Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Адам - значит человек! За шаг до Победы.


Адам - значит человек! За шаг до Победы.

Сообщений 11 страница 20 из 21

11

Игорь К. написал(а):

Разве не "балалар"

Первый раз "балаларды" - детей употреблено правильно
Второй - "балаларда" (у детей) непонятно к чему. Или !"балалар" или "балаларды", если на то пошло.

+1

12

ВВС написал(а):

- Журек салт жок коркыныш биледи


Явно онлайновый переводчик (сердце всадник нет страх знал)
Скорее должно быть что-то типа Жегет жүрегі қорқыныш білмей
Но тут уже мне знания конкретно казахского не хватает.

0

13

Ядыгар, исправил.

Ядыгар написал(а):

Скорее должно быть что-то типа Жегет жүрегі қорқыныш білмей

Пока исправлять не буду. Подожду, вдруг кто-то точнее грамматику казахского знает.

Отредактировано ВВС (05-12-2015 14:30:23)

0

14

ВВС написал(а):

возможно ошибся фотограф, когда набирал  имя

Если дело было в области, далекой от КазССР, могли и так записать.
Моё имя вон и Рустам и Рустем, и Рустэм, и даже (на Нижегородчине) Ростям пишут бывает.

0

15

ВВС написал(а):

*Сол балалар. Мен балаларды каза.

Мне кажется, что несогласовано по лицам и временам.
На мой взгляд козадiм или олтердiм выглядит более похожим, но, повторяю, казахский не особенно знаю.

ВВС написал(а):

Пока исправлять не буду.

По крайней мере вместо "жок" перед глаголом точно  должен быть аффикс отрицания -мы/-ме- в нем самом.

Отредактировано Ядыгар (05-12-2015 14:38:57)

