкой несколько камней поменьше. А один, размером с куриное яйцо, просто раздавила в кулаке. По затылку забегали мурашки. Я снова села на песок и вцепилась в свои коленки. И тут же испуганно отдёрнула левую руку. Громадное облегчение охватило от вида невредимой ноги. Я призадумалась и тут же опробовала новую мысль на деле — артефакт срабатывал на моё желание. Получалось, если я не хотела ударить сильно — рука не была опасна. Ровно пять камней остались невредимы после хлопка по ним, а шестой – контрольный – разлетелся. Я обрадовалась было, что могу сдерживать силу кольца и нарочно хлопнула по нему от души. То есть, скажем, в потасовке, или споткнувшись и ухватившись за чьё-то плечо... стало страшно. Я вызвала Эгаста и отправила письмо папе, где во всём созналась.

***

«Милая моя Вилли! - написал мне папа. - Колечко, которое ты надела — один из древнейших фамильных артефактов, принадлежавшее, если верить семейным легендам, самому Теодориху. Его обнаружили на пальце после смерти хозяина, поэтому никто ничего не знает о происхождении этой вещицы. Также, по преданиям, колечко надевала супруга Сикста Угрюмого, но носила она его недолго, потому что разрушала всё, к чему прикасалась. Снять его удалось, только отрубив безымянный палец. С тех пор оно хранится среди реликвий рода и никогда никем не используется, потому что сообщает владельцу столь большую силу, что от неё страдает всё, к чему этот человек прикоснётся.
Не скрою, я удивлён тем, что ты за более, чем месяц, впервые попала в неудобное положение. Боюсь, что избавиться от этого артефакта можно только пожертвовав пальцем. Но, возможно, тебе удастся настолько хорошо контролировать его, что оно останется у тебя навсегда — ведь Теодорих прожил долгую жизнь, и современники не отмечали за ним склонности разбивать вещи или калечить людей.
Дома мы с тобой ещё поговорим об этом, когда приедешь на Рождество. Пока же, постарайся никому не рассказывать об этом кольце. Даже братьям и лучшим подругам. Так же, не доверяй тайну директору. Прочесть твои мысли он не сможет и прямого вопроса не задаст. Так что лгать, будем надеяться, не придётся. Но оставаться с проблемой один на один – тоже не дело, поэтому можешь рассказать об этом одному из ваших наставников. Прошу тебя убедиться, что этот профессор никому не выдаст твою тайну. После долгих размышлений, я пришёл к выводу, что он единственный не станет паниковать и сможет воспринять эту информацию так, как будет лучше для тебя и для окружающих. Более того, уверен, что ты можешь на него положиться. Он не станет использовать это знание против тебя. Впрочем, всегда можно потребовать от хранителя тайны непреложного обета - иногда обет может спасти жизнь самому этому хранителю. Осталось назвать его имя, хотя возможно, ты уже сама догадалась. Это мой коллега, преподаватель Зелий, профессор Снейп. Если ничего не поможет, напомни ему о нашей дружбе. Но это крайняя мера.
Хорошо, что ты передаёшь письма через домового эльфа. Впредь поступай также. Это письмо постарайся запомнить, и после уничтожь. Пусть эльф уничтожит. Не то чтобы я не доверял вашей совиной службе, но бережёного, как говорится…
Будь умной девочкой, не действуй сгоряча. И старайся оставаться в тени. Хватит твоему курсу одного героя. Когда-нибудь ты оценишь мои слова по достоинству. А сейчас просто верь.
Любящий тебя отец, Джерард Маккена»

