Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Д.О.П.-2. "Посторонним вход воспрещён"


Д.О.П.-2. "Посторонним вход воспрещён"

Сообщений 1 страница 10 из 593

1

Как и обещал - начинаю очень неспешно выкладывать текст второй книги цикла "Д.О.П. - Департамент Особых Проектов", являющегося прямым продолжением событий цикла "Коптский крест",
Эта книга начата в соавторстве с Ю. Ледяковой, начинающим автором из Калуги.
Текст будет выкладываться неспешно; приглашаю в ветку всех, кому были интересны предыдущие мои произведения.

0

2

Глава первая

Где москвичи знакомятся и заводят романтические отношения? Правильно, на пляже Таиланда или Египта. Когда Алиса сказала, что она – журналистка, Глеб недоверчиво так усмехнулся, и сообщил, что он – успешный бизнесмен-гробовщик. Как выяснилось, никто не солгал. Только он не сказал, какой он, оказывается, педант и зануда. Его не устраивает ни алисин график работы (ненормированный), ни ее круг общения (слишком широкий и беспорядочный), ни бардак в квартире (это не бардак, Алиса знает, где что лежит). Он понимает, как можно снимать для богатого издания своей камерой, ибо издание скупится на хорошую аппаратуру, а качество требует. 
А все потому, что Алиса перекрасилась в блондинку.
Если к самодовольному мужчине приходит за интервью хрупкая блондинка, мужчина сразу начинает ей покровительствовать и объяснять глупышке правду жизни. И заодно рассказывает гораздо больше, чем собирался. Особенно, если раскрывать глаза по шире и восхищенно качать головой.
Глеб тоже хочет покровительствовать и объяснять, поучать, читать мораль… И теперь понятно, почему он до сих пор не женат. Например, сегодня спрашивает:
- Зачем ты завела еще один блог?
- Первый блог – это блог фотографа, - объясняет Алиса, – второй – мой личный, а этот – блог журналиста, под псевдонимом. Тут будут мои журналистские расследования.
- Ты слишком много времени тратишь на те два блога, теперь еще этим занимаешься. А у тебя машинка уже все постирала. В ней лежит мокрое белье и перетягивает барабан. Так машинка быстрее из строя выйдет. А ты ничего вокруг не видишь.
Короче, поругались.
Ну и пусть.
Зато блог получается – загляденье. Алиса выложила в него три своих готовых расследования, опубликованных на разных интернет – ресурсах за последний год. С фотографиями, со ссылками, без редакторских купюр и оглядок на спонсоров. Два вечера до глубокой ночи сидела, отлаживала шрифты, оформление, наводила лоск. Будет у нее вот такое развернутое портфолио, какого у других нет.
Только блог надо продолжать, а приличных тем пока не подворачивается.
Сегодня Алиса снимала нудную конференцию, потом поехала в подмосковный лес на тренировку группы добровольцев, разыскивающих пропавших людей. Вернулась усталая, пыльная, села писать репортаж. Сбросила на почту редактору. Опять ведь вырежет самое интересное, выхолостит до незначительной новости. Обидно.
Два часа на обработку фотографий.
Запищала напоминалка на мобиле. Надо идти в фитнес-клуб.
Алиса ненавидит фитнес-клуб. Точнее, дамочек, которые занимаются с нею в одной группе. В большинстве своем – стареющие курицы с претензиями на элитность в худшем понимании этого слова. Зато после тренировки все тело такое… довольное, иначе не скажешь. Заряд бодрости и полет.
У Алисы нет проблем с фигурой, потому что она весь день носится по городу, как угорелая, прижимая к боку кофр с камерой и большую сумку, набитую бог знает чем. Но фитнес-клуб – это еще и момент престижа. И связи, потому что все эти курицы – жены всяких мелких специалистов в высотных зданиях из стекла и бетона. Нет незаметнее чиновника-специалиста… и нет незаменимее. Министры меняются, аппарат остается. И все знает.  Пока этот источник выстрелил только один раз, но как!
***
В тот вечер небо над Москвой было темно-золотым с синими росчерками узких облаков. И клены были того же цвета, что и небо. Золото плавилось в вечерних витринах и омыло их группу, высыпавшую после тренировки на порожки спорткомплекса.
Большинство дам устремились к стоянке, а Вера Василевсекая остановилась и воскликнула:
- Красота-то какая! Прямо плакать хочется.
Алиса уже достала камеру и принялась щелкать в попытке поймать этот неудержимый золотой поток. Василевская привстала на цыпочки:
- Покажи, что получилось!
Сейчас попросит сфотографировать.
- Ой, Алисочка, а сними меня на фоне всего этого великолепия!
И нет никакого повода отказать.
Василевская оказалась надоедливой и настырной: мол сфоткай вот так, а вот так тоже, а давай ты снимешь меня вот там… Алиса сначала послушно щелкала, потом воскликнула:
- Нет, так не пойдет. Сними плащ, день куда-нибудь свою сумку и сними этот ужасный ободок. А потом садись прямо в листву, и загреби листьев. Да-да, вот так. Ой, отлично, что туфель слетел, не надевай.
После неожиданной фотосессии, когда солнце ушло за башни, оставив свое золото только на небе и в верхних окнах, Верочка кудахтала от восторга, любуясь собой на экране Алисиной камеры, а потом предложила поехать к ней и попить кофе, заодно и фотки скинуть на компьютер. Почему бы и нет? Хотя, фотографии еще обработать надо…
- Нет, властно возразила Василевская, - знаю я вас, профессиональных фотографов-художников. Сделаете сто снимков, а отдадите один, причем не тот, который нравится мне. Поехали.
Дома у Верочки было просторно и с претензиями.
- Я люблю, чтобы в доме было светло и пахло жасмином,-  тараторила Верочка, водя Алису по хоромам. – Тут у Димочки кабинет, а тут – спальня. Ты одобряешь обои, или бедно смотрятся?
Сквозь жасмин пробивался запах краски. Понятно. Только что сделали ремонт, и хозяйка еще не нахвасталась им. Алиса похвалила обои, одобрила сине-розовую гамму детской и предложила заняться фотографиями. На ноуте у Верочки внезапно нашелся фотошоп. Алиса стала хоть как-то обрабатывать снимки с Василевской. Вытягивала свет, кадрировала… и забыла про время. Василевская сварила кофе и села смотреть. Надо отдать должное, не мешала. Заглянул ее супруг – нечто аморфное в бежевых тонах и с глубоким чувством собственной значимости. Сел, налил кофе, и стал жаловаться жене на «этого негодяя Шилова», который ушел в отпуск, оставив его разбираться с жалобами пикетчиков с Лесного Проезда.  А какой ему, Василевскому, интерес, отфутболивать жильцов? Никакого. Весь интерес подгреб Шилов и укатил в Данию.
Алиса навострила уши. История с незаконной точечной застройкой на Лесном появлялась в ее новостной ленте раз по десять на дню. И вот всплывает фамилия в связке с неким «интересом» ...
На следующее утро Алиса предложила редактору съездить на Лесной Проезд. Горящих тем не было, и он согласился.  Материал для новостей нужен. Поговорила с жильцами, сняла мордоворотов, отталкивающих негустую толпу с дороги самосвала, выяснила, куда именно ходили, кому писали, кто и что ответил…
И понеслось!
Сначала сняли новость с сайта. Палыч развел руками: «Алисочка, там огромные деньжищи замешаны. Покалечат же».
Потом позвонили на сотовый Алисе и очень грубо попросили не лезть куда не просят.
Алиса списалась с Хвостом и стала публиковать материалы на его «желтой» страничке под псевдонимом «Степен Стопкин». Посещаемость странички выросла, а бандитов Хвост не боялся, потому что у него была какая-то крыша.
Итогом была полная остановка незаконной стройки и даже прокурорская проверка в конторе верочкиного мужа. Конечно, никого не посадили, но Лесной Проезд оставили в покое. Хвост потом рассказал, что Степу Стопкина несколько раз кто-то разыскивал, но Хвост псевдонима не раскрыл, сказал, что это – журналист-фрилансер по удаленному договору. И даже такой договор для Алисы составил по всем правилам на всякий случай. Что значит старая дружба, не ставшая романом!
Так родился Степан Стопкин – вольный журналист – раскапывающий всякие скандальные дела.
***
Именно его блог и творит Алиса. За три «дела» у нее уже возник и четко нарисовался образ Степана Стопкина. Хвост ржет, что Алиса творит мужчину своей мечты.
Может быть.
Но сначала она делала полную противоположность себе. Она ездит на папиной старенькой королле, у Степы – патриотичная лада-калина, купленная в кредит. Она – потомственная москвичка, Степа – «понаехавший» из глубинки, как он сам про себя и пишет. Алиса хватается за любую работу, а Степу интересуют серьезные расследования. Он – парень упрямый, рисковый и где-то авантюрист, в отличие от покладистой и осторожной Алисы.
Нет, это не мужчина ее мечты. Это она сама, какой ей хотелось бы быть. Правда, серебристая королла ее вполне устраивает.
В любом случае, литературные вкусы у них со Стопкиным одни и те же. Только Алиса про свои помалкивает, ибо они не вписываются в образ куклы Барби с фотокамерой, а Степа любит Чехова и Толстого.
В школе Алиса ненавидела всю эту русскую классику, потому что литературу им преподавала Аннушка. С подачи Аннушки вся русская литература представлялась Алисе, как нудное описание грязи и рванья человеческой души. Мир «до революции» выходил серым и безрадостным, полным нищеты, тупости и лени.
А потом она в поезде от скуки купила «Статского советника» Акунина в мягкой обложке. Типа имя автора на слуху, надо бы ознакомиться. Прочла быстро и с удивлением. Оказывается, этот век вовсе не бесцветен.
Потом, сидела у отца, ждала, когда он вернется со службы, и ради любопытства выдернула томик Чехова. Полистать. Потом были Достоевский, Толстой, Салтыков-Щедрин…
Господи, ну почему Аннушку не придушили в колыбели? Как же умело эта растрепа отбила у Алисы интерес к прекраснейшей литературе! И к удивительному периоду истории!
А еще Алисе безумно понравилась мода конца девятнадцатого века. Она даже начала покупать шмотки в том же стиле, благо ей идут длинные юбки, соломенные шляпки и кофточки с фонариками. Петрович даже обозвал ее «тургеневской барышней», когда она перестала вязать волосы в конский хвост и заплела их в недлинную мягкую косу с черным газовым бантом.
Иногда Алиса воображала себя в огромном зале с зеркальным паркетом, танцующую мазурку в длинном платье с кружевным шлейфом. Вот правда, мазурку танцевать она не умела. Да и кто сейчас танцует мазурку, кадриль или вальс? 
