Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Ланцова » Pax Russian. Попытка 4. Бумажка 2


Pax Russian. Попытка 4. Бумажка 2

Сообщений 11 страница 20 из 403

11

Пост 5

GruneR написал(а):

Совершенно избитый и обгорелый бронепалубный крейсер «Рейли» вошел в бухту Сингапура и банально лег на грунт у самого берега, так как силы оставили команду.

Лучше - и выбросился на берег, поскольку сил и возможности, поддерживать корабль на плаву, у команды не осталось...
Пост 6

GruneR написал(а):

А, во-вторых, Лондон предложил за них льготные поставки первоклассного кардифа в кредит на весьма интересных условиях.

Лучше - выгодных... ПМСМ, Вы злоупотребляете этим словом, часто вставляете не к месту.  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif 

GruneR написал(а):

- Сэр! – С сальной улыбкой произнес немец, демонстративно отдавший честь.

Обычно это выражение используют в другом смысле... Лучше - С наглой ухмылкой...
Пост 7

GruneR написал(а):

- Ну почему же сразу все? Кочегарами у нас тоже испанцы.

Лучше добавить - Кочегары и палубная команда у нас тоже испанцы...

+1

12

GruneR написал(а):

- Ну почему же сразу все? Кочегарами у нас тоже испанцы.

Еще абордажники...,  раз уж  на  малокалиберной  артиллерии  сэкономлено около 120-150  человек расчетов,  то хотя-бы  роту  абордажников-десантников  на  два  Центуриона, т.е. по 70-80  человек  разместить  можно,  особенно  если  часть  из  них  еще  и  моряки,   на  случай  формирования  экипажей  и  призовых  команд.

0

13

Член кружка

Зачем нам на броненосцах абордажная команда по штату? Это лишнее.

0

14

GruneR написал(а):

Зачем нам на броненосцах абордажная команда по штату?

\
Назовите её призовой с соответствующей комплектацией. Пару-тройку приличных американских корабликов с товарами массового потребления очень неплохо будут смотреться в порту Гаваны.

0

15

К главе 4 (АИ бой у Сантьяго).
Пост № 955.

GruneR написал(а):

Хотя диспозиция для боя выглядела не очень удачной.
С запада на удалении десяти миль от берега стояли на якорях бронепалубные крейсера «Нью-Орлеан» и «Ньюарк», которым добрый час развивать полную скорость. И броненосный крейсер «Бруклин», несший дежурство в полной боевой готовности. С востока же, на удалении семи-восьми миль располагались все броненосцы US Navy. Само собой, с едва теплящимися котлами. Какой-то ход они могли дать. Только те пять-шесть узлов в такой ситуации были совершенно бесполезны.

В этом случае американцы априори не способны перехватить испанскую эскадру при её неожиданном выходе  из бухты во второй половине дня. Хотя бы один из броненосцев I класса тоже должен постоянно стоять на дежурстве под парами.

Пост № 957.

GruneR написал(а):

- Вы главное просто так не рискуйте, - наставлял Педро Марадона капитанов дестроеров перед выходом. – Сразу не нападайте. Даже если получиться выпустить торпеды и кого-то подбить – вряд ли уйдете.

ПМСМ, гораздо лучше, если это им скажет адмирал. Со всех сторон лучше: не будет формального нарушения субординации и благородным донам не ударит в голову военно-морской гонор, от сознания, что их поучает "сухопутная крыса". А с самим адмиралом полковник может побеседовать чуть раньше.

GruneR написал(а):

А ближе к утру, когда появятся первые признаки утренней зари, атакуйте, предварительно зайдя так, чтобы уходить на восток. Лучи восходящего солнца затруднят видимость для канониров противника.

ПМСМ, гораздо важнее уходить галсами, резко перекладывая руль, чтобы сбить канонирам прицел.

