Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Коптский крест-3. Мартовские колокола


Коптский крест-3. Мартовские колокола

Сообщений 1 страница 10 из 984

1

Итак, потихоньку начинаю выкладывать третью книгу серии "Коптский крест".
Рабочее название: "Мартовские колокола". Как всегда, буду рад любым замечаниями и критике.




Глава первая
Осенний день был чудесен. Нежаркое сентябрьское солнышко щадило затянутых в сукно и толстую кожу людей; короткий, теплый еще дождик прибил пыть, поднятую лошадиными копытами.  Воздух над полями и невысоким, увенчанным радостным сосновым бором  откосом был прозрачен, как наилучший хрусталь, а потому издали можно было различить и шитьё на офицерских мундирах, и императорские вензели на ташках гусар, и латунные кокарды на киверах.  Правда, время от времени  ряды войск затяшивала сплошная ватная пелена порохового дыма; а уж когда стреляли двухфунтовки, стоящие у самого моста, то дымные столбы вылетали из их жерл на много метров вперед, закрывая от наблюдателей всё:  и сдвоенные ряды парижских волонтёров в нарочитых обносках и «революционных» треуголках, и сумрачно разворачивающихся на фоне горящих изб кирасиров, и серых с красным гусар 3-го полка, стоявших где-то на дальнем от ручья фланге, возле редких кустов тальника.
- A gauche convetion marche! *
Неровная линия кавалеристов в серых с красными шнурами ментиках принялась разворачиваться влево. Крайний встадник, высокий худощавый, единственный, чей мундир был украшен серебряным шитьем, обернулся, привстав на стременах. От стоящей вдали группы всадников к гусарам нёсся адъютант в роскошном белом кольбаке** и голубом ментике, отороченном белым же мехом. На скаку он махал рукой в сторону русских позиций и что-то неразборчиво кричал.
Всадник в серебряном шитье - видимо офицер, командир небольшого отряда, - поморщился и снова повернулся к своим гусарам:
- Serrez vous range! Prepare pour charge!**

##* (фр.)     Изменить направление налево
##** Военный головной убор - шапка из медвежьего меха на жесткой кожаной основе
##*** (фр.) Сплотить ряды! Приготовиться к атаке!

По серой с красным шеренге прошло шевеление. Гусары принимали влево, сокращая интервалы между всадниками; малое время спустя они уже стояли колено к колену, выжидательно поглядывая на офицера. Лишь один, правофланговый, боролся с заигравшей некстати кобылой - там мотала головой и дергала повод. Всадник шипел и нехорошо ругался.
- Sabre a maine!*
Залязгало; высверками вылетели из ножен клинки. Одна-две лошади испуганно дёрнулись, но остались в строю. Адъютант подскакал к офицеру и, наклонившись, принялся что-то сбивчиво говорить; в стороне как раз ударила двухфунтовка и лошадь адъютанта, присев на зады, резко отпрянула от источника звука - тот еле удержался в седле. Гусарский офицер кивнул, опустил руку с саблей к стремени и слегка приподнялся в седле:
- Au trot marche!**
Шеренга двинулась. Гусары по прежнему держали сабли опущенными к стремени. Впрочем, кое-кто держал клинок перед собой, наискось конской гривы, что, похоже, было против правил - офицер недовольно покосился на нарушителей, но не сделал замечания. Кони шли ровно, всадники держались колено к колену, лишь игривая рыжая правофлангового всё мотала головой, норовя вырваться вперед, из строя.
- Au galope marche!***
Ухнуло. Пехотинцу, стоящему крайним в небольшой группе, мимо которой как раз проходили гусары, показалось, что под ним дрогнула земля, и солдат поспешно шагнул в сторону. Серомундирная шеренга прянула вперед, стремительно теряя линейность: несколько всадников, в том числе крайний гусар на рыжей кобыле сразу вырвались вперед - кто на пол-корпуса, а кто и на целый лошадиный корпус.
-  Сharge!!!****
Сабли разом взлетели: гусары не размахивали ими над головой, а вытянули из вперед, подобно копьям, между лошадиными ушами. Оружие они держали плашмя, оборотив пальцы кистей вниз. Впереди - рукой подать! - колыхалась буро-зелёная масса крестьян в суконных армяках, обшитых мехом безрукавках. Среди моря бесформенных шапок виднелись кое-где кивера и папахи с ополченческими крестами. Навстречу гусарам качнулся частокол двурогих свежеобструганных вил и кос, насаженных торчком; замелькали в руках топоры на длинных, на манер алебард, рукоятях.  Из толпы крестьян ударил выстрел-другой, но это не могло уже остановить стремительный накат серо-алых всадников…