Сегодня правят бал хип-хоп, хайп, хаус – драйв, раскованность и ритм.
Интересно, как Степа Стопкин относится к субкультуре хип-хоп? Наверное, никак. Также, как и Алиса. Не интересует, но и не раздражает.
Выгнувшись по-кошачьи, Алиса сладко потянулась. Не пойдет она сегодня в фитнес-клуб, а просто пойдет и погуляет ни о чем не думая.
«Вот и лето наступило как-то незаметно,» - думает девушка, неспешно бредя по двору. Она уже собирается свернуть на улицу, когда ее окликает Олежик, дворовый приятель с детских лет. Он нагружен двумя огромными пакетами из «Пятерочки».
- Привет! Сто лет тебя не видно, - пакеты ставятся на асфальт.
- Привет, да я вся в бегах в работе. А у тебя что, закупки на неделю?
- Не, это для алхимических экспериментов. Рискнешь здоровьем? Присоединишься?
Вот это именно то, что нужно Алисе после бестолкового дня и ссоры с Глебом – «алхимия» Олежика и Шурика!
- Ой, классно как! А что сегодня?
- У нас эксперименты с новой фритюрницей и свежим кроликом.
- Кролик во фритюре? Не, фритюрница отдельно, а кролик отдельно. Мы его уже замариновали и сейчас будем пытаться его приготовить в духовке… Черт! Сыр-то я забыл!
- Так я куплю! А то на халяву и не удобно.
- Давай, и сразу ко мне.
- А сыр какой?
- Самый дешевый типа голландского или пошехонского.
Олежик и Шурик – страстные кулинары самоучки. Периодически они собирают народ на «алхимические эксперименты» и осваивают какое-нибудь новое мясное блюдо. Прежде Алиса частенько сиживала на олежиковой кухне в ожидании вкуснятины. Это же так здорово – мальчики готовят, а девочки сидят рядом и болтают в ожидании. Где еще такое увидишь? Но, когда учеба в МГУКИ осталась позади, как-то потеряли друг друга.
Шурик колдовал с фритюрницей, жаря в ней все подряд – луковые кольца, мясную соломку, картофельные кружочки, сырные шарики с ветчиной. Пока Алиса, Иришка и Юлик подъедали все это, ребята измывались над кроликом. Сегодня им ассистировали Валерка и прежде незнакомый Алисе молчаливый парень по имени Лев.  Еще лев приготовил какой-то волшебный соус для фритюрных зажарок.
- Пропадай, моя фигура! – вздохнула Иришка, обмакивая в соус картошку.
А Алиса наслаждалась забытым чувством безопасности. Никто от тебя ничего не ждет, никто не капает, никому от тебя ничего не надо.
- Олег, а вы мед уже закончили?
- Ага, - оторвался от кролика Олежик, - Шурик в Склифе ординатуру отбывает, я – в Сербского.
- «Сербского» - это что?
- Социальная и судебная психиатрия.
- А, ты все-таки остановился на психиатрии?
- Ну да. Без работы не останусь, потому что психов в наше безумное время все больше и больше.
- А раздвоение личности там лечат? – невинно поинтересовался Валерка.
- Лечат, а что?
- Ты им про Грязного Гарри рассказывал?
- А я с ним не знаком, - под общий смех невозмутимо отозвался Олежик. - Его только вы знаете, а я к тому времени ничего не помню. А раз не помню, значит этого нет.
Олежик -  милейший человек, пока не напьется. А вот если переберет, то становится вдруг агрессивным и вредным. Начинает доколебываться до всех и обязательно лезет в драку. Тогда в компании и говорят, что проснулся Грязный Гарри.
Парни начали травить всякие медицинские байки. Лев вдруг оживился и тоже рассказал пару леденящих душу историй из жизни анестезиолога.
Девушки ахали, и то смеялись, то требовали прекратить эти ужасные разговоры.
- К нам на днях мужика привезли, - запихивая противень с кроликом в раскаленную духовку, говорил Олежик, - бандит какой-то, проходит по делу толи с наркотой, толи с оружием, толи и с тем и с другим. И несет восхитительную ахинею…
- Косит?
- Не знаю… Экспертизы пока не было. Но фантастики  точно перечитал. 
- Его что, инопланетяне похищали? – догадалась Ирочка.
- Не, у него машина времени где-то установлена. Переносит его в прошлое. В царскую Россию.
- И?..
- Наркоту он там в аптеке покупает. Кокаин или морфий. Вот так, запросто, без рецепта. 
Посмеялись.
- Так что же его к вам? – Спросил Шурик, - Понятно же, что врет.
- Понимаешь, уж очень он убежденно врет. Или… убедительно, уж не знаю. Я присутствовал, когда его по тестам гоняли.  Он вроде как вменяемый;  но в то, что говорит, похоже, сам искренне верит. Короче, менты не знают, что с ним делать. Пока отправили к нам  на освидетельствование - а там видно будет. И самое занятное - он, похоже, и сам сознаёт, что ему чёрта с два кто поверит - и бесится, что его  в  дурку закрыли.
- А часто у вас вот так, под психов косят?– поинтересовалась Алиса.
- Не-а. Сейчас у нас на смертную казнь вроде как мораторий.  Так что всякий понимает - лучше уж обычный срок отсидеть, чем гнить всю жизнь в закрытой психушке. К тому же симулировать психоз не так-то просто. Есть мелочи, нюансы, несовпадения, которые не что опытный врач - любой практикант просечет на раз-два-три. Такие штучки только в «Золотом телёнке» проходили, а в наше время - вы бы знали, сколько одних дисеров на тему симуляции психических расстройств написано…
- Да и в «Золотом телёнке не прошли. - заметила Алиса, которая как раз недавно прочитала бессмертное творение Ильфа и Петрова.  -«Не помогли ни книга Блейлера и  сумеречное  состояние души,  осложненное маниакально-депрессивным психозом. Профессор Титанушкин  не уважал симулянтов».
На неё посмотрели с уважением - не всякий в наше время сособен вот так, с ходу, цитировать классиков.
- Слушай, - продолжала меж тем  левушка, - а можно мне у этого вашего уникума интервью взять? Проведешь? Покажешь его? А то с темами полный трындец.
Олежик покачал головой:
- Нереально. Это же режимный объект. У нас там такие Чикатилы лежат, что мороз по коже. А сейчас еще на освидетельствование эту летчицу привезли, которая с Украины - так теперь кроме ментуры, еще и ФСБ-шники присматривают… 
- А как-нибудь потихоньку?
- Как? Алис, там высокие стены, колючка, камеры, решетки. Все, как в тюрьме.
- Подожди, - удивилась Юлик, - у меня знакомая говорила, что ее брат в Серпах от алкоголизма лечится. Добровольно. Как его-то пускают?
- Ну там есть отделение для тех, кто сам приходит, или для тех, кого из психиатрических интернатов привозят. Наркология и все такое. Там даже музей имеется - посвящённый жертвам карательной психиатрии советских времен. Но этот бандит - он содержится в особо закрытой, в тюремной части. Там все строго - даже ложки после каждого обеда пересчитывают. Наверное, даже строже, чем в тюрьмах - еще бы, в Серпах ведь не только бандюки на жкспертизе, там и вполне реальные психи -  маньяки с маньячками. Представьте, что будет, если такой сбежит? Чикатила пионером покажется…
- А ты где работаешь?? – спросила Иришка.
- А я везде! -  усмехнулся Олежик, - Я - в каждой бочке  затычка. Вчера вот с очередной беспамятной возился - случай биографической анастезии. Тетка у нас второй месяц лежит - так вообще ничего не помнит. Ее подобрали на какой-то подмосковной станции. Вот я и  учу ее разговаривать - она, видите ли, забыла, как это делается.
- И как, научил?
- Прогресс имеется, - Олежик налил себе пива и подхватил сырный шарик с салфетки не дожидаясь, пока обтечет шкворчащее масло. Конечно, немедленно обжегся - и  принялся ронять и ловить шарик, ойкая и плеская вов се стороны пивом. Ирочка пыталась отобрать горячее лакомство и дать Олежику уже остывший шарик, но тот свирепо засунул обидчика в рот, запил пивом и объявил, что победил супостата – убил и съел.
Кролик не слишком удался - получился с горчинкой. Но под пиво его все равно дружно слопали. Мальчики вдумчиво рассуждали, что они сделали не так и как надо будет «алхимичить» с кроликом в следующий раз. А у Алисы все не шел из головы бандит, шакставший за наркотой в прошлое.  Когда с пивом и остатками лакомств переместились из кухни в комнату, она снова принялась убеждать Олежика свести ее с любопытным субъектом. 
- А у вас там практиканты бывают?
- Бывают. И сейчас есть. Но там же все по пропускам. Их оформляют по списку, который присылают с места учебы… хотя…
- Что?
Олежик встал и начал рыться в куче из дисков, электронных девайсов и каких-то коробок на подоконнике. Нашел что-то и задумчиво на него уставился. Потом поднял глаза на Алису:
- Ты же блондинкой заделалась… - и снова перевел взгляд на белый пластиковый прямоугольник.  – Тут ведь какое дело… Сейчас у нас проходит практику группа из моего универа. И одна из них только один раз пришла на практику, а потом уехала к себе в Алексин, потому что у нее кто-то умер. Пропуск мне отдала, чтобы я сдал. А я забыл.
Алиса подскочила к Олежику и заглянула в пропуск.
- Не похожа, - сказал Олежик.
- Я буду на нее похожа, - возразила Алиса, - дай гляну. Да отдам, если не согласен, просто посмотрю.
Олежик неохотно выпустил заламинированный кусочек картона.
К счастью, практикантка из Алексина не была толстой. А карие глаза можно сделать при помощи контактных линз, спрятав свои серые. Уложить такую же прическу – не проблема. Вот нос…
Алиса Юлик и Иринка начали обсуждать, как сделать Алису, похожей на фотографию Елены Евгеньевны Коробовой.
А Олежик сидел, исполненный глубоких сомнений.
- Я же не собираюсь ему побег устраивать, - убеждала Алиса, - мне бы с ним только поговорить и все.
- Пойми, он под следствием. Ему даже с родней нельзя свидания устраивать, только с адвокатом. А ты – журналистка. Если тебя поймают, нам обоим будет конец.
- А ты-то тут причем? – Удивилась Алиса, - мало ли где я этот пропуск нашла.
- Его мне дали, чтобы сдать, мы знакомы.
- Не поймают, Олежик, ну пожалуйста!
Чем сильнее отнекивался Олежик, тем больше Алисе хотелось проникнуть за стены неприступных Серпов. А если ей что-то очень хотелось…
- Давай так, - сказал Олежик, - я завтра узнаю, до какого числа там эта группа. Они скоро уйдут. Ты придёшь в последний день…
- Судя по сроку действия пропуска, это как раз завтра – возразила Алиса.
- Да? Черт! Но ты вообще на нее не похожа!
- А мне и не надо быть похожей на нее. Мне надо быть похожей на фотографию.
- А если паспорт спросят?
- Ну, я не ношу с собой паспорт. А студенческий дома забыла. В этом случае просто не пустят и все.
И Олежик сдался. Алиса, это вам не сырный шарик!

