Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Авиатор 2:Капитан Браге


Авиатор 2:Капитан Браге

Сообщений 21 страница 30 из 62

21

Воду она нашла быстро, "выдоив" ее из толстых лиан. С мясом, однако, возникли проблемы. Стрелять обезьян не хотелось, хотя Лиза и знала, что в некоторых странах, - в той же Африке, к слову, - их используют в еду. Но то - они, a у Лизы принципы, и поскольку от голода она пока не умирает, есть обезьянье мясо она не будет.
"Каннибализмом попахивает, разве нет?"
Поиски затягивались, но кроме мелких птичек, "мартышек" и огромного количества разнообразных насекомых, Лиза никого не находила. В конце концов, довольно рискованно поохотилась с топором на змей. Двух уложила. Вполне должно было хватить на поздний завтрак и ранний ужин. Ну, и чтобы два раза не ходить, нашла дерево, остро пахнущее чем-то вроде ацетона и, сняла с него несколько комков смолы. Наломала подходящих веток, содрала несколько кусков коры и вернулась на пирамиду. Там некоторое время занималась разведением костра и приготовлением обеда, и только после этого взялась за изготовление факелов. Наука не великая: расщепить один конец зеленой ветки и вставить в зажим фитиль – полоску парашютного шелка, смоченного древесной смолой, растопленной на камне у огня. Лиза не знала особенностей горения местных материалов, а потому исходила из худшего: три-четыре минуты. Соответственно даже для краткой экспедиции ей нужны были, как минимум, десять факелов. Впрочем, Лиза придумала еще два способа не потеряться в лабиринте, если, конечно, это именно лабиринт. Пройдя в глубину коридора несколько метров, она оказалась на площадке, от которой начиналась весьма необычная лестница. Ступени – на самом деле, обыкновенные каменные бруски, - выступали из стены колодца, уводящего во тьму.
Вот на этой площадке Лиза и развела костер, который должен был гореть достаточно долго, чтобы служить ориентиром на обратном пути. Ну, а еще у нее была веревка, один конец которой Лиза закрепила среди камней. 
"Ну, помолясь!" – сказала она себе и осторожно пошла по ступеням.
Факел горел вполне сносно, труднее, оказалось, зажигать от прогоревшего - новый. Приходилось стоять на одной ступени, балансируя и стараясь не делать резких движений. Но тут пригодились отличный вестибулярный аппарат авиатора и натренированность мышц.
Спуск занял гораздо меньше времени, чем можно было предположить. Три факела – на все про все, но, по-видимому, строители пирамиды ставили перед собой вполне конкретные цели. Никакой метафизики и прочей бесовщины. Колодец и  лестница, заканчивающаяся в просторном зале, у одной из стен которого стояла статуя в человеческий рост. Вернее, так: статуя стояла на плоском постаменте в полметра высотой и оттого казалась больше и выше. Лиза осветила фигуру факелом и ничуть не удивилась, обнаружив, что та отлита из серебра. Тонкая работа, вполне узнаваемый образ. Скорее всего, это была царская усыпальница, но почему яруба, - а это, скорее всего, были именно они, - похоронили своего царя не в обычном для их культуры здании-склепе, а в нехарактерной для них пирамиде, Лиза даже гадать не пробовала. Приняла, как факт.
Никаких других изображений в усыпальнице не было, как не было и проходов в другие помещения. Возможно, их попросту искусно спрятали в стенах или полу, но Лизе показалось, что никаких тайных ходов попросту нет. Пустое помещение с памятником древнему царю, и ничего более. А все те статуи и горшки с украшениями, что стояли вдоль стен, этому месту - неродные. Усыпальницу просто использовали, как хранилище ценностей. Сокровище это было много меньше того, что обнаружила Лиза в пустыне, но золота, серебра и необработанных драгоценных камней здесь было много. Очень много.
Был соблазн – взять немного с собой, но Лиза от этого опрометчивого поступка воздержалась. Нести с собой след сокровищницы яруба, было бы полным безумием. Поэтому Лиза и не стала здесь задерживаться. Поднялась наверх. Прикрыла вход все тем же пологом из вьющихся растений, и назавтра продолжила свой квест. Она направлялась к горам.