##* (фр.) Сабли вон!
##** (фр.) Рысью, марш!
##*** (фр.) Галопом, марш!
##**** (фр.) В атаку!

Отредактировано Ромей (28-08-2014 14:11:23)

+4

2

Ромей написал(а):

Правда, время от времени  ряды войск затяшивала сплошная ватная пелена порохового дыма; а уж когда стреляли двухфунтовки, стоящие у самого моста, то дымные столбы вылетали из их жерл на много метров вперед, закрывая от наблюдателей всё

По нынешней классификации это малокалиберное орудие и ни о каких "дымных столбов на многие метры" речь идти не может. Максимум небольшое, быстро рассеивающееся облачко. Погуглите - "стрельба из старинных орудий", там множество видео.

0

3

Это... Как бы сказать... Личные впечатления' с натуры
Бой-то не настоящий' реконструкция. Автор описывает то' что видел и делал сам

0

4

Почти достгнув щетины выставленных навстречу острий, верховые приняли влево и, уже по одному поскакали,  вкруговую обтекая партизан. Те, сбившись в плотную группу, напоминали теперь сердитого ежа: гусары, кружась вокруг этой колючей массы, с замаха рубили по выставленным древкам; летели щепки.
- Ну вот, судари мои, они и попались! - довольно проворчал Корф и повернулся к молчащим в сёдлах кавалергардам. Скользнув взглядом по всадникам, барон незаметно для стороннего наблюдатедя дернул щекой: масти коней были разнобойные,  положенной полку вороной не было вовсе. За шеренгой статных молодцов в чёрных кирасах и белых мундирах стоял ряд чёрных с серебром александрийцев.  А красиво, чёрт возьми! Нет, жаль всё же, что кони не в масть…
- Вахмистр?
От шеренги гусар отделился невысокий, крепкий унтер, ладно сидящий на вороной лошади. Барон снова поморщился; Что лошадь, что всадник, были был явно не гусарских статей; эдакому молодцу служить бы в драгунах. «Впрочем, - осадил себя Корф», - не надо судить строго. Вечно я забываю, что тут правила иные. Эти люди, хоть и стараются, изо всех сил, но вот подбирать людей и лошадей по  росту и статям позволить себе никак не могут. Да и зачем это, если вдуматься?»
- Вот что, голубчик, а подрежьте-ка вы этим гусарам хвосты! И нас заодно фланкируете…
Унтер кивнул, вскинув пальцы к козырьку, крутанул лошадь и вернулся  к своим гусарам. Барон недоумённо нахмурился: сколько не напоминай себе, а вбитое годами строевой службы не вытравить самовнушением…
«….Если же нижний чин едет верхом на заузданной лошади (то есть поводья в обоих руках), то для отдания чести правую руку не прикладывает к головному убору, а лишь поворачивает голову к начальнику и провожает его глазами…»*
Конечно, на войне подобным придиркам не место, но мероприятие, на котором он сейчас находился с чистой совестью можно назвать манёврами - а уж на манёврах-то сам Бог велел требовать от нижних чинов строгого следования уставу… Ну вот, опять! Какой, к  свиньям, устав? Он остался в ста тридцати годах, в прошлом…

##* В.В. Крестовский, «Книжка для молодых солдат кавалерии и казаков», СПб, 1887 г.

- Са-а-бли вон, господа! Рысью-марш!