Отредактировано Ромей (04-12-2014 13:42:20)

+3

3

Глава вторая

Проходная позади. А вот и Олежик ждет, нервно постукивая ногой:
- Ты везучая, честное слово! Именно сегодня у клиента предварительная экспертиза. Разные тесты и так далее. И на ней присутствуют две группы практикантов. Так что каждая будет думать, что ты из другой. Быстро чеши вот туда, там инструктаж!
Инструктаж. Проверка пропусков по спискам. Суровые менты. Решетки. Белый кабинет. Практиканты молча сидят у стенки. Врачиха дает клиенту всякие картинки, просит что-то нарисовать, выбрать…
Клиент – широкоплечий молодой бугай, недоуменно-страдальчески отвечающий на все эти вопросы. Ему явно интереснее молодые практикантки. Шарит по ним глазами. Когда его взгляд пересекся с алисиным, она подмигнула.
Парень замер, принялся старательно что-то рисовать. Потом снова покосился на Алису. Алиса попыталась сделать свой взгляд как можно более заговорщицким и выразительным. Он уставился на свой рисунок, по лбу пошли морщины.
- Вы не поняли задание? – заботливо спросила врачиха.
-Это, ага… Повторите пожалуйста.
Что делать? Как с ним поговорить?
И тут Андрей (так зовут подэкспертного) вдруг нагло заявляет:
- А у меня сейчас время, положенное мне на курево. Тут можно? И сигарету мне дайте.
Врачиха вызывает конвоира, который уводит Андрея на перекур. Практиканты зашевелились, задают вопросы. Тетка отвечает. Какие у нее глаза холодные, бррр!
Вернувшись, Андрей что-то уныло черкает, потом мнет листок, заявляет, что не получилось, и просит другой. Тягомотина с тестами продолжается еще минут пятнадцать, потом Андрея уводят, но перед уходом он бросает в урну смятый листок, быстро глянув на Алису.
Тетка врачиха раскладывает рисунки и прочие результаты подэкспертного и начинает объяснять, что они означают. Пока практиканты толпятся у ее стола, Алиса выуживает листок и сует в карман. В руках – мелкая противная дрожь.

