Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Абиссинские каникулы


Абиссинские каникулы

Сообщений 21 страница 30 из 121

21

Спасибо огромное

0

22

Kra написал(а):

Может быть, вам пригодится. Британский прикол 1888 года. Использование парашютов в военном деле:

Значит, в теме про итальянский поход попаданцев я забоянил :-(

0

23

- Как ваш отпрыск, Рэнди? Помнится, многообещающий юноша… вы, кажется, отдали его в Хэрроу?
- Да, Артур, решил нарушить семейную традицию. До сих пор многие поколения рода Мальборо учились в Итоне, но Уинстон не радует успехами в учёбе, да и отменным здоровьем он, откровенно говоря, не может похвастать. В позапрошлом году он едва-едва выкарабкался после жесточайшей крупозной пневмонии.
- Ничего, Рэнди, господь и Святой Георгий хранит Англию и род Мальборо! – успокоительно прогудел голос первого морского лорда. – Хэрроу – отличное учебное заведение, и оно, уверен, станет первым шагом к блестящему будущему вашего сына.
В наушнике послышалось стеклянный звон и металлическое бряканье. Будто нож или вилка невзначай задела бокал с кларетом. Или краешек тарелки тончайшего китайского фарфора. Сёмка поморщился – звук заглушил начало фразы лорда Рэндольфа. Не страшно, потом можно прогнать через фильтр, отсеять посторонние шумы.
- … задумался о карьере военного. Даже увлёкся фехтованием – слава богу, у нас не в ходу ужасные манеры германских буршей.
- Да, не хватало ещё вашему сыну щеголять шмиссами*, как иные наши молодые люди, польстившиеся на континентальное образование. Геттинген – это солидно, но настоящее знание жизни приобретаешь, только надев красный мундир и пробковый шлем.

*# Бурш — член студенческой корпорации в немецких университетах, Шмисс –шрам на лице, полученный во время традиционной студенческой дуэли, вменявшейся членам таких корпораций в обязанность.

- Ваша правда, Артур. Колонии дают то, чего не получишь и в Королевском флоте. Я имею в виду, прежде всего, навыки администрирования – в этом плане служба в Индии или в Южной Африке полезна, как никакая другая.
Снова тонко звякнуло  -  серебро, фарфор, хрусталь.
А ведь они говорят о Уинстоне Черчилле, сообразил Сёмка. Старшему сыну лорда Рэндольфа сейчас четырнадцать лет, и всё у него впереди – и война в Судане, и бурский плен, и Нобелевка по литературе и главное – политическая карьера величайшего политического деятеля Великобритании всех времён. И врагом России он тоже пока не стал – это у юного Уинстона тоже впереди.
- Кстати, о флоте, Рэнди. Французы из «молодой школы»* оказались правы - в условиях применения парового броненосного флота блокада побережья противника невозможна. «Родней» и крейсера, игравшие за французов, сумели прорваться в океан. Будь это не манёвры, а настоящая война - они бы уже сеяли панику на побережье и налагали бы контрибуции на порты западной Шотландии. Ваши броненосцы, дорогой мой, пожирают слишком много угля,  а пополнять его запас в открытом море моряки, оказывается, не умеют. Я уж не говорю о мытарствах команд миноносцев и торпедных канонерок - они измотаны постоянной болтанкой в открытом море, треть кораблей нуждается в доковом ремонте. В то же время миноносцы условного противника прекрасно проводили время в базе и могли атаковать неприятеля, когда им вздумается! Команды броненосцев блокирующего флота  не спали ночей, ожидая торпедной  атаки  – и через несколько дней выглядели как натуральные живые мертвецы. А офицеры до того истрепали себе нервы, что совершали непростительные ошибки при маневрировании. Остаётся удивляться, что наши «большие мальчики» не перетопили друг друга таранами!

*# «Молодая школа» – французская военно-морская теория конце XIX — начале XX веков. Предполагала отказ от броненосцев в пользу миноносцев и крейсер-ов, истребляющих морскую торговлю противника.