Отредактировано Ромей (29-08-2014 09:27:37)

+6

5

Ромей написал(а):

осадил себя Корф»,

Закрывающая кавычка лишняя.

+1

6

Спасибо. Пара нюансов. "Вензели", "вензеля". Написание "ВензелЯ" соответствует несколько иному смыслу, например "Выписывал ногами вензеля". В данном случае именно "вензели".
"В обоих руках...". -  в данном случае - автор ТОЧНО следует первоисточнику.

0

7

Эх, трубача нет! А без него - что за кавалерийская атака! Никакого шика.  По всем правилам сейчас следовало трубить к галопу, а потом: «Марш-Марш!» И «Строй равняйсь!»
И эскадрон, подняв палаши, пускает в карьер; усатые унтера следят, чтобы кавалеристы на правом фланге не отпускали особенно поводов, ибо опытом доказано, что левый фланг не успеет скакать за правым, ежели оный пустит без всякой сноровки…
Серые увидели угрозу и начали поворачивать навстречу. Поздно: гусары не успели не то что разогнаться навстречу кавалергардам, а даже не смогли сплотить ровную линию; к тому же партизаны, воодушевленные помощью, сломали своего ежа и кинулись отбивать остановившихся гусар от строя, окружали их вопящей толпой, ощетиненной вилами и косами…. «Французы», попавшие в середину  таких группок крутились на месте, ловко отмахивая саблями тянущиеся со всех сторон дреколья.
Однако, две трети серых все же успели сбиться вместе и встретить атаку неприятеля лицом к лицу. В последний момент они даже слегка разрядили строй, и тяжёлые кавалеристы картинно, на публику, гребенкой прошли сквозь гусар; залязгали клинки, и барон, краем глаза увидел, как чёрно-серебряные александрийцы поскакали в обхват, прижимая серых к нестройной массе партизан - на вилы, на косы, на разгром… 
Офицер серых ловко (барон даже удивился - откуда такая сноровка у далеких потомков?) отбил два удара баронова палаша, потом отсалютовал Корфу саблей:
- Ну что, расходимся? Классно отыграли!
Барон согласно кивнул, принял коня в сторону:
- Назад, господа кавалергарды! Ры-ы-ысью!
**************************************
- А барон-то… бог войны! - крикнул Николка.
Ваня кивнул. Корф и правда был хорош, хотя ему и пришлось сменить роскошное латунно-полированное облачение на чёрную крашеную кирасу и высокую кожаную каску с щетинным гребнем. 
Впрочем, рассматривать кружащих в клубах пыли и упоённо звенящих клинками кавалеристов, Ване было некогда.  Он был занят: поставив тяжёлое ружье на землю, сосредоточенно забивал бумажный пыж в ствол. В губах он сжимал медяшку капсюля: не забыть надеть его на шпенёк, иначе молоточек замка только всухую щёлкнет, не воспламеняя порох в казённике и не толкая в плечо отдачей.
Ружья раздобыл всё тот же барон - в фанагорийских казармах, кроме винтовок Крнка и прочего оружейного хлама, нашлось несколько старых, времен ещё Крымской войны, капсюльных ружей с латунными накладками; ими-то и вооружились Роман, Ваня и Николка. Не желая связываться с громоздким построением мундира (что, впрочем, было не так уж и сложно, как могло показаться - в швальне Троицко-Сергиевского резервного батальона сшили бы и не такое), мальчики под чутким руководством денщика Корфа Порфирьича посетили Сухаревку и подобрали там вполне «антуражные» армяки, кушаки, шаровары и прочее, необходимое уважающему себя «партизану» тряпьё. Ромка заткнул за пояс специально приобретённый на той же Сухаревке крестьянский топор - он специально выискивал вот такой, понеказистее, с истёртой Бог знает за сколько лет рукоятью и неровным, грубой деревенской ковки лезвием.
Мальчики ограничились обычными торбами через плечо, в которых навалом лежали щедро накрученные Порфирьичем бумажные патроны. Старый солдат долго учил мальчиков сложной ружейной науке: «скуси патрон», «сыпь порох», «прибей заряд»…
Сам старик стоял сейчас рядом с ними - Корфом было строго наказано следить за тем, чтобы в суете реконструкционного сражения с мальчишками ничего не приключилось. Предосторожность, впрочем, оказалась излишней: толпа «партизан Герасима Курина»* на проверку оказалась состоящей из мальчишек окрестных школ, собранных на фестиваль и одетых в одинаковые бутафорские колпаки и кафтаны. Врочем, восторгов это не умеряло: «партизаны» с огромным энтузиазмом кидались на французских кавалеристов, в запале пытались ткнуть супостатов фанерными косами и картинно подпрыгнув, десятками валились на землю после очередного залпа неприятельской артиллерии. Так что Порфирьич, унтерским рыком построил своё невеликое войско, и все они, четверо, споро заряжая ружья, били в сторону шеренг красно-синей пехоты частыми залпами.

