Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Летняя практика


Летняя практика

Сообщений 1 страница 10 из 11

1

Название рабочее. Ну, у меня всегда туговато с названиями.  :)

Аннотация.

Четверо подростков, начитавшись найденной в старинном доме рукописи, вдруг понимают, что построить портал во времени, пространстве, а может, и между мирами - дело не такое уж и сложное. А какой русский не любит какой подросток не мечтает о настоящем ПРИКЛЮЧЕНИИ? Вот только после пары-тройки прыжков, технология дала сбой. Хорошо хоть, что в мире, в котором оказались ребята, аборигены разговаривают на русском языке. Да и многие из его обитателей заочно знакомы нашим современникам. Вот только как вернуться домой? Тем более, что выжить в этом мире, оказавшимся Землёй Изначальной, Землёй-прародительницей ох, как не просто.
Планирую 12+, а там, как пойдёт...

Пролог.

Кондратий, по-старчески крякнув, встал с лавки и зачерпнул щедрой рукой корец квасу из жбана. После чего переместился на массивный табурет, поближе к окну. Установившаяся в последнюю неделю жара совсем разморила и заставляла потреблять неимоверное количество жидкости прямо с раннего утра, при этом экономя на каждом движении.
Да и вообще, Кондратий понимал, что в давно уже неимоверно разленился. Вот прямо сейчас не мешало бы встать, да пойти обнять человек эдак несколько. Десятка полтора-два, не больше. Тем более что и погода подходящая. Его погода-то. Как впрочем, и лютые морозы – тоже его. Ан, нет. Вот уже несколько столетий Кондратий предпочитал большую часть работы сваливать на супругу. А ей что? Была бы коса наточена, да хламида выстирана. Короче, она не возражала против дополнительной нагрузки.
Отогнав от себя неприятные мысли о собственной лени, Кондратий отхлебнул прохладного шипящего горлодёра, приятно прокатившегося по пищеводу, и уставился в окно. Там, за стеклом, высоко-высоко в пронзительной синеве, выстроившись пятью боевыми тройками, барражировали Бабки Ёжки в новых, недавно усовершенствованных ступах.
- Чепуха всё это! Как есть чепуха! – в сердцах Кондратий грохнул корцом по подоконнику, расплескав содержимое. – Ну что толку? Летают тут, тренируются. А чего тренируются, если закрыто всё? Полтыщи лет, как закрыто.
И в самом деле, ерунда какая-то получается. Земля Изначальная вдруг, ни с того, ни с сего, оказалась полностью отрезана от всех своих ипостасей. Ни заклинания чародеев, ни «особые» пещеры гномов, ни драконья изнанка бытия… ничего из того великого арсенала контактов с параллельными мирами не действовало. В единый миг, как ножом отрезало. Как отрезало и питомники существ, которые тысячелетиями взращивали в мирах-сателлитах обитатели Земли Изначальной. Нет, здесь тоже обитали люди, но в таком малом количестве, что впору было оберегать их как зеницу ока, пока совсем не перевелись.
Кондратий почесал маковку, и перевёл задумчивый взгляд на гладь Ильмень-озера, подёрнутую зыбким маревом. Внезапно неподвижное зеркало воды вздыбилось, и, взметая за собой фонтан переливающихся брызг, в воздух взметнулось огромное обтекаемое тело, на лету расправляя радужные перепончатые крылья. Грозный строй Бабок Ёжек рассыпался на глазах. Перепуганные старушки рванули наутёк, от греха подальше. И то, с расшалившимся драконом шутки плохи!
- Кузьма!.. Кузька, ёрш твою растак! – закричал Кондратий, распахнув окно во всю ширь. – Кузька, гадёныш эдакий! Ты пошто дракона опять выпустил?
- Жалко его, дядька Кондратий! – из-под низенького крылечка рубленой бани вынырнула вихрастая голова домовёнка. – Дракон-от, чай, водный. Совсем от жарюки такой разомлел. Уж он меня так упрашивал, так упрашивал…
- Упрашивал он, - Кондратию было лень вступать в перепалку с домовёнком, да и яркий горячий луч тут же начал припекать высунутую в окошко лысину. – Смотри у меня! Ежели сызнова шороху наведёт, али к ночи в стойло не вернётся, будешь его сам опосля по буеракам отлавливать.
- Та ни, дядь. Не будет он шалить нонеча. Вишь, жарища-от, так и жжёт. Куда ему летать-то? Вмиг усохнет.
- Ишь, усохнет. – Кондратий ворчал больше для порядку, так как понимал, что Кузька прав, а дракона и в самом деле стоило выпустить искупаться. – Слышь, Кузьма! Раз уж ты у бани ошиваешься, так и истопи её мне. Да пожарче, смотри!
- Слухаюсядядькондратий, - в одно слово выпалил малец и юркнул за баню, к поленнице.
Кондратий вернулся на лавку. Нет-нет, он не сошёл с ума, заказывая баньку в такую жарищу. Знал старый чёрт, что после хорошей парной, хоть на самый солнцепёк лезь. Всё одно – прохладно будет.
Но это всё житейские радости. А вот как быть с главным вопросом? Пусть уж не вырваться ни в один из миров, так хоть одним глазком взглянуть – как там местные людишки? Расплодились, чай… расшалились без присмотра. И-эх! Понаделают делов, а потом расхлёбывай!
Под такие невесёлые мысли Кондратий задремал, ожидаючи парной. А что ещё делать старику в жаркий денёк, если и делать-то нечего?

* * *

- Вф-ф-ф! Больно как! – неожиданный возглас прорезал пыльную ночную тишину заброшенного чердака.
- Тихо ты! Терпи! – властный шёпот мигом прервал стенания.
- Ага, терпи! Я, кажется, на гвоздь наступил!
- Ну, всё, теперь столбняк подхватишь, и кирдык! – подключился третий собеседник.
- А ты молчи, не подначивай, - опять осадил второй. – Вась, идти-то сможешь?
- Смогу… кажется, - ответил первый, явно подавив всхлип.
- Ну и отлично! Вот как раз Луна появилась. Я сейчас телефоном подсвечу, снаружи незаметно будет. Так, ты больше сундука не касайся. Вад, придётся нам вдвоём переть добычу.
- Игорёк, подожди! – Василий, справившись с болью, тоже перешёл на шёпот. – Я, наверное, смогу тоже…
- И свалишься с лестницы. Нет уж, иди сам. Держи вот мой смарт, он светит ярче. Ну, тронулись!
Ещё несколько минут пыхтенья, сопенья, поскрипывания старых рассохшихся досок, испуганного писка потревоженных мышей, и всё затихло. Древний заброшенный дом, потревоженный хоть и осторожным, но всё же бесцеремонным вторжением ещё некоторое время возмущённо поскрипывал невидимыми суставами балок и половиц. Но, в конце концов, затих и он. Мальчишки – что с них возьмёшь? Так и норовят забраться то в подвал, то на чердак. А то и просто устроят игру в пустых комнатах, возвращая старому дому призрак молодости, призрак жизни.

Глава 1.

- Васёк, айда купаться! – ребята, разгорячённые игрой в волейбол, пробежали мимо, к тёплой воде, заполнившей выработку старого песчаного карьера.
- Не-а. Идите, идите. Я потом, может быть.
Василий перевернулся на другой бок, чтобы не сгореть на июньском солнце, но так было неудобно читать. Палящий свет не только ослеплял глаза, но и съедал буквы с пожелтевших листков машинописного текста, делая их почти неразличимыми. Пришлось вставать, и перекладываться в тенёк ивняка, жидкими островками росшего по берегу. Купаться вообще-то хотелось. Но две причины заставляли пацана оставаться на берегу. Первая – это нога. Колотая ранка, полученная в глупой ночной вылазке в заброшенный дом, побаливала, грозя загноиться. Особенно, если её намочат, а затем припорошат песочком. Василий не понимал, ну какой смысл было лезть в тот дом ночью? Ладно бы им было лет по десять-двенадцать. Тогда было бы объяснимо – захотелось острых ощущений, и всё такое. Но в пятнадцать… а Вадику через две недели вообще шестнадцать стукнет.
Единственным оправданием ночного похода можно было считать злобного старикашку без имени и фамилии, жившего по соседству. Хоть заброшенный дом не имел к нему никакого отношения, кроме территориальной близости, попадаться на глаза вредному деду ни хотелось никому. Но это-то как раз было обходимо. Достаточно просто дождаться, когда дед заковыляет в центр городка по продукты.
Лет пять назад пацаны со всей округи любили устраивать в доме и на заросшем участке вокруг него разнообразные игры, квесты, да и просто собрания по поводу покорения всего мира и своего городка в частности.
А потом в доме поселилась странная личность. Бомж - не бомж, непонятно. По крайней мере, злобный сосед его не гнал, и в правоохранительные органы не обращался. Значит, заселившийся человек имел право там находиться. Да его и не видели практически никогда. Изредка выйдет на улицу, пройдётся до магазина, и обратно. Рожа заросшая, одежда старая. Но это на первый взгляд, и то, издалека. Если рассмотреть вблизи, то видно, что растительность на лице, хоть и заполонила всё основательно, но аккуратно подстрижена. Одежда пусть и старая, но не лохмотья. Всё выстирано, если есть прорехи, то подшитые или заштопанные.
А ещё этот загадочный жилец, похоже, вовсе не спал по ночам, и, почему-то, предпочитал проводить это время суток на чердаке. Независимо от времени года, как только стемнеет, из чердачного окошка начинал литься яркий свет. Может как раз по этой причине окрестная ребятня прозвала загадочного незнакомца Звездочётом. А что? Имени-отчества его всё равно никто не знал, не говоря уж о фамилии.
Временами Звездочёт исчезал, о чём свидетельствовало отсутствие света на чердаке. Но ненадолго – на неделю, максимум на две. Но в последний раз он пропал основательно. Вот уже почти полгода сквозь крону старой яблони не пробивался свет, сигнализирующий о том, что обитатель загадочного дома на месте.
Может быть, это и послужило причиной ночной вылазки ребят. Уже не совсем пацаны, но ещё далеко не взрослые, они втайне боялись, что пробравшись в дом, найдут окоченелый труп Звездочёта. А это ж уже целый детектив! Но ничего криминального в доме не оказалось. Хотя, одна загадка всё же нашлась. Дверь дома, как и много лет назад, когда он стоял заброшенным, оказалась незапертой. Но в комнатах царил идеальный порядок – если не считать лёгкого налёта пыли, который неизбежно должен был скопиться в пустующем помещении, всё было аккуратно расставлено, прибрано и хранило следы ухода.
Почувствовав справедливую неловкость от того, что забрались в чужое жилище, ребята всё же решили обследовать чердак. Взобравшись по скрипучей старинной лестнице, мальчишки поражённо остановились. В неярком свете подручных средств высветилась картина полного и бесповоротного захламления. Грудами непонятного старья было завалено всё свободное пространство. Сквозь клочья пыльной паутины, над которой, похоже, трудилось не одно поколение пауков, местами поблёскивал то бок старинного самовара, то запасная оконная рамы с остатками стекла. Рваные кирзовые сапоги, часы с печально вывалившейся кукушкой, металлическая сетка от кровати… чего там только не было! Не было там одного – свободного места. Самое интересное, что несколько лет назад, когда дом был ничейным, такого захламления чердака не было. И совсем непонятно было – что делал под крышей Звездочёт, когда возвращался в дом.
Удивлённо осмотревшись, ребята всё же решили рискнуть, и пробраться к чердачному окошку – может как раз там есть свободное пространство, где и обустроил своё рабочее место незнакомец. Однако в противоположном конце чердака было то же самое. Нашлась лампочка без плафона, которая сиротливо свисала из-под крыши на толстом чёрном проводе. Пыли на лампочке почти не было, следовательно, она и являлась источником света по ночам. Только вот, зачем её было зажигать, если здесь так же было ни развернуться, ни присесть?
Тайна, сказав банальное «упс!», испарилась в ночи, вместе со вспугнутой летучей мышью, вылетевшей в окошко. Поняв, что ничего интересного больше не будет, ребята решили уходить восвояси. И в этот момент под крепышом Игорем треснули тонкие доски перекрытия. Чудом избежав вывиха, а может, чего и похуже, Игорь, чертыхнувшись, посветил фонариком в образовавшуюся дыру. Внизу, полузасыпанный трухой и мышиным помётом, стоял старинный сундучок. При этом доски провалились именно в перекрытии. Ни потайного люка над сундуком, ни дверцы снизу, изнутри дома в тайник не нашлось. Всё говорило о том, что схрон был устроен здесь задолго до заселения в дом Звездочёта.
Чуть поколебавшись, ребята всё же решили, что сундук является их законной добычей. Вот только открыть его сразу не получилось – крышка оказалась закрытой на массивный навесной замок. Ключа найти не удалось, хоть и был просеян весь сор, находящийся в тайнике. Посему сундук решено было изъять и забрать с собой. Во время этой операции Вася и получил досадную травму.
Но не это было основной причиной, по которой он не спешил присоединиться к компании купающихся друзей. Главной было содержимое сундука. Добравшись с добычей до Васиного дома – он жил ближе всех – нетерпеливые ребята при помощи ножовки спилили дужку, и, предвкушая сверкающие сокровища, откинули крышку. К их великому разочарованию, клада внутри не оказалось. В сундуке стояла старинная пишущая машинка, под которой обнаружилась стопка пожелтевших листов бумаги с текстом, напечатанным, скорее всего, на этой же самой машинке. Только титульный лист оказался выполнен от руки. На нём аккуратно, можно даже сказать любовно, каллиграфическим почерком было выведено:

«Измышления о нумерологии»

Вадим и Игорь не впечатлились. А вот Вася был сразу заворожён словом «измышления». Его вычурность, даже пафосность, навевали мысли о том, что автор жил давным-давно, вполне может статься, что и во времена Петра Первого. Носил напудренный парик, знал минимум шесть языков, включая латынь, и изъяснялся вот такими словесами. Конечно же, это было нереально, хотя бы потому, что в те времена пишущих машинок ещё не придумали. В общем, Василий сразу же завладел рукописью, но ребята, поразмыслив, решили, что надо будет попозже вернуть сундук на место – всё же неприятный червячок копошился в их совести. Ладно бы дом был совсем заброшенный, а так – наличествовал хоть и условный, но всё же хозяин.
Друзья разошлись по домам, и Вася приступил к изучению рукописи. Обработанная ранка ещё побаливала, сон не шёл, и парень настроился на долгое чтение.