0

16

Лейтенант передал трубку связисту.
- Так, бойцы! – взводный огляделся. – Слушай приказ - первому отделению сдающихся немцев обыскать. Остальным проверить дом и в нем закрепиться.
- Тащ лейтенант, а мне куда? – спросил Абулхаиров, поднимаясь.
Взводный немного подумал, смотря на сержанта.
- Тут пока посиди, - решил он. – Куда ты с пацаном-то? Ройко, останься тут. Марченко, связь держи…
- Есть связь держать!
Бейсенгали уселся недалеко от Ройко. Погладил мальчишку, успокаивая.
- Вот и все, - тихо сказал он, - вот и закончилось.
Мальчишка всхлипнул и закашлялся.
- Ой, да что ты вдруг… - пробормотал сержант.
Он отцепил фляжку, скрутил крышку, и сунул было малышу.
- Ай, дырявая голова, - спохватился он, - тут же водка. Михаил Петрович, у тебя во фляжке вода? Дай мальца напоить.
Ройко взглянул искоса, но фляжку протянул. Сержант снял крышку и поднес фляжку ко рту мальчика.
- Вот, попей.
Мальчишка начал жадно глотать воду.
- Э-э-э, да ты голодный!
Сержант скинул мешок, порылся в нем, вынул полотенце, намочил край и начал оттирать лицо и руки малыша. Затем достал из мешка хлеб, отломил кусочек и сунул в руки мальчишке. Тот взял и тут же начал быстро его есть, закрывая краюху руками.
- Оголодал-то!
Сержант опять сунул руку в мешок, нашел банку тушенки и быстро вскрыл её ножом. Достал ложку и сунул вместе с банкой в руки мальчишке.
- Вот, ешь. Ешь, не бойся.
Мальчишка осторожно подчерпнул немного из банки, попробовал, а затем начал набивать рот мясом.
- Не торопись, - нежно сказал Бейсенгали, улыбаясь.
- Абулхаиров, а у тебе дити е? – вдруг спросил Ройко.
- Есть, - кивнул Бейсенгали. - Сын. Пятую весну встречает.
- Ясно, - буркнул младший сержант, наблюдая, как мальчишка жадно глотает тушенку. Лицо Ройко посветлело, глаза его заблестели.
- А мои… - и он тяжело вздохнув, стал смотреть на улицу.
- И чего ты с этим фашистким отпрыском возишься? – зло спросил Марченко. – Немцы наших так не жалели…
- А ну цыть! – вскричал Ройко, замахнувшись на связиста. – Багато ти розумиеш, сопля!
Марченко сжался, буркнул что-то и отвернулся, а младший сержант порылся в своем мешке, выудил маленький мешочек, вытряхнул из него на ладонь несколько кусков сахара, взял самый большой и протянул мальчишке.
- На ось, визьми. Солоденький вин.
Мальчик прижался к Абулхаирову и покосился на Ройко.
- Бери-бери. Не бийся.
- Не бойся, - погладил пацана Бейсенгали. – Бери.
Ройко вложил сахар в маленькую ладошку.
- Данке, - тихо поблагодарил он и вновь прижался к сержанту.
- А як хлопця-то звуть?
- Фриц? – сразу предположил Марченко.
- Как тебя зовут, малыш? – мягко спросил сержант и ткнул в грудь. - Я, Бейсенгали, Бейсенгали Абулхаиров, а ты? Понимаешь?
Мальчишка только недоуменно моргал.
- Бейсенгали Абулхаиров, - повторил сержант, показывая на себя.
- Имя, понимаешь? Э-э-э… наме?
- Вилли, - тихо ответил пацан.
- Вилли, - повторил сержант.
- Чув, Марченко? – усмехнулся Ройко. – Вилли його звуть, а ти Фриц, та Фриц.
- А мне все равно, - буркнул связист и отвернулся.
- Ты ешь, - улыбнулся сержант мальчишке.
А Вилли вдруг клюнул носом, немного не донеся ложку. Через мгновение он припал к груди сержанта и мерно засопел. Абулхаиров поднял выпавшие из рук мальчишки банку и ложку.
- Михаил Петрович, помоги-ка.
Бейсенгали, придерживая малыша, с помощью младшего сержанта осторожно снял ватник и заботливо укутал мальчишку. Тот почмокал губами и затих.
- Намаялся, - прошептал Ройко и тяжело вздохнул. - Як ти там сказав - людина звучить гордо?
- Сиз эрдайым адам болуы керек! – по-казахски сказал Бейсенгали. - Всегда надо быть человеком.
- Це правильно, - опять вздохнул младший сержант. - Правильно. Але важко, коли кругом смерть ... и лютий ворог.
- Человек – имя достойное, - произнес Абулхаиров. – Так у нас говорят. Нельзя быть подлым шакалом, а то шакалом и умрешь. Этот мальчик ни в чем не виноват. Наши дети ни в чем не виноваты. Это мы виноваты. Немцы виноваты. Но не дети…
- Любишь дитей, сержант?
- У казахов дети превыше всего. У нас говорят - дом с ребенком — веселье и счастье, а без ребенка что могила.
- А в тебе, сержант будинок свий? – спросил Ройко.
- Да.
- Сам будував?
- Нет, вместе. Ребята помогли. Всей бригадой дом строили.
- А мне свой дом заново отстроить придется, - горько проронил Марченко. - Его фашисты спалили. Вместе с садом. А какой сад был! Яблони какие были… эх!
- Я тоже сад посажу, - сказал Бейсенгали.
- Обовьязково посади! На народження сина не посадив, так писля вийни посади. Яблуня око радуе. Навесни кольором, восени яблуками.