+4

22

Глава 2. Кхонга, Июль, 1931
Два дня они двигались вниз по реке. Пироги шли одна за другой, растянувшись темным пунктиром, едва заметным на кофейного цвета воде. С двух сторон, по берегам реки стеной вставал тропический лес. Временами казалось, что отряд движется по дну глубокого каньона. Небо виднелось где-то высоко над людьми, а солнце заглядывало в полумрак "ущелья" всего на несколько десятков минут в день. Тогда река начинала сверкать, отражая солнечный свет.
Ночь провели на берегу под сенью деревьев. Лиза уже пережила один тропический ливень во время своего одинокого путешествия, но эта гроза оказалась и вовсе инфернальной. Небо расколола чудовищная молния, на мгновение сделавшая все вокруг ослепительно белым, а затем пришел гром. Он обрушился на путешественников с такой невероятной силой, что все невольно втянули головы в плечи. Вздрогнул и лес. Деревья загудели, шум листвы был похож на звук лавины, медленно стекающей со склона горы, но не успевшей еще набрать скорость. Не обвал, а грозный шорох, от которого встают дыбом волосы.
Еще одна молния, и еще. А потом на людей упал дождь. Не было капель, не было струй, вода свободно лилась с неба, как если бы Лиза встала под водопад. Огромное количество воды. Так много, что в этом ужасе трудно было дышать. Ливень ломал ветви деревьев и лианы, сбивал вниз листья и цветы.
"Царица небесная!"
Что-то яркое сверкнуло неподалеку, и Лиза увидела сквозь потоки воды белые и фиолетовые шары, плавно перемещавшиеся среди черных штрихов лиан. Потом последовал чудовищный взрыв, лес заревел, внезапный шквал бросил на людей обломки веток и невнятный, неразличимый мусор джунглей. В свете молний заметались тысячи летучих мышей. Вокруг стоял рев и вой, и голоса животных были неотличимы от голосов деревьев.
Все кончилось так же быстро, как началось. Вода больше не падала с небес, не гремел гром, утих даже ветер, и наступила тишина. Слышалось лишь журчание стекавших в реку ручьев и звуки капели  - это остатки воды просачивались с верхних ярусов джунглей на нижние, чтобы, в конце концов, упасть на землю.
– Это было… сильно! – Лиза ни к кому конкретно не обращалась, но ответил ей профессор Паганель.
– Слава Богу, все живы и невредимы, - сказал он, стирая воду с лица. - В такую грозу рушатся даже самые большие деревья.
И словно, в подтверждение его слов, где-то поблизости раздался чудовищный треск, и в реку обрушился один из тех исполинов, что формируют облик тропического леса.  Река едва не выплеснулась из берегов, тучи брызг полетели в людей, но вскоре завершился и этот инцидент. А на следующий день, ближе к вечеру, пироги вошли в спокойные воды озера Косогу.
– Мы на северном берегу, - Джейкоб смотрел на Лизу, ожидая продолжения, но она молчала. – Я к тому, Лиза, что северное побережье озера – это его длинная сторона. Двадцать километров неровного берега. Где будете искать своих спутников?
– У вас есть карта? – Лизе не особенно нравилась идея знакомить Паганеля с Варзой и Рейчел, однако и отвязаться от профессора она не могла. Оставалось надеяться, что он хороший человек. Ну, а если нет, то решать проблемы, Лиза предпочитала по мере их поступления.