- У королевы много!* - ответил собеседник. – Да,  кое-какие из наших скелетов повылезали из шкафов и вдоволь погремели костями. Низкобортные «Адмиралы» не могли использовать орудия главного калибра при волнении – стволы зарывались в волны,  захлёстывающие полубак.  На достраивающиеся «Нил» и «Санс Праейль» надежда тоже плоха. Вы правы, лорд Рэндольф, нам нужны другие корабли.

#* Традиция британского флота - моряки провожают тонущий английский корабль фразой "У короля (королевы) много".

Послышался вздох.
- А это - снова деньги.  Радует хотя бы то, что первый морской лорд сознаёт, сколь иллюзорна теперь наша военно-морская мощь. Так что, простите, я не верю в успех экспедиции на Балтику. Меня больше беспокоят океанские амбиции русских. Они уже два с лишним десятка лет строит клиперы и броненосные фрегаты для разбоя на наших торговых линиях, а их Сибирская флотилия…
Сёмка весь обратился в слух. Вот оно – то, ради чего затевалась вся история!
Послышался стук, шуршание, скрип. Голос теперь звучал глуше,  будто говоривший отодвинулся от микрофона. Сёмка принялся тыкать пальцем, переключая канал на другие «жучки». Лучше не стало.
«Ага, он отодвинул кресло от стола – наверное, поближе к камину?»
- … базируются во Владивостоке и постоянно мотаются туда-сюда, между Балтикой и Тихим океаном. По осторожным подсчётам, у них в океане в любой момент семь-восемь боевых единиц крейсерского класса. Случись что – они немедленно превратятся в крайне опасных рейдеров.
- Их торговые суда готовятся к тому же самому. – раздался голос Худа. – Вы слышали про «Доброфлот»? Формально, это пароходное общество, созданное для снабжения русских поседений на Дальнем Востоке – но их суда отличаются отменной скоростью и изначально имеют подкрепления палубы под артиллерию. Готовые вспомогательные крейсера!
- У России, слава богу, нет угольных станций ни в Красном море, ни в Персидском заливе – отозвался лорд Рэндольф. - А на нейтральные порты надежды мало; зайди в любой из них русская посудина, через день-другой туда явятся крейсера Ройял Нэви, спасибо подводным телеграфным кабелям. И тогда русским останется либо интернироваться, либо прорываться с боем – а это, при любом результате схватки, означает конец рейдерства. Ещё никто не научился выигрывать морские сражения, не получая повреждений, не расходуя боезапас!
-Разве что, на бумаге, Артур – в голосе лорда Рэндольфа сквозила насмешка. – Недавно мне презентовали забавную книженцию – вот, полюбопытствуйте, захватил специально для вас. Как раз в тему нашей сегодняшней беседы.
В наушнике глухо стукнуло. Ага, сообразил Семён, положил книгу на стол. И тут же, в подтверждение этой мысли, зашелестели страницы.
- Занятно, занятно. Рэнди. Лондонское издательство? Смотрите-ка, у нас эту книгу перевели почти сразу, как она вышла в Санкт-Петербурге!
- Хвала небесам, в Форин Офис* хватает разумных людей. Кто-то из ведомства маркиза Солсбери* вовремя сообразил, что эта беллетристика отражает навеяна реальные планы русского Адмиралтейства – и озаботился тем, чтобы офицеры Ройял Нэви смогли с ней ознакомиться.

*# Форин Офис – внешнеполитическое ведомство Великобритании. В 1888 г. Его возглавлял маркиз Роберт Солсбери, совмещавший эту должность с постом премьер-министра