Отредактировано ВВС (09-12-2015 19:50:53)

+3

17

– Товарищ сержант! – влетел в здание Карпов.
- Тихише ти! – цыкнул на него Ройко. – Не бачиш, дитя спить.
- Все немцы сдались, - зашептал Карпов, – все, до единого. С той стороны домов, гвардейцы из двадцать восьмой подошли. Говорили – бой у них жаркий был. Там на следующей улице в домах эсесовцы сидели, так ни один не сдался. А у нас вишь как!
Появился взводный, посмотрел на спящего малыша, затем на сержанта, затем тихо сказал:
- Абулхаиров, слушай приказ – найти гражданских и сдать пацана им.
- Где их искать-то, товарищ лейтенант?
- В убежищах, - чуть подумав, ответил взводный. - Спросишь в штабе, там наверняка знают. Сейчас первое отделение пленных туда поведет. С ними иди, так безопасней. Много еще упертых не сдалось. Ройко, поможешь Абулхаирову.
- Е, допомогти!
Вышли на улицу. Пленные стояли вряд у разрушенного дома и уныло смотрели на охраняющих их бойцов. Один из немцев вдруг вскинулся.
- А ну! – угрожающе двинулся на пленного боец.
- Nein nein, - остановился немец, - Ich möchte fragen, herr feldwebel! Herr feldwebel. Verzeihung. Was ist mit dem Jungen? Lebt er?*
- Товарищ сержант, - обернулся боец, - этот немец что-то хочет.
- Малявин, - позвал переводчика Бейсенгали, - что говорит этот фриц?
Тот вышел из здания, выслушал пленного и перевел вопрос:
- Он спрашивает – что с мальчишкой?
- Скажи ему, спит он. Просто спит.
- Schlafplätze, - перевел Малявин.
Немец кивнул, что-то сказал по-немецки и вдруг весь строй подтянулся, а немецкий фельдфебель отдал сержанту воинское приветствие.
- Чого це вони! – удивился Ройко. – Малявин, запитай, чого вони тягнуться?
- Этот фриц говорит – спасибо, - удивленно перевел тот.
- Дуже треба його спасиби, - буркнул младший сержант.
- Ладно, пошли Михаил Петрович, - сказал Бейсенгали, - Нам надо мальчишку пристроить.
- Прибудуемо, сержант. Тильки цивильних знайдемо.
И Ройко пошел впереди.
- Вперед, марш! - Раздалась команда, и немцы под конвоем двинулись следом.
Так и шли – первым Ройко, потом Абулхаиров, со спящим малышом на руках, а следом маршировал строй пленных.
На следующем перекрестке им перегородила путь колонна из тяжелых танков. Последний  ИС остановился в самом центре перекрестка. Башня медленно повернулась, и ствол нацелился на сержантов.
- Гей, ти що твориш, мазуту! - возмутился Ройко. – Куди нацилився? Не бачиш - свои!
- Не дрефь, махра! – из люка высунулся танкист. – Вижу что свои.
После этого ствол чуть довернул в сторону.
- Семенов на месте, остальные к машине! – крикнул танкист в люк и начал выбираться из танка. Мелькнули лейтенантские звезды. Абулхаиров шагнул к Ройко.
- Михаил Петрович, перехвати-ка, - и осторожно переложил мальчика в руки младшего сержанта, затем подошел к танку.
- Товарищ лейтенант, сержант Абулхаиров, шестьдесят первая стрелковая, - представился Бейсенгали, - по приказу командира сопровождаем немецкого мальчика.
Лейтенант взглянул на Ройко, затем на спящего малыша, потом на пленных.
- А эти? – кивнул он в сторону немцев. Те чувствовали себя неуютно под прицелом 122 миллиметрового орудия.
- Конвоируем к месту сбора, товарищ лейтенант, - доложил старший конвоя.
- Ясно, так идите.
- Есть! – ответил Абулхаиров. – Товарищ лейтенант, а не подскажите - где немцев гражданских найти. Мальчонку сдать бы кому на руки.
- Откуда я знаю! Хотя… – танкист на мгновение задумался и махнул за спину. - Там через пару кварталов, баррикада будет, вот аккурат за ней, сразу направо. Там наши полевые кухни развернули. Видел там наши немецких баб да стариков подкармливают.
- Невже! – удивился Ройко. – Нимцив годують?
- Что, не веришь? – усмехнулся танкист. – Так иди и посмотри.
Сержанты пошли в указанном направлении.
- Бач, и не подумав би, - задумчиво пробормотал Ройко, - что наши немцев кормить будут.
В пылающем здании справа что-то затрещало, затем начали обрушаться перекрытия. Сержанты быстро отошли на противоположную сторону. Но их все равно обдало дымом и пылью.
- Ось адже! – выругался младший сержант.
Мальчишка завозился и открыл глаза.
- А-а-а… Абу! – вдруг закричал он.
- Ти що це? – удивился Ройко. - Ти що?
- Абу! - Вилли вывернулся из рук младшего сержанта и с воплем кинулся к Абулхаирову. - Абу!
Бейсенгали подхватил Вилли и тот крепко прижался к груди, обняв сержанта за шею.
- Абу… - прошептал мальчишка. – Абу…
- Ну что ты, малыш, - успокоил его сержант, - чего испугался?
- Приснилося може чого? – предположил младший сержант.
- Возможно. Ребенок ведь…
Абулхаиров поставил мальчишку на брусчатку и присел.
- Тагы шанды,* - пробормотал Бейсенгали и начал отряхивать одежду Вилли.
- Und wir hier gelebt,* - произнес тот, и показал на горящее здание.
- Монды?* – обернулся Абулхаиров.
- Ja, es war unser Haus.*
- Егер анасы кайда?* – спросил сержант, обтирая носовым платком лицо мальчишки.
- Weiß nicht, - захныкал Вилли, - verloren.*
- Егер жас салт боласыз, жылай болмайды! – строго сказал Абулхаиров. - Егер анашым таба бизге берсин.*
Ройко стоял и смотрел удивленно то на Вилли, то на сержанта.
- Темиртасич, ти що, по-нимецьки розумити став? – наконец спросил он.
- Да что тут понимать-то? – поднялся Бейсенгали, беря Вилли за руку. – Ребенок же. Пошли, Михаил Петрович, вон вроде та баррикада…

