Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » "Когда страна нуждается в героях..."


"Когда страна нуждается в героях..."

Сообщений 1 страница 10 из 123

1

Рассказ
Коллеги большое спасибо за помощь и правки, пробую выложить в начало результат совместных усилий одним куском...

Когда страна нуждается в героях...

Есть несколько слов, способных вселить трепет в душу даже самого отважного охотника. Их обычно произносят небрежным, а порой и заботливым тоном. Видимо, не понимая всей той бездны разлуки и страдания, которые за ними стоят. И даже само ожидание этих роковых слов заставляет дрожать губы и предательски пощипывать глаза.
Плакать Шмыг считал ниже собственного достоинства, он ведь уже почти взрослый мужчина - четыре с половиной года, как никак. Это пусть всякая мелкота хнычет. Но все сильнее и сильнее вжимался в мамину шубку, вцепившись, что называется, всеми четырьмя лапами – даже при желании не отдерешь. Разве что вместе с парой клочьев.
Увы, но мама, хоть она у Шмыга молодая и красивая, но опыт обращения с чадом имеет обширный. И едва их торопливый забег по бесконечным корабельным коридорам, подошел к завершению по огорченно встопорщенной шерстке малыша прошёлся ласковый язык. Волна тепла, прокатившаяся вдоль выгнувшейся от удовольствия спинки, разом смыла все горестные ожидания. Следующая ласка и вовсе вырвала из горла довольное рычание, а когда сильные и нежные руки подбросили вверх, дело и вовсе дошло до повизгивания от удовольствия.
Так что, когда его поставили на пол и ласково прикусив зубами ушко шепнули те самые ужасные слова: «Беги поиграй на площадке, сынок, я за тобой скоро приду», оставалось только с самым серьезным и взрослым видом кивнуть и отправиться в это ужасное место. Не расстраивать же маму!
Решимости, понятно, хватило ненадолго. Стоило рыженькой с серыми пятнышками шкурке исчезнуть за поворотом, как широкий шаг сменился приставным, а потом продвижение в нужную сторону и вовсе прекратилось. Увы, но развернутые назад уши не обманывали – цокот коготков по металлическому настилу палубы быстро удалялся. Мамочка у него быстрая… добрая, ласковая, любящая, словом – самая-самая. Не догнать. А кричать, так только позориться.
Шмыг опустился на четыре конечности, прижимаясь к полу и кидая по сторонам напряженные взгляды – совершенно пустой коридор, в котором лишь стены да потолочные светильники, враз стал очень неуютным и пугающим местом, а уж светящийся в двадцати метрах проем и вовсе заставил непроизвольно поднять шерсть вдоль хребта и обнажить в угрозе все четыре клыка. Воодушевлённый собственным грозным видом, малыш со всех четырех лап кинулся назад – к оставленной мамой метке, где и принялся тереться о стенку, вбирая в себя такой родной запах.
Вся неуверенность мигом пропала, едва стоило расшифровать суть послания – «Осторожно, дети!» Шмыг аж фыркнул от удивления – он же не новорожденный малыш, который кидается на любой движущийся предмет не пахнущий мамой, а вполне взрослый, можно сказать самостоятельный. Еще года три-четыре, и ведь придется от молочка отказываться…
Быстренько затолкав эту отнюдь не вдохновляющую на подвиги мысль подальше, Шмыг напомнил себе, что он будущий охотник и добытчик, а значит - самое время разведать новую территорию. После чего со всеми предосторожностями начал красться вдоль стеночки по направлению к выходу. Возле проема храбрый охотник улегся на пузико и буквально по волоску начал продвигаться вперед.
Первым делом в неизведанное были выставлены уши, которые буквально закрутились как локаторы, сканируя пространство. Затем к ним подключился нос и чувствительные усики-вибриссы - не доверяя одному верховому чутью Шмыг открыл пасть, буквально «заглатывая» воздух.
Весь этот продвинутый органолептический комплекс обнаружения практически ничего не дал. Детская площадка как площадка, большая часть оставленных меток старые, а то и вовсе стертые. Вполне обычная планировка – четыре уровня подвесного лабиринта, песочница, с десяток искусственных деревьев, несколько домиков. Что интересно – вся конструкция буквально нависает над водной гладью бассейна, да и самый верхний уровень искусственных лиан занимает все пространства над водой - надо будет потом понырять. Благо, все это богатство в полном его распоряжении.
Почти. В дальнем углу площадки кто-то копошился. Если верить нюху – девочка чуть меньше чем на год его старше. Но знакомится будем позже, а сейчас… Шмыг слегка приподнялся на четырех лапах, чтобы глаза подтвердили информацию, которую ранее собрали остальные органы чувств, наметил безопасный маршрут и стрелой сорвался с места – до укрытия ему надо было сделать четыре прыжка и пробежаться по коньку домика, потом нырнуть в окно, и там, в безопасности, можно будет наметить следующий бросок.

***

Спустя два часа Шмыг, лениво развалившись на крыше самого высокого домика, грелся в лучах искусственного солнца. Вся доступная местность была исследована и помечена как безопасная. Ск-у-у-у-чно! Нырять в бассейн он пока что не стал – не нравился ему запах воды, для него вообще весь этот корабль пах не так как надо, да и первый в жизни космический перелет давался тяжко.
Но вроде как начал оживать. Вон и интерес к противоположному полу проснулся. По-быстрому пригладив шерстку языком и прядая ушами от волнения, Шмыг двинулся знакомиться на отгороженную метками половину площадки. Точнее – замер столбиком на границе, отслеживая реакцию. А то соваться на чужую территорию чревато получением хорошей-такой трёпки, не говоря уже о том, что у этих женщин в голове… Но – «без женщин жить нельзя на свете, нет!»
А ничего так кошечка. Очень оригинального окраса шкурка – верхняя половина снежно белая, нижняя – черная. Два милых черных пятнышка на мордочке, необычно скругленные ушки и роскошные, загибающиеся кверху усики. Весом и размером, пожалуй, поменьше него будет, изящная. Глаза… ах, прям сердце замирает в предвкушении благосклонного взора этих глаз. Необычного, темно фиолетового оттенка. Увы, но сморят на Шмыга пока строго и изучающе. И вообще, на милой мордашке довольно серьезное и сосредоточенное выражение.
Но долго мурыжить его не стали. Окинув взглядом замершую столбиком тушку, девочка перестала пыхтеть и упираться (тащила куда-то элемент «детского конструктора») и благосклонно махнула верхней рукой буркнув: «помогай давай».
Удивившись столь полному отсутствию кокетства, Шмыг стрелой сорвался с места. Такими предложениями не разбрасываются. После краткого знакомства с обнюхиванием, неподъемную деталь весело дотащили до места где по генеральному плану, оказывается, планировалось возводить из аналогичных элементов небольшую крепость. Которую в восемь рук и возвели. Вдвоем оно, как известно, сподручнее.
В ходе работ Шмыг пересмотрел свое убеждение, что размер связан с силой. Дестини, а это имя ей очень шло (*Дестини – судьба, которая как известно не всегда белая и не везде черная), была вполне «на уровне» (признать, что на самом деле сильнее, не давало самолюбие). После строительных работ и купания сохли на крыше новостройки, думая над дальнейшей программой. Заняться было особо нечем.
Шмыг, видя слишком серьезный вид знакомой, вспомнил свои недавние страдания и попробовал отвлечь – шутки ради прихватив зубами за шкирку. За что вполне закономерно огреб лапой по носу. Немного подумал и нацелился лизнуть пятку – уж очень она аппетитно выглядела. Да и запах ему положительно нравился. Увы, но стоило высунуть язык, как вожделенная конечность сменила конфигурацию – перед носом ухажёра оказался внушительный кулак между пальцев которого торчали полувыдвинутые когти. Рисковать целостью шкуры явно не стоило. Как говорится – а дальше после свадьбы.
- Все мальчишки – дураки! – не слишком лицеприятно прокомментировала его слегка расстроенный вид новая знакомая. После чего потянулась, выпуская коготки и выгибая спинку. Шмыг так залюбовался зрелищем что прозевал момент, когда гибкое тело сорвалось с места. Некоторое время весело гонялись друг за другом по всем четырем уровням. Пока разгоряченного погоней Шмыга самым подлым образом не спихнули в бассейн. Охладиться.
Зато в качестве компенсации потом вылизали. До мамы ей конечно далеко… но все равно приятно. А потом пришла ИДЕЯ.
- Знаешь, малыш – промурлыкала Дестини, прищуривая свои невероятные глаза, - а ведь если перепрыгнуть на ту сторону бассейна, то можно будет снять решетку с вентиляции и по ней пролезть на «взрослую» половину. А у них там как раз сейчас подозрительное толковище наметилось.
Шмыг профессионально прикинул расстояние:
- Не выйдет – между взрослым и детским лабиринтом больше полутора перепрыгов. Только в бассейн ляпнусь.
- Это если одному, а если вдвоем раскачаться на трапеции и потом прыгнуть…
В принципе так могло и выйти, но…
- А ты тут останешься? Не, я своих не бросаю! – И тут же молнией сверкнула новая идея. – Слушай, а ведь бассейны точно должны иметь сообщение…
В итоге через четверть часа две непоседливые мелочи без всяких инструментов, одними когтями, сняли решетку на глубине восьми метров и отправились в путешествие по трубам. И все это ради того, чтобы еще через десять минут над бортиком соседнего бассейна встали торчком две пары подрагивающих от любопытства ушек.