- «Крейсер «Русская надежда». – ответил голос сэра Рэндольфа. – Некто господин «Конкевитш» - право же, с этими русскими фамилиями язык сломаешь! Судя по предисловию, автор – бывший морской офицер, а значит, должен значить, о чём пишет. Да и  название говорит само за себя. В этой книге русскому крейсеру, охотящемуся за нашими торговыми судами, дают  приют во французских портах – видимо, Петербург всё ещё не оставил мечту рассорить нас с Парижем. Они будто живут в своём, выдуманном мире – любому дилетанту от политики ясно, что после Седана лягушатники  наши, с потрохами!
- Однако же, французы строят новые корабли именно для борьбы с Гранд-Флитом. – заметил первый морской лорд. - Я ознакомился с проектом нового крейсера, который вот-вот заложат в Бресте. Поверьте, это новая эпоха в военном судостроении!
- А ведь французы «молодой школы»  - ярые сторонники идеи рейдерской войны против коммерческого судоходства, как и наши русские друзья. Да, Артур, для нас большая удача, что у русских нет угольных станций на пути в Африку.
-Пока нет. Я тоже подготовился к нашей встрече - и вот, смотрите, что напечатано во вчерашней «Фигаро»...
Снова зашуршала бумага. На этот раз звук был намного громче. Газета, понял Сёмка. Где-то он слыхал это название – «Фигаро». Французская?
В микрофоне послышался хохоток.
- Этого решительно не может быть, Артур. Русское поселение в заливе Таджура, у самого входа в Баб-эль-Мандебский пролив? Это утка, друг мой – как говорят американцы, оно и плавает, и крякает и выглядит как утка, и ничего более! Казаки в Абиссинии? Такое могли придумать только ушлые французские репортёры! Хотелось бы мне знать, где они подцепили эту сплетню?
-А всё там же, в  Санкт-Петербурге, Рэнди. У русских. Вы только что изволили похвалить джентльменов из Форин Офис? Вот, пожалуйста – по сообщениям «анонимного источника», русский морской министр Шестаков велел оказать этой затее всемерную помощь. А это, согласитесь, серьёзно.
- Но, посмотрите сами, Арчи – даже французы отзываются о вожаке экспедиции – некто «атаман мсье Ашинофф» - в весьма иронических тонах. Возможно, это всё же газетная сплетня – или, на худой конец, авантюра? Согласитесь, о такой затее невозможно даже думать без смеха!
- Я лично знаю русского морского министра – возразил Артур Худ. – Поверьте мне, он начисто лишён чувства юмора. Надеюсь, вы в курсе, что у русских прекрасные отношения с абиссинским негусом Менеликом Вторым?  Как я слышал, они даже отправляют волонтёров, помогать абиссинцам в войне с макаронниками. А если это – звенья одной цепи?
- Признаюсь, вы меня озадачили, Артур. – теперь в голосе лорда Рэндольфа угадывалась тревога. Да. Этим вопросом стоит заняться всерьёз. Слава Создателю, моё слово ещё имеет вес и в Парламенте и в Кабинете. И, кстати – если я не ошибаюсь, в заливе Таджура имеется французская военная станция?
- Да, Обок. Там стоит эскадра адмирала Ольри. Колониальный крейсер и пара канонерок – барахло.
Лорд Рэндольф откашлялся. Снова зазвенел хрусталь, до Сёмкиного слуха донеслось звук бульканье. Снова звякнуло.
«Ясно, наполнил бокал и заткнул пробку. Интересно, это тот самый графин, что принёс давешний лакей?»
- Ольри? Вот как… Это крайне любопытно, Арчи, дружище. Мне приходилось видеть кое-какие документы, посвящённые финансовым делам этого господина. Знаете, из числа тех, что стараются не предавать огласке. И это открывает для нас интересные возможности…

Отредактировано Ромей (07-04-2016 15:27:02)

+2

24

Ромей написал(а):

поседений на Дальнем Востоке

Поселений, видимо...

+1

25

Ромей написал(а):

*# Форин Офис – внешнеполитическое ведомство Великобритании. В 1888 г. Его возглавлял маркиз Роберт Солсбери, совмещавший эту должность с постом премьер-министра