– Разумеется, - Джейкоб открыл свою полевую сумку, весьма похожую на обыкновенную офицерскую планшетку, и достал карту. – Держите, капитан!
Лиза взяла карту, развернула, разыскивая место, указанное Райтом, и только тогда сообразила, как именно назвал ее профессор Паганель.
"Капитан!"
– Вы не оговорились, Джейкоб, не правда ли? – подняла она на него взгляд.
– С чего бы? – слегка пожал плечами Паганель.
– То есть, вы все это время знали, что я?..
"Кто?"
– Знал, - подтвердил Паганель и слегка улыбнулся. – Не буду вас интриговать, Лиза, это не плод моей выдающейся наблюдательности и дедуктивного метода, который развивает один мой лондонский знакомый. Он частный детектив, знаете ли, ему и карты в руки, а я вас просто узнал.
– Узнали? – Звучало более чем странно. – Разве мы раньше встречались?
– К сожалению, нет, - покачал головой Паганель. - Но, видите ли, Лиза, моя мама держит в Эдинбурге модный дом. Собственно, его основала моя бабушка, поэтому салон назван ее именем - "Мэри Грант".
"Мэри Грант? Серьезно?! – как ни странно, но о романе Жюля Верна "Дети капитана Гранта" она вспомнила только сейчас и сразу же сообразила, откуда ей знакома фамилия Паганель. – Умереть не встать! Но, если он внук Мэри Грант и носит фамилию Паганель, значит, Жак Паганель женился на дочери капитана Гранта, а не на сестре майора Мак-Ноббса! Ну, вообще!"
– Вас что-то смущает? – нахмурился профессор.
– Нет, нет! Все в порядке! – поспешила успокоить его Лиза. – Продолжайте, Джейкоб! Прошу вас!
– Однажды, когда я пришел к ней в гости, - продолжил свой рассказ Паганель, - моя мать оказалась занята примеркой нового платья герцогини Кембриджской. Пришлось ждать, и я от скуки начал просматривать модные журналы. В себерском "Фасон" я обратил внимание на фотографию манекенщицы, демонстрировавшей вечернее платье. У меня отличная зрительная память, Лиза. А память на лица еще лучше. Я сразу понял, что уже видел это лицо, хотя и при других обстоятельствах. Пришлось поискать в закромах своей памяти.
– Нашли? – Лиза помнила этот случай. Надежда уговорила выйти на подиум. Ей нужна была высокая и стройная манекенщица.
"Плоская вешалка, чего уж там!"
– Нашел, - кивнул Паганель. – Я читал в журнале "Тайм" статью о мужественной себерской женщине-авиаторе капитане Елизавете фон дер Браге. Это было то же лицо. Оставалось лишь прочесть имя манекенщицы.
– Читаете по-русски? – подняла бровь Лиза.
– Нет, что вы! Но разобрать имя манекенщицы, написанное латинскими буквами… Ведь вы не сестра-близнец пилота Браге?
– Нет, - вздохнула Лиза, смиряясь с неизбежным. – Я сама она и есть!
– Что ж, - улыбнулся ей Паганель, - рад знакомству, капитан! Теперь я хотя бы могу свести концы с концами. Капитан Браге действительно могла пройти сто миль по африканским джунглям.
– Не преувеличивайте мои способности, Джейкоб! Жить захочешь, не так извернёшься!
– Тем не менее, не каждому дано. Поверьте, Лиза, я знаю, о чем говорю!
– Что теперь? – спросила Лиза после секундной паузы.
- А что теперь? – переспросил Паганель. – Неужели факт того, что вы себерский авиатор что-то меняет в наших планах? Повторюсь. Я не военный, Лиза, и не чиновник. Мне все равно, в какие игры вы играете с моим правительством. И потом, я дал слово джентльмена! Итак, где точка встречи?