##*  Герасим Курин  — предводитель крестьянского партизанского отряда, действовавшего во время Отечественной войны 1812 года в Вохонской волости (район нынешнего города Павловский Посад). В настоящее время там проводится военно-исторический фестиваль, посвященный этим событиям.

+4

8

Ромей написал(а):

слегка разрядили строй

разредили (от слова "редкий"). Разрядить можно оружие или конденсатор.

Ромей написал(а):

под чутким руководством денщика Корфа Порфирьича

Звучит как имя и отчество - "Корф Порфирьич" :) Предлагаю чуть переставить слова:
... под чутким руководством Порфирьича, денщика Корфа, ...

Ромей написал(а):

крестьянский топор - он специально выискивал вот такой, понеказистее, с истёртой Бог знает за сколько лет рукоятью

Рукоять топора называется топорищем :) и вряд ли она будет сильно истёртой - выстругать новое топорище нетрудно.
... выискивал вот такой, понеказистее, с потёртым топорищем ...

Ромей написал(а):

Сам старик стоял сейчас рядом с ними - Корфом было строго наказано следить за тем

Надо бы добавить местоимение "ему".

+2

9

Ромей написал(а):

Сам старик стоял сейчас рядом с ними - Корфом было строго наказано следить за тем, чтобы в суете реконструкционного сражения с мальчишками ничего не приключилось.

Старика взяли на экскурсию в XXI век?