М.б. стоит немного изменить эпизод с боем:

GruneR написал(а):


Хотя диспозиция для боя выглядела, на первый взгляд, не очень удачной.
С запада на удалении десяти миль от берега стояли на якорях бронепалубные крейсера «Нью-Орлеан» и «Ньюарк», которым добрый час развивать полную скорость. И броненосный крейсер «Бруклин», несший дежурство в полной боевой готовности. С востока же, на удалении семи-восьми миль располагались броненосцы US Navy. Все, кроме одного, с едва теплящимися котлами. Лишь дежурному кораблю полагалось держать пары для экономического восьмиузлового хода с возможностью полного разогрева остальных котлов в течение часа. Но в последнюю неделю Сэмпсон, предчувствуя скорую развязку, изменил стандартному правилу, приказав держать пары для двенадцати узлов с выходом на полный ход через полчаса. И теперь дежурная «Индиана» начала резко разгоняться вдогонку пытающимся ускользнуть испанцам. Остальные продолжали разводить пары, на взгляд стороннего наблюдателя почти не двигаясь с места – те три-четыре узла, что они могли выдать сейчас, с берега, поначалу, оставались совершенно незаметны.


GruneR написал(а):

Адмирал Сервера был проинформирован о диспозиции противника, поэтому действовал спокойно и уверенно, направив свои корабли между берегом и западной группой противника. Один «Бруклин» был ему не страшен. Тем более, если тот решится атаковать в зоне действия береговых батарей.
Коммодор Шлей все прекрасно понимал. Куда его четыре восьмидюймовки против восьми практически десятидюймовых пушек? Любой снаряд из них мог превратить его корабль в калеку. А несколько – уверенно утопить. Но он рискнул, зная о последнем приказе адмирала и надеясь перебить трубы хоть кому-то и выиграть время для броненосцев.
Но тут всплыла другая беда – американцы, следуя традиции тех лет совершенно не имели привычки стрелять дальше двадцати-двадцати пяти кабельтовых. Да и пушки имели с короткими стволами, не говоря уже об элементарном отсутствии дальномеров. А вот адмирал Сервера открыл огонь с запредельной для тех лет дистанции – сорок пять кабельтовых!
В это время слишком быстрый разгон «Индианы» стал заметен, и на берегу поняли, что она имеет шанс дотянуться до замыкающих кораблей эскадры, особенно, если кто-то из них слегка уменьшит ход.
И тогда из гавани, не дожидаясь сумерек, вышли дестроеры, пускаясь в самоубийственную дневную атаку на броненосец с целой противоминной артиллерией, хотя лишь двумя часами ранее им приказывали совершенно другое.