+4

23

***
Разочарование оказалось сильнее, чем Лиза готова была признать. Однако факты были таковы: в точке сбора ее никто не ждал. И не только сейчас, но и раньше. Пустой берег. Несколько деревьев тут и там. Кустарник. Лес, начинающийся метрах в ста от обреза воды. Пока окончательно не стемнело, Лиза успела прочесать берег вдоль и поперек, но кроме следов диких животных ничего не нашла. Ни примет, ни знаков – совсем ничего. Означать это могло только одно. Подруги до места сбора не добрались. Райт и другие – тоже. Вполне возможно, из всего экипажа "Звезды Севера" она осталась единственной выжившей.
Стемнело, и искать дальше стало невозможно. Лиза подсела к костру Паганеля, машинально – занятая своими тяжелыми мыслями, - приняла кружку, отхлебнула. Горячий кофе в джунглях и сам по себе немыслимое чудо, особенно для того, кто как Лиза уже много времени бывал чаще голоден, чем сыт, принимая за пищу все, что можно съесть. Впрочем, Лизе сейчас было не до чудес. Что-то она сделала не так. О чем-то не подумала, не смогла предусмотреть. И вот она жива, а они…
"Бог ведает!"
– Не расстраивайтесь! – попробовал утешить ее Джейкоб, протягивая Лизе свою флягу с самогоном. – Возможно, мы их просто опередили. Хотите трубку?
– Хочу! – кивнула Лиза.
– Нет, не думаю, - сказала она через мгновение. – Я не могла их обогнать! У них была фора по времени, и немалая!
– Непредвиденная задержка? – предположил Паганель.
"Смерть тоже веская причина…"
– Всем оставаться на местах! – приказал откуда-то из тьмы низкий мужской голос. – Оружия не трогать. Руки поднять!
Паганель вздрогнул. Лиза, признаться, тоже. Однако, когда мужчина приказал поднять руки, она не только успокоилась, она и почувствовала прилив настоящего счастья.
– Бейли! – окликнула она оружейника. – Это не враги. Это экспедиция Лондонского Географического общества.
– Вы уверены, кэп? – спросили из темноты.
– Вполне!
– Тогда мы выйдем, - решил Бейли, - но оружие, господа, лучше не трогайте! Пару стрелков я все-таки за собой оставлю!
Раздались тихие шаги, и вскоре к костру, около которого сидела Лиза, вышли Бейли, Монтанелли и еще пара людей из наземной команды.
– Рад найти вас живой, Кэп! – следуя мгновенному порыву, Бейли шагнул к Лизе, обнял ее и, похоже, едва не прослезился. Во всяком случае, когда он ее, наконец, отпустил и, отступив назад, продолжил разговор, голос у него предательски подрагивал.
– Я не вижу здесь доктора, - сказал оружейник, оглядев, вставших при его появлении людей. – Он вас не нашел?
Из этого вопроса с очевидностью следовало, что кто-то из дам сюда все-таки добрался. Возможно даже, обе. Однако рассказывать о том, что произошло между нею и Тюрдеевым на берегу Мосезе, Лизе не хотелось. Начнешь говорить, возникнут вопросы. Одна ошибка потянет за собой другую, а там, глядишь, придется рассказывать и про афаэр. Однако о том, что этот таинственный артефакт существует, знают пока немногие. А о том, что он находится у Лизы, не знает вообще никто. Зачем же ей самой усложнять себе жизнь? Она – ее жизнь, - и так уже усложнилась до крайности.
– Нет, - покачала головой Лиза, - не нашел. Его нашла я.