Ромей не только. До создания SIS (Ми-6) Форин Офис занимался разведкой это были его непосредственные на ровне с дипломатией обязанности.
Секретная разведывательная служба была основана в 1909 году[1] в качестве иностранного отдела Бюро секретной службы и была совместным органом Адмиралтейства и Военного министерства, таким образом, была разбита на военно-морскую и сухопутную части, уже позже начала специализироваться на разведке и контрразведке. Эта специализация возникла, скорее всего, из-за желания Адмиралтейства знать военно-морские силы Германской империи. Эта специализация плотно закрепилась за бюро уже в 1914 году.
После начала Первой мировой войны была проведена административная реформа, и два вышеупомянутых отдела, занимающихся иностранными делами, тогда начали называться Управлением разведки секция 6 — МИ-6 (Directorate of Military Intelligence Section 6, MI6).
Первым директором SIS был капитан Мэнсфилд Смит-Камминг[en]. Обычно он помечал просмотренные бумаги одной буквой «С». Позже это стало традицией, и все последующие директора SIS обозначаются этой буквой.

+1

26

Ромей если интересно то чисто военно-морская разведка уже существовала потому как  Ми-6 больше политическая. 
В 1882 г. в Главном штабе ВМС Британской Империи (Адмиралтействе) был создан Разведывательный комитет ВМС, который в 1887 г. был реорганизован в разведывательно-оперативное управление Адмиралтейства (Naval Intelligence Division). В документах по Адмиралтейству новому управлению ВМС также мог присваиваться 39-й порядковый номер[1][2]. Первым руководителем разведывательно-оперативного управления ВМС был назначен капитан 1-го ранга У. Холл. Ввиду отсутствия в структуре Адмиралтейства отдельного оперативно-планового управления ВМС, разведывательно-оперативное управление ВМС в период 1887—1909 гг. по факту являлось объединенным Главным оперативным и разведывательным управлением ВМС Британской империи. В связи с этим состав в круг задач специалистов разведывательно-оперативного управления ВМС одновременно входили как внутренние (оценка уровня боеготовности и выработка оперативно-мобилизационных планов ВМС), так и внешние (разведка ВМС иностранных государств) вопросы. В связи с этим 39-е управление Адмиралтейства первоначально состояло из 2 оперативных отделов: отдела мобилизационных планов (оперативного) и отдела ВМС иностранных государств (разведывательного).
В описываемый момент командует как раз У. Холл. Немного о нём:Уильям Генри Холл (англ. William Henry Hall, 1842—1895) — британский военно-морской деятель, первый директор военно-морской разведки Великобритании.Холла высоко ценил адмирал Фишер, который в начале 1880-х предложил Холла на должность командира броненосца «Несгибаемый» — одного из крупнейших кораблей Королевского военно-морского флота того времени. Эту должность ранее занимал сам Фишер, но вынужден был её оставить по болезни. Холл отклонил предложение Фишера по личным причинам. В 1882 году Холл был назначен членом Комитета внешней разведки, который в 1887 году был реорганизован в Управление военно-морской разведки, известное также как «комната 39». Первым директором Управления стал Уильям Холл, занимавший эту должность до 1889 года.
Был женат на дочери преподобного Томаса Армфилда из Армли (Лидс). Старший сын Уильяма Холла, Уильям Реджинальд Холл, также был директором Управления военно-морской разведки (1914—1919).
http://s019.radikal.ru/i620/1604/39/17235c860f77.jpg
Здание Старого Адмиралтейства, в котором располагались помещения разведывательно-оперативного управления ВМС
Да фотографии У. Холла пока найти не удалось.

0

27

Ага, спасибо. Пригодится.
Может, мне сделать собеседником лорда Рэндольфа как раз Холла?

Отредактировано Ромей (07-04-2016 20:11:15)

0

28

Ромей написал(а):

Может, мне сделать собеседником лорда Рэндольфа как раз Холла?

Можно, но есть два но. Во первых о нём мало что известно, а согласитесь трудно писать про человека про которого есть лишь пара строчек официальной биографии. Я его фотографию так и не смог найти. И во вторых его сменят уже в следующем году на контр-адмирала К. Бридж. 
Вот тут его биография  https://en.wikipedia.org/wiki/Cyprian_Bridge
Вот фотография он в центре.
http://s018.radikal.ru/i506/1604/23/4a5a2cfe3944.jpg

+1

29

Как раз не соглашусь. Это же не историческая монография, а приключенческая повесть. Значит - наоборот, проще, и можно придумывать, что угодно. И потом - это его в РИ сменят. А я-то могу как угодно повернуть сюжет....
Другой вопрос, что для лорда Рэндольфа такой контрагент всё же... несолиден. Скорее он может быть подчинённым, а вот с первым морским лордом он и на равных беседует, и может быть в дружеских отношениях....