- Вы главное просто так не рискуйте, - наставлял Сервера капитанов дестроеров перед выходом, вспоминая недавний разговор с полковником, больше напоминавший инструктаж. – Сразу не нападайте. Даже если получится выпустить торпеды и кого-то подбить – вряд ли уйдете.
"- А как иначе"? - недоумение, легко читавшееся на лицах молодых капитанов, повторяло эмоции самого адмирала, испытанные им часом раньше. Во всех флотах того времени миноносцы считались оружием едва ли не единственного удара в случае дневной атаки броненосной эскадры: удалось влепить торпеду в борт противника - можешь тонуть с чувством исполненного долга, нет - тони так. И люди в их команды подбирались лихие, живущие по принципу "или грудь в крестах, или голова в кустах". Но, тем не менее, адмирал признал справедливость советов дона Педро и попытался, в свою очередь, донести их до бедовых голов молодых капитанов.
- Покрутитесь в виду неприятеля какое-то время и дождитесь ночи. Уровняйтесь с ним в скорости и просто ждите. Я уверен, что янки в виду угрозы торпедной атаки всю ночь проведут на ногах. Пытаясь предотвратить или хотя бы отразить ее. А вы ждите. Пусть они устанут, а ваши люди отдохнут.
- Но, сеньор! как мы можем отдыхать, вместо того , чтобы бить их в темноте? - Не выдержал один из капитанов.
- Да, отдыхать - С нажимом повторил дон Паскуале. - Нормально спать, дожидаясь рассвета. Вы уверены, что сможете точно прицелиться лишь по мечущимся огням прожекторов? Я - нет. Поэтому, ждите. А ближе к утру, когда появятся первые признаки утренней зари, атакуйте, предварительно зайдя с западной стороны, чтобы видеть их силуэты на фоне синеющего неба. При отходе не забывайте идти рваными галсами, это собьёт прицел у канониров противника. Ясно?
- Да, сеньор.
- А если поймете, что вас обнаружили, то просто уходите. Рисковать не нужно. У Испании не так много кораблей и моряков, чтобы ими жертвовать….
  Но капитанам «Фурора» и «Плутона» пришлось поступить иначе. Выйдя на боевой курс и подготовив для сброса торпеды, они совершенно проигнорировали выстрелы в их сторону. Да, американcкий броненосец оказался в одиночестве. Но и что с того? Его противоминная артиллерия, совершенно свежая, да ещё – днём, способна была выдать просто невероятный шквал огня. Уворачиваться бесполезно, лучше тщательнее прицелиться, чтобы иметь шанс расквитаться с врагом за свою смерть.
Так и получилось.
Из огненного мешка вырваться не удалось никому. Сначала «Фурор» потерял ход из-за множества попаданий противоминным калибром, выведших из строя машину, и в его судьбе жирную точку поставил взрыв собственных торпед. Кораблик и так бывший едва на плаву, буквально испарился во вспышке. Затем и “Плутон», успевший подобраться почти на три кабельтовых и пустить обе торпеды, вошёл в неуправляемую циркуляцию. Что там произошло: убило рулевого или перебило штуртрос, так и осталось неизвестно – шестидюймовый снаряд нанёс удар милосердия. Не выжил никто, но «Плутон» сумел отомстить – одна из его торпед попала под кормовой подзор «Индианы» и сильно повредила правый винт. Броненосец сразу же охромел и сбросил скорость, потеряв возможность хоть как-то повлиять на дальнейшие события.
  Артиллерийский бой, меж тем, развивался в полном соответствии с законами баллистики и теорией вероятности.
Как и ожидал Педро Марадона, орудия не заменили испанцам рук и навыков. Но очень сильно поправили статистику. Поэтому уже на седьмой минуте боя, не входя в зону действенного огня, «Бруклин» «поймал» три снаряда главного калибра и двадцать восемь – промежуточного. Отчего потерял ход, запылал, запарил и стал, приседая на нос потихоньку заваливаться.
Так что бой продолжался недолго.
Конечно, он коммодор тоже стал стрелять, поняв, что не успевает. Но что он мог сделать против такого чудовищного превосходства? Семь малокалиберных попаданий – это все, что ему удалось.
Адмирал Сэмпсон буквально скрежетал зубами от бессилия. Пожалуй, предложи ему сейчас обменять руку или ногу на сокращение дистанции – пошел бы на сделку, не задумываясь. Но испанцы уходили. И это было видно невооруженным взглядом. А он… он ошибся.
- Сэр, темнеет сэр, - осторожно произнес старший офицер.
- Вижу, - рыкнул Вильям. - Что с "Индианой"?
- Капитан Тайлор докладывал, что броненосец получил торпеду под кормовой подзор с правого борта. Затоплен один из кормовых отсеков, повреждён правый винт, баллер руля не пострадал. Броненосец принял около пятисот тонн воды, дальнейшее поступление удалось  прекратить. В настоящий момент корабль имеет дифферент на корму около одного градуса, способен управляться и поддерживать ход до девяти узлов.

Хорошо. Командую всем – делай как я. Лево на борт. Уходим.
- Сэр…
- Уходим! Мы их упустили. И теперь, я уверен, он направится в Гавану. Вот и мы туда заглянем.
- А как же экипаж «Бруклина»?
- Проклятье! Не будьте таким кретином! Какой экипаж под огнем противника? Там же зона действия береговой артиллерии! Даже эта мелочь насмерть заклюет любого, кто решит застопорить машины под её огнём!