Она вынула из кобуры и, показав оружейнику "горбатов" Тюрдеева, тяжело вздохнула, причем совершенно искренно. Ей до сих пор было горько и обидно вспоминать, чем закончились такие красивые, как ей казалось, отношения с доктором. Увы, он оказался тем еще говнюком, но и об этом упоминать не стоило.
- Доктор сорвался со скалы и свернул себе шею, - "объяснила" она после паузы. -  Я наткнулась на него случайно. То есть, не на него, разумеется, а на тело. Но он был уже давно мертв… Сам понимаешь, Бейли, зрелище не для слабонервных! Я сложила могилу из камней, но это животных, скорее всего, не остановит. А копать мне было нечем. Разве что топориком… 
Свой бронзовый топор Лиза, по здравом размышлении, оставила в джунглях. Он единственный указывал на то, что она нашла сокровища Кано. Афаэр скрыть было легче, да и кто его видел? Мари? Ну, так перед Мари Лиза догола раздеваться не собиралась.
– А остальные? – спросила она, меняя тему разговора.
– Рейчел и Варза здесь! – кивнул оружейник. – И еще кое-кто! Но об этом позже, кэп. А пока представьте нас своим новым друзьям!
Бейли явно не хотел говорить при свидетелях и был прав. Меньше узнают, меньше расскажут другим, если их вдруг об этом спросят.
Начались представления, но, проявляя осторожность, обе стороны демонстрировали всего лишь учтивую сдержанность и были, разумеется, правы. Каждый, глядя со своей колокольни, видел в другом незнакомца, намерения которого неизвестны, а возможно, и опасны. Поэтому сразу после знакомства, Монтанелли вежливо, но недвусмысленно предложила "разойтись миром". Паганель кивнул, соглашаясь, и посмотрел на Лизу.
– Пара слов наедине, капитан?
-  Да, пожалуй, - согласилась она, и первой пошла от костра в сторону воды.
Поверхность озера чуть серебрилась в свете ущербной луны. Рассеять ночную тьму это сияние, разумеется, не могло, но позволяло худо-бедно ориентироваться на берегу.
– Утром мы уйдем. Возвращаемся на маршрут…
Слушая голос Джейкоба, Лиза пожалела, что не видит его лицо.
– Скорее всего, вы спасли мне жизнь, - сказала она после короткой паузы. – Я вас никогда не забуду.
– Я вас тоже не забуду, Лиза. – Показалось или нет, но Лиза решила, что Паганель улыбается.
– Хотя вам я жизнь не спасала, - усмехнулась она.
– Нет, - согласился он, - но вы ее изменили.
– Хорошо, я согласна! – На самом деле, Лиза была не уверена, что поступает правильно, но кто сказал, что жизнь женщины должна состоять исключительно из правильных поступков?
– Прошу прощения? – не понял ее Паганель.
– Вы пригласили меня на свидание, - объяснила Лиза, - и я согласилась. Вот вернемся из Африки и обязательно сходим.
– Как я вас найду?
– Хороший вопрос… Пишите на имя Елизаветы Браге. Смолянка, дом Корзухина, Шлиссельбург, Себерия, не ошибетесь!
– У вас есть телефон? – Джейкоб, как успела узнать Лиза, никогда не оставлял вопросы открытыми.
– Шлиссельбург, 3-42-47. А как вас найду я?
– Очень просто! – Паганель взял ее руку и вложил в нее кусочек картона. – Это моя визитка. Ну, а если потеряете, самый простой путь через модный дом "Мари Грант". Мама обычно знает, где я нахожусь…