0

2

Материал был изложен достаточно интересно. Чувствовалось, что автор обладал аналитическим складом ума, здоровым скепсисом и неплохим чувством юмора. Поначалу неизвестный исследователь чётко обозначил своё мнение в том, что нумерология является лженаукой. Его интересовало только одно – почему все эти псевдо постулаты остаются популярными со времён Пифагора до наших дней. Но постепенно, видимо изучая всё больше и больше материала, автор проникался идеей о том, что в предмете его исследования что-то есть.
С негодованием отметая все идеи о влиянии дат рождения и чисел имени на судьбу человека, исследователь, в конце концов, сосредоточился на арабских цифрах, уделив особое внимание их начертанию. Прежде всего, потому, что алфавит арабской вязи значительно отличается от написания всем известных арабских же цифр. Возникала идея о заимствовании. Но заимствовать в те времена и исторические реалии было особо не у кого. Тогда пришла мысль о привнесении извне. Дальше пошло ещё интереснее. Автор начал рассуждать о палеоконтакте с внеземными цивилизациями или параллельными мирами…
Вася читал бы и до рассвета, но глаза начали предательски слипаться, строчки расплывались, и смысл фраз стал ускользать от переутомлённого сознания. Пришлось отложить рукопись и лечь спать с твёрдым намерением непременно продолжить с утра.
Утром, прочитанное накануне перемешалось в голове подростка в кашу из обрывочных цитат, рассуждений и выводов, поэтому немедленного желания продолжить изучение рукописи не возникло. Так что Василий без колебаний согласился пойти с друзьями на пляж, в последний момент прихватив с собою занимательное чтиво. С одной стороны добавлять практически бесполезных знаний не хотелось – с утра тема рукописи не выглядела столь привлекательной. Но с другой стороны, надо было дочитать. Вася, как человек, серьёзно увлекающийся наукой, привык доводить исследования до конца.
Устроившись под ещё не очень жарким утренним солнцем, подросток достал оставшиеся страницы. И не пожалел. Закончив теоретические рассуждения, неизвестный автор перешёл к практической части. Как следовало из текста, само написание арабских цифр несло в себе очень глубокий смысл. Приводились сравнения с анатомией человека, расположением основных потоков кровеносной системы, нервных импульсов и прочего. Последние страницы с выводами просто поразили Василия. Делая заключения по своей работе, автор утверждал, что если человек сможет сопоставить себя со схематическим «рисунком потоков», заключённых в начертании арабских цифр, то сумеет покорить пространство, время, и вообще, станет крут, как Эверест.
Дочитав последнюю страницу, Вася стал задумчиво складывать прочитанные листки аккуратной стопкой. «Что значит – сопоставить? – думал он. – Соотнести какие-то свои внутренние биоритмы, прочие параметры? Пульс, например, или температуру тела. Допустим, но как это сделать?» По всему выходило, что никак, по крайней мере, без радикального вмешательства в организм. Но ставить такие эксперименты над собой он явно не собирался.
А если собрать людей в прогрессии: один человек, рядом два человека, потом – три. В подкрепление своих рассуждений, Василий принялся задумчиво рисовать на влажном прибрежном песке схематичных человечков. Ручки-ножки, палочка – туловище, точка – голова. Нет, ерунда получается. Такая схема больше похожа на римские цифры. А у нас речь идёт об арабских. Парень рассеяно провёл ладонью по песку, стирая незатейливый рисунок. Миг, и от нарисованных фигурок почти ничего не осталось. Только самый первый человечек, да и то, одна его приподнятая рука всё же попала под беспощадную стирающую ладонь.
Васе вдруг стало жалко нарисованного человечка. «Один ты остался, - мысленно извинился парень перед рисунком. – Да ещё и с одной рукой. На единицу похожий. Дай-ка я тебя подправлю».
Уже занеся палец, чтобы подрисовать стёртую руку, подросток замер.
«Вот оно! На единицу. Хотя… не может такого быть – неужели всё настолько элементарно? Впрочем, кто мешает мне проверить?»
Охваченный новой идеей, парень принялся размышлять на тему: а можно ли, меняя позы, опять же, с помощью рук и ног, последовательно изобразить все цифры?
Вот, к примеру, единица. Пишется по-разному. Понятно, что нижняя горизонтальная чёрточка, это, скорее всего, просто украшательство, дополнение, появившееся со временем. А острый клювик вверху в некоторых шрифтах отсутствует напрочь. Хотя его отобразить человеку не так уж и сложно.
Вася поудобнее устроился на подстеленном на песок покрывале, лёг на спину и вытянулся во весь рост. Вот так – чуть приподнять руки над собой и готово. Единица.
Теперь двойка. Лёжа изобразить её не получится. Увлёкшийся парень совершенно позабыл о том, что может выглядеть нелепо в глазах окружающих, позабыл о болезненной ранке на ступне. Резво вскочив, он снова изобразил единицу.
Теперь плавно поднимаем руки над головой, изгибая их. Одновременно опускаемся на колени. Двойка.
Теперь цифра три. Как же её изобразить-то? А если так: руки оставляем в том же положении, голову вниз, на грудь. Далее – сесть на пятки. Пусть не совсем, но почти – тройка.
Резкий укол боли в область ступней. И тут же, следом, словно морозная волна прокатилась, повторяя контуры тела. От пальцев ног, до вытянутых пальцев рук. Цветастый узор покрывала мгновенно померк, сменившись подёрнутой рябью субстанцией, похожей на ртуть, подсвеченную пронзительно синим монохромным лучом.
Шквал эмоций захватил парня. Во-первых, страх. Но это-то было естественно. Восторг – надо же ЭТО работает! Непонятно что, непонятно как, но – работает! И азарт – а что будет дальше?
Справиться со страхом помог тот факт, что Вася не только не потерял ощущения собственного тела, но и прекрасно видел сам себя. В конце концов, от страха осталась только некоторая осторожность: вот ещё чуть-чуть… четвёрку сложу, и хватит. Тем более, что «изобразить» телом эту цифру проблем вообще не представляло. Начав складывать руки в соответствующую фигуру, Василий внезапно был бесцеремонно вырван из того фантастического пространства, в которое попал благодаря старой рукописи.

0

3

- … с тобой?! Вась, Полозков! Ты меня слышишь?
Ртутно-синее нечто сменилось привычным пляжным пейзажем. Васю трясли за плечо, отчего о продолжении эксперимента не могло быть и речи. Анька! Девчонка из параллельного класса. Весёлая, умная, кареглазая темно-русая боевая подруга лихой троицы, на которую все трое, естественно, положили глаз. А так как парни были настоящими друзьями, то между собой решили, что в такой ситуации предоставят выбор самой Аньке, и два отсеявшихся кандидата претензий к счастливчику иметь не будут. Однако хитрая девчонка, которой льстило внимание троих парней, явно не спешила с выбором.
Всё ещё не отошедший от неожиданного эксперимента подросток, несколько раз с силой зажмурил глаза, привыкая к яркому свету летнего дня.
- Да нормально всё, хватит меня трясти уже, - фраза получилась несколько грубоватой.
- А чего ты зюкалкой какой-то согнулся? Йогой что ли занимаешься?
- Ею самой! – Вася мимолётно порадовался, что умная Анечка сама подсказала отмазку, и ему не придётся ничего выдумывать.
- Странная какая-то йога, - не унималась девчонка. – И ещё, мне показалось, что ты вдруг стал светиться как будто. Каким-то синим светом. Признавайся, Полозков, что за йога такая?
В этот момент к парню пришло спасение в виде Вадима и Игоря. Друзья, привлечённые необычной суетой, выбрались из воды и поспешили на выручку.
- Чего у вас тут? Привет, Ань, - Игорь привычно захватил лидерство.
- Да вот… иду мимо, смотрю – Васька светится, - поняв, что фраза прозвучала достаточно глупо, девчонка прыснула со смеху. – Нет, правда! Показалось, наверное. Но в тот момент…
- Не показалось! – поняв, что всё равно делиться придётся, Вася решил выложить приятелям всё сразу. – Парни, Ань… я действительно что-то нащупал…

* * *

Что ж, пока Василий, стараясь сохранить невозмутимость исследователя, пересказывает друзьям результаты своего эксперимента, можно уделить несколько минут, чтобы поближе познакомиться с нашими героями.
Все трое парней учатся в одном классе. Класс не простой, а физико-математический. И успехи в учёбе у ребят, надо сказать, неплохие. По крайней мере, в профильных предметах. Лучше всех, конечно учится Василий Полозков. И не только в классе, но и во всей параллели, которая в этом году пойдёт в одиннадцатый класс. Вообще-то Васе все учителя прочат карьеру большого учёного. А он и не возражает. Больше всего времени он проводит, пытаясь решить задачи, которые современная наука пока считает неразрешимыми. Пока, правда, ни одной из них не решено, но Василий не отчаивается. Просто хобби у него такое.
Вадим Вишневский. В отличие от Полозкова фундаментальными теориями интересуется постольку-поскольку. Вад – будущий прикладник. Скорее всего, станет знаменитым программистом, в крайнем случае, основателем нового мирового бренда наподобие Майкрософта.
И, конечно же, неформальный лидер тройки – Игорь Сойкин. Весельчак и балагур, предмет обожания всех окрестных девчонок от тринадцати до восемнадцати. Особенно, если учесть, что благодаря спорту, он имеет крепкую атлетическую фигуру. Игорю вообще было по барабану, в какой класс идти – гуманитарный, физ-мат, или же био-хим. Пошёл туда, куда подали документы его друзья, с которыми он ещё в детский сад ходил. В большую науку Сойкин явно не собирался, но подозревал, что если Вадим и Вася поступят на один и тот же факультет областного университета, то и ему там тоже предстоит учиться. Несмотря на некоторое раздолбайство, Игорь тоже учится весьма неплохо. Правда, учителя склонны приписывать его успехи положительному влиянию друзей. Но, ведь это и к лучшему, не так ли?
Анечка Матросова. Ходила с ребятами в одну группу в детском саду, но потом судьба-злодейка коварно разлучила её с мальчишками. Если Вадим, Вася и Игорь попали в 1-А класс школы, то Аня в 1-В. А мы же все знаем, что между «ашками» и «вэшками» огромная пропасть, особенно в семь лет отроду. И только спустя годы, мальчишки приглядевшись, вдруг с удивлением увидели в юной красавице из параллельного биолого-химического класса свою давнюю одногруппницу. И в скором времени девчонка на равных правах вошла в компанию сорвиголов, которая во внеучебное время заставляла мелко креститься окрестных бабок, и укоризненно качать головами людей помоложе. Впрочем, все проделки компании носили вполне безобидный характер, и были скорее именно шалостями, чем вредительством. Если, конечно, не считать обчищенных яблонь и слив в городских садиках. Но, с другой стороны – а кто их, эти вишни-груши считает? Больше само на землю сыплется.