0

10

- А всё же я не понимаю, Макар, зачем тебе понадобилось тащить наших гостей на фестиваль? Вот уж нашёл, чем удивить - игрища в прошлое! Ну, я понимаю, когда Роман барона привез тогда в Коломенское... а теперь-то зачем? Неудобно даже. Нам что, показать им больше нечего?
Каретников поглядел на Олега Ивановича и вздохнул.
- Всё-то ты по себе судишь, Олегыч. Нет, я  понимаю, конечно, что иные реконструкторы слегка стыдятся своего занятия - ну, то есть в своих кругах,  конечно, всё круто, есть чем гордиться - а вот на работе не рассказывают лишний раз, чтобы не услышать чего-нибудь снисходительно ироничного типа «Ряженые» или «не наигрались в детстве». Но мы-то с тобой, кажется, уже давно выше подобных комплексов? И потом - что значит «показать больше нечего»? Мы ведь, кажется, не экскурсии сюда устраиваем - нам с этими людьми дальше бок-о-бок большие дела делать. Так что уж отвыкай, будь любезен, от такого тона, пора бы…
- Опять ты все наизнанку вывернул! - возмутился собеседник. - А я, между тем, совсем иное имел в виду. Времени у нас не так уж и много, а вы с бароном тратите его на всякого рода игрища. По твоему, это правильно?
- А я вот позволю себе с вами не согласиться, дражайший Олег Иванович! - встрял в разговор Евсеин.  - Если вы захотите услышать моё мнение - то посещение этого народного гуляния - просто-таки гениальный ход. Возьмите меня - ведь, кажется, уж кому-кому а мне грех жаловаться на привыкание к чужому времени, а вот поди ж ты - на этом празднике я наконец по-настоящему ощутил, что вы, потомки, в сущности, не так уж далеки от нас. История у нас общая, предки тоже.  А  что до привычек и окружения - то разве это так уж и важно? Люди, в сущности, во все времена одинаковы.
Да вот хоть замени сейчас вот это все… - и он широким жестом обвёл ряды клеёнчатых навесов, где торговали сувенирами, бутербродами и жарили шашлыки, - …на лоточников с Охотного да Сухаревки. Думаете, кто-нибудь заменит подмену? Наоборот, решат что власти расстарались и сумели еще детальнее передать «дух прошлого»…
Олег Иванович хмыкнул. Спорить с Евсеиным было не с руки. С тех пор, как к доценту окончательно вернулась память (спасибо Каретникову и его хитрым пилюлям), - историк активно вживался в новые реалии и успел за месяц с небольшим стать среди них совершенно своим. Идею совместной, всей группой, поездки на Вохненский военно-исторический фестиваль он воспринял с восторгом, - впрочем, как и Корф, и Яша с Николкой, - и с головой ушёл в подготовку к этому мероприятию.
Казалось бы - чего уж проще? Походы через портал вся компания освоила уже основательно; Николке и Семёновыми пришлось основательно перетрясти закрома, и теперь у каждого из членов их небольшой группы имелась своя бусинка от древних корптских чёток. Она во всякое время открывала портал, соединяющий девятнадцатый век с двадцать первым,так что, дабы не примелькаться на улице Казакова (носившей в прошлом  название Гороховской), пришлось выработать даже особую процедуру перехода. В девятнадцатый  век проникали так:  в портал входили со стороны дворика в двадцать первом веке, с тем, чтобы оказаться в прошлом на тротуаре. Во дворе дома, принадлежащего господину Овчинникову, было слишком уж много внимательных глаз; и если студенты, населяющие съёмные комнаты, были заняты самими собой, то уж бдительный Фомич, дворник Овчинниковых, нипочём не упустил бы из виду визитёров.  Благо, в последнее время ему случалось насмотреться на странных гостей.
Путешественники уже привыкли к тому, что посторонние никогда не видят  момент появления пришельца из иновремени. Даже если специально прикладывать к этому усилия, в последний момент всегда возникала какая-то помеха, вроде некстати зачесавшегося глаза. И в результате сторонний наблюдатель ни разу еще не сумел обнаружить открывающийся в стене дома портал.  Двор дома на улице Казакова, - типичный офисный особнячок, куда кто только не заходит по своим надобностям, - хоть и был оснащён положенными по статусу видеокамерами, но всё же оставался местом тихим, и на случайный народ там внимания не обращали. Олег Иванович с Каретниковым уже подумывали о том, чтобы снять в этом доме офис - оставалось найти повод, и тогда портал во времени можно будет вообще надёжно скрыть от посторонних глаз.
Так что было раз и навсегда договорено, что, идя из прошлого в будущее, следует входить в портал со стороны улицы и появляться во дворике дома; совершая обратное путешествие, наоборот, надо было войти в тоннель со двора и оказаться в прошлом на булыжнике Гороховской улицы.