*Нет, нет, я только хочу спросить господина фельдфебеля! Господин фельдфебель. Простите. Что с мальчиком? Он жив?(немецкий)
* Опять запылился. (казахский)
* А мы тут жили.(немецкий)
*Тут?(казахский)
* Да, это был наш дом.(немецкий)
* А где твоя мама?(казахский)
* Не знаю, потерялась.(немецкий)
* Не плачь, ты же джигит! Найдем твою маму.(казахский)

+2

18

ВВС написал(а):

А чого их жилити? – вскинулся младший сержант Ройко. - Враже племия! Згадайте, що ци сволоти творили у нас! Я ничого не забув! Я завжди памятаю. Всю село в сарай викрали и спалили ... всих ... жинок, старих ... и дитей! Чуэш, сержант?! Всих! - Голос Ройко

ЖАЛИ́ТИ, жалю́, жа́лиш, недок., перех. і без додатка, Викликати відчуття жару, свербежу, колючи чим— небудь отруйним. Кропива жалить її в литки, в руки, а вона чухає литки та лає кропиву (Н.-Лев., II, 1956, 13); Їх [земляків у Бразілії] трусить лихоманка люта, їх жалять змії, б’є нагай, Щоб для поміщика здобути Гіркої кави урожай (Дмит., В обіймах сонця, 1958, 121); // Колоти, ранити, впиваючись жалом. — Лети [Шершню] щодуху, сядь йому [Лисові] на живіт і жали, що маєш сили (Фр., IV, 1950, 69); Коли чоловіка жалять оси, він тікає до води (Ю. Янов., І, 1958, 171); * Образно. Крижані кульки лютими осами жалили щоки, вуха й шию (Чорн., Потік.., 1956, 99).
Словник української мови: в 11 тт. / АН УРСР. Інститут мовознавства; за ред. І. К. Білодіда. — К.: Наукова думка, 1970—1980. — Т. 2. — С. 503.
Жали́ти, лю́, ли́ш, гл. Жалить, кусать. Як пішла я у кропиву спати, пожалила собі литки й п’яти. Н. п. Їх хвала жалила як гостра кропива. Левиц. І.Словарь української мови: в 4-х тт. / За ред. Б. Грінченка. — К., 1907—1909. — Т. 1. — С. 471.