* * *

- Да ла-а-адно! – недоверчиво протянул Игорь, выслушав рассказ приятеля. – Ты, Васёк, не перегрелся ли, часом? Дай-ка лобик пощупаю…
- Отстань! – грубо оборвал Игоря Полозков, явно разочарованный такой реакцией товарища. – Тоже мне, мамочка заботливая. Вадим, а ты-то что молчишь?
Вишневский в ответ только пожал плечами. Если его и убедил рассказ Василия, то виду он не показал. Помощь пришла от Ани:
- Не, парни, Васька не врёт, мне кажется. Я же видела, как он засветился.
- Ну… не знаю, - протянул Сойкин. – Может, вы нас вдвоём разыгрываете.
- Хорошо! Разыгрываем, значит? – обычно спокойный Вася разозлился недоверием друзей. – Пойдём! И это… вещи соберите.
Полозков уверенно направился прочь от приятелей. Те, переглянувшись, всё же собрали вещи и поспешили за Васей. Тот был настолько уверен в своей правоте, что поколебал недоверие остальных.
Василий уверенно шагал прочь от берега, пока не нашёл то, что искал – укромную песчаную ложбинку, поверху густо поросшую ивняком и молодым ольшаником. Место было полностью скрыто от посторонних глаз. Вдобавок к тому, находилось далеко в стороне от протоптанных к пляжу тропинок.
- Значит так, - дождавшись отставшую троицу, сказал он. – Сейчас мы проверим мой рассказ. Я повторю всё, что делал на пляже, но на этот раз дойду до конца. Только мне не мешать!
- А если… - состорожничала Аня.
- Никаких «если», - решительно отверг Полозков. – Хотя… в крайнем случае, просто выведите меня из транса. Один раз у тебя получилось, так что получится и во второй. Всё, я начинаю.
Аня, Игорь и Вадим только кивнули в ответ, и принялись наблюдать за Васей. А тот, отбросив всякие сомнения, приступил к своей «йоге». Один-два-три… четыре. На четвёрке пропало ощущение собственного тела, а «синяя ртуть» вдруг вспыхнула ослепительным сиянием. Василий, зажмурился, но подогретый недоверием друзей, решил не обращать внимания на потерю ориентации и двигаться дальше.
Пять. Ребята с ужасом увидели, как тело Полозкова вдруг стало полупрозрачным. Причём вместе с одеждой. Никаких внутренних органов, как при рентгеновском снимке. Просто сквозь Василия стали видны редкие травинки, выгоревшие на жарком летнем солнце.
- Вытаскиваем его! – в голосе Игоря, в один миг поверившего в Васин рассказ, сквозила паника. – Скорее!
Полозков стал не только прозрачным, но и руки друзей проходили сквозь него, совершенно не встречая сопротивления.
- Стойте! – первой сообразила Аня. – Мы его так самого повредить сможем.
Впрочем сам экспериментатор, похоже, совсем не испытывал никакого дискомфорта. На миг застыв, он начал менять позу.
Шесть. Теперь контуры Василия едва угадывались в сияющем синем облаке. Несмотря на ослепительный блеск, никакого жара не чувствовалось. Ребята, понимая, что ничего уже сделать не могут, и вмешательство в загадочный процесс может только повредить их приятелю, напряжённо застыли.
Семь. «Пространство!» - промелькнуло в голове у Васи. Откуда взялось это слово, он не знал. Но чувствовал, что оно очень важно. «Может… может быть мне нужно сориентироваться в пространстве? Но как – я же ничего не вижу». И действительно, парень был как будто погружён бесконечное сине-серебристое сияние, не смотря на то, что глаза его оставались закрытыми. Никаких подробностей того места, где он начал эксперимент, Вася не помнил. Его сознание помимо воли стало перебирать знакомые места. Картинки менялись, не задерживаясь перед глазами. Наконец одна из них прочно закрепилась в голове. Вася сразу узнал это место – их шалаш, который располагался в зарослях густого малинника в дальнем конце огорода на участке Игоря. Ребята так часто проводили время в своём «штабе», что там был известен каждый кустик, каждый листочек, каждая кротовина. Знакомый пейзаж тут же спроецировался на окружающую субстанцию. Получилась как будто объёмная копия. Так бывает, если под фольгу от шоколадки подложить монету, а потом потереть её пальцем. Как проявляется контур монетки, так проявился и шалаш с окружающими его зарослями.
Восемь. «Время!». Нет-нет-нет! Со временем экспериментировать не стоит. Это решение Василий принял буквально автоматически, боясь даже представить, что произойдёт, если он хоть на секунду сместится из настоящего в прошлое или будущее. Каким-то образом подросток почувствовал, что это его решение где-то зафиксировалось.
Девять. Мальчишки с Аней с облегчением увидели, что контуры их приятеля стали более очерченными. К нему постепенно возвращались плотность и объём. В последний миг загадочная синева рывком отделилась от Полозкова и зависла почти плоским овальным пятном в паре-тройке метров от Васи. Тот открыл глаза.
- Ну, ты… ну, ты, Васёк, даёшь! – только и смог выговорить Вадим.
- Сам-то – как? – поинтересовался более практичный Игорь.
- Нормально, - Вася ощупал себя, с любопытством огляделся. Его взгляд остановился на непонятной штуковине, висевшей перед глазами. Синяя поблёскивающая дымка окружала объёмную картинку, в которой угадывался их шалаш в малиннике. Причём остальные стояли так, что им явно не было видно, что скрывает синяя завеса.
- Народ, - потрясённо выдохнул Василий. – Гадом буду, но это же… портал!
Ощутив за спиной шевеление, Вася понял, что остальные подошли к нему и тоже разглядывают удивительное нечто.
Картинка в пространственной дыре была узнана сразу и всеми. Это придало уверенности ребятам.
- Ну, что, шагаем? – Васе, как первооткрывателю не терпелось проверить эту штуковину.
- Подожди! – Игорь буквально оттащил друга от окна в пространстве.
Найдя под ногами небольшой камешек, Сойкин запустил его в дымку. Тот, не встретив на пути преграды, беззвучно шлёпнулся на вытоптанную ребятами тропинку. Следующий камень полетел целенаправленно в заросли малины. Листва её, потревоженная летящим предметом, всколыхнулась. Ярко-зелёный жук-навозник, до того мирно сидевший на ветке, недовольно расправил крылья и улетел, скрывшись из вида. Третья очередь оказалась за вещами. Завёрнутая в покрывало одежда так же благополучно приземлилась с той стороны.
- Всё равно, я первый, - безапелляционно заявил Игорь и тут же шагнул в портал.
Через мгновение Сойкин уже стоял с той стороны, призывно махая рукой остальным. На его лице был написан такой восторг напополам с недоверием, что остальные без колебаний последовали его примеру. В итоге Вася, так рвавшийся быть первопроходцем, шёл последним.
А дальше был восторг. Был триумф Полозкова. Были грандиознейшие планы на ближайшее будущее. Была попытка отговорить Аню от участия, бесполезная, правда.
Чуть поостыв, ребята выработали несколько стратегических решений. Во-первых, сломя голову бросаться в неизвестность не стоит. Необходимо тщательно подготовиться. И с этим-то как раз проблем не было. В турпоходы ходили все, и какой стороной палатку на землю ставить, и из чего костёр разжечь, и как консервную банку открыть знали.
Во-вторых, было решено не посвящать в эту тайну никого из посторонних. Особенно взрослых. Подростки справедливо полагали, что если о портале узнают родители, то все их планы тут же накроются медным тазом. Да и, если честно, им ни с кем не хотелось делиться такими поистине уникальными возможностями.
Третье решение пацаны приняли после того, как Аня ушла домой, и касалось оно непосредственно девчонки. Ребята решили попытаться отговорить её от участия хотя бы в первом походе. Вот когда они вернутся назад, тогда можно будет взять с собой и подругу. Во второй раз. А первую вылазку запланировали на послезавтра. Всё же это вам не на пляж сходить. И не в магазин за мороженым. Тут основательно собраться надо.

0

4

* * *

В час Х все собрались в том же малиннике. Несмотря на половину седьмого утра, уже основательно припекало. Не спасало даже то, что ночью прогремела гроза, щедро полив иссохшиеся сады и огороды тёплым летним ливнем. Наоборот, от земли парило так, что хотелось залезть если не в холодильник, то хотя бы в густую тень. Тем не менее, все четверо были одеты так, как будто собрались в осенний лес по грибы. Лёгкие камуфляжные костюмы, приобретённые для туристических вылазок, практически не давали телам дышать. Но никто не разоблачался. Полувоенная одежда добавляла уверенности в себе. Той уверенности, которая почему-то всё норовила спрятаться где-то глубоко-глубоко, в районе пяток. Эйфория первого удачного эксперимента прошла, и в души ребят начал закрадываться предательский червячок страха: «А стоит ли?».
Если бы кто-то из четвёрки завёл разговор на эту тему, может остальные бы и поддержали. Но, каждый, включая единственную девчонку, старался делать вид, что ему всё нипочём, и вообще, какого рожна мы до сих пор ещё здесь торчим, а не покоряем прекрасное далёко?
Неожиданно до всех дошло, что с прекрасным далёком есть если не проблема, то некоторая неопределённость. Потому что до самого последнего момента никому и в голову не пришло обсудить маршрут первой вылазки. Но ни спора, ни бурной дискуссии не получилось. Все единодушно решили предоставить право выбора Василию, как первооткрывателю портала. А тот и не стал медлить, приступив к ритуалу в надежде, что что-нибудь из мельтешащих в мыслях направлений само проявится в нужный момент.
Вначале всё шло, как и в первый раз. Только зрители уже не пугались за Васю, зная, что ничего страшного с ним не случится. А вот у самого Полозкова проблемы начались уже на этапе выбора места. Как оказалось, было очень сложно, да практически невозможно представить себе ту местность, в которой никогда не был. А туда, где уже был, портал открывать было не очень-то интересно. Хотелось сразу попасть куда-нибудь, например, за границу. Вот только с географией были проблемы. Понятно, что в азиатские и арабские страны соваться не стоило. Политические проблемы, языковые барьеры – всё это ограничивало места возможного прибытия. Африка тоже отпадала по тем же причинам. Европа или Америка? В конце концов, Василий представил себе глобус. Игрушечная планета в воображении подростка оказалась повёрнутой восточным полушарием. «Ну и отлично, - подумал Вася. – Пусть будет Европа». Мысленно он ткнул воображаемым пальцем куда-то в середину континента, но явно за границами России. Как оказалось, этого было достаточно. Полозков почувствовал, что место каким-то образом зафиксировалось.
Выбор времени. Вася хотел было для первого раза не экспериментировать со временем, но тут вспомнил, что в современной Европе не всё так гладко. Проблемы с беженцами, недоверие к русским, да мало ли, что ещё? Придётся всё же прыгать в прошлое. Не очень далеко. Самое главное, чтобы не зима была, но и не пекло, которое уже достало.
В какой-то момент Васе захотелось хоть одним глазком посмотреть на настоящий рыцарский турнир средневековья, но в последний миг, почувствовав, что время прибытия вот-вот зафиксируется неведомым контроллёром, понял, что средние века – не самое гостеприимное место для подростков века двадцать первого. Нет-нет! Ближе, гораздо ближе! Васе даже послышалось, как будто щёлкнул невидимый переключатель, зафиксировав время выхода из портала.
Завершив необходимые действия, Полозков помедлил немного, после чего открыл привычно зажмуренные глаза. Его приятели уже вовсю рассматривали картинку, открывшуюся за синей дымкой.
- И-и-и… что это? – осторожно протянула Аня.
Пейзаж «за окном» не впечатлял. Вася мимоходом отметил, что снега, по крайней мере, нет. Видимость была почти нулевая. Голое поле, только где-то вдалеке темнели то ли деревья, то ли невысокие строения.
- Не знаю, - честно признался Василий. – Скорее всего, Европа.
- Здрасьте, приехали! – подначил Вадим. – На деревню, к дедушке. Константин Макарычу.
Никто не решался сделать первый шаг в неизвестность. Ребята продолжали заворожено смотреть сквозь пространственную дверь, надеясь всё же разглядеть подробности.
- Светает, - неожиданно сказал Игорь.
- Точно! – поддержал Вася, обрадованный, что что-то проясняется, как в прямом, так и в переносном смыслах.
И действительно – светлело прямо на глазах. Тёмное пятно у горизонта всё же оказалось опушкой леса. А вот из-за него постепенно проглянули двух- четырёхэтажные дома. Вид у построек был не очень современным, но и на средневековье явно не тянуло.
- И «когда» это, хоть знаешь? – снова подал голос Сойкин. В ответ Полозков только пожал плечами:
- Скорее всего, не сейчас. Только намного ли – не знаю. И в пространстве-то определиться было сложно – я же никогда этой местности не видел. Буквально пальцем в небо тыкал. А про время и говорить нечего…  Пойдём?
- А у нас есть выбор? – Вадим задумчиво почесал макушку.
И тут все осознали, что предстоит сделать шаг не просто в неизвестность, а, вполне возможно, ухнуть в пропасть лет и километров. Единственное, что грело души юных искателей приключений, так это то, что первый портал получился без проблем и вывел их практически к порогу дома. Пауза затягивалась.
- Ну что, ныряем? – пока осторожность не переросла в откровенный страх, а то и панику, Вася сделал первый шаг по направлению к дымке.
- Подожди, - всегда любивший быстрые решения Игорь в этот раз проявил осторожность. – А если после тебя проход сразу же закроется? Ты же его открыл. В первый раз ты-то замыкал переход, так что проверить нельзя. Значит так: я первый, потом Вадик, третьим ты.
- Эй, парни! А вы ничего не забыли? Вернее, кого! – возмущённая Анька сжала кулаки, словно вот-вот засветит кому-то в глаз. – Договорились вроде уже.
- Ну, хорошо, - вздохнул Сойкин, поняв, что «не прокатило». – Пойдёшь вместе с Вишневским. За руку. И, если что, сразу назад. Ясно?
- Ясно, ясно! – Анька, сообразив, что её под шумок всё же не исключают из команды, моментально успокоилась.
- Всё, я пошёл, - Игорь решительно преодолел искрящуюся завесу, и через миг быстро обернулся, удивлённо уставившись на что-то у себя за спиной. Потом нерешительно помахал рукой.
- Идём! – Вадим крепко сжал холодные от волнения пальцы девушки и шагнул следом за другом.
Ещё секунда, и пара оказалась рядом с Игорем, растерянно оглядываясь по сторонам. Руку Ани Вадик так и не выпустил из своей. Вася, ощутив внезапный укол ревности, отбросил все сомнения и уверенно шагнул вслед за друзьями. Шагнул и тут же оглянулся, пытаясь понять, что так внимательно разглядывали «первопроходцы» за своими спинами. А там, как оказалось, была очень уж безрадостная картина. Окраина городка, а может и большого города. С первого взгляда не разберёшь. Самое страшное то, что практически ни одного целого здания не было, словно тут недавно прошёлся огнём артиллерийский обстрел, подкреплённый бомбёжкой с воздуха. Руины, осколки стёкол, какие-то обломки… и тишина. Страшная, оглушающая тишина. А вот окна, портала, ворот – назови как хочешь – и в помине не было.

Глава 2.