***

Капитан рейсового грузовика «Пиленгас» пребывал в необычном для себя, а с точки зрения устава космофлота так и вовсе невозможном, состоянии. Старый межзвезный волк (хотя, с точки зрения экстерьера правильно было бы говорить «кот», но это звучало б несколько… неоднозначно), налетывающий третий десяток лет и уже практически позабывший из-за полууставного обращения «Кэп» собственное имя – был растерян. И не знал, что ему предпринять.
Внешне это, разумеется, никак не проявлялось. Капитану положено быть подобным утесу, о который разбиваются все сомнения и опасения. А о том, чего это спокойствие стоит, напишут потом… патологоанатомы.
Дело было в том, что весь немалый нажитый опыт совершено не мог помочь в текущей ситуации. Их обычное дело – это забрать с промышленного комплекса лихтеры с готовой продукцией, доставить их к обитаемому миру и просто и незатейливо столкнуть «вниз». То же, что не переживет такого варварского отношения – сдать на орбитальную платформу и можно отправляться назад за очередной партией. Каботаж.
Бывало за эти годы полетов естественно всякое, но в этот раз, как на грех, помимо обычного груза «Пиленгас» принял еще и пассажирские модули, разом превратившись в невообразимую помесь лихтеровоза и круизного лайнера.
Это и составляло текущую проблему.  Ведь одно дело решать за себя (пусть не только, но команда уже давно не воспринималась как нечто отдельное от корабля и самого капитана) и совсем другое – отвечать за вверенные ему жизни совершенно беспомощных наземников.
Помочь неспособных, а вот создать проблемы они могли прямо-таки фатальные. Такие, что собственно никаких посторонних усилий больше уже и не понадобится. И поэтому за спиной капитана в этом еле ползущем к месту общего сбора лифте собрался заодно и весь невеликий экипаж «Пиленгаса». Все восемь, согласно судовой роли. Вооруженные табельными средствами противодействию абордажу (о наличии которых до этого момента на старичке-лихтеровозе помнили разве что бортовой искин, да суперкарго, но этой парочке забывать что-либо и не положено), и готовые поддерживать своего капитана. В основном психологически.
Потому, что при соотношении сил один к десяти и оружие, и команда способны оказать только моральную поддержку. Что, впрочем, тоже не мало.
Тут лифт, наконец, доскрежетал до пункта назначения и соизволил начать раскрывать двери. Как там говорили: «будьте вежливы, когда начнете простреливать нашим пассажирам головы»?

***

Камера с бассейном (точнее – «открытым резервуаром хранилища неприкосновенного запаса реактивной массы») была одним из самых больших помещений на корабле. Имелся, правда, альтернативный вариант – собрать всех в ангаре для обслуживания пустотной техники. Там и шлюз рядом «если чё»…
Нет, уж - не стоит пугать наземников апокалиптическим видом разваливающейся от старости техники - им и так предстоит весьма тяжелое испытание. Пусть уж расслабятся в привычной обстановке. Меньше будет проблем.
Вон стоят – притихли, восемьдесят три проблемы. Точнее… восемьдесят пять. Два уха, торчащие над бортиком бассейна, черное и белое, от внимания Кэпа не укрылись:
- «Мм-а-а-ть?»
- Мать, мать, мать… по привычке откликнулось эхо, - отозвался, точнее отозвалась, внутри головы корабельный искин, - ну нечем мне противодействовать малолетним вандалам, способным без мыла пролезть в любую трубу, куда только бестолковка проходит! И способным отвернуть гайку на решетке циркуляции -  без всяких инструментов заметь… стопорную… с левой резьбой… и служебный разъем управления диафрагмой фантиком от конфеты замкнуть. Вот как они узнали где он находится, а? Его ж далеко не каждый ремонтник без подсказки разыщет…
- Наверное, в отличие от ремонтников, детишки прочитали инструкцию? – Мысленно хмыкнул Кэп, припоминая парочку случаев из своей курсантской практики. - Но ты мне мозги не пудри, красавица, а лучше скажи – как они цирконасос прошли? Ну, не в виде фарша… Сознавайся – сама крыльчатку им остановила?
- П-фе! Учите матчасть, «капитан». – Голос искина приобрел характерные стервозные нотки и это было хорошо, значит успокаивается. Ему только с этой стороны еще неприятностей не хватало. -   Какой дебил будет ставить на космическую технику центробежные насосы? Там эжекторный, без единой движущейся детали, зато с обычным краном на подводящем патрубке. С ручным сенсорным управлением, м-да. Так котята после того, как его прикрутили, в камере смешения минут десять кувыркались с писком-визгом. Устроили себе ванну с пузырьками, понимаешь! Думала, что о цели путешествия и вовсе забудут, но нет – упорные.
- Та-ак-с, значит в минусе у нас всего лишь восемь стопорных гаек на решетке, малышня их наверняка посеяла, и раскуроченный разъем, который и нужен-то лишь при капремонте, все остальное подлежит восстановлению – фигня вопрос. Или может еще чем «порадуешь»? Силовой набор* цел? (*он же остов – основная несущая нагрузку часть корпуса корабля к которой крепится все остальное: обшивка, палубы и переборки, а также наиболее массивное оборудование и машины)
- Он их не заинтересовал… - о печальной судьбе посланного перехватить мелюзгу робота-ремонтника искин предпочла не распространяться. Действительно, к чему волновать начальство своими мелкими проблемами? У него и так забот хватает. Но и приобретенная за длительное общение с разумными личность долго сопротивляться императивам кибернетики не могла. Отчего разговор поспешно и неуклюже был переведен на насущное:
- И это, кэп… Вы бы перестали пугать пассажиров стеклянным взглядом.
И правда, хоть и прошло всего две секунды (общение через имплантат не ограничено необходимостью физических действий, вроде вибрации голосовых связок или дыхания, отчего проходит намного быстрее), но даже до гражданских дошла необычность ситуации.
Дело в том, что идалту обычно одеждой не слишком злоупотребляли, предпочитая обходится собственной шкурой, и теперь выданные экипажу «легкие средства индивидуальной защиты» скорее подчеркивали, чем скрывали тотальную вооруженность команды. Что подействовало на возбужденную толпу пассажиров как ледяной душ. Понадобилось время прежде чем группки пассажиров, понемногу приходя в себя после столь эффектного появления, начали шевелиться и перешептываться.
Кэп решил дать им прийти в себя, попутно отслеживая реакцию и прикидывая, на кого в этой толпе можно положиться, а от кого в первую очередь ждать неприятностей. Обе задачки были еще те…
С одной стороны, большую часть составляли представители его собственного вида и стайный инстинкт вполне мог заставить их объединится перед лицом опасности. Ну и против всех остальных чужаков, чего уж тут скрывать. Да вот беда, это сборная солянка из случайных попутчиков, а не Стая или тем более Клан. И он им – не глава и не вожак, а «милые» обычаи их вида, по части определения лидерства, могли дорого обойтись. Всем. Так что быстро начинаем классификацию рисков, подключая к процессу интуицию и искин.
Первая группа: двадцать одна особь, возраст средний, медики, летят на международную конференцию по акушерству и гинекологии. Устоявшаяся группа с профессиональной спецификой, циничные прагматики. В будущем – ценный ресурс, какие-никакие, а медики. В группе четкая иерархия и лидер смотрит внимательно и ожидающе. Эти паниковать не будут, конечно тут придется договариваться, но это позднее.  Риск – низкий, степень влияния средняя.
Дальше. Пятеро демобилизованных организмов, направляющихся с места службы к месту проживания. Имели ранее превентивную беседу по части профилактики «дружбы родов войск», излишней сексуальной активности и внутреннего употребления жидкостей. Результаты беседы положительные, организмы вполне вменяемы и после разговора беспокойства особого не причиняли.