http://sa.uploads.ru/t/Q509Z.jpg

Алиса идет последней. Здание пройдено насквозь - надо свернуть за угол. На листке, кроме «домика, в котором Вы хотели бы жить» нарисован план со стрелочками и надпись «третье окно».
Окно с решеткой и изнутри закрыто железным крашеным листом. И что теперь?
- Слышь, коза, ты кто? – раздается шепот из-за железного листа.
Сердце падает в пятки. Алиса поворачивается к окну спиной и начинает копаться в сумке?
- Я – корреспондент, случайно узнала про вашу историю. Мне стало интересно. ..
- Ну еще бы, - пауза, - мне уже терять нечего, так что молчи и слушай. Времени ваще нет. В любой момент зайти могут. Короче, дело в следующем. Есть фраер один, журналист, историк - я, в натуре, не в курсах.  Семенов Олег Николаевич. У него сынок, Иван - старшеклассник. А дружбан этого Семёнова -  врач, по фамилии Каретников. В седьмой градской работает, какая-то шишка, бывший эмчеэсник. Короче - найдёшь, не та проблема.  Так вот - компашка эта отыскала портал - ну как в книжках фантастических,  - ворота в прошлое. Прямиком  в 1886-й год, при царе ещё.   Ну и, понятное дело, принялись там дела крутить, бабло грести лопатой - а чё им теряться?  Мы вышли на них через Ольгу Смольскую- есть такая коза, студентка первого меда, у ней ещё брат Роман, дембель из десантуры.  Там какие-то дела с этим порталом не срослись - вот Ольга эта и узнала и хахалю своему стуканула. А он у неё по части политики шибко умный, без дураков говорю - такие мозги, закачаешься, куда там Зюганову с Жириком…
Короче, к этому порталу нужен типа ключик - шарик такой, чёрненький. От каких-то древних чёток. Как Геннадий такие шарики раздобыл, так сразу и понял, что делать. А он у нас крутой знаток революции -  без базара, всё волокёт в теме… знаешь как его ребята слушают? Да если бы он лет на сто пораньше родился - точно всех этих Троцких за пояс заткнул бы.
Я это к чему говорю - Гендос, как про портал услышал, так нам и говорит - всё, парни, вот где надо революцию-то делать! В наше время с интернетами и прочими ФСБ только за большие бабки можно - а где они у нас, честных людей? А там - мы заранее всё знаем, так что развернёмся! Ну, короче, - решил он помочь тамошним революционерам царя грохнуть, ну который Александр. Чтобы потом у них типа в авторитете быть. В школе, небось не учила - тогда еще старший брат Ленина,который из Мавзолея,  хотел подсуетиться, да не срослось - спалились они, царя не завалили а сами пошли под вышак. Вот Гендос и решил им мала-мала того, подсобить -  чтобы покушение на царя удалось. И Александра Ульянова от охранки отмазать.  Короче, чтобы революция прошла раньше, быстрее, успешнее. А эти уроды, Семёнов с Каретниковым, -  стали нам мешать, твари! И Ольга, сучка эта, нашла себе на той стороне офицерика - Гену кинула, свалила к тем….
Короче, мы затеяли операцию. Царя, значит, из гранатомётов  покоцать, а  в Москву, через портал - штурмовую группу на байках - хрен бы нас тамошние городовые тормознули, марамои чмошные! Но как-то нас вычислили… что там в Питере с царём вышло - не знаю, а нас засветили по полной . И на той стороне встретили и тут, на Казакова ментов подтянули. Это портал, на улице Казакова - ну, возле Курского, отыщешь, не маленькая…
Значит, когда нас на той стороне, в прошлом менты прижали…  нет, не городовые или жандармы царские, этих мы бы только так уделали. Менты там были наши, натуральные, с калашами.. козлы! Хрен его знает откуда они там взялись, я сам  охренел, - а как понял расклад, так сразу всовсал - надо  валить в портал. А то там бы и покрошили… Ну я и свалил - а меня тут же ПэПээсы за рога и в стойло, прикинь?
Короче, спалились мы по полной. Тем более, они меня давно, как оказалось, пасли - ну, я же и стволы добывал, то-сё… думал, отсижусь в прошлом, хрен меня оттуда достанут! Но - не срослось. Так мало того - как только я выскочил, они портал взяли и схлопнули! Мы с Гендосом и не знали, что так можно; одна надежда - не навсегда это. 
Так вот - я, понятно, в ментовке раскололся - а кто бы не раскололся? Всё одно ни чем не рисковал - кто ж такому поверит? Ну они натурально и не поверили - и меня  в дурку упаковали. Но я нормальный, слышь? Эй, ты там еще?
- Да-да! Я слушаю. - ответила Алиса.
- Ну вот. Я ж, принкинь, знал, что они меня сюда упекут - вот и думал как-то своим весточку подать, что ли… Потому как есть ещё один портал - только он под землёй, его просто так хрен разыщешь. Там тоже наши должны были быть, и я что думаю - а вдруг он, как и тот портал, на Казакова,, тоже накрылся? В конце концов, эти гады, Семёнов с доктором, вполне могли нам такую подляну кинуть - чтобы от своего времени отрезать. Только я что думаю - сами-то они не дураки, наверняка ходят, по тихому, туда-сюда? Не, правильно? Они ж на прошлом бабки делают - а значит, должны ходить! Вот я и подумал - ты как-нибудь разыщи их, а через них уже - и наших. Дай знать Генке, что ятута парюсь - он чё-нибудю точняк придумает, у него не голова а Государственная Дума. А ты в накладе не останешься, зуб даю.
-Я… попробую неуверенно отозвалась Алиса. Как вы говорите, имя-отчество этого… Семёнова?
- Олег Иванович. Журналист, лет ему хорошо за сорок пять. Живёт где-то возле Университета, точнее не скажу. И вот что ещё… ты учти, менты пока меня за психа держат, но когда доктора здешние им отрапортуют, что я нормальный - так сразу и начнут копать связи. Правда, о Семёнове с Каретниковым и о брате с сестрой Смольских я им звонить не стал, не дурак. Но они, точняк, сами докопаются, вопрос времени. Так что у тебя неделя, не больше. Вкурила?
Алиса понимала, что все это – бред настоящего сумасшедшего… хотя, врачи, вроде бы, считают иначе?  Ладно, пока что - подыграем, а там видно будет…
- Так говорите, Геннадий добыл эти бусинки через Отльгу? А как именно? 
- Не важно. Добыл. Одна у меня была - только я её сдуру выбросил, когда меня менты вязали. Теперь уж не найти….
- А кто создал эти порталы?
- Хмырь какой-то, из прошлого, ну - из 19-гов ека то есть. Его все доцентом звали - по ходу не кликуха, а и правда учёный. Только его эти уроды похитили и заныкали где-то. Семенов и Колесников то есть. Он-то, наверное, их и научил, как портал закупорить, больше некому….
За железным листом прозвучало несколько сложных матерных конструкций.
- Короче, подруга, я спалился по самое не могу. Сделаешь всё, как надо - не пожалеешь.  С баблом проблем нет, только бы наши меня вытащили.
- Я поняла, а можно…
За железным листом послышался какой-то голос.
- Сру! – вызывающе ответил Андрей, - Запор у меня!
Алиса осторожно отошла от окна и поторопилась к проходной.
Уже сидя в машине, послал Олежику эсэмеску: «Я еду домой. Все в порядке». Ну, чтобы не нервничал. Сразу пришел ответ: «С тебя вискарь». «Ок» И смайлик вдогонку.
И - подальше отсюда, скорее! Лучше постоять в пробке, чем попасться вот прямо сейчас.
***
Алиса уже раз пять прослушала «интервью из сортира Сербского», записанное на телефон. Никуда не годный материал. Обидно. Конечно, Степа Стопкин может и поверить… Но - нужны доказательства, и желательно посерьёзнее…
Алиса вспомнила, как психовал Олежик - ну ведь не зря же он нервы трепал? Надо всё же довести дело до конца - хотя бы и для очистки совести.
Так, и что же мы имеем?
Семенов Олег Иванович, журналист, историк… отозвалась треском клавиатура. Стоп! Есть такой! Ого! И даже цикл статей в «Вестнике живой истории» о Москве конца девятнадцатого века! С фотографиями, да какими! Алиса, как фотограф - хотя и начинающий - не могла не оценить уровень подборки парных кадров - один 19-го века, другой - сделанный с того же места и в том же ракурсе, но уже в наше время. Так…
Похоже, этот персонаж не вымышлен. Хотя - это ещё ничего не подтверждает, мало ли где мог тот подследственный увидеть этот журнальчик?
Теперь - седьмая городская клиника, доктор Каретников.
Есть! Зав. отделением детской хирургии.
В социальных сетях нашлись и брат с сестрой Смольские – Ольга и Роман. В друзьях у Ольги два Геннадия. Интересно, который тот самый?
Алиса задумалась. Проще всего встретиться со всеми, кто фигурирует в расследовании - и осторожно вывести их на разговор об Андрее. Для начала написала Ольге с Романом.  Оба оказались «офлайн». И, мало того - оба давно не появлялись в сети. Ну, мало ли почему это могло быть… О, у Романа даже указан телефон! И, конечно, «телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети».
Следующий звонок - в седьмую градскую. Алиса уже не удивилась, узнав, что Каретников взял отпуск за свой счет - однако же, на работу в назначенное время не вышел. Коллеги, начальство не в курсе, где он. Девушка, отвечавшая на вопрос, видимо искренне переживает по поводу пропажжи доктора - а потому и охотно пустилась в объяснения. Интересно? Очень.
В редакции «Вестника» Алисе дали телефон Семенова - и разумеется, он тоже оказался «вне зоны действия сети» … Нет, правда что ли вся эта компания в другом времени? А вот, кстати, и аккаунт этого Семенова в фейсбуке. Ага, сын Иван, школа номер…
Ольга не поленилась зайти на сайт школы, нашла класс Ивана. Вычислила несколько его одноклассников в «В контакте». Парень наверняка с ними общается. Так, запрос на доюавление в «френды», сообщения «Привет…» и так далее…
Полученнные ответы изрядно подогрели интерес КАВлисы к накоёвывающейся теме. Иван, сын Олега Ивановича Семёнова, не появлялся в школе всю весну. Не аттестован, между прочим. Но он и раньше много болел, все время пропускал занятия… Может, мальчик в больнице?
Когда там покушались на царя? Первого марта 1887 года…
Не может быть!
Но - люди пропали, и это непреложный факт!
Алиса на всякий случай написала обоим Геннадиям из друзей Ольги Смольской. Один откликнулся сразу. Нет, он не знаком с Ольгой лично, они вместе играли в онлайн-игру «Зомби-ферма», но Ольга уже давно играть бросила. Ничем помочь не может.
А вот второй Геннадий тоже очень давно в сети не появлялся. С начала февраля. Несколько фотографий из альбомов – вместе с блондинкой Ольгой Смольской. Он. Суддя по тому, что можно выжать из аккаунтов - актично интересуется политикой, левые, даже радикально-левые убеждения. А это что? Ага… тот самый ущник Сербского - во френдах? Ну, это уже не просто тепло, это прямо-таки обжигающе!
Кстати, Геннадий тоже куда-то пропал… по крайней мере, в сеть не заходил уже давно.
***
На следующее утро Алиса выходила из здания медицинского факультета. Девушка была задумчива.
Новый сюрприз - Ольга точно исчезла, забив на учебу. Мало того - в течение последних полугода она проходила внеплановую практику - её, пао индивидуальному запросу, направили в седьмую градскую большицу, медсестрой. АИ - угадайте, кто подавал этот запрос? Правильно, зав. Отделнием детской хирургии Каретников А.М. Но проходила она практику не во взрослорм, а в детском отделениии. Странность? Еще бы….
Зато теперь у Алисы был адрес Ольги. Между прочем, живет на улице Казакова возле Курского вокзала. Хм, редакция «Вестника живой истории» там в двух шагах…