- Соображения? – тут же поинтересовался Игорь.
- Если это действительно Европа, то тогда война – отозвался Вася. – Первая, или Вторая Мировая.
- Или Третья, - подначил Вадим. – Если ты намудрил со временем не в ту сторону.
- Или что-то техногенное, - тут же подхватила Анька. – Опять же, может это и не Европа вовсе.
Все озадаченно замолчали. К сожалению, никому в голову не пришла светлая мысль о том, что надо как можно быстрее строить новый портал и драпать из этого тихого, но такого подозрительного места.
- Давайте на разведку схожу, что ли, - Вишневский задумчиво пнул ногой осколок красного кирпича. Тот неожиданно громко ударился о фундамент ближайших руин и с треском развалился.
- Нет уж, - воспротивился Сойкин. – Если уж идти куда-то, то всем вместе.
- Так идём, чего ждать? – Вадим машинально поправил лямки рюкзака.
Возражений не последовало, и все, не сговариваясь, тронулись вглубь развалин. Минут десять осторожного шага, но изменений почти никаких не было. Кроме того, что дома стали попадаться с меньшими разрушениями, как будто основной удар пришёлся как раз по пригороду. Ни людей, ни зверья так и не попалось.
- Ребят, стойте! – подала голос Анька. – Что-то мне не хочется дальше идти вглубь. Страшно!
Никто из парней не стал подшучивать над подругой. Честно говоря, кошки на душе скреблись у каждого.
- Привал! – тут же скомандовал Игорь. – Только давайте вовнутрь куда-нибудь зайдём. Вон, метров через пятьдесят, более-менее целый дом стоит.
Действительно, сразу за перекрёстком высился более-менее сохранившийся дом, в котором даже чудом уцелело одно окно на втором этаже. Все ускорили шаг, как будто предчувствуя, что оставаться дальше на открытой местности стало опасно. Быстро миновав перекрёсток, ребята уже почти достигли вывороченной двери, как сзади неожиданно раздалось:
- А ну, стоять! Хенде хох, гитлерюгенды! Шнелле!
Четвёрка тут же замерла с поднятыми руками, боясь пошевелиться. То, что они влипли по полной программе, сомнений не оставалось. Сразу стало понятно, в каком времени открылся портал. Да и место, более-менее прояснилось.
- Дяденька, не стреляйте, мы свои! – машинально вырвалось у Василия. Получилось очень жалобно.
- Брешешь! – отозвался тот же голос из-за спины. И через паузу: - Правда, что ли?
- Свои-свои, честное слово! – дрогнувшим голосом подтвердил Игорь.
- Ну-ка, повертайтесь. – подключился ещё один собеседник. Ребята стали осторожно разворачиваться. – Э-э! Руки не опускать!
Четверо. Трое из них явно простые солдаты. Один постарше – явно за пятьдесят, короткая стрижка, густые седые усы. Двое, пожалуй, до тридцати не дотягивают, а может, и двадцать только-только разменяли. У старшего автомат Судаева, у двух молодых явно трофейные. Оружие направлено в сторону ребят, но стволы почти опущены к земле. Четвёртый одет в чёрное в руке пистолет, который и не думает опускаться.
- О как! И девчонка с ними! – усатый. – И откуда ж вы приблудились?
- Отставить, Михайлюк! – чёрный. – Кто такие? Откуда? Отвечать быстро! Ты говори!
Ствол пистолета недвусмысленно уставился в Игоря.
- Игорь Сойкин, Вадим Вишневский, Василий Полозков, Анна Сорокина. – Протараторил Игорь, стараясь, чтобы голос предательски не сорвался. Мысли лихорадочно метались – надо было за пару секунд придумать свое происхождение, но так, чтобы сразу не расстреляли. – Мы… мы из…
Звука не было. Просто земля вздрогнула под ногами. А потом был гул – поначалу далёкий, тягучий. Он неумолимо нарастал, пытаясь размазать по земле: у-у-У-У-ВАФФФ! Что-то тяжёлое, смертоносное пронеслось над головами, сея под собой животный ужас, заставляя вжимать голову в плечи, вызывая желание распластаться по земле, а желательно, вообще закопаться поглубже.
- В укрытие! – скорее прочитали по губам Михайлюка, чем расслышали ребята в гуле артподготовки. – Да не туда, дурни! Напротив.
Пожилой солдат, подкрепляя свои слова жестов, указал стволом автомата на противоположный дом. Почему он показался воину более безопасным, никто, естественно, переспрашивать не стал. Разрывы снарядов хоть и были не очень близко, но для друзей, никогда не попадавших в подобные переделки, и этого было достаточно. Двое безымянный молодых и чёрный уже скрылись внутри. Когда четвёрка с Михайлюком во главе тоже добрались до укрытия, те как раз заканчивали беглый осмотр помещений.
- Так, вы четверо – сюда, - чёрный махнул пистолетом в направлении полутёмного прохода. – Светлов, Кошкин, охранять!
Едва ребята зашли в предназначенное им помещение, Аня с судорожным всхлипом отвернулась, закрыв лицо ладонями. Несмотря на сумрак, из-под обломков обрушившегося перекрытия была отчётлива видна человеческая рука. Вадим обнял девчонку, успокаивая, хотя сам готов был расстаться с содержимым желудка. Игорь осторожно выглянул. Михайлюк и чёрный расположились около выхода из дома. Их же охранники, присев, на корточки, были рядом, но пристально за ребятами не следили. Разрывы гремели всё ближе. Вспышки оранжевыми всполохами то и дело освещали укрытие через пустой дверной проём и узкое стрельчатое окошко. Игорь притянул Васину голову к себе и громко, стараясь, чтобы приятель понял с первого раза, прошептал ему в ухо:
- Васька, портал!!!
Полозков согласно кивнул, и, забившись в самый дальний угол, приступил к ритуалу.

0

5

Полозков согласно кивнул, и, забившись в самый дальний угол, приступил к ритуалу. Невзирая на то, что перетекать телом из одной позиции в другую частенько было, как минимум, неудобно, Василий проделал всё необходимое за рекордно короткое время. В голове его билась только одна мысль: «Как можно дальше отсюда! Как можно дальше…».
Портал в этот раз, как бы работая на стороне ребят, вышел не очень ярким. Тусклая синеватая дымка была еле различима в полутьме разрушенного помещения. Ни понукать, ни уговаривать никого не пришлось. Едва Вася открыл глаза, все резво кинулись к спасительному окну. На короткий миг задержался только Игорь, метнувшись в самый тёмный угол и вытащив что-то из-под обломков мебели. Василий по обыкновению шёл последним.
Один шаг, и – резкий переход от грохочущего мрачного ада к звенящей тишине небольшой полянки, окружённой деревьями-великанами. Ребята по инерции пробежали с десяток метров и остановились в центре лесной прогалины, испуганно озираясь. Пару минут понадобилось им на то, чтобы окончательно убедиться, что жуть артобстрела осталась где-то там, позади.
Первым пришёл в себя Сойкин, у которого даже дыхание практически не сбилось. Друзья с удивлением увидели, что он сжимает в руках немецкий автомат, который умудрился утащить с собой из страшного сорок пятого.
- И чего ждём? – спросил Игорь, уверенно перекидывая ремень смертоносного трофея через плечо. – Пойдём отсюда.
Никто, собственно, не возражал. Ребята уверенно двинулись сквозь странный лес, стараясь оставить место прибытия подальше за спиной. Впрочем, метров через сто пятьдесят, они наткнулись на полянку побольше. Это была целая лесная луговина, густо поросшая тонкими былинками травы, похожей на сильно переросший в длину ковыль. А так как никакой погони не наблюдалось, решено было сделать небольшой привал и определиться с дальнейшими действиями.
Хоть вокруг и было нереально спокойно и безмятежно, каждый по очереди нет-нет, да и поглядывал назад. Туда, откуда они только что пришли. И все были готовы в любую секунду задать стрекача. Но время шло, а никакой опасности не наблюдалось.
- Ты чего домой-то не стал портал строить? – спросил Вадим, присаживаясь на плотно набитый рюкзак?
- Не знаю, - Вася последовал примеру друга. – Не до размышлений  как-то было.
- Ладно, парни, к чему сейчас отношения выяснять? – Аня задумчиво разглядывала перистые листья ближайшего лесного великана. – Удрали и удрали. Дальше-то что?
- Возвращаться надо, - подключился Игорь. – По первой вылазке можно считать, что подготовка к таким приключениям у нас слабовата. По крайней мере, в следующий раз место прибытия надо тщательнее выбирать. Не в обиду, Вась.
- А я что? – Полозков нерешительно улыбнулся. – Я же не повелитель пространственно-временного континуума. И вообще – не волшебник, а только учусь. Вы сами-то не хотите попробовать?
- Нет уж, - отверг Сойкин. – Ты начал этот поход, ты и завершай. Мы потом поэкспериментируем. Как-нибудь в другой раз.
Вася не возражал. Он тоже прекрасно понимал, что первый блин как-то не получился. Так что, домой, так домой!
- Интересно, а куда, в итоге, нас занесло? – в никуда поинтересовался Вадим, наблюдая за Полозковым. К того, кстати, в этот раз всё получалось исключительно медленно. – Анька, ты что думаешь?
- Понятия не имею, - девчонка прекратила попытки отколупнуть кусочек от ствола. – Непонятные какие-то растения. Вроде знакомые, но…
- Ну, хотя бы, приблизительно? – подключился Игорь. – Африка, Австралия? Может Америка… южная?
- Говорю же: не знаю! – Аня начала раздражаться. – Да какая разница? Убраться бы поскорее домой.
- Не знаешь, и не знаешь, - пошёл на попятную Сойкин. – Действительно, разницы никакой. Пусть будит Африка.
- Пусть, - согласилась девчонка. – Если тебе так проще.
- Оба-на! – неожиданно донеслось со стороны позабытого на время Полозкова. – Мамочки, что это?
Ребята обернулись на возглас. Портал был готов, но Вася почему-то медленно пятился от него.
- Васёк, ты чего?
Смутная тревога передалась ребятам, и они поспешили узнать, что же так испугало их приятеля. За синей дымкой портала в этот раз не просматривалось ничего. Вернее, там была ОНА – бездонная, пугающая абсолютная Чернота. Такая, какой не добиться даже если чёрной-чёрной ночью, в тёмной-тёмной комнате крепко-накрепко зажмуриться.
- Может это ночь? – неуверенно спросил Вадим. – Там, с той стороны?
- Хочешь проверить? – Игорь машинально сжал пальцы на трофейном автомате.
- Нет, как-то не очень, - Вишневский вслед за Полозковым попятился от перехода. – Хотя, если это действительно ночь, то рано или поздно рассветёт, верно?
- Слабак! – резюмировал Сойкин, после чего с решительностью, которой на самом деле не ощущал, направился к чёрному пятну.
Понятное дело, что нырять в неизвестность он не стал. Очень осторожно Игорь засунул кисть руки в портал.
- Ой, больно! – через мгновение парень яростно махал покрасневшей кистью. – Надо же, ожог!
- А может обморожение, - предположила мгновенно очутившаяся рядом Аня.
- Щя, аптечку достану! – Вадим бросился расстегивать рюкзак.
- Подожди, не надо! – Игорь с изумлением уставился на кисть, с которой на глазах сходила яркая малиновость. Через десяток секунд рука стала обычной. – Не болит уже.
- А вот это уже попадос, народ! – Вася наконец-то перестал пятиться.
- Подожди с попадосом, - Игорь вновь проявил лидерство. – Ну, не получился у тебя портал, почему-то. Попробуй ещё раз!
- Точно! – Вася явно приободрился.
Только бодрости хватило ненадолго. Новый портал не получался. Не получался один раз, второй, третий. Не получался портал ни у кого из друзей, включая Аню. Настроение у всех падало с каждой неудачной попыткой. А чёрная дыра первого портала так и не думала светлеть.
- Ладно, хватит! – через час бесплодных попыток сдался Сойкин. – Какие ещё будут идеи?
- Может туда камень бросить, и оно само закроется? – Вадим устало сел на рюкзак.
- Допустим. Ну-ка, парни, взяли!
С трудом выворотив из земли булыжник килограмм на сорок, мальчишки еле-еле, соскальзывающими пальцами пропихнули его сквозь дымку. И ничего. Портал проглотил каменюку, как будто той и не было.
Все помрачнели ещё больше, хотя, казалось, куда ещё-то?
- Стоп! Хватит экспериментов! – Вася сел на траву и жестом пригласил остальных присоединиться к нему. – Давайте думать, как закрыть это окно. Пока у нас есть одно предположение: оно закрывается после того, как в него входит человек, который его создал.
- А если не закрывается?
- В смысле?
- Мы же не можем проверить. Нам с этой стороны не видно. А вдруг оно там так и висит? Первое в нашем времени, второе в сорок пятом.
- Нет, вряд ли, - Вася, стараясь не обращать внимания на синюю дымку перехода, лёг на траву и, заложив руки за голову, стал разглядывать пушистые облака. – Во втором случае мы, конечно, не очень глубоко во времени были, Но и там народ чудесами не испугаешь. Могли, в крайнем случае, гранату вослед кинуть. Мы же далеко от точки переноса не отходили. А вот дома, если бы кто наткнулся, тут же всем стало бы известно. Я всё же склонен считать, что портал схлопывается за создателем.
- Может быть проверим? – Вадим задумчиво пожевал сорванную былинку, сплюнул. – Вот зараза, горькая!
- Э, эй! Ты бы это… поосторожней. – Игорь отобрал у приятеля травинку и выкинул подальше. – Не хватало тебе ещё отравиться. А насчёт «проверим» – как ты это себе представляешь? Я думаю, что Васёк в это окно ни за что не полезет. Даже если мы сумеем открыть другое, а оно захлопнется у Васьки за спиной. Саму технологию мы себе представляем, но где гарантия, что я, ты или Анька сможем открыть портал в то же место и время, куда уйдёт Полоз?
- Ладно-ладно. Убедил. Этот вариант отметается. Тогда какие ещё есть предложения?
- Может быть, отойти подальше от этого места и ещё разок попробовать? – предложила Аня.
- Логично, - кивнул Вася. – Теоретически должно сработать. Можно и просто подождать подольше. Вдруг это окно само развеется. Не будет же оно висеть тут целую вечность?
- Я предлагаю, - подытожил Игорь, - совместить оба варианта. И отойдём подальше, и время как раз пройдёт. Никто не против?
- Только одно уточнение, - добавил Вадим. – Надо идти так, чтобы, если вдруг ничего не получится на новом месте, мы смогли вернуться сюда. А то ещё и этот переход потеряем.
- Тогда нечего тянуть, - Вася вскочил на ноги и принялся одевать рюкзак. – Определяем ориентиры, и вперёд!