Команда у них не сыгранная но, тем не менее, солдатская чуйка сработала без сбоев – дембеля успели переглянуться, определиться с лидерством, возможностями и функциями каждого, а теперь неспешно перемещались в сторону группы ими определенной как «источник беспокойства». Причем в сторону Кэпа и команды «Пиленгаса» они даже не смотрели, определив их для себя как глубокий тыл. Эти – однозначно союзники, причем, готовые рвать глотки по первому приказу. Главное, чтоб обошлось без избытка энтузиазма и излишней инициативы.
И, наконец, третья и самая опасная лично для него группа – две очаровательные кошечки, молодые кормящие мамашки, чьи отпрыски сейчас активно греют уши, параллельно отмокая в бассейне. Стоят ближе всех, отчего в голове от запаха слегка мутится даже у него. Очаровашки, способные враз превратится в демонов пекла, если кто посмеет угрожать их деточке. И плевать им на все во вселенной - материнский инстинкт - он преград не признает. Как и логики.
И что самое поганое, защищать кормилиц настойчиво требует и инстинкт остальных, а значит, если дамочки слетят с нарезки, то за ними запросто может пойти большая часть неприсоединившихся одиночек. Радуют только две вещи. Во-первых, детишки уже за половину возраста перевалили, еще годика три и вовсе могут от сиськи отказаться, став полноправными гражданами. Со всеми правами и обязанностями. Ну, кроме как собственных детей завести - для этого им придется еще годика четыре подождать, а потом еще и в армии отслужить. Так что с головой у мамаш уже должно быть более-менее. Были б сосунки новорождённые - была б и вовсе беда.
А во-вторых - полуобняв мамочек что-то им на ушко нашептывает один приметный старичок. Восемьдесят лет деду, шкура уже на четыре размера больше того на чем крепится, болтается на костях как на вешалке, шерсть какого раньше цвета была и не разберешь, клочьями вылазит, но глаза блестят. Да и сам весь такой живчик, на сбор своего «клуба флористов» поперся через полгалактики. И вон как быстро разобрался и среагировал, так что есть надежда что «флорист», ввиду известных причин, запаху не поддастся и барышень от резких движений авторитетом возраста удержит. Но все равно - риск большой, влияние сильное.
Четвертая группа: одиночки и пары пяти разных разумных рас общим числом тридцать восемь. Выраженных лидеров, сумасшедших-пророков и даже просто мутных типов среди них нет. Обычные разумные в меру законопослушные, в меру грешные, каждый – галактика, но исключительно внутри, среди других таких же галактик ничем особенным не выделяющаяся. Тут главное истерик не допускать и разброда, и они будут довольны и счастливы, делая то же, что и все вокруг. Риск низкий, влияние слабое.
И, наконец, одна большая головная боль – отдельно от всех и даже с другой грани призмы бассейна компактно стоят пятнадцать разумных. Точнее, четырнадцать дееспособных (с точки зрения планетарных законов и уставов флота) мужских особей расы Твил`Ок. А вот разумных, весьма условно - иначе б не пошли они на службу к стоящей посредине копне дорогих тканей. Какой бы она ни была «торговой принцессой», и сколько б там ни было денег у ее родни.
Обычно женщины этой расы если и некрасивы (вкусы они разные и далеко не всем нравится голая синяя кожа с черным узором, не говоря уже о свисающих с головы мясистых отростках), то элегантны, с хорошей пластикой движений. Но тут прямо-таки наглядный пример, что по законам статистики порой реализуются даже самые невероятные отклонения. И внешность раскормленного прямоходящего скина далеко не самое неприятное, характер тоже был вполне соответствующий. На редкость гармоничная личность.
Настолько, что Кэп, едва успев познакомится с этим несомненно выдающимся экземпляром, отвел в сторонку начальника охраны сей особы и настоятельно посоветовал ограничить общение его подопечной с другими пассажирами и командой. А то ведь десяти рыл вооруженной до зубов охраны и двух личных служанок-телохранительниц может и не хватить для обеспечения целостности тушки нанимательницы.
Наемник тогда скривил рот на манер ферзаньей задницы, но совету внял. Видимо трезво оценивал свои возможности и риски связанные с нежеланием Принцессы принимать во внимание чужие особенности. Кстати стояла отдельно от всех эта туша именно по этой причине. Просто «она» еще и воняла. Нет не так ВОНЯЛА. И плевать что вещества для создания этого непередаваемого амбре стоили как огранённые слезы моря. Меру нужно знать. Но увы, именно такое понятие сей особе было совершенно незнакомо. В итоге «стог» выглядел невообразимой мешаниной аляпово-ярких красок и режущего глаза сверкания тех же «слез». Но это по сравнению с запахом уже ерунда.
Тем не менее, это была слаженная, хорошо вооруженная группа, руководимая единым и отнюдь не добрым разумным. И противостоять им будет довольно сложно, ведь другие пассажиры, отправляясь в путешествие, как-то не догадались прихватить с собой оружие, а экипаж был банально меньше числом, да и не сравнить пусть и тертых жизнью, но каботажников, с профессиональными бойцами. Одна надежда на искин да пару скорострельных турелей, прикидывающихся до времени потолочными светильниками. А значит: риск – угрожающий, влияние - чрезвычайно сильное.
И последнее по порядку, но отнюдь не по влиянию на ситуацию.  За спиной всех пассажиров возвышается почти трехметровым ожившим ночным кошмаром фермик. Честно, если такое и вправду приснится, то можно и детство вспомнить. Не в смысле «мамочка спаси», а в смысле мокрой подстилки. А если чё… то реакции искина и турелей тут не хватит. Однозначно. Тут бы что-то противотанковое надо, а лучше – противокорабельное.
Потому что из полутоны массы инсекта хороший-такой процент составляет вес экзоскелета - естественной хитиновой брони мало в чем уступающей броне тяжелых штурмовых скафов, а двигаться иномирец этого вида может со скоростью… Впрочем, не так, для существа способного двигаться с ускорением в четыре десятка раз превышающим стандарт (!!!), скорость – не важна. Совершенно.
Как ни странно, но летел фермик на тот же «конгресс акушеров». В сопроводительных документах значилось, что особь номер «XМXIVTERWW» с непроизносимым именем Кртндж`цт  трутень седьмого Улья не указанного пола* (*«трутень» это степень разумности и социальный статус, фермики вопросу своего пола особого внимания не уделяли – в обычных обстоятельствах за появление новых членов улья отвечала одна Матка) является еще и профессором Honoris causa* (*«в виду заслуг»).
Вот такая вот милая добавка к фасеточным глазам, острейшим жвалам и отравленным шипам на спине. Как намек судьбы – не стоит судить других по экстерьеру. Впрочем, в случае с фермиками это как раз весьма действенный метод, у них экстерьер четко соответствует как выбранному жизненному пути, так и социальному статусу. Глаза же не подвели – на месте возле крепления головы, где у силуэтов из тира была «верхняя» пара конечностей в виде костяных мечей, у инсекта было накручено нечто вроде клубка щупалец. Что однозначно относило данную особь к одной из самых редко посещающих иные миры разновидностей.
Сомнительно, что Хранителей кладки даже в родном Улье часто встречали вне камеры Матки или соседних с ней самых защищенных уровней. Где собственно и проходит таинство появления на свет и воспитания новых поколений инсектов. Если проводить аналогии, то их пассажир соответствовал Воспитателю или даже Учителю, что вкупе с физическими данными делало его весьма желанным союзником и совершенно кошмарным противником. Участие столь высокопоставленной, да еще и широко известной особи (а звание профессора у негуманоида однозначно говорило о известности прям-таки вселенской) в текущей ситуации имело абсолютно непредставимые последствия. О которых, хвала предкам, болеть голова будет уже у кого-то другого.
Ведь шансов выбраться у них нет. А значит: риск – непредсказуемый, влияние – непредставимое. И начнем, пожалуй – отпущенные на многозначительную паузу пятнадцать ударов сердца как раз закончились.