Немного перекомпоновал текст. Сценки с улиц вечернего Лондона ушли из начала главы; они появятся в очередном фрагменте. Соответственно, туда же уйдут фотографии.

Отредактировано Ромей (08-04-2016 09:40:41)

0

30

XII. Семён Воскресенский, студент

21 век, Великобритания, утро.
Шаг за порог.

«Эйрбас»,  рейс С74001 Авиакомпании «Сибирь» приземлился в лондонском Хитроу в 9-15 по Москве. Это 6-15 по Гринвичу; чрезвычайно удобно для путешественников, весь день спереди. Таможенный контроль занял на удивление мало времени - уже через час мы взяли такси (их в Лондоне называют «кэбы») и направлялись на вокзал Чаринг -кросс -  поезд до Портсмута отходил в 9-12.
Стоило выйти из здания терминала, как глаза мои стали  слипаться - вот ведь подлость, нет, чтобы в самолёте... Всю дорогу до вокзала я проспал,  хотя ни разу здесь не был - помню только  машины сплошной поток машин на неправильной стороне улицы, мелькание рекламных щитов, потом - дома, дома... Даже Темзу не помню, хотя Светка уверяла, что такси переезжало через Тауэрский мост. Она то и дело тыкала меня кулачком в бок - не спи мол, проспишь всё на свете, и вообще, работать надо! Бесполезно - организм требовал прекратить издевательства и дать наконец, долгожданный отдых. Ну, ещё бы - вчера мы даже пообедать забыли за сборами, а ночью вообще не сомкнули глаз - вылет в 5.30 по Москве, так что из Лицея мы уехали, когда не было ещё часа ночи.
В поезде сон как рукой сняло. Светка не отрывалась от окна, любуясь видами Южной Англии, а я, от нечего делать, принялся рыться в чемодане. Наш багаж был сам по себе крайне примечателен: половину объёма чемодана занимал кожаный старомодный саквояж с латунными замочками; кроме него, имелись свёртки с платьем и обувью викторианской эпохи. Представляю, что подумали таможенники; а впрочем, в Англии привыкли не обращать внимания на подобные странности. Ну, приехали двое русских любителей истории для участия в очередном историческом фестивале - так и что с того? Их право, если не нарушают закон и не пытаются провезти что-нибудь запрещённое. Тем более, что таких фестивалей в Англии проводится великое множество - здесь каждый городишко гордится каким-нибудь историческим событием, и ежегодно проводит по этому поводу костюмированные праздники - порой с пушечной пальбой, с разыгрыванием настоящих сражений. А уж публика в исторических костюмах присутствует всегда, в огромном количество. Любители дивой истории съезжаются на такие мероприятия не только со всей Англии, но и из Европы и даже из-за океана, из Штатов.
«Запрещённый» предмет в моём багаже имелся - «гайдуцкий нож». На домодедовской таможне он уже успел стать предметом повышенного внимания.  Г.П. обещал, что проблем быть не должно, в конце концов, не в салон же я пытаюсь протащить этот «холодняк»? И правда, обошлось - но всё равно во время осмотра я чувствовал себя натуральным террористом и подспудно ждал, что вот сейчас набегут  бравые парни в камуфляже, брониках и с автоматами.
В Хитроу к ножу тоже проявили интерес - офицер-таможенник покрутил его в руках, попробовал пальцем острие, но ничего не сказал.
Согласно плану, нам следовало открыть «червоточину» прямо из Портсмута. Подходящее здание мы наметили ещё в поезде - это был городской вокзал, здание которого мало изменилось с 188-го года. Оставалась одна загвоздка - не могли же мы переместиться в девятнадцатый век прямо в своих джинсах и ветровках? Это в наши толерантные времена, да ещё и в Британии, могут снести любое чудачество - покосятся и пройдут мимо. А вот там.... нет, рисковать не стоило - а потому было решено немедленно по прибытии снять номер в привокзальном отельчике, переодеться в викторианское платье и уже в таком виде возвращаться на вокзал, чтобы открыть червоточину.  Мы не боялись, что кто-нибудь посторонний заметит проём входного портала - он виден только Проводнику и тем, кто следует за ним. Другое дело - наш вид; двое молодых людей в викторианском платье привлекали, конечно, взгляды прохожих, но не чрезмерно.