0

6

С ориентирами возникли трудности. Лес хоть и был достаточно редким, без подлеска, и просматривался далеко вперёд, но никаких особенностей этого места не наблюдалось. В конце концов, ребята решили идти по компасу строго на север, делая временами зарубки на деревьях. Тем более что в ту сторону местность немного понижалась, и существовала вероятность выйти к какой-нибудь речушке. Да и солнце не будет слепить глаза. Наставив зарубок на всех окрестных деревьях, ребята тронулись в путь.
Идти было легко. Ни кустарника, ни бурелома почти не попадалось, и друзья сразу взяли хорошую скорость. Минут через десять Аня вдруг остановилась.
- Парни, стойте!
- Да? – мальчишки послушно замерли на месте. – Что случилось?
- Слушайте… слышите? – ребята прислушались.
- Ничего не слышу, - признался Игорь через минуту. – Может тебе показалось? Что ты сама-то слышала?
- Вот именно, что ничего, - девчонка выглядела озадаченной. – Птиц не слышно.
- Может не сезон? – предположил практичный Вадим. – Вот и не поют.
- Причём здесь сезон? – Аня, казалось, вся превратилась в слух. – Они же в любое время хоть какие-то звуки издают. Чирикают, посвистывают, щёлкают. А здесь тишина полная.
- Ну, так кто у нас биолог? Вот и высказывай предположения.
- Я… я не уверена. Может быть, здесь просто какая-то аномальная зона. Смотрите, даже живности никакой не попадается. Или…
- Или? – Поторопил Игорь задумавшуюся девчонку.
- Или мы так далеко забрались, что птиц ещё нет в природе, как таковых. Опять же деревья все незнакомые. Вдруг это не Африка никакая, а…
- А когда появились птицы? – перебил Вадим.
- Первые птицы появились примерно в конце Триасового – начале Юрского периода.
- Ого! – Вася от неожиданности присвистнул. – Вот это я понимаю – прыжок!
Ребята подавленно замолчали. Шутка ли – груз веков, да что там веков – тысячелетий, что отделяли их от родного времени, казалось, неподъёмной тяжестью давил на плечи. Наконец неиссякаемый оптимизм Игоря взял своё.
- Да ладно вам! Может это действительно какая-нибудь аномалия. Может быть, при возникновении портала излучаются какие-нибудь частоты, которые не нравятся птицам. Вот они и разлетелись отсюда подальше.
- Народ! – Вася задумчиво почесал макушку. – Знаете, какие слова у нас в лексиконе в последнее время звучат чаще всего?
- Какие? – заинтересовались остальные.
- «Может» и «может быть». Сунулись мы сюда, не зная броду, и даже записки дома не оставили. Никто же не писал?
Все отрицательно покачали головами.
- Вот и я о том. Короче, если… а вернее – когда мы сможем создать новый портал, предлагаю вернуться домой, и уже оттуда осторожно поэкспериментировать. Никто не против?
На всякий случай, удвоив осторожность и приготовив трофейное оружие, ребята продолжили движение. Разговаривали теперь только шёпотом, и зарубки на деревьях уже не рубили топориком, а бесшумно стёсывали ножами. Благо древесина была мягкая. Аня, присмотревшись повнимательнее, всё же пришла к выводу что это и не деревья вовсе, а как раз гигантские папоротники. Но девушка пока решила не делиться с парнями этой информацией. Не хотела лишний раз пугать. Глядишь, всё и обойдётся. Вот вернутся они домой, тогда можно и рассказать о том, что они действительно побывали в доисторических временах.
Ещё через несколько минут Игорь, делая очередную засечку, совершил неприятное открытие. Внимательно вглядевшись в ту сторону, откуда они только что пришли, Сойкин ткнул пальцем во что-то видимое пока только ему одному:
- Смотрите!
Как только все напрягли зрение, стало понятно, что идея отойти подальше от портала была неудачной. Тот, оказывается, всё это время двигался за подростками на расстоянии примерно сорока-пятидесяти метров, как привязанный за верёвочку. И не замечали его только потому, что никто особо не оглядывался назад, да и в ярком свете полуденного солнца он был почти неразличим.
Настроение у всех резко испортилось. Ровно половина вариантов не лезть в загадочный чёрный переход, пошла прахом. Оставалось только ждать и надеяться, что неудачный портал сам рано или поздно развеется по ветру. Ну, или всё же рисковать и прыгать в неизвестность. Но это только в самом крайнем случае. Ребята вернулись к порталу, который застыл на месте, как будто терпеливо поджидая хронопутешественников. В нём ничего не изменилось. Всё то же чёрное ничто чуть отливающее синевой.
- Что делать будем? – первым нарушил тишину Игорь.
- Идти дальше, - тут же отозвался Вадим. Во-первых, может быть портал, с удалением от места своего возникновения, теряет силу, следовательно, быстрее исчезнет. А во-вторых, сидеть на месте скучно. Слишком всё вокруг однообразное.
- И, в-третьих, - добавил ложку дёгтя Вася, - двигаясь, мы рискуем нарваться на какую-нибудь голодную зверюгу.
- Это – минус, - согласился Вишневский. – Но где гарантия, что сидя на одном месте, мы не дождёмся этой самой зверюги, которая решит пройти именно здесь? Я всё же предлагаю двигаться, если, конечно Анька не против. Нюрок, ты не устала?
Нюрок отрицательно покачала головой:
- Нет. Пожалуй, ещё полчаса-час выдержу легко.
- Тогда двигаемся.
Ещё отрезок пути, во время которого ребята только иногда оборачивались назад, проверяя – не отстал ли портал? Тот и не думал теряться, следуя за группой на одном и том же расстоянии. Лес постепенно редел, становясь всё светлее. Стало свежо, как будто ребята приближались к какому-то водоёму. Тем е менее, Солнце, уже почти совсем не перекрываемое кронами, шпарило вовсю, выжимая пот, который тут же испарялся, оставляя соль на коже. Выдохлись уже все. Можно было и остановиться на привал, но всем хотелось наконец-то выбраться из леса и окунуться в прохладную воду. «Речка или озеро?» – гадали ребята, прибавляя шаг, хоть сил почти не осталось.
А потом лес внезапно кончился густым кустарником, пробравшись через который, друзья замерли в изумлении. За широкой, метров в сто, полосой песчаного пляжа расстилалась бескрайняя гладь воды, не тревожимая ни единым дуновением ветра.
- Море… - выдохнула Аня, которая, так уж получилось, никогда не была не то, что за границей, но и на российских побережьях. – Ребята, это же море… настоящее!
- А может быть даже, что и океан, - отреагировал практичный Вадим. – Чего ждём-то? Побежали!
Четвёрка путешественников, разом позабыв про усталость, припустила к воде, чуть ли не на ходу стягивая с себя одежду. У практичной Анечки, конечно же, имелся в запасе купальник, и пацаны по-джентльменски отвернулись, мужественно борясь с желанием хоть на секундочку, одним глазком…, давая девчонке переодеться. А потом было блаженство тёплой чуть солоноватой воды, веер брызг, ныряние, короткие заплывы. И – с размаху на горячий песок. Чуть отогреться, а затем снова в море.
Аня поначалу побаивалась. Ведь если её догадка верна, и они находятся в такой древности, то в море могут быть неприятные, а то и откровенно опасные существа. И дело даже не в размерах. Какая-нибудь чрезвычайно ядовитая мелочь, наподобие рыбы-камня, вполне могла облюбовать гостеприимное побережье. Но постепенно страхи улетучились. Кроме мелких разноцветных рыбок, небольшими стайками крутящихся у берега, да редких ленточных буро-зелёных водорослей, никаких обитателей моря не наблюдалось.
Наконец ребята отвели душу и блаженно растянулись на горячем пляже, решив сделать длинный перерыв между купаниями. В ход пошли бутерброды, которые хочешь – не хочешь, а надо было уничтожать. Слишком рискованно было держать колбасу и сыр на жаре. Но в любом случае голод ребятам пока не грозил. В запасе было ещё достаточно еды, хранящейся долго – сухари, консервы, сахар. Все гастрономические радости бывалых туристов. С водой тоже проблем не было. Совсем рядом обнаружился ручей с кристальной водой. Такой холодной, что сводило зубы. Это говорило о том, что родник совсем рядом, а значит, вода должна быть вполне чистой.
- Эх, здорово! – утолив голод, Игорь перевернулся на живот, подставив спину щедрому ультрафиолету. – Представляете, зимой, после школы, рвануть сюда на пару часиков позагорать. А ещё лучше не зимой, а поздней осенью – в ноябре. Когда грязь, сырость, слякоть и холод… бр-р-р! Не люблю осень. А потом приходим такие на следующий день…
Закончить увлекательное мечтанье Игорю не удалось. Оглушительный рёв, переходящий в визг из леса, чуть дальше по берегу, заставил ребят вскочить с места, и испугано замереть.
Ещё через миг, проломившись сквозь кусты, бывшие для такой туши незначительной преградой, на пляж выбрался шестиметровый ящер, причём явно не травоядный.
- Дилофозавр! – потрясённо прошептал Вадим, в своё время «переболевший» динозаврами.
Ящер, как назло, появился в таком месте, что добраться до портала не было никакой возможности, слишком очевидной была разница в расстояниях между порталом и ребятами, и между порталом и дилофозавром. Преимущество, естественно, в пользу последнего.
Тем не менее, если не брать во внимание безумную опасность, нависшую над друзьями, следовало признать, что теропод был по-своему красив. Красив той смертельной красотой хищника, что мелькнёт в последнем победном прыжке перед глазами уже смирившейся жертвы. Серая туша, блестевшая на солнце металлическим сталистым отливом, испещрена яркими лимонно-жёлтыми пятнами. Два гребня, нависших над длинным носом раскрашены в чёрно-оранжевые полосы. Длинный тонкий хвост, похожий на пастушеский хлыст, поднимал песчаные смерчики, нервно ходя из стороны в сторону. Впечатление портили только маленькие оранжево-жёлтые глаза с чёрными точечками-зрачками. Совсем как у обычной курицы-несушки.
- Замрите! – Анька нашла в себе силы прошептать предупреждение сквозь зубы. – Если не двигаться, он нас не заметит. У него зрение так устроено… наверно.
Никто не возражал. Ребят словно сковал паралич. Ящер  повёл головой из стороны в сторону, уставился на подростков, наклонив голову к земле, как рассерженный гусь, и, вывалив длинный тонкий язык, пронзительно зашипел. Длинные пятнадцатисантиметровые зубы-иголки не оставляли никаких шансов на спасение. В раззявленной пасти хищника запросто, с большим запасом поместилась бы голова взрослого человека.
- Заметил! – не смотря на обычно присущее хладнокровие, Игорь понял, что от паники его отделяют считанные мгновения.
- Игорёк, нет!!! – сделала последнюю попытку остановить товарища Аня. Бесполезно!
Сойкин уже выцепил взглядом трофейный автомат, и, рассчитав кратчайшую траекторию, бросился к оружию. Миг, и в руках у парня ощетинился смертоносный продукт человеческого гения. Ящер, наконец-то определившись с целью, сделал резкий атакующий бросок. Ребят спасло только то, что расстояние до хищника было не менее ста двадцати метров. Игорь, надавивший на курок, не сразу понял, что мёртвое железо не спешит извергать убийственный свинец. Автомат стоял на предохранителе. Пока парень сообразил исправить свою ошибку, расстояние с атакующим тероподом сократилось вдвое. Наконец-то автомат разродился роем пуль, которые отбросили ящера ровно посередине решающего броска. Первые же выстрелы стали смертельными для дилофозавра, но палец Игоря как будто зажил своей жизнью, не желая отрываться от спусковой скобы. Только последний сухой щелчок, просигнализировавший об окончании боеприпаса, привёл парня в чувство.
Поверженный хищник агонизировал в паре десятков метров от стоянки подростков. Истошный визг просто оглушал ребят. Можно было бы и праздновать победу, но совсем недалеко из колючих зарослей донеслась многоголосая поддержка поверженному ящеру от вполне себе здоровых его сородичей. Судя по всему, их там было не меньше десятка.
Разом взмокший от происшедшего Игорь, оглядел спутников. Те совершенно не собирались выходить из ступора.
- Народ, чего застыли?! Ну-ка - бегом! Все в портал!.. Стоп, куда?! Вещи соберите!
И наплевать уже, что спасительный переход по-прежнему чернеет ледяной неизвестностью. Вася чуть было не нырнул в окно, позабыв про отставшего товарища. Обернувшись назад, он понял, что открывшаяся картинка совсем уж страшная. Отставшего Игоря одновременно атаковали пять сородичей убитого теропода, непонятно как успевших окружить подростка со всех сторон.
- Игорёк, скорее! – прокричал Вася, уже понимая, что шансов у друга практически не осталось.
Тот как будто бы услышал. Бросив на совсем недавно гостеприимный песок бесполезный уже автомат, Игорь припустил к спасительному окну портала. Воронёная железка спасла ему жизнь. Пока дилофозавры пробовали на зуб непонятный предмет, убеждаясь в его несъедобности, Сойкин успел промелькнуть мимо Василия, рыбкой нырнув в синюю дымку портала. Полозков, даже ни на мгновение не сомневаясь, последовал за товарищем.
Через несколько субъективных секунд, после того, как синяя искрящаяся завеса входа осталась за спиной, вязкая, липкая чернота, поглотившая Васю, вдруг сменилась ослепительной вспышкой. Вспышка была настолько яркой, что парень с изумлением уставился на тонкие, как ниточки, кости, что появились на месте просвеченных пальцев рук. При всём том, в этом непонятном пространстве стояла оглушительная, просто невероятная тишина. Как будто какой-то вселенский дворник своей метлой вымел отсюда все звуки. Спустя миг, в голову Васи пришло понимание. Нет – ПОНИМАНИЕ! – ибо просто так ЭТО знание взяться из ниоткуда само не могло.
«Большой Взрыв!» - понял Василий. – «Мы стали катализаторами рождения нашей вселенной. Так вот почему была чернота. И тишина. Все звуки теперь разбегаются от этой точки. И не дай Бог оказаться сейчас на пути звуковой волны. Распылит на атомы… нет – на элементарные частицы… А за входом в портал было нуль-пространство. Протовселенная…». Потом сияние стало и вовсе нестерпимым, и измученное сознание подростка решило взять технический перерыв, дабы сохранить остатки самоидентификации.

0

7

Глава 3.