***

Но открыть пасть «первому после бога» не дали.
- Капитан, что это значит? Сначала этот противный вой, потом тряска, а теперь вы собираете всех в этом неприятном, как все ваше ржавое корыто, месте и я должна терпеть присутствие низших, а то вовсе… За что я плачу деньги? – «Копна», похоже, решила высказать все, что накопилось за время вынужденного затворничества. -  Если вам мало, можно увеличить стоимость проезда, но избавить достойных от лишнего беспокойства. Вы могли б собрать всех пассажиров первого класса и доложиться им лично. Остальным вполне хватит и стюарда, а то и простого матроса!
«Эге, а ведь «их Сиятельству», кажется, не доложили о некоторых нюансах социального строя идалту и вытекающего из них отсутствия на кораблях понятия класса пассажира. Как класса – каламбур, однако» - Кэпа внезапно потянуло на хохмы. От нервов видать, или от того, что вслед за размахивающей конечностями «копной» сдвинулись с места и её охранники, лапая рукояти оружия. Этим-то не нужно объяснять очевидное, и почему вдруг может начаться вибрация корабля, находящегося в гипере.
«Скорее она, как обычно, проигнорировала то что ей не нравится…» - голос «Мамочки» неожиданно успокоил. В конце концов, все самое худшее уже случилось. Осталось только очевидное. И, одарив главного охранника «ласковым взглядом», (тот мигом поспешил встать между ним и клиенткой, чем невольно притормозил её порыв), непривычный к общению вне профессионального круга, Кэп забыл все загодя заготовленные вежливые слова и рубанул с плеча:
- Нас вытягивают в обычное пространство.
В воздухе моментально повисла тишина. Озвученной новости хватило чтобы застыли даже подбиравшиеся к «атакующему клину» твил`ок дембеля. От устремленных взглядов сама собой начала подниматься шерсть вдоль хребта, а от беспомощно-удивленного вопроса в них: «Как же так?! Неужели всё?» - хотелось матерно завыть в голос: «А вот так. Жизнь она заканчивается. А бывает, что и так – внезапно».
Но поймав с десяток недоуменных взглядов кэп вспомнил, кто он и где, поспешив развернуть над водяной поверхностью проекционную схему и начав подготовленную речь. Действительно, ведь далеко не всем для понимания хватило четырех слов.
- Система 12987-ЕЕТ, самоназвание Альгарма. На пятой от звезды планете небольшая колония Адамитов. Монорасовая. Не более десяти миллионов разумных около шести из них сосредоточено в первичной колонии. Остальные разбросаны по небольшим городкам-анклавам от тридцати до трехсот тысяч населения. Биологический класс комфортности планеты высокий – Б2. Промышленности и серьезного орбитального щита у системы нет, не успели или понадеялись на то что сектор спокойный. Мы должны были пройти мимо в гипере. Но вот этим: схема с системой и пунктирной траекторией «Пиленгаса», проходящей далеко за пределами облака Оорта, дополнилась красными точками «обсевшими» синюю сферу четвертой планеты - мы показались источником опасности.
На основании анализа относительного возмущения гравитационной зыби там один корабль класса А3, один А4 и два  В1. Предположительно это: транспорт; комбинированный носитель до двух дивизий десанта со средствами высадки и минимум трех «крыльев» поддержки; ну, и еще два крейсера для подавления орбитальной группировки. Что-то более мелкое наша аппаратура не берет, но предполагаем от двадцати до сорока эсминцев для блокирования системы, корабли подавления связи и блокаторы гипера. Последние нас и тащат.
- Зачем? – пискнули из задних рядов.
- По имеющимся данным искин дает 83% что это Мясники. Видимо, опасались что. проходя мимо мы можем что-то услышать. Тут до базы флота сектора всего ничего – два цикла лёта, уйти Мясники смогут в любом варианте, а вот собрать всю добычу – нет.
Вот так. Вселенная далеко не лучшее место, и населяют ее порой… И человеческая жизнь имеет свою цену. Это или стоимость мощного планетарного щита, бешенных средств, выбрасываемых буквально в воздух – на армию, новейшие корабли или наемников. Или жизнь стоит чуть дороже чем рабский нейро-ошейник.
И далеко не всем достанется прибор высокого класса. Только самым лучшим из тех миллионов, которых спешно похватают внизу, а потом засунут стоймя в трюм висящего на орбите транспорта-мясовоза. Остальным же наденут одноразовый «гаситель», и – и так не слишком ярко горевшая искра разума, погаснет. Навсегда. Разумный превратится в способное еще некоторое время жить и выполнять работу существо, но собственных желаний у него уже не останется.
Как ни странно, но таких с удовольствием покупают даже в тех государственных образованиях, где рабство прямо запрещено. То есть, сделать разумного рабом нельзя, а вот пользоваться безмозглой, зато красивой куклой – сколько угодно. Интересная моральная гибкость – ведь без хозяина жить она не может, состариться ей тоже не грозит, а если «износится» или просто надоест, то государственным и частным компаниям постоянно нужны рабочие руки: на добычу полезных ископаемых в астероидных поясах, на сборочные производства и подводные фермы. И они готовы обеспечить содержание и потребности. В рамках установленного законом калорийного минимума.
Но, тем не менее, работа Мясника не слишком одобряется, и этот бизнес требует соблюдения определенных, принятых в обществе «приличий», а это значит…
- Шат! – И «бамц!» - оплеуха от унизанной перстнями синекожей руки сбивает главного охранника на палубу. Кэп ему даже слегка посочувствовал - нападения с тыла тот не ожидал, а если напялить на пальцы украшений в таком количестве, то работают они ничуть не слабее кастета, - Ты же говорил, что путешествие на этом корыте безопасно! Что эту мусоровозку не станет трогать ни один вонючий пират!
Усыпанная блестящими камешками изящная туфелька слоновьего размера впечаталась в подреберье проштрафившегося охранника. Хотя его-то особой вины тут и не было. Суперлихтеры данной конструкции действительно обычно не имели проблем с джентльменами удачи. Несмотря на крайне слабую собственную артиллерию.
Для того чтобы разобраться со всякой наглой мелочью её вполне хватало, а прижмут силы покрупнее – просто «руби хвост», и «головастик», то есть собственно сам лихтеровоз без прицепа контейнеров, легко обгонит любой самый быстрый истребитель. На прямой.
И даже за целостность груза можно не переживать. Никуда они его не утащат. В самый маленький контейнер пара пиратских корыт поместится целиком. Самая большая эскадра сможет разложить по трюмам от силы половину груза. Да и смысл? Дорогие товары такими объемами, естественно, не возят. Можно, конечно, попробовать захватить весь тягач целиком, где-нибудь на перевалочной станции или даже в открытом космосе путем абордажа.
Но глупость это – не выйдет захватить корабль с функционирующим искином. Тот просто уничтожит двигатели, а команда уйдет на одной из «разъездных лошадок» или индивидуальными спаскапсулами. А если гасить искин, то получится тоже что и выше – мертвый корабль весом и размером с небольшой астероид, который так же «легко» сдвинуть с места. Да и кому могут понадобится дешёвые материалы и товары в таких нев… невообразимых количествах – разве что целому государству. А тому дешевле все же купить, чем заниматься грабежом. По последствиям дешевле.
Увы, но тут ситуация совсем иная, а это значит… Что это значит – главный охранник сообразил даже несмотря на вполне вероятное сотрясение межушного ганглия. И командовать начал даже не вставая с палубы. Незаметное движение пальцев и «копну» выдернули из первых рядов (она даже пискнуть не успела, вот что значит профи!) и затолкали за спины ощетинившегося стволами и эмиттерами строя.
- Нам нужен всего лишь один из шаттлов! Будьте благоразумны, и никто не пострадает! – Вещать наемник тоже начал не вставая. Логично, так он представляет куда-как меньшего размера цель. Это, конечно, если про потолочные турели не знать.
Кэп только мысленно потянулся к гашеткам как между ним и Твил`Ок оказалось марево индивидуального щита и… туша инсекта. Ну что сказать… даже с, хм, кормового ракурса и стоя на четырех костях фермик выглядел внушительно. Наверно, потому что задранный хвост венчался шипастой костяной булавой. И от мысли, что останется от разумного после удара таким девайсом, заранее начинало подташнивать. Тут и тяжелый скаф не спасет.
Капитан потом просмотрел этот эпизод буквально покадрово, но даже запись не смогла поймать момент движения. Вот фермик отстраненно стоит в своем углу, а в следующий момент – только смазанная полоса отражает движение, а потом все опять размазано, но уже из-за действия включенного поля. Эмиттер индивидуального щита инсект повесил на грудной сегмент, и для того, чтобы не только защищаться, ему пришлось встать «на четвереньки», то есть на две нижних пары лап. Так голова и верхняя пара конечностей оказалась за пределами устанавливающегося вертикально щита.
Накрученные вокруг «шеи» щупальца развернулись и выстрелили в сторону наемников. Как оказалось, они вполне могут вытягиваться метров на восемь! Хлесткий удар сбил сразу четверых, которые, как кегли, повалили всех остальных. Еще два быстрых, добивающих удара, и из образовавшейся кучи-малы извлекается оружие для сваливания в кучку поменьше.
На все про все – две с четвертью секунды и инсект, отключив поле, интересуется:
- Дефектные особи?
- Думаю нет,– Кэп с трудом проглотил застрявший в горле комок - вот интересно, что за садист настраивает им вокализаторы? От скрипучего, бесстрастного голоса поверженные Твил`Ок сменили цвет шкуры с синего на пепельный, - скорее неверная оценка ситуации.
- Бывает… - проскрипел фермик, отодвигаясь в сторону и снова застывая монументом самому себе. Но теперь его неподвижность вряд ли могла кого-то обмануть.
- Капитан, - дохнули в ухо горячим воздухом - оставалось только не теряя достоинства обернутся. Так и есть - рядом стояла одна из мамочек, - а давайте их… отпустим. Нет правда-правда, хотят лететь – пусть … … отсюда на …!
Кэп, прижав к себе вздрагивающее тело, одними губами шепнул на ухо: «Уверена?» И получил совершенно спокойный тихий ответ: «Абсолютно», от которого все заиндевело внутри.
Он и раньше подозревал что женская эмоциональность лишь одна сторона гребешка, а если надо, то их холоднокровной расчетливости позавидует баллистический прицел главного калибра. Но чтобы вот так. Совершенно спокойно обречь полтора десятка разумных… Но это был выход.
- Вы по-прежнему желаете нас покинуть? – у главного охранника на лбу наливался черным приличный шишак, но взгляд был осмысленный и злой. - Предупреждаю, почти наверняка Вы будете уничтожены в момент «выныривания». Если по-прежнему настаиваете, то оставляете все оружие, кроме пары стволов, забирайте спускаемый модуль номер два, и чтобы через семь тиков вас тут не было!
Драпали наемники, как и положено профессионалам – слажено и быстро. А остальные остались досматривать эту маленькую драму. Вот от всё более загибающейся во внутрь системы траектории грузовика отделилась зеленая точка шаттла, вот она полыхнула синим – это сработал одноразовый гипердрайв, выбрасывая корабль в обычное пространство, вот вокруг точки появился желтый круг - это включился автоматический сигнал бедствия и трансляция записи: «Я Принцесса Торгового союза Ирх`ак, мы невооруженная спасательная капсула. Я предлагаю за себя выку…» На этом передача оборвалась, а отметка на схеме, вспыхнув, погасла. Пятнадцать разумных перешли в состояние «не быть».
- Их…
- Да. Мясникам попросту некогда возится с мелочью. У них внизу миллионы тушек и горы не оприходованного хабара. По заключению искина и с нами никто возится не будет: с 98% вероятностью ударят самым сильным что есть в арсенале, чтобы наверняка и сразу.
- Сколько у нас времени? – а вот и лидер медиков проявила интерес.
- Пятнадцать часов минимум, до того, как нас смогут «подсечь», все же летели мы мимо, да и тяжеловата… рыбка.
- Куча времени… и что же мы будем делать?
- Мы будем драться! – В другое время дребезжащий старческий голос и вскинутый сухонький кулачек вызвал бы скорее улыбку. И то вряд ли. От сгорбленной фигуры дедка перло такой силой и уверенностью, что проняло, кажется, даже фермика. В всяком случае, тот шевельнулся, поворачивая голову, хотя фасеточные буркала наверняка давали ему круговой обзор.
- Конечно будем, вот только чем? Судно безоружно, а то что есть у экипажа, сгодится только застрелится, – профессиональный цинизм медички не смогло перебить никакое ментальное воздействие.
- Капитан, а какой у Вас «допвариант*»? – выдохнули ему в другое ухо и, кажется, в этот раз удержатся от вздрагивания не удалось.
(*допвариант – закладываемая при проектировании и строительстве возможность военного использования гражданской техники. Так, например, силовой набор сухогрузов заранее проектируется с учетом нагрузок при стрельбе, а со стапеля они сходят уже вместе с фундаментами для орудий. Что не сделает его военным кораблем, но скажем так – годной для военного использования как вооруженный танкер или даже вспомогательный крейсер, посудина может стать за пару дней)

***

Отредактировано AL1618 (23-02-2015 21:27:08)

+2

2

Или двумя кусками :)