Редакция встретила Алису тишиной. Что тут тоже все исчезли?
- Есть кто живой? – крикнула она. Откуда-то вынырнула дамочка с лошадиным лицом, неся в руках электрический чайник:
- Здравствуйте, только я есть. Остальные – кто где. Кого вы ищете?
- Семенова Олега Ивановича.
- Так он у нас внештатный. И давно не заходил.
Алиса знала этот типаж – редакционные дамы-выпускающие. Вроде бы и ничего не значащая должность, но на них иной раз держится все. И знают они тоже все и про всех. Алиса представилась, объяснила, что Семенов предложил ей работать вместе по материалам, посвященным покушению на Александра третьего. Вот зашла узнать, что и как.
Да, Олег Иванович не журналист, а клад! Вытаскивает по архивам потрясающие фотографии старой Москвы, а его очерки полны очень достоверных деталей. И очень жаль, что он куда-то пропал. Его статей журналу очень не хватает, был задуман целый цикл с иллюстративным материалом - а поди ж ты! И вы не дозвонились? Может, сходить к нему домой?
- Я знаю только, что он где-то в районе Университета живет, - развела руками Алиса.
Вот и еще один адрес. Теперь - надо отправляться на улицу Козакова.
Алису нисколько не удивило, что Ольги и Романа нет дома. А почтовый ящик доверху забит счетами и рекламными листками.
Итак - первый вывод. Все люди, упомянутые загадочным пациентом психущки, на самом деле куда-то пропали.
Так значит - всё же портал в прошлое? Это объяснило бы многое… однако принцип «Бритвы Оккама» никто не отменял. Всем этим фактам можно найти и другое объяснение - бех порталов, мистики, зелёных человечкаом и путешествий во времени.
Например - такое: Андрей – псих. Наверное, он как-то причастен к пропаже всех этих людей, возможно, даже к их убийству. Вот и свихнулся, и сам себе придумал объяснение – его жертвы сгинули в прошлом, портал исчез, а он как бы и ни при чем. Так, нес ходится… его обвиняют не в убийстве а в делах, свящанных с наркотиками и оружием, кажется? Неважо - до убийства не докопались - ПОКА не докопались. А вывернутая психика преступника потребовала найти оправдание для себя самого - вот и возник этот самый портал…
Тема для репортажа просто замечательная - и жути нагнать можно, и поинтриговать читателя, и вывод вполне себе востребованный… даже на гражданскую позицию тянет!
Осталась «пара незаметных пустяков», как говорят в «одесских» сериалах - выяснить, куда делись эти брат с сестрой, журналист с сыном, врач и студент философского факультета Геннадий Войтюк. Ну и - отыскать между ними связь.

Отредактировано Ромей (04-12-2014 14:56:29)

+2

4

Глава третья

Связь между Семеновым и Каретниковым нашлась быстро. Согласно соцсетям, они знали друг друга и люа  увлекались исторической реконструкцией эпохи Наполеоновских войн.  С френдах у обоих - масса таких же реконструкторов, а в перечне клубов - сообщество некоего «Ахтырского гусарского полка». Да и людей их этого масого полка в друзьях у обоих немало - а это наверняка неспроста. Значит - либо состоят в этом клубе, либо тесно с ним связаны - а это уже что-то. 
Имелась так же изрядная  куча фотографий - с людьми в мундирах, наводящих на мысль о «Гусарской балладе», с лошадьми, пушками и прочим антуражем. Нашлась и такая, на которой оказались оба - и Семёнов и Каретников.  Они стояли в окружении мужчин в классических гусарских мундирах - со шнурами на груди и в узких, расшитых узорами гусарских штанах. А ничего, со вкусом подобрано - бежевые с тускло-золотыми шнурами ментики и темно-синие узкие штаны, заправленные в короткие сапожки с золотыми же кистями на голенищах. Как там эти штаны называются? Бриджи? Нет, оказывается «чакчиры». а что, она от таких не отказалась бы. И форму ног хорошо подчёркивают, и узрочик ничего...
Лошадок Алиса любила;  порой она  вместе с подругой Динарой выезжала за город, чтобы покататься немного верхом на одной из частных конюшен - благо в последнее время их развелось немеряно.  Поэтому, в неожиданном порыве энтузиазма, девушка накатала большой пост  от имени Степы Стопкина  - про верховую езду, лошадей, долгие осенние выгулки по лесным дорогам. Пусть блог живет. Ну нет пока еще расследования! То есть оно есть, но…
Пока не понятно, откуда начинать плясать. Есть масса разрозненных фактов, касающихся самых рахных людей, знакомых друг с другом. Условно можно разделить всех на две группы. В первой -  Олег Иванович Семенов с сыном Иваном и врач из 7-й градской Каретников. Ко второй относятся Ольга и Роман Смольские - брат и сестра, а так же загадочный «умник» Геннадий Войтюк и сам  Андрей - подследственый, пребывающий в данный момент в институте Сербског. Геннадий и Андрей из «Серпов». Алиса вздохнула принялась -как учили! - рисовать схемки со стрелочками связей.