1) (испытывать жалость) жалі́ти, жа́лувати, -лую, -луєш
2) (о ком-чём, чего - печалиться, сокрушаться) жалкува́ти, -ку́ю, -ку́єш (за ким-чим, про що), шкодува́ти, -ду́ю, -ду́єш (за ким-чим), жа́лувати (за ким-чим, про що, чого́)
3) (скупиться) шкодува́ти, жалкува́ти, жалі́ти, жалува́ти; (щадить, беречь) шанува́ти, -ну́ю, -ну́єш, берегти́, -режу́, -ш

зігнали в сарай ; вигнали в сарай

+1

19

Череп написал(а):

ЖАЛИ́ТИ, жалю́, жа́лиш, недок., перех. і без додатка, Викликати відчуття жару, свербежу, колючи чим— небудь отруйним. Кропива жалить її в литки, в руки, а вона чухає литки та лає кропиву (Н.-Лев., II, 1956, 13); Їх [земляків у Бразілії] трусить лихоманка люта, їх жалять змії, б’є нагай, Щоб для поміщика здобути Гіркої кави урожай (Дмит., В обіймах сонця, 1958, 121); // Колоти, ранити, впиваючись жалом. — Лети [Шершню] щодуху, сядь йому [Лисові] на живіт і жали, що маєш сили (Фр., IV, 1950, 69); Коли чоловіка жалять оси, він тікає до води (Ю. Янов., І, 1958, 171); * Образно. Крижані кульки лютими осами жалили щоки, вуха й шию (Чорн., Потік.., 1956, 99).
Словник української мови: в 11 тт. / АН УРСР. Інститут мовознавства; за ред. І. К. Білодіда. — К.: Наукова думка, 1970—1980. — Т. 2. — С. 503.
Жали́ти, лю́, ли́ш, гл. Жалить, кусать. Як пішла я у кропиву спати, пожалила собі литки й п’яти. Н. п. Їх хвала жалила як гостра кропива. Левиц. І.Словарь української мови: в 4-х тт. / За ред. Б. Грінченка. — К., 1907—1909. — Т. 1. — С. 471.

ВВС написал(а):

Коллеги, поправьте пожалуйста грамматику у немецкого и украинского. Гугл-переводчику я как-то...

Череп, просто дайте правильное значение слова жалеть.