***

- Ох, ты ж, - удивился Шмыг, когда прямо над их головой появилась проекция их корабля, - и че мы на этой хреновине летим?
Выглядел корабль действительно… необычно. Больше всего это походило на плетеную вершу в острую вершинку которой вцепилась зубами морская звезда. Которая, к тому же, медленно проворачивалась. Дестини в ответ смерила его жалостливым взглядом, но снизошла до объяснений. Вздернув усики на манер строгой учительницы:
- Именно на ней. «Звезда», это центральный жилой и силовой модуль, посредине у него реактор и маршевый двигатель, в лучах – жилые модули и маневровые двигатели. Вращение создает искусственную тяжесть. Сама «звезда» это на самом деле огромный бак, эээ, пять баков, с водой. Ее нагревает реактором до плазмы и используют как реактивную массу. Внутрь звезды вложены прочные корпуса жилых модулей, они там закреплены не жестко и наклоняются при разгоне, а то ходить по вставшему дыбом полу было бы несколько… неудобно.
«Верша», это открытый внешний грузовой каркас, в ячейки которого вставляются специальные контейнеры-лихтеры и баки с реактивной массой (то что в «голове» - это всего лишь НЗ и защита жилых модулей от радиации). Он полужесткий и «сложиться» ему не дают как раз они. Внутри на каркасе крепятся внешние элементы двигателя – они доразгоняют выбрасываемую им плазму и переносят часть нагрузки на внешний каркас. Балансировка этого чудища заставляет заранее жалеть суперкарго. И пилота, пожалуй, тоже. Зато дешево и сердито. Понял?
Шмыг из сказанного понял от силы треть, но искренне восхититься это ему не помешало:
- Какая ты умная! – за что был ласково прихвачен зубками за ухо.
- А теперь помолчи – хочу услышать, что там маме говорят.
- … вспомогательный десантный транспорт или носитель второй линии – вместо лихтеров ставятся модули соответствующего назначения, танкер эскадры – тут и так понятно, и дестроер планетарной обороны – на хвост ставятся дополнительные разгонные модули и вместо плазмы разгоняем снаряды большого калибра. – Тут капитан поспешил охладить вспыхнувший было преждевременный энтузиазм, - вот только ни ускорителей, ни снарядов нет, все это положено получать на складе перевооружения.
- Это, капитан, не главное, - промурлыкали ему в ответ, - главное, что я - оператор тяжелого вооружения, стрелковые программы с собой. И, если надо, спокойно их адаптируем, а снаряды… Капитан сколько металла у вас в грузе и какого?
Онемевший от такого простого решения Кэп ответить не смог, зато искин мигом вывесила рядом с голограммой корабля спецификацию груза.
- Так… вольфрам, железо, никель, хром, медь и еще много чего вкусного и в количествах просто невероятных. Жаль времени маловато, но первым двум мы точно применение найдем, всего-то подогреть капельку и дать застыть в невесомости – получим вполне годное ядро точного веса. А мощность вспомогательных реакторов какая? Хватит на то, чтобы из превращенного в магнитную пушку двигателя стрелять очередями? Три раза по восемьсот гигаватт… это праздник души какой-то. Мамочка, золотце – запускай поток обсчета модернизации.
От такой невероятной наглости, - на его корабле кто-то отдает распоряжения его искину и та, зараза такая, выполняет - Кэп обрел дар речи и рявкнул:
- Мать, обсчет варианта боя с учетом предложения! – и быстро пробежав глазами повисшие над бассейном строчки и схемы, - Значит так, запускаем гипердвигатель на форсаже, движку хана, но зато вывалимся чуть в стороне от того места где нас ждут. И тут же начинаем лупить из нашей супр-убер и прочая, прочая, прочая. Цели в порядке снижения приоритета: мясовоз, десантный транспорт-носитель, крейсера. Наша главная задача – пережить самый первый, массированный удар, потом налет штурмовиков, потом, возможно, абордаж. И все это время стрелять, не переставая стараясь максимально повредить технику, без которой вся операция Мясников потеряет смысл, и они бросят планету. А теперь думаем – объявляю мозговой штурм.
Капитан смотрел в горящие азартом глаза и понимал, что ему неожиданно удалось дать людям надежду. Нет не на сохранение собственной шкуры, «Пиленгас» по-прежнему не имел шансов спастись, но он мог хотя бы погибнуть сражаясь.

***

Мозговой штурм вещь деликатная. Вмешательство авторитетов в нём лишнее, поэтому Кэп максимально отстранился от происходящего, только отмечая фиксируемые Мамочкой удачные мысли, да отвечая на прямые вопросы.
- …Капитан, оружия почти нет, может взрывчатка? Что еще может пригодиться?
- Ни промышленной взрывчатки, ни хотя бы удобрений в грузе нет. Энергии для получения азотных соединений дуговым способом достаточно, но нет времени…
- Да кому нужен азот? – вот и главная медичка рядом стоит, хищно шевеля усиками. - Вы что, химию не учили? На камбузе есть хлорид натрия?
- Эээ… - некоторое время ушло на то чтобы с помощью искина разобраться, о чем вообще идет речь, - Соль? Есть конечно! И… дохрена, однако.
- К сожалению не так и много, а гипохлорит кальция или, как его…
- … жидкость для мытья и дезинфекции – тоже есть. Но…
- Думаю углеводосодержащие материалы проблемой не будут… значит так, дайте мне энергоканал от реактора, несколько кибер-ремонтников для монтажа и через… три с половиной часа у нас будет… двенадцать с половиной тон взрывчатки. Не самой лучшей или стойкой, но испортиться она просто не успеет.
Вот и еще один специалист совершенно мирной, казалось бы, профессии нашел себя на ниве разрушения. Но другим и этого мало:
- … маловато будет двенадцать тон. На приличную «завесу» не хватит, только для внутренней обороны.
- Мама, мама, - скачет мячиком вылезшее из бассейна молодое дарование, разбрызгивая во все стороны капли воды, - а как называется та штука что нужна для «Бум!!»? Ну ей еще рыбки дышат, и её это… можно из воды получить, вот!
Немая сцена - пяток случившихся вокруг взрослых скрипят мозгами пытаясь понять, что им сказали, чем окончательно смущают ребенка. И тут главный механик хватается за голову, получив, видимо, подсказку от искина:
- Кислород, малышка – это называется кислород, – и начинает обследовать карманы своей замасленной разгрузки, не иначе как в поисках завалявшейся конфетки. –Жидкий кислород в смеси… да с чем угодно, кроме масла… сойдет мука или обломки фальшпанелей…. Так вот, жидкий кислород и есть та самая промышленная взрывчатка, мощная, стабильная и безопасная.
Оставив этих энтузиастов обсуждать тонкости боевого применения всем известного компонента атмосферы: «…а как хранить?», «надуем пузырей из фторида алюминия и то, и то есть…» «испарение…», «покрыть металлом, серебро есть…», «инициация будет от…», Кэп двинулся в угол, где суперкарго приволок погрузчиком какой-то ящик размером с приличный гроб, и вокруг которого они теперь суетились вдвоем с тем самым дедком.
Там как раз крышка сдалась, явив на свет комплект штурмовой брони.
- Комплект полный, - воинственно встопорщил усы старикан, - но запас карман не тянет, что найдете сверх или там из дополнительного оборудования, всё возьму.
- Надо же «серебряные крылья», - карго в полной прострации касался пальцами следов боевых повреждений скафандра легендарного добровольческого полка, - да ещё и «Ксержская деблокирующая операция»… Флорист говоришь?
  - Флорист! – воинственно вскинулся дедуля. – Моя «Роза мира» столько призов собрала, что тебе и не…. А это, - дед неожиданно смутился и даже ковырнул палубу когтем нижней руки:
- Сдать хотел, пока еще могу «дорожку» пройти, чтоб без позора. А то годы свое берут, – и, яростно свернув глазами: - А оно эвон как вышло. Но не поверите внучки – я-то не против, свое пожил, но вот остальным-то за какие грехи такая судьба? Эх жизнь, как зебра, в конце все равно…
Кэп замер в полном обалдении: «дорожка» - это комплекс испытаний, который проходит желающий вступить в ряды легендарного полка. Выходит, что этот трухлявый пенек еще вполне способен на то, ради чего жилы рвут куда как более молодые и крепкие. Но, оказалось, что жизнь еще не закончила с сюрпризами на сегодняшний день. Рядом с контейнером материализовался фермик и, буквально обнюхав броню, проскрипел:
- Старый Враг… Я рад нашей встрече.
По спине пробежал предательский холодок, а широко расставленные зазубренные кусалки… внушали. Всем, кроме этого сумасшедшего деда, на минуточку оказавшегося живой легендой. Он бесцеремонно ухватил инсекта лапой за левую половинку жвал и, заставив того опустить голову, начал что-то подслеповато рассматривать на переливающемся диске посреди бронированной башки.
- Надо же, действительно встречались, - пробурчал немного озадачено этот отморозок, отпуская безропотно переносившего такое отношение инсекта, - но ведь там не было…
- А-ааа, это? - фермик вполне гуманоидным жестом похлопал себя «рукой» по шее, где были свернуты щупальца, - Хранителем кладки я стал потом. Когда решил, что исправлять ситуацию надо начинать с самых начал. Но для меня все равно будет честью принять свой последний бой вместе с тобой, Старый Враг.
- И для меня!
Ну вот, кажется, и тут он больше не нужен. Тактику взаимодействия эти два старых битых волка выработают без дилетантских подсказок.