http://sa.uploads.ru/t/HRdB5.jpg

Схемка помогла: она со всей очевидностью подсказывала, что в первую очередь наро брать в разработку врача - недаром он оказался включённым в обе группы. Причем имелась и отчётливая связь с девятнадцатым веком - а именно историческая реконструкция. Вот с неё молодая журналистка и решила начать - благо, материала в Интернете было море разливанное.
***
Итак, что она, Алиса знает о реконструкторах? Да, слышала что-то от знакомых по учёбе. Да, мелькали какие-то сюжеты в новостных программах. Да, они ведь, кажется, снимаются в массовках, в исторических фильмах? А что, по нынешним временам - тема востребованная, и даже очень.  Вот вам и повод - можно заявиться к ним якобы от какой-то киностудии. Осталось найти эту компанию, которые гусары.  Где эти ребята, которые «ахтырские гусары»? Ага, вот их форум.
Ой, такое ощущение, что попала на женский форум «хенд мейд»! Только вместо поделочек и выкроек блузончиков да узоров для вязания – раскрой кителей, шинелей, покупка и продажа седел, оружия, обуви… Обсуждения про всякие швы, оттенки сукна, годы выпуска… А цены-то! М-да, недешевое увлечение – эта их реконструкция.
Что-то заставило Алису прокрутить форум на прошлый год. А этот Олег Семенов тут вовсю торговал всякими штуковинами и оружием девятнадцатого века! Смотри-ка, «состояние отличное». И ведь Андрей говорил, что историк барыжил шмотками из прошлого…
Алиса на секунду задумалась и написала:
«Уважаемые господа  реконструкторы! На киностудии имени Горького снимается костюмный сериал по периоду середины-конца девятнадцатого века. Мы ищем типажи для массовки и второстепенных ролей. Если вас это заинтересовало, позвоните, пожалуйста, помощнику режиссера по кастингу Алисе Фроловой».
Позвонили практически сразу.
***
Мужчины всегда распускают павлиньи хвосты перед хрупкой девушкой, особенно, если она их фотографирует и с широко открытыми удивленными глазами и расспрашивает про хобби. Делают они это по-разному. Одни расправляют широкие плечи и без лишних разговоров демонстрируют силу и ловкость. Другие начинают виться вокруг, указывая на различные части своей… амуниции и подробно рассказывают про всякие штучки-дрючки с массой непонятных подробностей. Третьи стараются обратить на себя внимание всякими смешными байками про то как однажды был такой случай… Но больше всего Алису бесят кадры, которые нависают над нею, вроде как дружески касаются плеча или талии, и говорят таким снисходительно-покровительственным тоном о высоких материях. Ага! Сам про честь и отвагу, а руку с талии не снимает, вроде как она там и лежала. Нет уж, ей сейчас интереснее байки. Поэтому она притормозила возле балагура Шурика и попросила его еще немного попозировать в разных ракурсах.
Съемки оказались реально интересными. Алисе повезло - она попала не на обычную тренировку конного клуба - реконструкторы проводили какое-то своё мероприятие, называемое «манёврами», а  а потому на конюшне, кроме её завсегдатаев, собралось еще полсотни любителей костюмной истории - все в мундирах, увешанные саблями, а кое-кто и с длиннющими старинными кремнёвыми ружьями со штыками. Даже пушка имелась - маленькая, бронзовая, кургузая, на зелёном обшарпанном лафете с высоченными тележными колёсами.  Стреляла пушчонка оглушительно, смешно подпрыгивая и выбрасывая многометровый столб белого, воняющего серой дыма.
Да и кроме пушки - посмотреть было на что - Фактурное суконное обмундирование, шелковый блеск лошадиных шкур, молодые и не очфнь лица этих увлеченных парней, а вечернее солнце так удачно подчеркивает все  складки, морщинки, проседь и лоск кожаных деталей. Пожалуй, сюда стоило ехать ради одной только  фотосессии.
Кудрявый Шурик демонстрируя свои умения, поднял коня на свечку. Алиса попросила его сделать так еще раз.
- До барона ему далеко,  - пробасил над ее ухом «ахтырец» Тимур -  как раз из тех, что так любят покровительствовать. Надо же, незаметно подкрался сзади!   
- А кто у нас барон? – поинтересовалась Алиса, делая шаг в сторону, для поиска лучшего ракурса, конечно.
- Он не из наших.  Его Олег Семенов и Каретников, медикус наш,  приводили. Но кавалергард потрясающий! Пошит и оснащен «от» и «до», а кавалерист какой! Нам до него всем как до луны…  очень и очень далеко.
- Ты о ком? – ревниво поинтересовался пригарцевавший Шурик.
- Да про барона я. Помнишь какой он фурор произвёл на Вохне?
- На Павловском посаде-то? А то!  На коне, как кентавр, - согласился Шурик и спешился.  - У меня на планшете видео есть, хотите покажу, Алиса?
- Очень хочу! – воскликнула девушка, отлично  расслышавшая все те же фамилии.
Шурик и Тимур чуть ли не наперегонки принесли свои планшеты. Сначала Алиса полюбовалась прекрасным бароном на Павлово-Посадском фестивале, потом стала смотреть фотографии… А это кто? Так это же Роман Смольский! Точно, и вот тут, и тут! Практически везде он рядом с бароном. А вот они все вместе стоят: и Смольский, и Семенов, и Каретников, вокруг барона. Так!
- А как найти его, этого барона? Типаж просто потрясающий.
- Знать бы, - протянул Шурик, - мы его и сами искали. Его Каретников точно знает, Олег Иванович еще. Они и приводили каждый раз. Сам отмалчивался или уходил от ответа.
- Многие скрывают, что они реконструкторы, - пояснил Тимур, - особенно если важные посты занимают. Вроде как не солидно. А барон, он явно военный, ну и не из последних.
- И зря стесняются, между прочим, - заметил Шурик, - это только кажется, что мы тут фигней страдаем и в солдатиков играем, а между прочим, проводим очень серьезные исторические изыскания. Патриотизм, опять же!
Молодые люди расхваливали свое хобби, а Алиса думала, как же ей перевести разговор на то, куда исчезли эти трое вместе с загадочным бароном. И тут зазвонил телефон. Глеб. Ему то что надо? Алиса извинилась и отошла в сторонку:
- Слушаю.
- Привет, дорогая, - как ни в чем ни бывало сказал Глеб, - Я тут у тебя под дверью с цветами, а тебя нет.
- Я на загородном выезде. Заказ от киностудии, фотографирую реконструкторов. Это в Подмосковье, так что я приеду не скоро.
- Когда? Я приеду.
- Не стоит, Глеб, я буду уставшая: в душ и спать.
- А завтра?
Алиса заколебалась. В своих чувствах к Глебу она еще не разобралась. Если честно, просто забыла про него в связи с новым расследованием.
- Глеб, у меня сейчас очень много работы, понимаешь? Давай созвонимся в воскресенье.
- Алиса, ты же знаешь, что по воскресеньям я посещаю родителей, - укоризненно сказал Глеб.
В груди Алисы поднялось раздражение:
- Значит никогда, - резко заявила она… и сразу же пожалела о сказанном.
- Я позвоню в субботу в шестнадцать ноль-ноль, - невозмутимо ответил Глеб и дал отбой.
- Алиса, а чем вы занимаетесь сегодня вечером, - спросил Шурик, явно слышавший телефонный разговор.
- Еду в Москву.
- А потом?
А что, можно сходить с этим Шуриком в какую-нибудь кафешку, заодно порасспрашивать про исчезнувших:
- Ничего, видимо.
- А давайте вместе сходим куда-нибудь? Я совершенно свободен, в отличие от обремененных женами и младенцами товарищей, - и Шурик победно покосился на Тимура.
- Почему бы и нет?
А про себя злорадно подумала: «Вот так тебе и надо, Глеб, потому что я не готова подчиняться твоему расписанному режиму».

Отредактировано Ромей (04-12-2014 13:45:24)

+2

5

2

Ромей написал(а):

Особенно, если раскрывать глаза по шире и восхищенно качать головой.

пошире

Ромей написал(а):

Большинство дам устремились к стоянке, а Вера Василевсекая остановилась и воскликнула:

Василевская.

Ромей написал(а):

по имени Лев.  Еще лев приготовил какой-то волшебный соус для фритюрных зажарок.

Лев

3

Ромей написал(а):

Менты там были наши, натуральные, с калашами.. козлы! Хрен его знает откуда они там взялись, я сам  охренел, - а как понял расклад, так сразу всовсал - надо  валить в портал.

всосал

Ромей написал(а):

- Ну вот. Я ж, принкинь, знал, что они меня сюда упекут - вот и думал как-то своим весточку подать, что ли…

прикинь

Ромей написал(а):

Там тоже наши должны были быть, и я что думаю - а вдруг он, как и тот портал, на Казакова,, тоже накрылся?

,

Ромей написал(а):

Дай знать Генке, что ятута парюсь - он чё-нибудю точняк придумает,

я тута, нибудь

Ромей написал(а):

- А кто создал эти порталы?
- Хмырь какой-то, из прошлого, ну - из 19-гов ека то есть. Его все доцентом звали -

19-го века

Ромей написал(а):

Девушка, отвечавшая на вопрос, видимо искренне переживает по поводу пропажжи доктора - а потому и охотно пустилась в объяснения. Интересно? Очень.

пропажи

Ромей написал(а):

Так, запрос на доюавление в «френды», сообщения «Привет…» и так далее…

добавление

Ромей написал(а):

Полученнные ответы изрядно подогрели интерес КАВлисы к накоёвывающейся теме.

??? Алисы, наклёвывающейся

Ромей написал(а):

Суддя по тому, что можно выжать из аккаунтов - актично интересуется политикой, левые, даже радикально-левые убеждения. А это что? Ага… тот самый ущник Сербского - во френдах?

Судя, активно, узник

Ромей написал(а):

она проходила внеплановую практику - её, пао индивидуальному запросу, направили в седьмую градскую большицу,

по

Ромей написал(а):

Семенов предложил ей работать вместе по материалам, посвященным покушению на Александра третьего. Вот зашла узнать, что и как.

Третьего

Ромей написал(а):

Вот и еще один адрес. Теперь - надо отправляться на улицу Козакова.

Казакова

Ромей написал(а):

Итак - первый вывод. Все люди, упомянутые загадочным пациентом психущки, на самом деле куда-то пропали.

психушки

Ромей написал(а):

Всем этим фактам можно найти и другое объяснение - бех порталов, мистики, зелёных человечкаом и путешествий во времени.

без, человечков

Ромей написал(а):

Так, нес ходится… его обвиняют не в убийстве а в делах, свящанных с наркотиками и оружием, кажется? Неважо - до убийства не докопались - ПОКА не докопались

не сходится, связанных, Неважно

+1

6

4

Ромей написал(а):

Связь между Семеновым и Каретниковым нашлась быстро. Согласно соцсетям, они знали друг друга и люа  увлекались исторической реконструкцией эпохи Наполеоновских войн. С френдах у обоих - масса таких же реконструкторов, а в перечне клубов - сообщество некоего «Ахтырского гусарского полка».  Да и людей их этого масого полка в друзьях у обоих немало - а это наверняка неспроста.

оба, Во, из, ????

Ромей написал(а):

Как там эти штаны называются? Бриджи? Нет, оказывается «чакчиры». а что, она от таких не отказалась бы.

А

Ромей написал(а):

Есть масса разрозненных фактов, касающихся самых рахных людей, знакомых друг с другом.

разных

Ромей написал(а):

сам  Андрей - подследственый, пребывающий в данный момент в институте Сербског.

подследственный, Сербского

Ромей написал(а):

На киностудии имени Горького снимается костюмный сериал по периоду середины-конца девятнадцатого века.

Точно костюмный? Не костюмированный?

Ромей написал(а):

Фактурное суконное обмундирование, шелковый блеск лошадиных шкур, молодые и не очфнь лица этих увлеченных парней,

очень

+1

7

Прекрасно, Вы вообще очень вкусно пишете, на большом тексте это особенно заметно, а эпизод с Корфффом на маневрах я даже нашел и перечитал, очень сильно получилось.

0

8

Bespravil написал(а):

Точно костюмный? Не костюмированный?


Точно. Термин такой, профессиональный... хотя уже и широко известный. Например, прошедшая недавно "Екатерина" - сугубо "костюмный" сериал. А костюмированные - это только балы и вечера....