Но на этот раз процедура перехода оказалась куда более хлопотной. Корф, узнав о предстоящем фестивале, развил бурную деятельность. Кипучая энергия его оказалась такова, что Каретникову и Семёнову в какой-то момент оставалось лишь соглашаться да измысливать способы, как реализовать ту или иную затею. Сначала барон заявил, что намерен привезти на празднество своего коня - невместно ему, природному кавалеристу и ротмистру лейб-гвардии выступать на прокатской кляче. Гости из будущего зачесали в затылках; был разработан сложный стратегический план, согласно которому Никока с Ваней, мотаясь туда-сюда через портал должны были выбрать подходящий момент, когда ни во дворе, ни на улице не будет слишком уж много народу - и после этого быстренько провести коня через тоннель. Имелось опасение,  что безропотная животина откажется лезть в загадочную дыру в стене,  но хоть здесь всё обошлось.
Потом выяснилось, что для ухода за буцефалом Корфу остро необходим человек. Причем справиться с этой непростой  и деликатной миссией может лишь верный денщик барона, Порфирьич - никому другому Корф не собирался доверять своего боевого скакуна. Каретников и Семёнов, было, принялись протестовать? как, посвящать в тайну портала еще одного человека, да еще и совершенно не готового, в силу своего уровня знаний, приобщиться к подобным реалиям?
Однако барон и тут сумел настоять на своём - и оказался, как ни странно, прав. Довольно быстро выяснилось, что Порфирьичу в общем, всё равно где находиться - кажется, он с тем же успехом буде выполнять все распоряжения барона что в песках пустыни Атакама, что на Луне - если там, конечно, найдётся чем дышать.
Проведя скотину через межвременной тоннель, Корф (одетый по такому случаю вполне нейтрально, в одежду, специально приобретённую для него Каретниковым в магазине товаров для верховой езды), - вскочил в седло и бодрой рысью двинулся в сторону Земляного вала. Каретников на машине последовал за ним; на Земляном валу путешественников ждал грузовичок с будкой-коневозкой на прицепе, арендованный по такому случаю у кавалеристов-реконструкторов. А уж оттуда и доктор, и барон и его верный конь отправились по Садовому кольцу, к Ярославскому шоссе, и дальше - в сторону Павловского Посада. Порфирьича, от греха, барон посадил рядом с собой, в машину к Каретникову. Денщик поначалу дико озирался по сторонам, крупно дрожал.  Но после того, как барон вручил ему флягу с коньяком и в приказном порядке потребовал уполовинить её содержимое, заметно успокоился. Весь остальной путь он с интересом поглядывал в окошко каретниковской тачки и с вожделением косился на заветную фляжечку.
Каретников подозревал, что Корф просто обрадовался случаю, «легально» познакомить Порфирьича с тайной путешествий во времени; они уже успели не раз убедиться, что барон доверял своему денщику во всём, и, в то же время, испытывал отчётливый дискомфорт, когда вынужден был обходиться без его общества. К тому же Порфирьич и правда, оказался крайне полезен. Попав в лагерь военно-исторического фестиваля (приехали туда заранее, как полагается, еще в пятницу; само выступление планировалось на воскресенье), старый солдат освоился неожиданно быстро. Барон поручил его заботам Николки вс Ваней, и, как оказалось, это тоже было на редкость верным ходом. Порфирьич, наподобие дядьки при сынках помещика, ходил всюду за мальчиками, помогал им осваивать хитрую науку владения капсюльными дульнозарядными ружьями и подгонял, чтобы ладно сидели, приобретённые на толкучке армяки и поддевки. Мальчишки в благодарность водили старика с собой по лагерям реконструкторов; Порфирьич присаживался у костра, слушал разговоры, степенно отвечал, когда спрашивали и недовольно косился на тех гостей фестиваля, которые позволяли себе уж чересчур вольно обходиться со спиртным.
В лагере красноярцев - клуба, занимающегося темой французской артиллерии, - случился даже забавный инцидент: когда двое проигравших битву с зеленым змием реконструкторов один за другим чуть не повалились в костёр, старый солдат не выдержал. Он, как кутёнков, оттащил их подальше от огня, заставил стоять «смирно» и долго и матерно выговаривал насчет того, что солдат, который не умеет по божески, в меру  напиться и принимается  колобродить на биваке - свинья, а не солдат, и такому хороший унтер должен непременно бить в рыло. Собравшиеся вокруг реконструкторы разных видов оружия с восторгом внимали проповеди; отдельные слушатели пытались воспроизводить особенно сочные и колоритные обороты Порфирьича. Испугавшиеся было Ванька с Николкой успокоились, и с того вечера все трое стали желанными гостями у этого костра…

Отредактировано Ромей (29-08-2014 14:11:51)

+7


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Коптский крест-3. Мартовские колокола