***

+2

28

***
К профессору Снейпу я пошла в тот же вечер. Найти его покои оказалось не трудно - через две двери от класса зельеваренья, как и рассказывал мне когда-то Шон. Как истинный слизеринец, братец конечно знал, где находятся комнаты его декана. Я шла и думала, где же могли подружится мой отец и этот мрачный профессор? Папа ведь старше него лет на шесть – семь. Значит учится в Хоге вместе не могли. От силы — один год. Хотя папа тоже был на Слизерине. Окончательно запутавшись в своих мыслях, я вздохнула пару раз полной грудью и постучалась в дверь. Не стоять же здесь всю ночь, набираясь храбрости. И страшно тут в подземельях, и холодно.
Дверь распахнулась внезапно, когда я уже подняла руку, чтобы постучать второй раз. Правую руку. Левую я старалась всё время держать в кармане.
- Мисс Маккена! – раздался надо мной голос профессора Снейпа. На его лице не было написано ни удивления, ни недоумения. Лишь усталость и недовольство. – Смею напомнить, что до отбоя осталось двадцать минут. Вы как раз успеете извиниться за беспокойство и добежать до своей комнаты.
- Профессор, мне надо с вами поговорить! – выпалила я на одном дыхании.
Минуту или две, он молча сверлил меня своими обсидиановыми глазами, не позволяя опустить взгляд, потом резко развернулся и велел зайти внутрь.
- Кто учил вас окклюменции? – резко спросил он, едва захлопнулась дверь. Здесь в комнате с жарко натопленным камином, было к моему удивлению тепло и уютно. Друг напротив друга стояли удобные глубокие кресла, куда мне и предложили сесть нетерпеливым жестом. – Мисс Маккена, вы слышали мой вопрос?
Я присела на краешек, хотя больше всего сейчас хотелось залезть на кресло с ногами и утонуть в его глубине.
- Никто сэр.
- Значит… А лигилименции? Вы можете читать чужие мысли?
- Нет. Не способна. Папа пытался научить, и сказал – безнадёжно.
- Ну что ж. Равновесие соблюдено, не так ли?
- Я не поняла, сэр.
- Мисс Маккена, зачем вы пришли? – он поднялся из своего кресла, и взмахнув полой мантии, словно огромным крылом, развернулся и отошёл к камину. - Быстро излагайте в двух словах свою проблему, или убирайтесь.
- Непреложный обет, - произнесла я решительно. Мне не понравилось, что после такого грубого начала, я должна довериться именно ему. О чём думал отец?
- Не понял, - вот теперь профессор удивился. Нет, скорее не на шутку рассердился. По ледяному взгляду я догадалась, что до этого он был почти ласков. – Дверь там, мисс Маккена.
- Я не уйду, сэр. Вы должны меня выслушать, - быстро произнесла я, боясь, что ещё немного, и сама сбегу отсюда. – Но без непреложного обета, я ничего рассказать не могу.
- Я должен? Вы правда считаете, что я кому-то чего-то должен, мисс?
Убийственный тон лишал воли.
Я поднялась и направилась к двери. Папа ошибся. Было глупо надеяться, что профессор Снейп меня выслушает.
- Стоять, - прошипел Ужас Подземелий мне в спину.
Я замерла, боясь пошевелиться.
- Кто вас надоумил потребовать у меня непреложный обет? Быстро отвечайте! Имейте ввиду, я пойму, если это ложь, мне для этого даже мысли читать не нужно.
Я и не собиралась лгать. Но и отвечать не хотелось. Что это изменит?
- Мой отец, - прошептала еле слышно.
- Сядьте!
Вернувшись обратно, снова присела на краешек, а профессор занял второе кресло.
- Значит, непреложный обет, - задумчиво произнёс он. – Что именно вам пообещать?
- Что никто не узнает мою тайну от вас.
- Всего лишь, - он усмехнулся. – Что ж, значит так. Я дам вам такой обет, мисс. Но если это окажется какая-нибудь ерунда, пеняйте на себя.
Угроза заставила поёжиться, и я с надеждой взглянула на дверь.
- Готовы? Впрочем, можете уйти, и я забуду, что вы приходили. У вас десять секунд, чтобы это решить.
Продолжая сидеть, я с тоской разглядывала ковёр на полу. Он был тёмно-зелёным с густым ворсом. На таком приятно поваляться с книжкой перед камином.
- Время вышло. – Декан Слизерина поднял свою палочку. - Дайте вашу руку.
Я протянула ему правую и он крепко обхватил своими длинными пальцами моё запястье. Постаралась сделать тоже самое.
- Клянусь своей магией хранить тайну, доверенную мне здесь и сейчас.
Огонёк голубого цвета вспыхнул на кончике его палочки и оплёл наши руки сияющей цепью.
- Принимаю клятву, - заворожённо глядя на это чудо, выдохнула я. Сияние погасло, и Снейп сразу же отпустил мою руку.