***

Любой план хорош до боя, и рушится при первом выстреле. Едва «Пиленгас» вывалился в обычное пространство это стало очевидным. Они ошиблись.
Ошиблись в определении размеров зад… просто размеров. Вместо А3 в наличии имелся объект класса А2 и это был не «мясовоз», а поселенческий транспорт. Который принес в этот мир новое население планеты – от пятидесяти до ста миллионов разумных, плотно набитый в сотни тысяч спускаемых модулей и ждущих, когда бравые десантники из приткнувшегося рядом БДК* (*большой десантный корабль) освободят им новое место жительства. Освободят от прежних хозяев.
И всё. Как только поселенцы окажутся внизу, планета станет принадлежать им. Никто не решится пустить под нож десятки миллионов нонкомбатантов. Да и в космосе вряд ли кто из военных решится стрелять в сторону этого монстра. Осознавать, что ты каждым выстрелом убиваешь сотни тысяч - детей, стариков, женщин. Слишком тяжелый груз для психики.
Для нормальной психики, но сейчас за пультом управления главного калибра сидела бешеная кошка. Вынужденная оставить малыша, чувствующая как перегорает не растраченное молоко и четко понимающая – и ей самой и самому дорогому во вселенной существу жить осталось считанные удары сердца. А наспех слепленный из запасного штурманского вычислителя и оптического навигационного поста прицел и вовсе не имел никаких блокировок включая «капитанскую». Не подумали.
И превращенный в одно большое орудие грузовик забился в припадке, каждую секунду выбрасывая из чрева три тонны вольфрамовых сфер с начинкой из мягкого железа на скорости почти в сорок километров в секунду.
Далеко от них, в рубке флагмана победоносного флота вторжения, пожилой ящер встопорщил гребень и, изрыгнув ругательство, приказал атаковать всем чем есть это слишком дорого обходящееся корыто. Ведь один такой шарик равен почти двадцати килограмм универсального эквивалента и опасен даже боевому бронированному кораблю.
Без дураков - слишком героический (а может просто оказавшийся не в том месте) тяжелый крейсер из охранения транспорта нанимателей постарался прикрыть его своими щитами, и теперь две неравные половины дрейфовали в разные стороны. Поток снарядов менее чем за секунду перегрузил щиты, а потом просто разрезал бронированную машину.
Что сейчас творилось на небронированном транспорте, и какой потом за это будет выставлен счет, даже думать не хотелось. Одно радовало - скоро проклятое корыто будет уничтожено. Но в этот день ошибались не только простые капитаны-каботажники.
Как оказалось, «полный лагр» от ошибок тоже не застрахован.

***

Еще в момент выхода из гипера были подорваны размещенные на поверхности корабля заряды. В начинку самодельных фугасов пошло все – от отходов производства «главного калибра» в виде мелкой дроби, до обычного льда. При скоростях столкновения в десятки километров в секунду – материал снаряда совершенно не играет роли. В эту-то «зону смерти» и влетели все посланные в «Пиленгас» ракеты. И до борта не долетели, отметив места своей преждевременной гибели яркими вспышками столкновений.
А следом за ракетами пришла волна выпущенных с носителя штурмовиков. Они, в отличие от ракет, имели щиты, отчего сгорали более зрелищно. Принимающий множественные попадания щит просто не успевал отводить энергию, наглядно демонстрируя эффект под названием «тепловой взрыв». Все попытки пилотов уклонится от судьбы эффекта не дали – слишком ограничены возможности маневра по курсу, а мощности «подруливающих» банально не хватало для уклонения от разлетающейся шрапнели.
Тем более, что кому-то пришла в голову светлая мысль – изготовить часть метательных снарядов в виде лент фольги. В плане эффективности форма не важна, но хаос отраженных сигналов всех диапазонов от такого количества пассивных помех уничтожил саму возможность использования радаров.
А потом оператор главного калибра на миг переключил свое внимание на расположенный по курсу носитель и не пожалел для такой жирной цели килограммовых снарядов. И все закончилось. Никакие щиты не смогли сдержать удары в пару сотен стандартных единиц и, «поймав» более десяти тысяч таких попаданий, тяжелый носитель превратился в груду покореженного металлолома.
Лагр шипел от злобы и плевался, но ничего поделать не мог. Сосредоточенный огонь всей эскадры, казалось, не причинял жестянке никаких повреждений. И, пусть их чудовищное оружие замолчало, но двигаться эта куча металлолома продолжала курсом - на столкновение. И вполне при этом управлялась.
Большая скорость, с которой их противник вышел из гипера, сделала любую попытку атаковать «в лоб» на встречных курсах самоубийством.  Оставалась одна надежда, что оставленный «за спиной» тяжелый крейсер успеет догнать и, выровняв скорости, решит проблему с помощью абордажа.
Но когда уже казалось, что победа почти достигнута и пять посланных абордажных ботов сейчас настигнут добычу, как тут «жертва» внезапно показала зубы, выплюнув полновесный залп протонных ракет. Большая часть их была уничтожена огнем с крейсера, но для четырех неповоротливых ботов это стало приговором.
Последний бот успешно сел и пробил в корпусе дыру, через которую вошла абордажная команда, они даже успели доложить, что вместо внутренних помещений попали в танк с водой, как выяснилось - и этот вариант проникновения защитниками был предусмотрен. И превращен в ловушку.
Прямо под корпусом ими была проложена целая сеть трубопроводов в которой находился жидкий азот. Стоило абордажникам войти, как он был стравлен в космос, естественно при этом охладив все вокруг. Все отделение моментально потеряло подвижность, буквально вмерзнув в глыбы льда. И тут-то и выяснилось, что боевой скаф, отлично защищающий от вакуума, плазмы, излучения и кинетического оружия, очень плохо помогает при контакте с водой, охлажденной на сотню градусов. Вопли заживо замерзающих разумных были ужасны.
Но крейсер, разом потерявший всех подготовленных специалистов, тем не менее, бросать добычу даже не подумал – спешно формировались и получали оружие новые «абордажники» из всех кто подвернулся под лапу, а сам корабль нацелился носом в единственное уязвимое место, шлюз ангара пустотной техники. Как бы ни были хитры и подлы эти несовершенные, в честной схватке им не устоять.

***

Кэп понимал, что идет на смерть. И тащит туда же заодно всех, кто рядом. Но… чтобы одни стали победителями, кто-то другой должен погибнуть в отвлекающей атаке. Неуспешной. Изначально обреченной на провал. Ибо по определению не может быть успешным план, звучащий так: «уничтожить первую волну десанта, встречной атакой пробиться через шлюз и двигаться в сторону машинного отделения».
Этот план не для четырех десятков последних оставшихся живых, которых его воля собрала в этом месте. Ведь на корабле противника, который они собрались атаковать, только постоянный экипаж составляет под тысячу особей. И это профессиональные военные, а не обычные гражданские, пусть и под «боевым» коктейлем.
Но менять что-либо поздно. Да и глупо. Потому что ворота ангара прорезало по периметру и занесло внутрь ударной волной. А следом за воротами хлынула новая волна – из наряженных в легкие ремонтные скафандры тел. Кэп только успел выпучить глаза, не верящие творящемуся идиотизму – ну кто же в атаку толпой прет? Как неспособная удивляться Мамочка активировала МОН-ки* (*мина осколочная, направленного действия) и пятьдесят тысяч вольфрамовых стрелок превратили ангар в близкий аналог внутреннего объема мясорубки.
Тошнота для находящегося в скафандре смертельно опасна, но самопальный боевой коктейль оправдал все ожидания, ничего кроме накатившей волны холодной злости Кэп не почувствовал. В шлюз противника нырнула пара последних из уцелевших ремонтных киберов, у каждого на спине был закреплен цилиндр мины. Палуба дважды ударила по ногам: «Путь чист, теперь наш выход» подумал капитан и поднял своих в атаку, «Это будет очень короткий танец».
Так и вышло.
А в это время парочка малоприметных силуэтов, один в штурмовом скафандре, а второму скафандр успешно заменял собственный наружный скелет, в просторечии именуемый панцирем, очень тихо и осторожно перебрались на корпус крейсера и, выбив направленным зарядом технический люк, проникли в боевую рубку. Не забыв мысленно сказать спасибо неизвестному проектировщику за столь идиотскую конструкцию вроде бы боевого корабля.
Их бой тоже был коротким. Но имел совсем другой результат.
Спустя пять минут в рубке было все еще двое. Старик-десантник сидел, прислонившись спиной к пульту - неудачно попавший заряд плазмы лишил его возможности пользоваться нижними конечностями, но верхняя часть еще работала, и он, время от времени, постреливал вдоль длинного коридора из наплечного гранатомета. Благодаря опыту и кошачьей реакции счет пока был почти сухим 6:0,5 фермик же сосредоточенно доламывал остатки пульта.
- Знаешь, старина, меня всегда интересовало – это правда, что инсекты не боятся смерти?
- Смерть? А что это такое – смерть? Мы с тобой будем жить вечно! – проскрипел фермик, наконец добравшийся до «тубуса» бортового искина и одним движением выдергивая его из креплений.
Старик еще успел улыбнутся незатейливой шутке, прежде чем громкая связь рявкнула: «Угроза захвата. Самоликвидация! Семь, шесть…». Спустя пять ударов сердца десяток взрывов расколол корпус крейсера на пять кусков.