Первым вернулся слух. Разноголосый щебет пичуг ворвался в сознание оглушающим гомоном.
- Опять лес… - почему-то подумала Аня. Приоткрыла глаза. – Точно, лес. Но хоть свой, знакомый.
Действительно – вокруг был светлый редкий березняк с елями-подростками и пирамидками можжевельника. Чуть дальше начинался тёмный участок вековых лип, под которыми даже трава не росла – так темно было от густых крон. А прямо над головой девушки вольготно раскинулся старый дуб такого невероятного размера, что Аня машинально поискала глазами золотую цепь, по которой должен был задумчиво выхаживать учёный кот в очках с золотой оправой. При этом котофей всенепременно должен разговаривать хрипловатым голосом Михаила Боярского.
Кота не было. Как и цепи. Дуб всё же оказался самым обыкновенным лесным великаном, пусть и невиданных габаритов. Зато обнаружились мальчишки. Все трое сидели с закрытыми глазами, прислонившись спинами к стволу гиганта. Судя по спокойному ровному дыханию и умиротворённым физиономиям, они просто-напросто спали. По щеке Васи неспешно полз большой рыжий муравей, постепенно подбираясь к носу.
- А-пчхи! – Полозков открыл глаза. Следом от громкого звука проснулись и остальные.
- С добрым утром, сони! – поприветствовала девчонка на правах первой пришедшей в себя. Хотя насчёт утра было не совсем верно. Солнце явно перевалило за полдень.
Мальчишки заозирались. Все вещи отважной четвёрки в целости и сохранности лежали тут же, у подножия дуба. Осторожные телодвижения и ощупывания подтвердили практически невероятный факт: никаких повреждений никто из путешественников не получил.
- Уф-ф! – наконец преувеличенно облегчённо выдохнул Игорь. – Хоть деревья знакомые. Ну что, народ, строим портал домой?
- Да ну его! – тут же отреагировал Вадим. – Похоже, что мы в своём времени, или очень близко к нему. Давайте сначала попробуем выяснить этот вопрос, а то я что-то уже напрыгался порталами на сегодня.
Возражений на такое вполне резонное предложение ни у кого не возникло. И поскольку все четверо пребывали во вполне бодром состоянии, путешественники сразу тронулись в путь. Пошли в сторону светлеющей метрах в ста от них то ли просеки, то ли длинной поляны. Оказалось ни первое, ни второе. Ребята к своей радости вышли на лесную дорогу, что почти не петляя пробиралась мимо белоснежных берёз и тенистых дубков.
- Направо или налево? – спросил Вадим, почёсывая макушку.
- Направо, - решительно заявила Аня. – Рано вам ещё налево ходить.
Шутку оценили, но и согласились. Всё равно никаких видимых предпочтений в выборе направления не было. А дорога всё беззаботно вилась сквозь летний знойный лес, то пыля сухими песчаными колеями, то ныряя в неглубокие влажные ложбины и пугая путников злючими голодными комарами. Шустрые белки, потревоженные вторжением людей, то и дело провожали четвёрку путешественников недовольным стрёкотом.
Всё же ребята, по-видимому, выбрали правильное направление, так как через пару километров и без того редкий лес окончательно сошёл на нет, уступив место бескрайней холмистой равнине, край которой терялся в сизом мареве летнего дня. Где-то далеко-далеко, на границе восприятия, свинцово-синим поблескивала полноводная река. Дорога, выбравшись из леса, дальше уже ровной струной устремлялась вниз с высокого пригорка и терялась на окраине деревни домов в пятьдесят. Деревня вольготно раскинулась на следующем холме, километрах в трёх-четырёх от путников. А между лесом и первыми домами шла такая обыденная в прошлом, и такая непривычная современному взгляду работа. Мужики косили сено. Мерные уверенные взмахи косами говорили о том, что на работу вышли профессионалы, умеющие не только косить, но и пахать плугом, уверенно держать топор, да и прочую нехитрую работу исполнять, которой немало в крестьянском быту. Так что ни о каких съёмках фильма мысли не возникало. Да и не было в округе ни камер, ни режиссёра с «оралом», ни вагончиков для персонала и актёров.
- Коси коса пока роса, - отчего-то вспомнилось Игорю. – А росы-то и нет уже…
- Спускаемся? – как-то неуверенно предложил Вася.
- Нет уж! – в подкрепление своих слов Игорь сделал несколько шагов назад, возвращаясь в тень опушки. – Хватит на сегодня контактов. Давайте-ка отойдём из виду, и будем домой выбираться.
Ребята отошли немного назад и чуть углубились в лес, чтобы исключить любую нежелательную встречу. Раз существовала дорога, значит, по ней в любой момент мог кто-то пройти или проехать. Но тут перед их глазами возникло препятствие, которое сделало дальнейшее продвижение невозможным – густой малинник, весь обсыпанный спелой душистой ягодой, которой никогда не попробуешь в ухоженном садовом малиннике.  Устоять перед соблазном не смог никто. Тем более что дома у ребят плодовые кустики только-только обзавелись мелкими зелепупками, и до спелости ягоде оставалось не меньше двух недель.
Малина и впрямь была хороша и как будто обладала волшебными свойствами: поднимала настроение, снимала усталость и загоняла неприятные воспоминания о недавних приключениях куда-то в глубины сознания.
- Тихо! – внезапно насторожилась Аня, обладавшая отличным слухом. – Слышите?
Все прислушались. И действительно, со стороны дороги доносилось что-то похожее на весёлую песенку, в которой присутствовала всего одна строчка: «Ля-ля ля-ля ляляляляляля… ля!». Временами неизвестный исполнитель переходил на свист, повторяющий незатейливую мелодию. Вскоре стали понятны две вещи: то, что певец, скорее всего, идёт через лес один, и то, что это наверняка ребёнок. И точно, вскоре через редколесье замелькала худощавая фигурка мальчишки лет семи-девяти. Малец шёл из глубины леса, явно направляясь в недавно виденную деревню на равнине.
Уже то, что он путешествовал в одиночку, ни от кого не скрываясь, говорило в пользу этого места. Значит ни опасных хищников, ни не менее опасных лихих людей здесь не водилось. Этот факт несколько приободрил наших героев. Сделав остальным предупреждение, чтобы без необходимости не высовывались, Игорь направился наперерез мальчишке. Когда малой вот-вот должен был заметить Сойкина, тот решил начать общаться:
- Эй, пацан, подожди минутку! – мальчишка остановился. Судя по всему, по-русски он понимал. И никакой опаски незнакомец у него не вызывал. Так, некоторая настороженность. – Понимаешь…, я тут немного заблудился. Ты не подскажешь, а какой сейчас год?
Игорь готов был с досады побиться лбом о ближайшее дерево. Надо же было про год ляпнуть? И что мешало спросить хотя бы про ближайшую деревню? Но – поздно. Что вырвалось, то вырвалось. Между тем, настороженное выражение на лице мальчугана сменилось неприкрытым удивлением:
- Ты что, с Луны свалился? Какой год не знаешь?
- С Луны – не с Луны… - отступать всё равно было некуда. – А всё же?
- Шишнацатый, какой же ещё?
- А точнее? – не сдавался Игорь. – Пятьсот шестнадцатый, тысяча триста шестнадцатый?
- Вот чудик! Две тыщщи шишнацатый!
Решив, что на этом его миссия консультанта выполнена, пацан отвернулся от Сойкина и припустил по дороге. Только босые пятки засверкали. Игорь проводил мальца открытым от удивления ртом, не трогаясь с места. Буквально через минуту к нему присоединились остальные. Сидевшие в засаде прекрасно слышали короткий диалог, а потому тоже пребывали в большом замешательстве.
- Может это какие-нибудь отшельники или сектанты? – первым высказал предположение Вася. – Выстроили хутор, да и живут себе…
- Или экологическая деревня, - вставила свои пять копеек Аня.
- Этот, как его… агротуризм! – не остался без своей версии и Вадим.
- В любом случае, - только сейчас вышел из ступора Игорь. – Идти нам туда совсем не стоит.
- Это почему ещё?
- По кочану! – отрезал Сойкин. – Представляете, что этот пацан там понарассказывает, особенно, если меня увидит? Вышел из леса чеканутый на всю башку и годом интересуется!
- Точно!
Логика в словах приятеля присутствовала. Ребята приуныли.
- Ладно, не раскисайте! – Игорь ободряюще улыбнулся. – Давай, Васёк, приступай к делу. Что-то мы и в самом деле загулялись. Хотя, нет. Дай-ка в этот раз я первым попробую.
Через полчаса стало ясно, что практически безотказная до сей поры технология дала сбой. Портал в этот раз не получался ни у кого, включая Полозкова. Последний попытался аж четыре раза, но безрезультатно.
- Стоп, стоп, хватит! – Остановил приятеля Игорь, как только понял, что тот собирается заходить на пятую попытку. – Примем как данное то, что уже имеем. А имеем мы, кстати, не так уж и мало. Помните – две тысячи шестнадцатый год на дворе? Далее, в деревню нам соваться нельзя – это факт. Но дорога ведёт и от деревни, следовательно, там тоже есть что-то и кто-то. А ещё у нас есть как минимум несколько часов светлого времени. Вот давайте и не будем его терять. Согласны?
Все кивнули. Хотя особого энтузиазма на лицах друзей не читалось. Не давая остальным ещё больше раскиснуть, Игорь уверенно повёл компанию по дороге, с каждым шагом всё удаляясь от загадочной деревеньки.

* * *

Гроза не стала неожиданностью. Ещё задолго до её нашествия, при свете яркого солнышка, многочисленными лучиками пробивавшегося сквозь кроны деревьев, где-то далеко-далеко заворочались густым урчащим басом тяжёлые раскаты. Ребята поначалу даже не обратили внимания. Ну, гремит и гремит себе… Мало ли, может мимо пройдёт. Всё же и моральная и физическая усталость давали о себе знать. Спасали только молодость и отличное здоровье. Но всё равно, очень хотелось прилечь где-нибудь на мягкую моховую подстилку, да и поспать часиков этак надцать.
Однако вскоре игнорировать приближающуюся стихию стало невозможно. Всем стало ясно, что рано или поздно их обязательно «накроет». Положение усугублялось ещё и тем, что как раз в этот момент дорога завела в непроходимую чащу и являлась единственным возможным вариантом хоть куда-то двигаться. Стволы справа и слева толстели с каждым пройденным десятком шагов, мох тонкими бледными нитями тянулся к недосягаемому в чащобе солнцу, вырастая порой чуть ли ни полуметровыми подушками на кряжистых корнях дремучих елей.
Первые высверки молний уже пробивались сквозь плотную хвою, и надо было срочно принимать решение. Тем более что сама дорога как раз нырнула то ли в старое русло ручья, то ли просто в овраг. Стало понятно, что застигни их дождь в ближайшее время – никакая палатка не спасёт. Зальёт по самое небалуйся. Вот уже и первые резкие порывы ветра, чудом пробившись сквозь чащобу, донесли до ребят влажную прохладу.
- Уходим! – наконец принял решение Сойкин и, подавая пример, свернул направо, заметно ускорив шаг.
Вскоре стало понятно, что местность хоть немного, но повышается. Осталось ещё найти подходящую полянку и разбить палатку. Ребята теперь почти бежали, несмотря на усталость и ватную тяжесть в ногах. Ветрило уже прекратил разведку и сейчас вовсю двинул в наступление свои главные силы. Миллионы и миллиарды хвоинок гудели и свистели в вышине. Могучие стволы стонали, не выдерживая чудовищного напора стихии. Казалось, что ещё чуть, и вековые исполины, вырванные с корнем, улетят, оставив после себя изрытую пустыню. Наконец Вадим разглядел чуть в стороне от их курса небольшой просвет.
- Туда! – с трудом перекричав бурю, парень махнул рукой, корректируя направление.
Палатку всё же успели поставить до дождя. Полянка оказалась небольшой. Так, прогалина, но, по крайней мере, свободная от выпирающих корней. А с другой стороны, это было и хорошо, так как полог, не надеясь на тонкие металлические колышки, накрепко привязали к ближайшим стволам. Едва ребята затащили свои вещи вовнутрь и забились сами, как плотные струи ливня обрушились на ненадёжное убежище.
Сила дождя была такова, что мелкая водяная взвесь тут же повисла в воздухе, заставляя откашливаться, пропитывая одежду, стекая конденсатом по рукам и лицам. Гроза грохотала уже прямо над головами и была, пожалуй, погромче того артобстрела, от которого друзья сбежали, казалось, сто лет тому назад. Но всем было уже наплевать. Усталость и пресыщенность впечатлениями взяла своё. Скорчившись в три погибели среди рюкзаков в тесной палатке, ребята спали, не обращая внимания на вспышки, грохот и завывания ветра.