- А теперь, мисс Маккена, удивите меня!
Что ж, он сам попросил. Я уже поглядела по сторонам и нашла то, что мне показалось не жалко и уничтожить. Обычные магловские гантели. То есть совсем не обычная вещь для магов, но у Шона такие были, и он уверял, что ценность их в магазинах маглов совсем не большая. В крайнем случае, попрошу отца купить ему новые.
Я встала, подняла левой рукой гантель, оставленную на ковре у камина. Неужели он до моего прихода занимался ими, как Шон?
- Можно? – всё же спросила у хозяина комнаты.
Он лишь кивнул, наблюдая за мной суженными глазами. Так смотрит зверь перед прыжком.
Вздохнув, с силой сжала ладонь. Только металлическая штукенция не рассыпалась. Она стала тонкой и мягкой, а концы с круглыми навершиями просто повисли, и я поняла, что могу с ней обращаться как с пластилином. Например, растянуть и завязать узлом. Но одной рукой это делать неудобно. А правая так не может.
- Это всё? – коротко осведомился профессор.
- Нет. Тут нет камней.
Он взял с дивана подушку, швырнул мне под ноги и трансфигурировал в камень, хороший такой валунчик размером с арбуз. Присев на корточки, я шлёпнула по нему ладошкой, разбивая в куски и пыль. Ковёр стало жалко.
- Репаро! – произнёс Снейп, восстанавливая из кусков камня подушку. – Мисс, я впечатлён и жду объяснений.
Не стала обращать внимание на его сарказм, и всё честно рассказала. Как увидела кольцо в папином сейфе, как примерила и не смогла снять, как забыла о нём. И про бладжер. И про валун на озере. И про письмо отца.
После мучительно долгого молчания, Снейп протянул ко мне руку.
- Дайте вашу ладонь, мисс Маккена, и не дёргайтесь так, я не собираюсь отрезать вам палец. По крайней мере пока.
Жалко улыбнулась на такое доброе утешение и вложила свою ладошку в его длинные жёсткие пальцы. Он верно угадал, чего я боюсь.
Следующие часы прошли как в тумане. Множество заклинаний, произнесённых тихим голосом профессора, взмахи палочкой, поливания и натирание моей бедной руки какими-то зельями. Ещё одна испорченная гантель, подсвечник и нож. Кольцо так и не появилось. И сила руки никуда не делась. Глаза у меня уже слипались - я едва понимала команды учителя. И всё более вяло их исполняла, мечтая лишь о том, чтобы скорее уже это всё закончилось.
- Мисс Маккена!
Повелительный голос вывел из полудрёмы, и я испуганно открыла глаза.
- Возьмите! – он протянул мне флакон с голубой жидкостью. – Выпьете ровно половину утром, когда проснётесь. А теперь можете идти.
Я кивнула и поплелась к двери, сунув флакон в карман. Сил открыть дверь почему-то не осталось. Она никак не поддавалась. А потом закружилась голова и потемнело в глазах.
Очнулась я в большом помещении со множеством пустых коек. И сначала не могла понять, где нахожусь, пока не увидела мадам Помфри.
- Как себя чувствуешь, милая? – спросила она очень по-доброму, подходя и кладя прохладную руку мне на лоб.
- Хорошо, а почему я здесь?
Неужели профессор Снейп отнёс меня в лазарет?
- Нервное истощение, ничего страшного. Я бы очень хотела знать, отчего вы, юная мисс, так мало ели последние дни, и так мало спали. Есть ли кто-нибудь, кому вы могли бы рассказать причину? Может, профессор Дамблдор? Ты знаешь о недуге, он навещал тебя утром, но не стал будить.
- Я уже всё рассказала папе и профессору Снейпу, - призналась я. – Со мной всё в порядке теперь.
– Ну-ну. Северус уже мне рассказал, - улыбнулась целительница.
Я в удивлении вскинула глаза, не веря услышанному. Не может быть!
- Подумаешь, не взяли в команду по квиддичу, - продолжала мадам Помфри, отмеряя какую-то жидкость в стакане. - Нельзя же так расстраиваться. Глядишь, возьмут на следующий год, как и положено. Полежишь тут денёк, максимум два, и всё будет в порядке. А теперь выпей это, и поспи ещё немного. Когда проснёшься придётся поесть, и без капризов, договорились?
Я кивнула и послушно выпила зелье. И мысленно поблагодарила Ужас Подземелий. Ведь он нашёл просто замечательное оправдание моему странному поведению. Не будь проблем с кольцом, это могло бы стать правдой. То есть я действительно не заметила, как почти извела себя.
***
Хорошо болеть! Сразу понимаешь, сколько людей к тебе хорошо относятся.