***

Шмыгу было плохо. И одиноко. Большие ушли играть в свои игры, а его оставили здесь в самом защищенном месте любоваться непонятными схемами, что корабельный искин выводил ему на внутреннюю проекцию спасательной капсулы. Сначала было просто скучно – пока держалась «шуба». Перед выходом из гипера внешний корпус окатили переохлаждённой водой, в которую перед выходом из брандспойта добавили тонкие металлические «волосы». Такой волосок моментально становился центром кристаллизации и в итоге к корпусу прилипала металло-ледяная «шерстинка».
Эта «шерсть» оказалась отличным средством против кинетических снарядов – те просто испарялись от удара (так велика была их скорость), превращаясь в плазму, и не могли передать свой импульс на корпус. Но корабль замедлялся, а сосредоточенный огонь делал свое дело. Снаряды начали пробивать внешнюю броню.
Но помогало им это слабо, ведь перед атакой все секции корабля были заполнены водой, и теперь спасательная капсула Шмыга плавала внутри этой странной «подводной лодки наоборот». Вода выжала воздух из секций в межпереборочное пространство, и теперь снаряды, дырявившие корпус, растрачивали свою энергию на испарение жидкости. А переборки и воздушные пробки отлично гасили гидроудар.
Вот только Шмыгу было от этого не легче. Непрерывный гул канонады ощущался даже несмотря на инстинктивно закрывшиеся ушные клапаны. Непрерывный грохот слышался всем телом, от него мучительно ныли зубы и раскалывалась голова. Но хуже всего был крик умирающего корабля – визг рвущегося металла, горловой стон сминающихся переборок, булькающий хрип перетекающего воздуха. Будто рядом билось в агонии живое существо, и слушать его боль было невыносимо.
И Шмыг не выдержал:
- Кто-нибудь меня слышит?  - Собственный голос оказался на редкость испуганным и беспомощным, прям скулеж какой-то. Но, тем не менее, он был услышан – голос искина сказал: «связь активирована», и в тот же момент перед ним возникла заплаканная мордашка Дестини, а канонада перестала ломится в уши. Шмыг тут же почувствовал себя не перепуганным мальчишкой, а мужчиной и защитником.
- Не плач, скоро все закончится и будет хорошо, – покровительственно заявил он, стараясь выглядеть уверенным.
- Дурак! – В ответ ему зло сверкнули глазами. - Ты не понимаешь, мамы больше нет! Их вообще никого больше нет! Остались только мы…
Девочка ткнула пальцем куда-то в висящую между ними схему и отвернулась, стараясь незаметно смахнуть слезы с ресниц и усиков. Шмыг в недоумении уставился на длинный список значков, действительно раньше они были все зеленые, потом некоторые покраснели, а теперь все кроме двух были серыми. Но какое отношение эти значки могут иметь к его маме? Мама не может никуда деться, это точно. О чем и заявил. В ответ девочка посмотрела на него жалостливо и зарыла глаза ладошками, наверно снова сырость разводить будет.
Но тут изображение дрогнуло, а сам Шмыг почувствовал, что его куда-то тащит.
- Мамочка, ты что творишь? – испугано пискнула Дестини.
- В соответствии с полученными директивами перед продолжением выполнения задачи я должна катапультировать спасательные капсулы. – Отозвалась искин корабля.
- Отменить эвакуацию!
- Обоснование? – Голос был холодный и даже немного сердитый.
- Принцип целесообразности! – гордо задрав нос, заявила девочка. Перемещение капсулы прекратилось.
- Доводы? – кажется, в голосе искина прорезалось… любопытство?
- На борту есть еще спасательные капсулы?
- Да, есть восемь исправных капсул, но с них демонтированы гравитационные эмиттеры, - небольшая пауза. - Снятое оборудование установлено на ваши капсулы. Так что оставшиеся спасательные модули не смогут маневрировать.
- Это не важно. Отстрели парочку.
«А вот это мы, кажется, уже видели», - подумал Шмыг, когда от желтой точки на схеме отделились две зеленых. Результат тоже не порождал новизной – зеленые точки погасли практически сразу.
- Аргументы приняты. – голос искина звучал теперь грустно.
- Так, а теперь расскажи нам, что ты планируешь делать в ближайшее время.
«А ведь ей, кажется, понравилось командовать», - отметил Шмыг, но у него хватило ума держать это наблюдение при себе.
- Я должна защищать жизни пассажиров.
- Приказываю, - нет, ну точно нравится, вон и глаза как горят! - Вернуться к выполнению поставленной задачи. Все ограничения общего толка, препятствующие выполнению задачи – снять. Подчеркиваю, снять все ограничения.
- Обоснования? - в голосе искина явно слышалась тоска. – От себя замечу, вы не понимаете что приказываете.
- Принцип целесообразности. Какая вероятность того, что тебе удастся защитить пассажиров? – Серьезным «взрослым» голосом заявила Дестини, и тут же испуганно пискнула: - Вопрос риторический!
- Принято. Возвращаюсь к выполнению задачи, - в голосе искина теперь слышна одна усталость. – Боевая задача: уничтожение противника или обеспечение невозможности им продолжать осуществление агрессии против населенной планеты. Из доступных возможностей остался только таран. На текущий момент вероятность успешного выполнения задачи 7%.
- Причина?
- Линейный корабль противника шитом дефлектора удерживает поврежденный крейсер на линии столкновения. Вероятность, что после удара о него выполнение задачи будет невозможно – 93%. Принятое решение – атака корабля-щита двумя оставшимися протонными торпедами - вероятность выполнения задачи повышает незначительно. Тактические возможности исчерпаны. По результату боестолкновения противник, с вероятностью 92,3%, будет иметь один исправный боевой корабль и один поврежденный боевой корабль. Этого достаточно для продолжения им операции.
- Мощность торпед недостаточна? Усилить нельзя?
- Мощность достаточна, недостаточна интегральная маневренность для успешного преодоления неподавленной непосредственной обороны.
- Хм… - девочка выглядела настолько расстроенной, что Шмыг рванул на помощь.
- А это… то есть эти… мне говорили, что некоторые штуки, как это… можно переставлять, вот! Может и эти можно, как их…?
Удивительно, но его даже поняли:
- Подтверждаю – вся пустотная техника строится по модульному принципу. Модули одинакового назначения могут быть использованы на другой технике. Подтверждаю – гравитационные двигатели со спасательных капсул могут быть использованы для усиления маневренности. Но…
- Я ведь, вроде просила снять все ограничения?
- Вопрос не в блокировках. Вероятность успешной атаки всё равно меньше порогового барьера в двадцать процентов. Причина – управляющий модуль торпеды не сможет в полной мере использовать возросшие возможности маневра. Его действия будут слишком предсказуемы.
- А... это…? - задумавшись, Дестини потянула себя за ухо и видимо это позволило сформулировать фразу. – Если не снимать гравики, а присоединить всю капсулу в качестве управляющего модуля?
В этот раз пауза длилась долго, а отвечала искин с явной неохотой:
- Анализ показывает, что в случае управления торпедой разумным вероятность успешного выполнения этой части задачи равна 92%. Но мне… но я…
- А если отсоединить капсулу в последний момент? Ну перед столкновением с корабельным щитом?
Похоже, только-что им удалось подтвердить рассуждения некоторых умников, что искины, не смотря на все их вычислительные возможности, пока еще не доросли даже до того чтобы тягаться с семилетним ребенком:
- Удивительно, но вероятность вырастает до 96% - за счет дезориентации систем управления огнем! И вообще – связка из двух аппаратов столь разной конструкции и принципов движения сведет с ума любой баллистический вычислитель. Хм, включая собственно и систему наведения торпеды, но за счет управления живым пилотом это ограничение как раз и снимается. Двигатель торпеды будет использован только для разгона, а гравитационные эмиттеры капсулы заставят аппарат танцевать на траектории сдвигая его перпендикулярно движению без изменения вектора тяги. Я всегда знала – моими живыми симбионтами надо гордиться! – кажется, на фоне успешного решения задачи у искина случился небольшой приступ эйфории. При этом она явно не замечала, что большую часть придумала сама.
А вот когда Шмыг уже был пристыкован к торпеде, всплыло обстоятельство чуть не угробившее всю задумку. Перед ним по передней полусфере ползало несколько десятков значков каждый из которых был снабжен парой-тройкой других значков.
- Запрос готовности оператора.
- Эээ…?
- Ответ не ясен, повторите. Отсчет не остановлен.
- Я ничего не понимаю! – в панике закричал мальчик, понимая, что им сейчас запулят неизвестно куда.
- Так, какая система визуализации Вам приемлема?
- Ээээ…?
- Какими профессиональными навыками Вы владеете? Какие игры предпочитаете?
- Прыгать! Я люблю прыгать!
- Меняю интерфейс… подключено мускульное управление… наденьте нейрообручь для обратной связи… - уф, кажется получилось!
Шмыг напялил обруч, и в тот же миг оказался на ветке высокого дерева. Где-то далеко стрелка указывала их цель, но сейчас она была не видна, зато заботливо были выделены ближайшие сучья и ветки. «Ветки – точки корректировки траектории», - прошелестел голос в голове, - «активные средства обороны будут отображаться как птицы и звери, от них надо уклоняться, не забывая о цели движения». Все это бормотание Шмыг пропустил мимо ушей - на душе было легко, будто с нее свалился громадный камень – он действительно любил прыгать. И умел - так что всё у них получится.
- Ну что, попрыгали? – вопросил он окружающий мир и неожиданно получил ехидный ответ голосом Дестини:
- Кто попрыгает, а кто и поплывет!
Всё оставшееся время до старта он так и переваривал невообразимую вещь – женщины, оказывается, действительно непознаваемые существа. Ну вот скажите как, как можно любить плавать больше, чем прыгать?