0

8

* * *

Тум-м!.. Тум-м!.. Тум-м!..
Тяжёлые капли с методичностью метронома падали на подсохший, а от того натянувшийся, как барабан полог палатки. Буря такой силы просто не могла продолжаться долго. Ураган вскоре сменился проливным дождём, да и тот через полчаса выдохся, уступив позиции нудному моросящему дождику. Промочив всё, до чего не добрались его старшие собратья, он посчитал, что больше здесь делать нечего и умчался прочь – туда, где ещё резвилась буря. В общем, через пару часов снова выглянуло тёплое солнышко, правда, уже заметно склонившееся к горизонту.
- Представляю, что сейчас дома творится, - Вася, заметно отдохнувший за время дождя, сказал это в никуда, в потолок палатки. Но, судя по участившемуся сопению остальных, никто уже не спал. Подобные мысли бродили в голове у каждого.
- Пока не творится, - Игорь принялся растирать затекшую от неудобной позы руку. – А вот часика через четыре… это да.
- Спокойно, парни, без паники, - Аня попыталась вытащить зеркальце из рюкзака, но в тесноте очень скоро оставила эту затею. – Когда у нас получится портал, мы же можем вернуться буквально через минуту после того как отправились.
- Хм, а ведь точно! – Вася заметно повеселел.
- Подожди, - остудил приятеля Игорь. – Портал ещё построить нужно. Давайте лучше вот что решим – здесь ночевать будем или поищем местечко получше?
Решили всё же поискать. Вот только когда свернули палатку и собрались идти дальше, никто не смог вспомнить, а в какой стороне дорога. Как назло, ребята пережидали бурю на самом высоком месте, так что во все стороны был небольшой уклон, и этот ориентир не сработал. Если какие следы и были оставлены, то их смыло прошедшим дождём. В конце концов приятели примерно сориентировались по Солнцу, хотя мнения, где оно было до начала бури всё-таки расходились.
Через некоторое время все поняли, что идут всё же не туда. Даже если б они двигались под углом к дороге, то за час всё равно бы вышли на неё. Значит, угол был либо ну очень острым, либо дорога осталась где-то за спинами ребят. Лес опять сгустился. Чащоба, да ещё время от времени буреломные завалы попадаются.
- Всё, хорош на сегодня! – принял решение Сойкин. – Предлагаю найти подходящее место, разбить лагерь и… и ещё разок портал попробуем.
- Попробуем, - согласились остальные, хотя каждый очень боялся очередной неудачи. Потому что неудачи очень подрывают веру в себя. А это последнее дело для тех, кто оказался в такой вот сложной ситуации.
Но вскоре ребятам повезло. Видимо провидение решило, что на сегодня с них достаточно неприятных приключений. Не прошло пяти минут и пары сотен шагов, как впереди показался большой просвет. Друзья прибавили шагу и вскоре вышли на обширную лесную поляну, которая, к тому же, оказалась ещё и обитаемой.
На дальнем конце свободного от леса пространства стоял двухэтажный бревенчатый дом, которому даже больше бы подошло слово «коттедж». Брёвна, из которых он был сложен, идеально ровные, словно обточены на станке. Крыша крыта новой оранжевой черепицей. Огромные светлые окна приветливо подмигивали отражённым закатом. Прямо под окнами бушевал всеми цветами радуги заботливо ухоженный цветник. А от цветника до самого леса тянулись грядки с овощами.
Наличествовала и хозяйка всего этого великолепия. Сильно пожилая женщина в классической позе «пенсионерка на даче» склонилась над грядкой с морковкой, безжалостно расправляясь с сорняками. Видимо краем глаза уловив движение на границе своих владений, старушка неспешно выпрямилась и приложила ладонь козырьком ко лбу, разглядывая пришельцев.
- Пойдём знакомиться, чего уж, - предложил Вадим. – Всё равно заметила.
Старушка оказалась доброй и приветливой. Этакая классическая бабушка, к которой неожиданно нагрянули любимые внуки. А когда она узнала, что ребята издалека, да ещё и заблудились в лесу, и вовсе разохалась, захлопотала и заявила, что сегодня никто никуда не идёт, все ночуют у неё, и вообще. Друзья старались не показывать виду, но вообще были страшно довольны, что им улыбнулась удача в виде такой гостеприимной хозяйки. Со старушкой в основном разговаривала Аня. Она же и представила остальных.
- А я, значится, Наина, да. – Представилась в ответ бабуля. – Наина гор.. гыр.. кхе-кхе… а-пчхи!
- Будьте здоровы, бабушка! – хором откликнулись ребята.
- Да-да! Наина, значится, Игоревна. Да что же вы стоите-то? Устали, небось, сердешные! Ступайте, ступайте в горницу. Отдохните, кваску испейте. А я-от сейчас закончу здесь, да ужинать будем!
От самоотверженного предложения помочь закончить прополку, хозяйка категорически отказалась, сославшись на то, что тут и делов-то всего ничего осталось, а ребята и сами еле на ногах держатся.
В большой светлой гостиной было чисто и уютно. Мягкий диван и кресла так и манили уставших путешественников. Посреди комнаты царствовал массивный старинный стол, явно из дуба, на котором примостилась глиняная ваза с огромным букетом благоухающих пионов – белых, розовых, бордово-красных. Здесь же стоял графин с обещанным квасом в окружении стаканов, на резном деревянном подносе. Деревянный пол покрывал пушистый ковёр, в мягком ворсе которого ноги утопали по щиколотки. Широкий подоконник был весь заставлен цветочными горшками. Чувствовалось, что хозяйке нравится поддерживать в порядке своё жилище, и сил на это она не жалеет. Правда, ни телевизора, ни радио, ни другого намёка на сложные технологии не наблюдалось. Но это пока ни о чём не говорило. Может у старушки телек стоит в другой комнате, а может она вообще не любительница зомби-ящика.
Уют интерьера только портило суковатое корявое полено, невесть зачем помещённое на низенький трёхногий столик, стоящий рядом с одним из кресел. Ни функциональной, ни художественной ценности полено не представляло. В гостиной даже камина не было.
- Шедевр пасторального интерьера, - заявил Вадим, усаживаясь в кресло и легонько щёлкнув по полену.
Непонятная деревяшка скрипнула, как-то особенно присвистнула, а потом откуда-то изнутри неё раздались вполне вменяемые звуки:
«А-а-авто-о радио, авторадио-о!»
Ребята потрясённо застыли. А из загадочного полена, как казалось, с некоторой ехидцей, раздалось:
«В столице двадцать один час. Авто-Радио. У нас есть новости».
- А-фи-геть! – протянул Игорь. – Это что же, мы всё-таки дома?
Полено не унималось. Новым, бодрым женским голосом оно возвестило:
«Здравствуйте! В студии Алёна Прудникова. Главная новость к этому часу: В столице стартовали традиционные летние гонки на…»
- Вот это круть! – снова высказался Сойкин. – А по виду от корявой чурки не отличишь!
В подтверждение своих слов, парень постучал согнутым пальцем по разговорчивой деревяшке. Та обиженно всхрюкнула и замолчала.
- Что ты наделал? – набросился на друга Вася. – Там же новости были! Мы могли бы узнать что-нибудь такое, что подсказало бы нам – где и когда мы находимся.
- Так в чём же дело? – обиделся Игорь. – Включи снова, и слушай себе на здоровье.
Однако никакие манипуляции с вредной корягой не заставили её снова говорить. Ни щелчки, ни постукивания, ни потирания. Более того, на ощупь, на вес, да и на вид, полено оставалось поленом, с отсыхающей корой и глубокой узкой трещиной посередине. И если бы несколько минут назад все не услышали одного и того же, то поверить в вещающую палку было бы нереально. Если, конечно, не признать факт массовой слуховой галлюцинации. Но в это поверить было ещё нереальнее.
- Гонки у них стартовали. В столице, понимаешь… - проворчал Игорь, в последний раз пошкрябав ногтем по шершавому торцу полена. – Ещё и от бабки достанется, что мы её приёмник сломали.
- Параллельная вселенная, - внезапно заявил Вася, задумчиво уставившись на угол потолка, в точку, где маленький чёрный паучок старательно плёл свою сеть. – Ребята, процентов на девяносто – мы в параллельной вселенной. Это многое объясняет. Что-то быстрее, чем у нас развивается, что-то медленнее. С одной стороны – примитивное земледелие, а с другой – беспроводное радиовещание.
- Ага! – не удержался от подколки Вадим. – И Авто-Радио в эфире. А мелодию заставки они у нас сплагиатили с помощью нуль-пространственного подслушивателя… или межвселенского подглядывателя.
Аня благоразумно молчала, не вмешиваясь в спор, и краем глаза наблюдала за Наиной Игоревной, перемещавшейся по двору. Она же и предупредила ребят:
- Тс-с! Хозяйка возвращается!
Парни послушно замолчали. Старушка действительно вошла в дом, после чего с кухни донеслось звяканье посуды.
- Аннушка! – раздался через пару минут её звонкий голос. – Подмогни-ка мне, детка, на стол накрыть!
- Хорошо, Наина Игоревна, - тут же отозвалась девушка. – Иду!
Состроив непонятную гримаску, то ли предупреждая о чём-то, то ли спрашивая поддержки, Аня вышла. Мальчишки, оставшись одни, перешли на заговорщицкий шёпот.
- Я не понимаю, кто мешает просто спросить?
- И загреметь в местную психушку?
- Почему сразу в психушку? Может мы заблудились просто. Или… или…
- Или не в психушку, а в полицию.
- Давай ещё раз портал попробуем.
- Давай. Вы только смотрите, чтобы бабка не зашла. Если что, сразу выводите…
- Ладно, ладно, не дрейфь. Начинай уже!
А на кухне царила весёлая суета, которая всегда предшествует праздничному застолью. В руках гостеприимной хозяйки всё спорилось. Она успевала и в кастрюлю заглянуть, бросив попутно щепотку ароматных специй, и в сковороде помешать, чтоб не пригорело. И ещё многое-многое. Ане осталось совсем мелочь – протереть приборы чистой салфеткой и расставить их на белоснежной скатерти, вышитой красивыми цветами гладью.

Отредактировано Дмитрий (10-07-2016 15:59:54)

0

9

Эмм... Судя по просмотрам, человек пятьдесят тему читают. Неужели тапками некому побросаться? ;)

**********************************************************************************************************

Между делом старушка болтала обо всём на свете: и о том, что огурчики в этом году уже поспели, и о том, что Кондратий, вредный старикашка, забыл совсем сестру, не захаживает. В общем, ни о чём, но рот её ни на секунду не закрывался. Аня уже совсем было, успокоилась, решив, что удастся избежать скользких тем. Но Наина Игоревна вдруг замерла, словно к чему-то прислушиваясь. При этом пар из кастрюли валил прямо на её руку с зажатой в ней поварёшкой. Но старушка, казалось, этого совсем не замечает. Потом она встрепенулась и рассеяно сыпанула горсть соли в парящую кастрюлю. Положила крышку на место, задумчиво посмотрела на гостью:
- Так откудова вы, говоришь?
- Я ничего не говорила, - Аня потупилась, уткнувшись носом в стопку чистых тарелок, которые несла к столу. С одной стороны, и правду не выложишь, а с другой – врать гостеприимной старушке не хотелось. – Издалека мы.
- Издалека, значит, - хозяйка снова к чему-то прислушалась. – Ну и ладно.
К огромному Аниному удивлению, Наина удовлетворилась таким расплывчатым ответом, и больше не возвращалась к скользкой теме. Ни во время готовки, ни потом, когда все сели за стол ужинать.
А ужин, к слову, был просто великолепен. Пацаны поначалу выглядели унылыми, и Аня догадалась, что они снова пытались построить портал. И вновь неудачно. Но потом обильная вкуснейшая еда, приготовленная старушкой, взяла своё. Были на столе и пирожки со всевозможными начинками, и картошечка, тушённая с мясом в жаркой глубине русской печки. И свежие редиски-огурчики, только-только с грядки. И ароматный каравай, и ещё много чего. Проголодавшиеся парни накинулись на угощение под одобрительные восклицания хозяйки. А она сама, если и раньше выказывала гостеприимство и радушие, то теперь и вовсе превратилась в заботливую бабушку, которая спешит накормить долгожданных внучат. Так что гости совершенно успокоились, решив про себя, что все проблемы можно отложить на завтра. Вот наступит утро, а оно, как известно, вечера мудренее.

* * *

Глава уважаемой и весьма известной во всём мире организации под названием «РосАТОМ» откровенно злился. Ещё бы не злиться – вот уже второй год, как поступлений практически не было. А те, что были, так, курам на смех. Мефодий Кириллович, уважаемый специалист и великолепный администратор в который раз посмотрел на часы. Минутная стрелка медленно, но неотвратимо ползла к двенадцати. Ещё чуть-чуть, и наступит полночь, а значит, закончится последний день заключения договоров.
Встав из-за стола, Мефодий Кириллович принялся неторопливо мерить шагами кабинет. Сорок пять шагов в длину. Туда-обратно. Не помогло – раздражение только усилилось. За пять минут до полуночи Мефодий Кириллович склонившись над столом, вжал золотую пумпочку звонка. Пора было вымещать своё негодование хоть на ком-нибудь. И плевать, что уже почти полночь. Ни один референт не решится пойти домой, пока шеф на работе. Мефодий Кириллович злорадно представил себе, как перепуганные помощники лихорадочно решают – кто из них сейчас отправится на заклание к злому начальнику. А может, у них всё давно решено, и даже жребий брошен.
Массивная дверь отворилась. Несмотря на метровой ширины проём, в кабинет робко, бочком прошмыгнул младший из референтов. Причём младший, как по возрасту, так и по сроку работы в РосАТОМе. Точно, жертва назначена.
- И?! – грозно сдвинув густые брови, вопросил шеф.
- Ничего нет, - сжавшись, и стараясь казаться меньше, чем есть на самом деле, чуть слышно проблеял подчинённый.
- Совсем-совсем – ничего?
- Вроде было с вечера несколько запросов…
- Ну, так не тяни же! – прогрохотал начальник.
- Переманили, Мефодий Кириллович! – обречённо прошептал референт, желая только одного: испариться бы сейчас, да возникнуть где-нибудь далеко-далеко, на другом краю света. Только бесполезно – шеф где угодно достанет.
- Кто переманил? – голос босса больше не громыхал, но стал ледяным, отчего сделалось совсем жутко.
От ответа и неизбежной расправы референта избавила мелодичная трель. Мефодий Кириллович бросил короткий взгляд на информацию о вызывающем, после чего нажал кнопку ответа.
- Чего надо? – спросил он, в последний момент безуспешно попытавшись погасить раздражение.
- Ой-ой-ой! Какие мы злые! – раздалось в ответ. – Что, Мефодюшка, как обычно?
В этот момент Мефодий Кириллович выключил громкую связь, поэтому чуть воспрявшему  референту не удалось услышать продолжение разговора. А разговор, судя по всему, был занимательный. Шеф в основном отделывался односложными восклицаниями. Сначала недоверчивыми, потом удивлёнными. Наконец, когда на губах грозного начальника дрогнула едва заметная улыбка, помощник понял, что ему не грозит быть немедленно уничтоженным, по крайней мере, в ближайшем будущем. Чем окончился разговор, он тоже не узнал, так как Мефодий Кириллович, наткнувшись взглядом на ассистента, сделал недвусмысленный жест – изыди, мол, вон отсюда! Референт не заставил себя упрашивать, мигом исчезнув с глаз грозного начальства.