Казалось, что меня навестило полшколы. Разумеется, Эсми и Джесс пожурили, что ничего не рассказала им. Шон приволок мне пару магловских детективов и даже сам немного почитал вслух. Ахилл потерянно бормотал, что это была его идея пригласить меня в команду, но кто же знал, что я начну так переживать из-за неудачи! Гермиона забежала тоже - принесла мне книгу по началам артефакторики, наверное, заметила, что меня она интересовала тогда, в библиотеке, и обещала навестить завтра, если я всё ещё буду здесь.
Позже пришёл профессор Дамблдор, и я впервые увидела его так близко. У него была очень добрая улыбка, длинная белая борода, тюбетейка на седых волосах и очки половинки, за которыми ласково и лукаво поблёскивали серые глаза. Покачав головой, он посетовал на правила, которые нужно исполнять, и мягко намекнул, что для Гарри Поттера было сделано исключение. Всё же он не просто так мальчик, а вообще сирота, рос у тётки и мало радости видел в жизни. И я конечно должна понять, почему он стал членом команды, всё же он не просто очень перспективный игрок – его отец был лучшим ловцом в школе в своё время, и вообще Гарри - герой магического мира и живётся ему очень нелегко.
По его словам выходило, что я заболела просто из зависти, что Гарри взяли ловцом в команду, а меня нет. И хотя прямо он этого не сказал, я едва сдерживалась, чтобы не заскрипеть зубами.
Честное слово, к концу речи директора, мне хотелось искренне и страстно возненавидеть мальчика-который-выжил. Просто из принципа. Я даже немножко поняла Малфоя.
Хорошо, что профессор довольно быстро ушёл, оставив мне на тумбочке пакетик с леденцами. Не стала их трогать. Не люблю сладкого.
***
Бель и Кэти зашли вместе, рассказывали мне новости, как проходили без меня уроки, и кто кого чуть не убил, какие дураки мальчишки, и как много задают на Трансфигурации и Зельям. Они расспрашивали, что бы я хотела получить, мол, Ахилл готов сбежать в Хогсмит и купить мне чего только не пожелаю. Я заверила их, что мне гораздо лучше, и что надеюсь вернуться к ним завтра. И абсолютно ничего не хочу. Ни книг, ни игрушек, ни тем более, сладостей. И не заберут ли они от меня леденцы в виде лимонных долек, а то от их вида, у меня челюсти сводит.
Леденцы забрали Сьюзен, Мег и Ханна, пришедшие на смену подружкам. Девчонки забежали ненадолго, пожелали скорейшего выздоровления, и заверили, что про мою белочку они не забыли, правда кормит её только Бель, от других «дикая хищница» еды не принимает. А то бы они тоже кормили.
На смену им пришли наши мальчики. Джастин Финч-Флетчли, Тим Элрой и Джонни Кападино. Не хватало только Эрни и Вейна, и был бы полный комплект.
Некоторых визитёров я не видела, они приходили, когда я спала, а спать я умудрилась аж четыре раза за день. Как усну ночью при таком режиме, я даже представить не могла.
Поздно вечером пришёл профессор Снейп, и я вся сжалась под одеялом, невольно пряча левую руку.
- Мисс Маккена, - произнёс он безразлично-холодным тоном.
- Здравствуйте, профессор.
- Я обдумал вашу проблему. Боюсь сходу устранить её невозможно. Могут понадобиться месяцы, а то и годы для отыскания решения. И в этом свете настоятельно рекомендую тренировать свою способность как можно чаще. Пытаться есть и писать левой рукой. Гладить кошку – или кто у вас там? Хотя если в клочки разлетится кошка, это будет не очень приятное зрелище.
Я удивлённо открыла рот. Была уверена, что он посоветует мне не пользоваться левой рукой вообще.
- И сначала будете делать это под моим присмотром, - невозмутимо продолжал он. – Жду вас у себя по субботам в три часа дня. И в воскресенье – ровно в полдень.
Я только кивнула, как он резко развернулся, и покинул Больничное Крыло, не попрощавшись.

+4

29

Каури написал(а):

Честное слово, к концу речи директора, мне хотелось искренне и страстно возненавидеть мальчика-который-выжил. Просто из принципа. Я даже немножко поняла Малфоя.

Директор хотел что-бы вокруг Поттера остались только Визли?

+1

30

Little написал(а):

иректор хотел что-бы вокруг Поттера остались только Визли?

Мне показалось, что Вилли болезненно среагировала на подчёривание исключительности Поттера.
Она-то, как и Малфой, из древних магических семей - как бы не посторонние люди в волшебном мире.
Ну и, что она, что Малфой - оба неровно дышат к квиддичу. А допустили только Поттера! Несправедливо.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Вилли - маленькая ведьма (чума мозга по ГП)