Я шёл в своём «черногорско-викторианском» наряде по асфальтовому тротуару, мимо припаркованных автомобилей, и косился на Светку. Моя спутница держалась независимо - прохожие улыбались и уступали дорогу юной леди в пышных юбках до земли, кружевной накидке и шляпке с атласными лентами цвета «фуксин». Про цвет - это она мне объяснила, по мне - так просто фиолетово-красный. Я шагал рядом с ней, и рука невольно нащупывала рукоять ножа на поясе. Очередной прохожий - араб или индус, кто его разберёт? - уловил этот жест и сразу напрягся; лицо его заострилось, глаза сверкнули страхом и он поспешно шагнул в сторону. Да... как там говорил Чёрный Абдулла в самом бессмертном творении советского кинематографа? «Кинжал хорош для того. У кого он есть, и горе тому, у кого его не окажется в нужную минуту».
В Лицее нам преподавали основы рукопашного боя - в том числе, и с ножом. Кое-чему успел научить и Маэстро - на двух последних занятиях он продемонстрировал мне приёмы испанской и  мексиканской школ ножевого боя. Горячие латиноамериканские парни - их называли «махо»   - орудовали навахами, - огромных размеров складными ножами с рукоятью, сужающейся и загнутой к концу.  Мой гайдуцкий нож конечно, уступал размерами этим монстрам, но при правильном обращении тоже мог стать грозным оружием. Барон показал ме традиционные приёмчики «махо» - с ножом и плащом, намотанным на левую руку.  Стойка- левым  плечом к противнику; левую руку , защищённую плащом, выставляли вперёд. Ею следовало отбивать удары, а при некоторой сноровке плащ можно набросить на голову врагу.
Маэстро показал и приёмы андалузской школы - эти вместо плаща пользовались шляпой. Следовало пригнуться к земле по кошачьи и кружить перед противником, ловя на шляпу удары клинка; бить следовало в одну из пяти точек - в пах, почки, живот, сердце и  горло. И постоянно держать руку с оружием в движении  -"шевелить нож", как говорил Корф. Можно было упасть на колени и, в падении, ударить клинком снизу; или наобортот, в прыжке - справа сверху вниз, лезвием к себе.
Конечно, за пару занятий многому не научишься. Но и прежние уроки фехтования не прошли даром - я чувствовал себя надёжно вооружённым. И, видимо, что-то такое, особенное, мелькнуло у меня в глазах -  судя по тому, как отпрянул в сторону давешний араб. А это, между прочим, лишнее   - вдруг следующим прохожим окажется полицейский в штатском? Объясняйся потом в местном отделении - или как оно тут у них называется?
Ну вот оно - красное кирпичное здание, напоминающее Рижский вокзал в Москве.  Небольшая парковка, чахлые деревца; широченный козырёк над главным входом, по его ажурному чугунному краю надпись: Portsmouth & Southsea Station.  Фасад здания не перестраивали ни разу за последние полтора века; нам нужен во-о-он тот простенок между двумя окнами. Узковато, ну да ладно...
Светка оглянулась по сторонам, и тут же между оконными рамами возник провал в никуда. Привычно пахнуло холодом меж-пространства.
Ну что, всё? Тогда - вперёд, в прошлое!
http://s6.uploads.ru/t/m7zIL.jpg
http://s9.uploads.ru/t/RZOjh.jpg

Отредактировано Ромей (08-04-2016 12:03:28)

+2

Похожие темы


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Абиссинские каникулы