* * *

Игорь проснулся посреди ночи. Было душно и отчего-то мутило. Тошнота подкатывала противными волнами, так что ни о каком сне не было и речи. «Отравила бабка! - подумал Сойкин. – Живёт в глуши, руки не моет. И продукты, небось, залежалые». Полежав минут десять, пялясь в темноту, парень понял, что бороться с приступами дурноты не получается. «Надо бы воды попить. Хотя – нет, ещё неизвестно, что там за вода, и в какой посуде хранится. Нет, пойду, пожалуй, просто воздухом подышу».
Сойкин встал с душной кровати. Стало ещё хуже. Пол как будто уходил из-под ног. Стены плавно покачивались. Вася и Вадик спали, как убитые, тихонько посапывая. Или сон у них был слишком глубокий, чтобы мучиться от испорченного ужина, или им повезло, и их организмы благополучно справились с гадостью. «Точно, отравление», - решил подросток и стал на ощупь пробираться к входной двери. В кромешной тьме он не сразу сообразил, что массивная дверь закрыта на не менее эпический засов. Чертыхаясь, Игорь с трудом отодвинул здоровенный брус, заменяющий бабке замок. В этот момент качнуло особенно сильно, и парень, позабыв, что дверь открывается наружу, привалился к ней всем телом. Дверь распахнулась, и Сойкин, потеряв равновесие, вывалился на улицу, чувствительно приложившись спиной и затылком к паре ступенек крыльца. Короткий полёт, и он плюхнулся в жидкую грязь болота с громким плюхом, отчего-то повторившимся, как будто эхом, постепенно затихая: плюх-плюх-плюх…
Несмотря на падение, Игорь почувствовал себя значительно лучше. Через несколько секунд окончательно придя в себя, Сойкин решил, что лежать в воняющей болотом жиже – не самое лучшее времяпрепровождение. Тем более что тошнота отступила, как будто её и не было.
- Надо возвращаться и переодеться в сухое, - пробормотал он вслух. – Не хватало ещё парней разбудить.
В этот момент яркий глаз полной Лунищи выскочил из-за плотных туч, заливая окрестности призрачным таинственным светом. Вместо гостеприимной полянки с незатейливыми бабкиными грядками, Игоря окружали корявые скелеты невысоких деревьев, протягивающих свои ручья-крючья к подростку. Бабкин дом тоже пропал, словно его и не было. Растворился в ночи, а может и сгинул в одной из свинцовых лужиц топи, матово поблескивающих со всех сторон, насколько хватало взгляда.
Парня пробила дрожь. Может от сырости, но скорее всего от осознания того, что он остался один, посреди глухого болота в неизвестном мире. И вообще, что делать дальше – непонятно.
Игорь несколько раз глубоко вдохнул, стараясь справиться с ознобом и успокоиться. Ещё раз огляделся вокруг. Болото так и осталось болотом. Зато добавилась ещё одна напасть. Комары, обрадованные нежданно свалившимся на них угощением, запустили свои реактивные двигатели, изготовили всё имеющееся вооружение, пополнили боекомплект и ринулись в атаку. Их были миллионы, или даже – миллиарды. А может всего-то несколько сотен, но Сойкину это было поровну. Голодные насекомые, казалось, налетали отовсюду. Всё ещё усугублялось тем, что Игорь очутился снаружи практически, как спал: в шортах и футболке. Хорошо ещё, что кроссовки натянул. Правда, на босые ноги. Илистая жижа уже противно чавкала между пальцами. «Ещё пиявок добавить, и будет полный комплект», - мрачно подумал подросток.
- Ау! Есть здесь кто-нибудь? – позвал Игорь, не прекращая при этом яростно отмахиваться от назойливых кровопийц. В ответ только усилился надсадный комариный писк. – Наина Игоревна, Васька… Вадик! – уже в полную силу заорал Сойкин.
В ответ прилетел заливистый волчий вой с одной стороны, и издевательский, похожий на шакалий, хохот – с другой. В первый момент, ещё не до конца осознав нависшую над ним опасность, парень подумал: «Откуда здесь шакалы-то, на болоте?» А потом пришёл страх. Стараясь сделаться маленьким и незаметным, Игорь, не обращая больше внимания на комаров, присел на корточки и закрыл голову руками. Оказалось, что на этом злоключения не закончились. Где-то глубоко-глубоко, в недрах болота что-то пробурчало, словно голодный желудок неведомого гигантского чудовища давал о себе знать. Чёрная илистая жижа вокруг разродилась мелкими, дурно пахнущими сероводородными пузырьками и начала неспешно поглощать парня, засасывая его в своё бездонное брюхо.
- Помогите! – еле слышно прошептал Игорь, понимая, что в этот раз надеяться уже не на что.
Жижа вдруг взволновалась. Выпустила из себя несколько пузырей покрупнее и пошла мелкой рябью, как будто в глубине заработал неведомый двигатель, распространяя вибрацию. А потом вдруг, из глубины возникла, и начала величественно всплывать гигантская округлая спина неведомого чудовища, серебристо поблёскивающая из-под грязных маслянистых потоков.
Сойкин в ужасе зажмурился и уже не видел, что всплывающая туша оказалась всего-навсего огромным пузырём, который, едва приподнявшись над поверхностью, неслышно раскрылся и выпустил наружу высокого, но при этом кряжистого старика с абсолютно седыми волосами и властным взглядом. Дед огляделся по сторонам, заметил сжавшегося подростка и, сделав несколько неторопливых шагов, остановился, нависнув над Игорем.

0

10

- Чего разорался-то? Спать не даёшь, лягух, вон, пугаешь!
- Спасите… - открыв глаза, но, всё ещё не веря своему счастью, попросил Сойкин.
- Спасти тебя? А на кой ляд ты мне сдался-то? Молчишь? Раньше молчать надо было! А то перебаламутил всё болото. Пожалуй, возьму-ка я тебя пока к себе. Иначе, пока до тебя волки доберутся, ещё лихо какое ни есть разбудишь своими воплями.
С этими словами дед всплеснул ладонями, и зыбкая поверхность под ногами Игоря окончательно перестала служить опорой. Парень вслед за неожиданным дедом ухнул куда-то в глубину, чтобы через пяток секунд мягко приземлиться на огромный ворох чего-то пружинящего,  шуршащего и воняющего тиной. Судя по всему, на гору сушёных водорослей. При этом Сойкин остался совершенно сухим, только в кроссовках по-прежнему чавкала болотная жижа.
- Звать-то тебя хоть как, баламут? – раздалось из-за спины.
- Игорь я, - ответил парень, оборачиваясь на голос старика. – А вас как зовут?
- Впрочем, неважно, - совершенно проигнорировав ответ Сойкина, продолжил дед. – Я так и буду звать тебя – Баламут.
Дед противно захихикал. Игорь же, проглотив обиду – на спасителей не обижаются – решил не раздражать старика. Как ни хотелось думать обратное, но следовало признать, что технологией в последних событиях пахло меньше всего. Как ни крути, но непонятное исчезновение Наининой избы, да и действия загадочного деда проще всего описывались термином «магия». Потому что если это всё же и был некий научно-технический процесс, то о его природе можно было только догадываться.
Даже сама обстановка стариковского убежища навевала мысли о какой-то нереальности, сказочности. Прямоугольное помещение метров пять на семь, без окон и дверей. В одном углу ворох сухих водорослей, на которые приземлился Сойкин. В противоположном – топчан, покрытый то ли шкурами, то ли старым тряпьём – явно дедово лежбище. Прямо посередине огромная печь с коротким дымоходом, который заканчивался, не доходя даже до потолка. На печи вперемешку стояли чугунки, сковородки и какие-то реторты. Между печкой и столом стоял массивный стол до последнего свободного участочка заваленный всяким барахлом. Над столом, на высоте примерно в полметра, свободно плавал фосфоресцирующий зелёный огонёк, подтверждающий предположение, что его создатель использовал магические силы. Света огонька было вполне достаточно, чтобы осветить целиком всю хижину, пусть и не ярким, но ровным светом.
Дед, вольготно рассевшись на своей лежанке, исподлобья рассматривал Игоря, который так и остался стоять возле места приземления.
- Ты-то, небось, жрать хочешь? – наконец спросил старик. – Пошарься там, у печки. Вроде бы шти оставались. Наваристые, на лягушатине.
- Я лягушек не ем, - с трудом переборов приступ тошноты, заявил Сойкин.
- Вона как! – удивился дед. – Ну, тогда поищи жаркое. Оно, правда, с душком малость, третьего дня готовил. Да зато пиявки отборные на него пошли, жирнючие, как одна! Хотя нет, - с ехидцей наблюдая за позеленевшим лицом Игоря, продолжил старик. – Жаркое я ещё сам вчера прибрал. Что ж, мил друг, тогда не взыщи, коли не по нраву мои щи. Денёк-другой поголодаешь, сам потом нахваливать будешь. А я пока вздремну. Устал я, с тобой валандаясь.
- Денёк-другой? – поразился Игорь, чувствуя, что благодарность за спасение постепенно сменяется раздражением. В него сфокусировалось всё – и недавний страх, и беспокойство за друзей, которые сгинули неизвестно куда вместе с бабкой Наиной и её избой. И непонятность своей собственной участи. И переживания о той необычной ситуации, и это ещё мягко сказано, в которую приятели попали, неосмотрительно сунувшись в порталы, будь они неладны. – Сколько же вы спать собираетесь?
- Пару периодов… - сквозь зевок пробормотал старый хрыч.
- Периодов чего? – не сдавался Игорь.
- Полураспада радона - дед как-то ехидно всхрюкнул, видимо представив, как назойливый недоросль затыкается, озадаченный непонятной фразой, после чего окончательно захрапел.
- Ты что, дед, совсем ополоумел? – Быстро прикинув в уме срок, взорвался Сойкин. – Да я тут у тебя за неделю с хвостиком с голоду загнусь! Лучше б ты меня на болоте оставил!
Храп моментально прекратился. Дед явно не спал, но и не спешил возобновить беседу. Игорь за это время успел порадоваться, что старик выбрал именно радон. Задачку с этим элементом парень решал как раз на итоговой контрольной по физике. Про тот же уран или плутоний Сойкин не помнил. Единственно, что отложилось ещё из этой темы, так это период полураспада радия, как самый быстрый – всего одна тысячная секунды. Наконец дед заговорил:
- С хвостиком, говоришь…, а велик ли тот хвостик?
- Три и восемь на два, минус семь. Шесть десятых суток, - настала пора ехидничать уже Игорю. – В часы перевести? А, может, в минуты… в секунды?
- Не надо, довольно, - дед резво вскочил, словно совсем недавно не жаловался на неодолимую усталость и, резво преодолев разделяющее их расстояние, пристально вгляделся в подростка.
Парень отметил, что в хижине вдруг стало заметно светлее. И ещё – дедовы глаза были ясными, взгляд пронзительный, как у молодого. Игоря как будто затягивало в омут бездонных чёрных зрачков. Сойкин зажмурился.
- В глаза смотреть! Не уворачиваться! – рявкнул дед. Подросток подчинился помимо своей воли. – То-то же. И откудова ты такой умный на мою голову свалился?
Но Игорь не мог ответить, так как даже не услышал вопроса. Его сознание поплыло, уносясь всё дальше и дальше по течению двух чёрных потоков, которые изливались из глаз болотного колдуна. Вместо берегов клубилась дымкой непонятная вязь, приглядевшись к которой, парень понял, что она состоит из бесчисленного множества формул, законов, правил, уравнений, да и ещё много чего. А потом поток вдруг сорвался вниз неудержимым водопадом, увлекая за собой сознание Игоря в липкую, всё поглощающую черноту.
Тот, кто недавно называл себя Игорем Сойкиным, открыл глаза. Только не единого проблеска мысли не было в его пустом взгляде.
- Вот теперь можно и вздремнуть недельку-другую, – дед блаженно похрустел суставами, разминаясь. Посмотрел на подростка: - и ты спи, неча тут шастать без пригляду. Не ровен час, сломаешь чего.
Парень послушно, словно механическая кукла направился к вороху сухих водорослей, да так и упал в неё, тут же заснув наведённым злой волей колдуна сном.
- То-то же, - одобрил  старик, заваливаясь на свою лежанку.
Через минуту едва тлеющий волшебный светлячок погас, и подводное обиталище погрузилось в кромешную тьму.

* * *

Вадима разбудил яркий солнечный лучик, сумевший пробраться сквозь узенькую щёлку между плотными шторами. Пощекотав парню нос, он неторопливо переполз повыше – прямо на глаза спящего.
- А-пчхи! – оглушительно чихнул Вишневский, что никоим образом не помешало Василию дрыхнуть дальше.
Вадик сел на кровати и огляделся. Игорево место пустовало. Аньке была выделена отдельная комната, поэтому было неизвестно – спит девчонка, или уже встала. Сладко потянувшись, прогоняя остатки сна, Вад прошлёпал босыми ногами к окну и распахнул тяжёлые портьеры, надеясь, что яркий свет разбудит приятеля. А что – так всю жизнь проспать можно! Но то, что открылось за окном, заставило подростка мгновенно позабыть обо всём.
Вместо разлапистых мрачных елей, обступивших бабкины грядки, вдаль простирался ухоженный парк вековых дубов с подстриженным газоном и выложенными плиточками дорожками. Древесные старожилы стояли так свободно, что совсем не мешали друг другу. Наоборот – золото утреннего солнца вовсю заливало землю, одаривая её теплом и светом.
Голос Наины слышался откуда-то из-за угла. Слов было не разобрать, но, похоже, что хозяйка сердилась и кому-то за что-то выговаривала. Вадим бросился в гостиную, окна которой выходили на противоположную сторону. Там картина и вовсе была нереальной. Метрах в тридцати от наининого домика возвышалось монументальное здание о десяти этажах из серого камня. Широченная лестница вела к стеклянным дверям, над которыми золотом сверкала огромная надпись: РосАТОМ. Ниже, если приглядеться, разместилась расшифровка пафосно выполненной аббревиатуры. До боли напрягая, глаза, Вадим прочитал:

Российская
Академия
Теоретических
Основ
Магии

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Летняя практика