P.s. По атаке Нью-Йорка. Единственной стоящей причиной захода эскадры в залив вижу попытку заставить американцев выставить минные заграждения. Сам факт, того, что фарватер был заминирован способен заставить Ллойд поднять страховые ставки для судов, следующих в Нью-Йорк (особенно, если пара галош подорвётся там на чём-нибудь).
Организовано шоу может быть так:
В предутренних сумерках эскадра адмирала Серверы заходит в акваторию залива Лауэр, один из крейсеров выходит на траверз пролива Те-Нарроус и, пока на форте Ханкок разевают варежку, сходу даёт залп по направлению острова Бэдлоу (ориентир – статуя Свободы). Чтобы исключить возможность попадания снаряда в жилые строения (на фиг такая слава) выстрел делается холостым зарядом, а в акватории внутреннего залива подрывается фугас в бочке, спущенной чуть раньше с одного из катеров, снующих по заливу. Катер может лежать в дрейфе в кабельтове от притопленной бочки и, в момент, когда до него донесётся звук орудийного выстрела, минёр замыкает контакты. Таким образом, вниманию общественности является факт обстрела города испанской эскадрой.
Сразу после первого залпа крейсер разворачивается и, под аккомпанемент проснувшегося форта, галсами устремляется к выходу из залива. Остальная эскадра в это время начинает артиллерийскую дуэль с фортом, продолжающуюся пару дней с перерывом на сон. Под вечер второго дня испанцам «удаётся» повредить форт. Важно, чтобы на его территорию упал хоть один снаряд. Тогда можно взрывать другой фугас, заложенный заранее в погреб одной из башен, и оснащённый радиовзрывателем. Грибовидное облако взрыва можно хорошо рассмотреть из города, в котором после вчерашней «побудки» разгорается нешуточная паника.
В первый же день дневные газеты выходят с паническими заголовками «Бомбардировка Нью-Йорка», «Испанский снаряд едва не попал в статую Свободы» и т.п., печатают фотографии крейсера в момент выстрела и взрыва «его снаряда», сделанные «случайными» свидетелями, дают интервью с пассажирами катера «едва не потопленного чудовищным взрывом». Особенно эффектно смотрится фотография, сделанная с того самого катера, где водяной столб как бы нависает над панорамой Манхэттена. В вечерних выпусках газет рассказывается о героической битве защитников форта, которым пока удаётся сдерживать натиск «новых конкистадоров». Нью-Йоркская биржа фиксирует первые скачки котировок акций владельцев портовых складов и небоскрёбов Манхеттена.
На следующий день утренние газеты продолжают нагнетать истерию. Новоявленные «военные эксперты» рассуждают о том, сколько снарядов и какого калибра достаточно для разрушения Эмпайр Стэйтс Билдинг и других небоскрёбов, биржа показывает устойчивое падение по многим направлениям (ей в этом помогает не будем говорить кто, мощно играя на понижение). Некоторые газеты начинают цикл «исторических» статей об испанских конкистадорах, перепечатывают выдержки из рассказов о временах освоения Нового Света (в том числе и Сабатини – эпизод с захватом Испанцами Бриджтауна из его «Одиссеи»), формируя облик этаких новых гуннов. Всё это, разумеется, заранее подготовлено и оплачено. Финальным аккордом становится взрыв на форте незадолго до заката. По городу ползут страшные слухи, мол эти испанцы собираются захватить город, «напоить всех лошадей, избить всех женщин и … всех мужчин» (или наоборот, но всё равно «стра-ашно, аж жуть»). Утром третьего дня начинаются беспорядки в портовых районах, некоторые арендаторы офисов из небоскрёбов Манхеттена изъявляют желание досрочно расторгнуть договоры об аренде, появляются объявления о продаже квартир в этом районе города, цена на недвижимость начинает ползти вниз.  На бирже наблюдается форменная паника, поговаривают о возможности досрочного закрытии торгов. Утренние газеты выходят с обращениями к мэру и военному коменданту Нью-Йорка принять дополнительные меры по защите города от испанцев. Там впервые прозвучали призывы о минировании внешней части залива «чтобы не допустить захватчиков в мягкое подбрюшье Нью-Йорка». Попытки властей успокоить граждан, особого успеха не имели. Газеты давили на мэра, уличные манифестации, возникшие ниоткуда, давили на мэра, владельцы недвижимости на Манхеттене и в порту тоже начали давить на мэра.  Апогеем стал второй сильный взрыв в районе форта (взлетел на воздух один из пороховых погребов), после чего торги на бирже были досрочно прекращены, а на улицах начали разгораться настоящие беспорядки. Толпа принесла мэру города петицию граждан с более чем двадцатью тысячами подписей с требованием «принять все меры для обеспечения безопасности города, вплоть до минирования внешнего рейда» (то, как и когда добывались эти самые подписи - совершенно отдельная история).
Вечером в кабинете мэра собрались несколько человек (т.н. «совет шести»): сам мэр, трое самых влиятельных владельцев недвижимости и судовладельцев, начальник департамента полиции и военный комендант города. Был также приглашён и военный комендант Бруклинской военно-морской верфи, как специалист в военно-морских делах. Мэр констатировал начало беспорядков в городе, начальник департамента полиции заявил, что пока держит ситуацию под контролем, но силы полиции уже на пределе. Собравшиеся попросили коменданта верфи обрисовать им характер противостояния с испанской эскадрой и степень её опасности для города.  Тот подтвердил, что форт, хотя и продолжает сражаться, но продержится не более двух-трёх дней. Впрочем, как он заявил, никакой опасности для самого города нет: эскадра недостаточно сильна ни для заметной бомбардировки города, ни, тем более – для высадки десанта. Да и максимум через пять – шесть дней к городу подойдут значительные силы флота.
В ответ на эти слова мэр показал злосчастную петицию со словами «если на город упадёт ещё хоть один снаряд или испанцы просто покажутся в прямой видимости от Манхеттена, меня и уважаемых комендантов города и верфи просто линчуют возмущённые граждане. Может быть, всё-таки лучше поставить несколько мин, чтобы успокоить толпу?». Тут же взвился представитель судовладельцев, заявивший, что если на случайно оставшейся мине подорвётся хоть один пароход, то порт Нью-Йорка можно будет закрыть за ненадобностью, ибо Ллойд мгновенно взвинтит страховые ставки на все маршруты, ведущие сюда. Выход из тупика подсказал комендант верфи, сказав, что на её складах есть партия учебных мин, которые выглядят совсем как настоящие, но не содержат ни грамма взрывчатки, а очереди на очистку днища в доке дожидается самый настоящий минный заградитель. На том и порешили; утром следующего дня на внешний рейд с помпой выходит этот самый минзаг и устанавливает несколько минных банок из учебных мин. Мол и граждане успокоятся, и испанцы на рожон не полезут.
Минная постановка во внутренней части залива Лауэр и непосредственно перед входом в пролив Те-Нарроус действительно была совершена утром четвёртого дня блокады Нью-Йорка под щёлканье фотоаппаратов и скрип журналистских перьев. Эффект оказался просто волшебным: волнения в городе и порту моментально пошли на спад, а лихорадка на бирже прекратилась ещё до полудня. Даже испанцы, как по заказу прекратили обстрел форта и, неожиданно сняв блокаду, растворились в океане. А в середине следующего дня к городу подошла эскадра Сэмпсона. Еще через два дня комендант верфи доложил о полном снятии минных постановок и утром восьмого дня из порта вышел первый пароход – старый буксир, дошедший до  выхода в открытое море и вернувшийся обратно. Его капитана встречали как героя.
А ещё через два дня грянул гром: прямо на входе в узость Те-Нарроуса подорвался на мине лесовоз, шедший из Бразилии. И это было лишь началом. С тех пор взрывы звучали регулярно до конца текущего года, не реже раза в месяц. Всего десять инцидентов, стоивших Нью-Йоркскому порту сомнительной славы «опасных вод», а всем членам совета шести тёплых мест или состояний.