0

9

***
- Где поужинаем?
А в гусарском костюме Шурик смотрелся гораздо круче, чем в джинсах и рубашке.
- Давай так:  я не люблю ни пафосные кабаки за валюту, ни дешевые гастритники для студеноты, но есть хочу.
Вот Глеб очень любит пафосные рестораны, подумалось вдруг Алисе, и не потому что там какая-то особенная кухня, а потому что они «достойные».
- Я знаю неподалеку одно очень прикольное местечко, - задумчиво протянул Шурик, - но там своеобразная музыка.
- Своеобразная, это как? Надеюсь, не авторская песня?
- Еще хуже, - почему-то рассмеялся Шурик, - рискнешь?
- Учти, мне не будет неловко встать и уйти, если место окажется не по вкусу.
- Да ни вопрос!
- Тогда веди!
Кафе «Керубино»… Тут что, поклонники Бомарше собираются?
Интерьер – смешение эстетики комедии дель-Арто и стим-панка. Публика достаточно пестрая. Много небольших залов, лесенок, переходов. В одном из зальчиков – выставка какого-то фотографа.
- Ого, вот это я понимаю, постмодернизм! – воскликнула Алиса, указывая на экспозицию.
- А у тебя выставки бывают? – поинтересовался Шурик, усаживая девушку за столик.
- Пока училась, несколько раз были, а сейчас просто некогда этим заниматься. К тому же далеко не всегда работа фотографа – творчество.
- А сегодня?
- Сегодня? Ну, может быть пара фотографий чего-нибудь и стоят, я имею ввиду не вас, а композицию и прочую специфику. Как фотки для кастинга – нормально, как самостоятельные произведения фотохудожника – скорее нет, чем да. Сегодня у меня – день ремесленника, а не день художника.
Внизу заиграла музыка. Скрипки! Играют что-то современное на старинных инструментах. Точно - постмодернизм.
А Глебу нравятся песни про любовь. И чтобы шоу, подтанцовка, чтобы кабаре и попса...
- Ты – художник? – вдруг спрашивает Алиса у Шурика.
- Нет, что ты! Я - айтишник. Программист , не админ какой-нибудь.
- А я думала, что все программисты сутулые, бородатые, носят очки и едят только пиццу, - это Алиса «включила блондинку».
- У нас есть такие, - усмехнулся Шурик, - у них еще и пузо растет. Но спасибо верховой езде и вообще реконструкции -  не дает мне расслабляться и зарастать бородой.
А вот усы- есть, и очень миленькие! - продолжала играть «блондинку» Алиса.
А как иначе - гусар - и без усов! - Шурик довольно, картинным жестом подкрутил это украшение. - Да нам и по штату положено!
- Точно, ваши все с усами - припомнила девушка. - Хорошо хоть бороды вам не «положены по штату»!
- Это французам положено, которые на сапёров шьются - проявил эрудицию Шурик. - У них в исторри так и было: если сапёр - значит непременно бородатыё, в кожаном фантуке, меховой шапке - и с топором.
- Чисто гном - хихикнула Алиса.
- Точно. А у русских офицеров - ну, тех кто на них шьются, понятное дело - у многих бакендарды. Если человек пожилой - то круто смотрится, хотя и несколько несовременно…

- Шурик, а расскажи мне про этого барона.  - сменила тему Алиса. - Вот правда, идеальный вариант для одного эпизода. Прямо как с эскиза нашего художника-постановщика сошел.
- Да я про него ничего не знаю. Он появлялся всего два раза. В первый раз его заприметили на фестивале «Времена и эпохи» в Коломенском прошлым летом. Фест был посвящен первой мировой войне. Он пришел в форме восьмидесятых годов девятнадцатого века. Рановато по эпохе, но сделано все от и до. Полное ощущение реальности, понимаешь? Вот если честно, поставь меня рядом с ним, и сразу будет видно, что я – ряженый, ненастоящий. А на нем все сидит, как влитое. Дело даже не в пошиве, а в том, как носишь. Мне привычнее вот так, в джинсах, и это, конечно, чувствуется… а он в этом мундире как родился.
- Словно из девятнадцатого века пришел? – задумчиво спросила Алиса.
- Во-во! Понимаешь. Такого эффекта достоверности может достичь только очень опытный реконструктор с большим стажем. И таких все наши давным-давно знают наперечёт. Таланта, не скроешь, как говорится! Да и сама подумай - если человек столько сил, умений, денег, наконец, вложил в своё хобби - с чего ему от людей прятаться? К тому же мундир - мундиром, а многие вещи только в общении с любьми вырабатываются… стиль поведения, да навыки кавалерится те же. Не спортсмен, заметь - военного.
- Так может они не из Москвы? Дивет в каком-нибудь урюпинске, вот и…
- И что? Нас не так уж много по России. Несколько тысяч всего. И человека такого уровня все должны знать давным-давно. Мы его потом искали, списывались с народом. Он как ниоткуда появился и в никуда исчез!
- А второй раз?
- Его Макарыч с Олегом привели…
- Макарыч?
- А, Андрюха Каретников. Он хирург, реконструирует медика. Ездит обычно с ахтырцами - когда на наполеонику. Да уон и на ПэЭмВэ - прости, это мы так первую мировую называем - тоже, вроде, на полевого врача пощит, точно не помню - не мой период.

- А сегодня он на ваших манёврах был?
- Нет. Его что-то тоже давно не видно. Так вот - в тот,  второй свой визит  барон был в форме тысяча восемьсот двенадцатого года. А в этом периоде я разбираюсь очень неплохо. У него снаряжение все дорогое, достоверное и аутентичное до мелочей. А как ездит… да сама помнишь - я же тебе показывал видео. Он в седле как родился. Понимаешь, так ездят профессионалы, но не спортсмены. Да и комплекцией он не жокей, естественно. Он – настоящий кавалерист.  К тому же -масса нюансов, только знатоку понятных. Оговорки, понимаешь? Он не просто очень хорошо ездит. Полное впечатление, что он самолично прошёл всю ту, старую кавалерийскую школу - от и до. Тут из мелочекй складывается… словечки, ухватки мелкие, манеры, приёмы. Мы-то про них только в книгах читали, в воспоминаниях всяких. А тут вот - как вжитвую увидели. Ребята потом ещё говорили -это ж как надо в материал войти! И - вот такого специалиста никто в наших кругах не знает! Есть с чего изумиться сама видишь… он ведь не просто реконструктор, он словно сам оттуда пришёл… из девятнадцатого века.
- Словно из девятнадцатого века пришел – эхом отозвалась Алиса. Вдруго по спине у неё отчётливо забегали  мурашки. Что там говорил этот бандюган из узник? Что Ольга спуталась с каким-то офицером из прошлого… С этим вот самым бароном?
Внизу саксофон надрывно и пронзительно выводил  мелодию из Шервудских зонтиков.
- А имя у барона есть?
- Я знаю только фамилию – Корф. Мы его потом пытались отыскать...
- А что Семенов и Каретников о нём говорят?
- В том-то и дело, что ничего - они оба перестали выходить на связь. Уже с месяц, наверное. Жаль, кстати - Олегыч - это мы так Семёнова зовём - в последнее время стал интересные штучки продавать. Я как раз хотел ему заказать натуральные, аутентичные строевые шпоры - да вот, не успел…
Еще один нюьансик! Алиса встряхнула головой, отгоняя наваждение. Взглянула на Шурика:
- А вот скажи, эти двое – ваши товарищи, причем давно. Почему же, если они не выходят на связь, вы не поинтересуетесь, что у них стряслось? А если беда какая?
Шурик удивился:
- Ну мало ли, какие у людей могут быть обстоятельства. Если бы что-то серьезное случилось бы - наверняка дали бы знать по камрадам, у нас это принято. Олег Семенов в реконструкции с самого начала, между прочим. Начинал, как ролевик в девяносто-затертых. Потом - стоял у истоков российской реконструкции, правда на средневековку. Так что, случись чего, позовет на помощь - много народу откликнется. Возможно -  уехал куда-то?  Он на ногу легкий, людит по странам и континентам попутешествовать. Взял Ваньку подмышку,  - ну сына своего,  - и в загранку рванул по, музеям мира. Я вот сам зимой в Чехию ездил, по музеям, архитектуру посмотреть, вдохнуть воздух заповедной Европы. А два года назад ездил во Францию по замкам Луары… да и по фестивалям любой из нас немало покатался. Вон, в этом  году Лейпциг был, двести лет «Битвы народов»….
Разговор перешел на другое.

Отредактировано Ромей (06-12-2014 16:07:09)

+2

10

Глава четвёртая

Проснулась Алиса поздно, сразу после гимнастики и чашки пуэра села писать. Степан Стопкин вышел на Охоту.