0

20

У полевых кухонь толпились люди, в основном женщины и старики. Кашевары раскладывали порции большим черпаком в подставленные миски. Получив свою долю, люди отходили в сторону, сразу начиная жадно есть, и лишь некоторые, придерживая посуду, торопились куда-то. Одна женщина только отошла от полевой кухни, как вдруг вскрикнула, выронив миску с кашей.
- Mein Gott, Willie! – закричала она и бросилась к сержанту. – Willie, sonny! Willie, mein junge.*
- Mutti!* - Мальчишка вырвался из рук сержанта и бросился навстречу.
- И в правду матка знайшлася, - пробормотал Ройко.
- Willie, meine kleine Willy, – ревела в голос женщина, непрерывно целуя сына, - du lebst! Was für ein glück! Du lebst!*
- Mutti, - плакал Вилли. - Ich war so schrecklich. Dort werden alle erschossen. Angst…*
- Ja, mein sohn. Jetzt ist alles vorbei. Jetzt wird alles gut.*
И немка, обняв сына, настороженно посмотрела на сержантов. Вилли повернул голову и посмотрел на Бейсенгали.
- Mutter, hab keine angst, - прошептал он, - Abu ein sehr guter. Er ist mir zu essen gegeben.*
- Danke… - сказала немка. – Danke für meinen sohn.*
Подошел какой-то старик в запыленном пальто, неся в руках пустую миску и кусок хлеба. Он опасливо покосился на сержантов и, поставив перед ней посуду с хлебом, обратился к женщине:
- Ihr brot, frau. Sie Ihre portion auf den boden fallen. Ich verstehe, Ihr sohn hat sich gerettet, aber geben, ob die russen sie noch brei?*
Ройко и Абулхаиров ничего не поняли, но сообразили, что речь идет о еде. Младший сержант подобрал миску и решительно направился к полевой кухне. Чуть оттиснул в сторону стоящего первым пожилого немца.
- Чуеш, браток, - обратился Ройко к кашевару, - кинь подвийну для теи нимки. Син у ней знайшовся. Прямо з вогню його витягли.
- Да не жаль, - улыбнулся тот и вывалил в подставленную посуду полный чепрак. - Держи.
- Спасибо, браток.
Миску младший сержант сунул немке, вручил ложку, а сам присел рядом с Абулхаировым на поваленный столб, искоса наблюдая за трапезой. Женщина ела мало, больше кормила сына. Но было видно, что она сама очень голодна.
- Ну, вот что… - начали говорить одновременно сержанты. Переглянулись и, не сговариваясь скинули свои мешки, развязали и начали выкладывать имеющиеся у них продукты. Тушенка, хлеб, сало…
- Вот, - показал сержант на сложенное, - это все вам…
Женщина посмотрела на продукты, потом на сержантов, вновь на продукты, и замотала головой.
- Nein, - потупилась немка, плача, - ich kann es nicht nehmen … ich kann nicht, herr feldwebel.*
Сержанты переглянулись, поняв её правильно.
- Бери! – строго сказал Ройко. – Голодно ведь будет.
- Тебе сына растить, - добавил Бейсенгали. – Хороший у тебя сын. Настоящий джигит!
И сержант подвинул продукты ближе к женщине. Потом оглядел её, чуть подумал, затем вынул из мешка кусок белой ткани, переложил все продукты на нее, завязал узелком и сунул немке в руки.
- Так удобнее будет.
- Danke, sie, herr feldwebel, - вновь заплакала немка. - Danke … Willi, sag herren unteroffizier danke.*
- Danke.*
- Да, не за что.
Младший сержант присел и протянул руку мальчишке.
- Ну, давай хлопче, прощатися.
Вилли сунул свою ладошку и постарался крепче пожать огромную ладонь Ройко.
- До свидания, джигит.
- Auf wiedersehen, Abu.*
- Komm, Willy, - сказала немка, беря сына за руку, - herren unteroffizier zu gehen.*
Они пошли прочь. Мальчишка несколько раз обернулся. Сержант помахал на прощание рукой и…
- Abu! – крикнул Вилли, вырвался из рук мамы, подбежал к сержанту, обнял его за ноги, и посмотрел вверх. – Ich liebe dich, Abu.*
- И я тебя люблю, маленький Вилли, - улыбнулся Бейсенгали и взъерошил мальчишке шевелюру. – Иди, тебя мама ждет.
Потом он с Ройко смотрел, как немка с сыном уходят в глубину развалин.
- Ну що, Темиртасыч, пишли?
- Да, пойдем. У нас еще много дел…

*Мой Бог, Вилли! Вилли, сынок! Вилли, мой мальчик!(немецкий)
*Вилли, мой маленький Вилли. Ты жив! Какое счастье! Ты жив!
*Mutti. Мне было страшно. Там все стреляли. Страшно...
*Да, сынок. Теперь все закончилось. Теперь все будет хорошо.
*Мама, не бойся, Абу хороший. Он мне еду давал.
*Спасибо вам. Спасибо, что спасли моего сына.
*Ваш хлеб, фрау. Вы свою порцию на землю уронили. Я понимаю, ваш сын спасся, но дадут ли русские вам еще каши?
*Нет, я не могу это взять… не могу, господин фельдфебель.
*Спасибо, вам, господин фельдфебель, Спасибо … Вилли, скажи господину фельдфебелю спасибо.
*Спасибо.
*Пойдем, Вилли, господам фельдфебелям надо идти.
*Я люблю тебя, Абу.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Адам - значит человек! За шаг до Победы.