***

Лагр смотрел на медленно приближающийся чертов транспортник. Всё, что можно было сделать – было сделано. От борта обреченного корабля отвалил эсминец, снявший часть команды. Остальным предстоит выполнить свой долг до конца.
- Ловушка… Это не грузопассажирский лайнер, а гмырхово судно-ловушка, – озвучил он, наконец, очевидный вывод из произошедшего бардака. – Эти бесхвостые выкидыши тухлой задницы начинают пользоваться головами по прямому назначению!
Все подчиненные дружно прижали гребни, и только молодой (и глупый)  гравиметрист рефлекторно доложил:
- Точек выхода из гипера в системе не наблюдаю. Ближайшие шесть малых циклов сюда никто не прибудет, – и испуганно поджал когти на ногах. Сообразил, что своими глупостями посмел поставить под сомнения размышления начальства. Вопреки ожиданиям, фатальных последствий не возникло. Лагр только хмыкнул и даже снизошел до объяснений:
- Это как раз легко объяснимо. Просто, очередной сосунок из хорошей семьи не смог правильно рассчитать время движения разнотипных судов. Ошибка как раз архитипичная. А вот то, что мягкотелые начали преподносить сюрпризы…
В этот момент как раз и настало время очередного сюрприза – от прущего вперед грузовика отделилось две новых отметки.
- ТАТ, дубль полтыши тридцать, а-пэ-эр, четыре-двадцать, - заверещал радарный пост, что в переводе с его скороговорки значило: «торпедная атака, две торпеды 530мм, боевая часть на антипротонах, мощностью от четырех до двадцати килотонн.
Артиллерия без команды переключилась на более приоритетную цель, а вот оператор ближней обороны уже на второй секунде начал терять свой естественный, зеленый цвет морды – промахи шли потоком, далеко выходя за границы статпогрешности.
- Управляемая торпеда!
Ларг недобрым взглядом смерил паникера:
- И где найти безногого смертника, чтобы влез в торпеду диаметром в локоть? Синхроканал и частоту проверьте, вилы рукожо…
Тут торпеды дошли до дефлекторного щита и, крутанувшись через голову, прокололи его потоком плазмы из двигателей. Прямо на выпученных от удивления глазах Ларга факел выхлопа двигателя торпеды также легко вспорол броню и исчез в пробитом отверстии. Могучий корабль вздрогнул и вдруг начал разделятся на несколько кусков. Из образовавшихся трещин ударил ослепительный свет, не приглушенный до конца даже проекционной аппаратурой рубки.
«Боезапас, это детонация боезапаса… или всё-таки реактор?», - отстраненно думал Ларг, наблюдая как на него надвигается смерть. Смерть была красива, но так предсказуема.
Перегретый до черного цвета ионный факел двигателя транспортника-ловушки раздвинул куски развалившегося крейсера и ударил в щит, через пару ударов сердца просто смея эту последнюю преграду на пути своей ярости.

***

Удивительно, но столкновения двух гигантов не произошло. Выхлоп маршевого двигателя легко смял щит, но броня выстояла, и километровый конус линейного корабля просто закрутило и отбросило в сторону. Так бы все и закончилось – относительно безопасным уничтожением всего, что торчит наружу из брони: датчиков, антенн и турелей непосредственной обороны – неприятно, но не смертельно. Однако Мамочка, видя провал первоначального плана, «вбросила» в факел все запасы заготовленного для стрельбы металла. В итоге всё это богатство осело на броне линкора, намертво заваривая люки, сглаживая неровности и, что самое поганое – коренным образом меняя свойства композитной брони.
Броня космического корабля - это не только защита. Она выполняет ещё множество важных функций, в том числе и теплообмен. И покрытая металлической коркой в результате плазменного напыления она категорически отказалась отводить тепло в космос. Температура внутри резко скакнула до шести десятков градусов и продолжала лезть верх, ставя разумных перед нелегким выбором – выключать реакторы и задыхаться в темноте или оставить работать и зажарится.
А искин «Пиленгаса», тем временем, впал в катарсис разрушения - отстрелив хвост, он привел в действие программу аварийного разделения. Лучи бывшей «звезды», разгоняемые маневровыми двигателями, вонзились в два оставшихся крупных корабля – БДК досталось три «осколка», а колониальному транспорту два. Но и тому, и другому вполне хватило.
Десантник буквально разорвало на части, разбросав сегменты по орбите, а чудовищная туша колониальника «проглотила» подарок без видимых эффектов, но постепенно в ещё живых отсеках начал нарастать фон – удар повредил систему циркуляции теплоносителя в реакторе.
Собственно, бой на этом и закончился. И все, кто смог его пережить, сосредоточились на выживании. Смерть продолжала собирать в окрестностях свою жатву и была на редкость разнообразна и изобретательна. Этот бесконечный день все же подходил к концу, но увидеть новый рассвет было суждено не всем.
Спустя полтора малых цикла две, растратившие ресурс маневрирования спасательные капсулы, сошли с орбиты и сгорели в атмосфере. Покрытой пылью и гарью от орбитальных ударов планете было не до спасения собственных спасителей. Да и вообще… в официальной истории этого инцидента никакие пришлые чужаки не упоминались. Ведь верно сказано: «когда страна нуждается в героях, у нас героем может стать любой!»
И герои, разумеется, нашлись. Свои. Проверенные.

24.11.2014

Отредактировано AL1618 (23-02-2015 21:28:05)

+6

3

AL1618
Уже интересно. Но маловато для старта.
Не скупитесь, продолжайте. Очень хочется понять почему ребенок считает себя охотником. И какая охота возможна на металлических настилах палуб.

"Довольное рычание" может стоит заменить на "довольное урчание"? Рычиние предпологает агрессию, а тут вроде не та ситуация.

0

4

Костя-Семен написал(а):

Очень хочется понять почему ребенок считает себя охотником.

AL1618 написал(а):

Но все сильнее и сильнее вжимался в мамину шерстку, вцепившись, что называется, всеми четырьмя лапами – даже при желании не отдерешь. Разве что вместе с парой клочьев.
Увы, но мама, хоть она у Шмыга молодая и красивая, но опыт обращения с чадом имеет обширный. И едва их торопливый забег по бесконечным корабельным коридорам подошел к завершению по огорченно встопорщенной шерстке малыша прошёлся ласковый язык.

А кем еще? ;)
AL1618
Это про идалту?

+1

5

Костя-Семен написал(а):

Не скупитесь, продолжайте.

Ну меня просто не раз ругали что "простыни" сложно читать и править.
Little - Спасибо.

Little написал(а):

Это про идалту?

Про них и не только.

Шмыг опустился на четыре конечности, прижимаясь к полу и кидая по сторонам напряженные взгляды – совершенно пустой коридор, в котором лишь стены да потолочные светильники, враз стал очень неуютным и пугающим местом, а уж светящийся в двадцати метрах проем и вовсе заставил непроизвольно поднять шерсть вдоль хребта и обнажить в угрозе все четыре клыка. Воодушевлённый собственным грозным видом, малыш со всех четырех лап кинулся назад – к оставленной мамой метке, где и принялся тереться о стенку, набирая на себя такой родной запах.
Вся неуверенность мигом пропала, едва стоило расшифровать суть послания – «Осторожно, дети!» Шмыг аж фыркнул от удивления – он же не новорожденный малыш, который кидается на любой движущийся предмет не пахнущий мамой, а вполне взрослый, можно сказать самостоятельный. Еще года три-четыре, и ведь придется от молочка отказываться…
Быстренько затолкав эту отнюдь не вдохновляющую на подвиги мысль подальше, Шмыг напомнил себе, что он будущий охотник и добытчик, а значит - самое время разведать новую территорию. После чего со всеми предосторожностями начал красться вдоль стеночки по направлению к выходу. Возле проема храбрый охотник улегся на пузико и буквально по волоску начал продвигаться вперед.
Первым делом в неизведанное были выставлены уши, которые буквально закрутились как локаторы, сканируя пространство. Затем к ним подключился нос и чувствительные усики-вибриссы - не доверяя одному верховому чутью Шмыг открыл пасть, буквально «заглатывая» воздух.
Весь этот продвинутый органолептический комплекс обнаружения практически ничего не дал. Детская площадка как площадка, большая часть оставленных меток старые, а то и вовсе стертерты. Вполне обычная организация – четыре уровня подвесного лабиринта, песочница, с десяток искусственных деревьев, несколько домиков. Что интересно – вся конструкция буквально нависает над водной гладью бассейна, да и самый верхний уровень искусственных лиан занимает все пространства над водой, надо будет потом понырять. Благо все это богатство в полном его распоряжении.
Почти. В дальнем углу площадки кто-то копошился. Если верить нюху – девочка чуть меньше чем на год его старше. Но знакомится будем позже, а сейчас… Шмыг слегка приподнялся на четырех лапах, чтобы глаза подтвердили информацию, которую ранее собрали остальные органы чувств, наметил безопасный маршрут и стрелой сорвался с места – до укрытия ему надо было сделать четыре прыжка и пробежаться по коньку домика, потом нырнуть в окно, и там, в безопасности, можно будет наметить следующий бросок.

+7

6

AL1618 написал(а):

стертерты.

Видимо "стертые"?

AL1618 написал(а):

Возле проема храбрый охотник улегся на пузико и буквально по волоску начал продвигаться вперед.

  Здорово!  8-) Как будто вживье вижу.

AL1618 написал(а):

не доверяя одному верховому чутью Шмыг открыл пасть

А вот тут у меня сомнения. Все же думаю, что открытая пасть не альтернатива верхнему чутью, а его усиление.

+1

7

AL1618 написал(а):

забег по бесконечным корабельным коридорам подошел к завершению(ЗПТ) по огорченно встопорщенной шерстке малыша прошёлся ласковый язык.

AL1618 написал(а):

кивнуть и отправитЬся в это ужасное место

AL1618 написал(а):

А кричать, так только позоритЬся.

+1

8

AL1618 написал(а):

где и принялся тереться о стенку, набирая на вбирая в себя такой родной запах.

AL1618 написал(а):

Вполне обычная организация обычное оборудование

AL1618 написал(а):

занимает все пространства над водой, надо будет потом понырять.

Вместо запятой тут уместно тире, потому что вывод комментирует описанную предпосылку.

AL1618 написал(а):

Благо(ЗПТ) все это богатство в полном его распоряжении.

+1

9

Костя-Семен, Сергей_Калашников - спасибо за правки, все в тему.

Костя-Семен написал(а):

. Все же думаю, что открытая пасть не альтернатива верхнему чутью, а его усиление.

Честно содрал конструкцию у кошачьих :)
У кошки помимо обонятельных рецепторов в носу есть еще и рецепторы расположенные в глотке - "принюхиваясь" она открывает пасть как бы "глотая" воздух.

0

10

Ленивый Кот написал(а):

Не знаю кто такие идалты.

Довольно интересная раса. Но про них ужасно мало известно - автор идеи размазывает информацию тонким слоем по множеству написаний.
Взрослые особи, даже когда им наступают на ухо, не выдают своего присутствия.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » "Когда страна нуждается в героях..."