Равнодушие большого города.
Москва – огромный город. Если в нем кто-нибудь исчезнет, этого даже не заметят. Вот жили-были брат и сестра. Она училась на медицинском, он только что вернулся из армии и пытался понять, чем заняться. А потом они исчезли. И никто не заинтересовался этим. Может быть только почтальон обратил внимание на то, что из ящика уже четвертый месяц не вынимают счета и рекламные газеты.
Не забили тревогу преподаватели в университете, куда это пропала студентка, подававшая такие надежды? Сокурсницы только отметили, что перед окончательным исчезновением, студентка куда-то подолгу уезжала. Видимо, хахаль в другом городе…
На исчезновение дембеля вообще никто внимания не обратил, ни друзья, ни соседи.
Мне скажут, что вот если бы ребенок пропал…
Пропал.
Почти отличник, активный спортивный, вдруг начинает пропускать школу «по болезни». А потом тоже исчезает. Причем тогда же, что и брат с сестрой. А что товарищи по школе и учителя? Они пожимают плечами: «Наверное, он в больнице»…
Кстати, отец мальчика тоже исчез приблизительно тогда же. Коллеги и друзья не знают, где он, но даже не интересуются, почему журналист перестал появляться в редакции.
А вот друг журналиста – врач, знакомый с тем самым исчезнувшим дембелем. Взял отпуск за свой счет и из него не вернулся. И это сейчас, когда над московскими врачами висит угроза тотального сокращения! Коллеги расстраиваются, но и только.
Я иду по их следам, копаю их прошлое. Я хочу знать, что случилось с этими такими разными людьми в конце февраля. И я не остановлюсь.

У Степы Стопкина много подписчиков - а вдруг кто-то что-то да подкинет?
***
Алиса долго и безнадежно искала барона Корфа. Получалось, что если не считать два эпизода на фестивалях, то такого человека не существует. Алиса запускала поиск по фотографии, по фамилии, и всякий раз – неудача.
Точнее, всякий раз поиск приводил ее к древнему роду Корфов, жившему в России с пятнадцатого века. Они были предками Набокова, и вот что он писал о их внешности:

«…В живучих старых родах определенные физиономические характеристики повторяются раз за разом, словно некие указатели либо клейма творца. Набоковский нос (нос моего деда, к примеру) отличается мягким, округлым, чуть вздернутым кончиком и легкой вогнутостью, ежели смотреть в профиль; нос Корфов (к примеру, мой) – это добротный немецкий орган с крепким костистым хребтиком и чуть покатым, явственно желобчатым кончиком. Выражая презрение либо изумление, Набоковы приподнимали брови, относительно густые лишь у переносицы и почти пропадающие ближе к вискам; у Корфов брови изящно изогнуты, но также довольно редки.
В остальном же Набоковы, теряясь в тенях картинной галереи времени, скоро сливаются со смутными РУКАВИШНИКОВЫМИ, из которых я знал только мою мать и ее брата Василия – слишком малая выборка для моих нынешних целей.
С другой стороны, женщин из рода Корфов я вижу вполне отчетливо – прекрасные лилейно-розовые девы с высокими, румяными pommettes, бледно-голубыми глазами и той маленькой, похожей на мушку родинкой на щеке, которую моя бабушка, мой отец, трое или четверо его сестер и братьев, некоторые из моих двадцати пяти кузенов и кузин, моя младшая сестра и мой сын Дмитрий наследовали в различных степенях проявленности, будто более или менее четкие копии одной и той же гравюры…»

* Источник http://gatchina3000.ru/literatura/nabok … korghy.htm

И Алиса от отчаяния начала выискивать по сети фотографии этих исторических Корфов, чтобы сравнить их внешность с внешностью таинственного реконструктора. Фотографий оказалось достаточно много. И вдруг…
Вдруг она увидела ТОГО САМОГО БАРОНА!
Подпись – Евгений Петрович Корф, родился в  1844 году, племянник достаточно известного историка Модеста Корфа, окончил Царскосельский лицей, сестра Анна, служил в леб-гвардии, вышел в отставку, владелец фехтовального элитного клуба, в 1895 году уехал во Францию, точная дата смерти не известна…
На фотографии он стоял в фехтовальном костюме девятнадцатого века. Правая рука уверенно держит шпагу с замысловатой гардой. Еще одна шпага лежит рядом на столе… Этакий Эскамильо! Ольгу Смольскую вполне можно понять. Прям, широкоплеч, суров… Есть ли родинка - этого на зернистой фотографии позапрошлого века не видно.
А вот на современных – есть.
***
И ведь никому не расскажешь. Не поверят. А Алиса уже верит в то, что этот уголовничек Андрей – не псих. Слишком много совпадений. Но главное доказательство – настоящий барон Корф, который смотрелся подлинным среди ряженых реконструкторов. Еще бы, лейб-гвардеец! Конечно, все смахивает на колоссальную мистификацию, но кто бы стал ее организовывать? Зачем? Так можно и в теорию заговора поверить, свалиться в конспирологию и вообще…  И парень попал в Сербского на самом деле.
Алису отвлек звонок. Глеб. Точно, сегодня же суббота!
- Слушаю.
- Добрый день Алиса, я стою возле твоей двери.
Алиса сворачивает браузер.
Глеб в костюме и при галстуке. В руках – алая роза.
- Я вижу, ты прямо с похорон.
- Совершенно неуместный сарказм, Алиса, я пришел мириться.
Алиса очень любит розы, и Глеб это знает. Ваза, таблетка аспирина в воду, ножом надрезать черенок. Алиса входит в комнату и обнаруживает, что Глеб сидит за ее компом.
- Ну что за беспардонность, Глеб! Какого черта ты залез  туда?
- Между нами не должно быть секретов, не так ли? – Глеб встает и торжественно произносит: - я думаю, что наши отношения уже вполне определенные. Поэтому нам пора заключить брак.
- Вот как? Не «выходи за меня замуж» или «я прошу твоей руки», а «пора заключить брак». Ты  уже все решил. Мое  мнение не имеет значения.
Глеб удивился. А Алису понесло.
Она высказала ему все, она вылила на него всю накопившуюся обиду. Она не могла остановиться. Ее ярость поднималась бурлящей лавиной и сжигала все мосты.
Глеб слушал ее молча. Его лицо сделалось непроницаемым и отстраненным. Когда Алиса замолчала, он произнес только одну фразу, в которой не было ни одного матерного слова, но смысл был столь грязен, что Алиса задохнулась от обиды.
- Вон отсюда!
И Глеб ушел.
А Алиса в сердцах смахнула на пол вазу с розой, упала в кресло и залилась слезами. Все. Рубикон перейден, мосты сожжены.
***
Весь следующий день Алиса не отвечала на звонки, и занималась уборкой. Генеральная уборка – отличный способ вылить ярость, спустить пар и успокоиться. Генеральная уборка происходит от слова «генерал», потому что ее устраивали пред приездом генералов в часть.  Некоторые Корфы тоже были генералами, кстати.
Вечером, когда квартира вновь заблестела, Алиса снова села за компьютер. Надо, наконец,  до конца разобраться со всей этой историей.
На минуту допустим, что Корфа из прошлого сюда привели Семенов и Каретников. Зачем? Выпендриться перед товарищами? Они там все друг перед другом выпендриваются, у кого шовчики достовернее. Семенов около года перед исчезновением активно торговал раритетами. И не только формой, но и оружием, между прочим. Вот откуда у него столько всяких старинных ружей «в отличном состоянии», как он сам рекламирует на форуме? Наверное, оттуда, из прошлого, как и говорил Андрей. Корфа приводили показать будущее?
Теоретически, в квартире Семенова должны остаться эти раритеты, ведь портал заперли неожиданно, из-за вторжения бандитов, организованного Геннадием и Андреем. Попасть бы туда?
А если все – чушь и чепуха? Просто череда совпадений и все?
Надо дойти до квартиры Семеновых, позвонить в дверь, заглянуть в почтовый ящик, пораспрашивать соседей. А там – по обстоятельствам.
Алиса и сама себе не признавалась, что разрыв с Глебом требует какой-то встряски, авантюры, адреналина.
***
У Алисы есть адрес Семеновых, добытый в редакции. Она приводит себя в порядок и отправляется туда. Настроение боевое, ибо Рубикон остался позади. Стопкин вышел на Охоту. По дороге к дому Семеновых она поет: «Тореадор, смелее в бой!»
Обычная многоэтажка. Обычный кодовый замок. Код кто-то, как водится, написал на стене рядом. Ящик ожидаемо забит счетами и рекламой. Так… Самый первый счет – за февраль. Все сходится.
Разумеется, Алиса ошиблась этажом. Сначала ей показалось, что лестницы вовсе нет, только два лифта, пока она не заметила в конце коридора обшарпанную дверь. Да, за дверью лестница, которой на этой высоте не пользуется никто, кроме курильщиков.
Алиса позвонила в нужную дверь. Из-за двери запел звонок. Еще. Еще. Никого. И зачем она сюда приехала, если и так знала, что никого тут нет?
Алиса знала, зачем, но пока даже сама себе в этом не признавалась.
«Тореадор, смелее в бой!»

Отредактировано Ромей (06-12-2014 15:26:35)

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Д.О.П.-2. "Посторонним вход воспрещён"