+7

16

Борис

По Нью-Йорку. Как-то вы слишком сложно все закрутили. Завтра, наверное выложу первую редакцию.

0

17

GruneR написал(а):

Как-то вы слишком сложно все закрутили

Но идея хорошая. Можно ли организовать масштабный пожар на военной верфи, якобы от попадания испанского снаряда?

0

18

Член кружка
так нельзя, тогда флота у америки не останется ВООБЩЕ, потопят все, включая недострой в доках, даже если для этого сначала придется затопить сам док.

0

19

Tea moone написал(а):

Но идея хорошая.

Не очень. По ряду причин.

1. Я нашел фотографии этих фортов. Они открыты сверху. То есть бетонный забор и большие просторные дворы. Даже мортирная часть прикрыта только от прямого попадания ББ. Очень архаичные укрепления.То есть за два дня там камня на камне 8 240-мм пушек не оставит. Ежели фугасами. Да и расход чрезмерный. Боезапас точно весь уйдет.

2. Слишком много закладок. Одно дело на статуе. И другое дело на военной базе - форту. Даже если положить - найдут.

Ну и так далее. В общем такой подход мне не понравился. Он слишком деликатен и щепетилен.

0

20

Пост 5

GruneR написал(а):

Всем более-менее интересующихся вопросом было ясно – Мадрид не имеет

интересующимся

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Ланцова » Pax Russian. Попытка 4. Бумажка 2