+5

24

Старые темы не нашел, поэтому хвастаюсь здесь :)
Авиатор запланирован к печати на конец октября. На конец Ноября - переиздание Квеста в двух томах, и где-то там, зимой уже, Кондотьер.

+3

25

Искренне поздравляю! Как раз сейчас читаю вторую часть Квеста :).

0

26

MaxM
Поздравляю, но... как-то обрублен Квест с конца. Душа требует продолжения.

0

27

20

MaxM написал(а):

Срубила деревце, порубила на дрова, разожгла костер, соорудила их камней подставку

Очевидно "из"

0

28

Костян написал(а):

MaxMПоздравляю, но... как-то обрублен Квест с конца. Душа требует продолжения.
            Подпись автора_____________Не следует множить сущее без необходимости /(с) Оккама

Ну там все как-то сошлось. 4-ю книгу начал, но появились другие планы + Армада перестала печатать, а другим 4-я без трех первых была не нужна.

0

29

***
Экспедиция профессора Паганеля снялась на рассвете. Лиза постояла на берегу, наблюдая за тем, как пироги одна за другой исчезают в клубах предутреннего тумана. Проводила взглядом Джейкоба, сидевшего на последней лодке, и повернулась к Бейли.
– Итак?
– Пойдемте, кэп! Это недалеко. – Судя по всему, Бейли не терпелось поскорее убраться с берега, и, наверное, у него были на то веские причины.
– Ладно, - согласилась Лиза. – Показывай дорогу, Сэм! Я следую за тобой!
Тропа, на которую они вступили, едва войдя под кроны деревьев, оказалась хитрой. Немудрено, что накануне Лиза не нашла здесь никаких следов. Дорога начиналась на обломках скалы, потом сливалась со звериной тропой, взбиралась по лианам на высоту нижних ветвей исполинов тропического леса, спускалась на скалы и снова взмывала вверх, пока не привела отряд к скалистому холму, едва выглядывавшему из-под зеленого полога джунглей. По себерски говоря, место было козырное. С вершины, где было легко спрятаться среди зарослей кустарника и камней, просматривалась значительная часть береговой линии. И место это на северном берегу озера Косогу было выбрано не случайно. Здесь джунгли подходили близко к воде, и не было людских поселений. Деревни яруба располагались восточнее и западнее.
– Хорошее место, - сказала Монтанелли, обычно предпочитавшая словам мимику и жесты.
– Северо-восточный склон холма с берега не просматривается, - объяснил Бейли, - а из джунглей и смотреть некому.
Обогнув холм, отряд вышел к небольшой террасе, поросшей по краю колючими кустами. Прорехи в этой естественной изгороди, служившей надежной защитой от диких животных, были завалены точно такими же кустами, срубленными, очевидно, где-то выше по склону. Здесь, - всего на десять-пятнадцать метров ниже плоской вершины, - под защитой высокого колючего вала и располагался лагерь. Несколько шалашей. Навес из бамбука. Пара круглых очагов, сложенных из камней. И просторный грот, по всей видимости, служивший команде и складом, и жильем.
– Так и живем, - вздохнул Бейли. – Александры, ух ты, силкирки  гребаные!
– Следите за языком, Сэм! – к ним шла, вернее, бежала, улыбающаяся во весь рот Рейчел.
– Нашла, чем укорить! – фыркнул Бейли и благоразумно отступил от Лизы, потому что с другой стороны на них набегала совершенно "сорвавшаяся с резьбы" навигатор Варзугина! 
- Лизка, самка собаки! – завопила она, заключая Лизу в объятья. – Живая! Вот же ты путка, живучая!
"Путка?! – удивилась Лиза. – Что за слово?"
Русский язык калифорнийцев, временами, мог поставить в тупик любого носителя великорусского наречия, на котором с теми или иными вариациями говорили и себерцы, и киевляне. 
"Надо будет спросить…" – но додумать эту мысль Лиза уже не смогла. Своими объятиями, воплями и поцелуями Варза и Рейчел буквально задавили мысль в зародыше. Дальше были только жаркий сумбур, хохот, радостные восклицания и множество тянущихся к Лизе рук. Все хотели поздравить ее с "возвращением", обнять, коснуться плеча, пожать ей руку.
Лиза знала, что она популярна, но даже представить себе не могла, до какой степени. Она на самом деле против этого и не возражала, тем более, что ей, похоже, этими людьми теперь командовать, как старшему по званию и наиболее авторитетному из беглецов. Она лишь отметила мысленно, что выглядит и пахнет сейчас не так ужасно, как во время встречи с профессором Паганелем, и это хорошо. В деревне яруба, откуда они затем вышли в поход по реке, Лиза первым делом соскребла и смыла с себя грязь, смылив едва ли не половину куска мыла, одолженного ей Джейкобом Паганелем. Промыла и вычесала волосы, воспользовавшись "трофейной" расческой Тюрдеева, и выстирала всю свою одежду. С экипировкой, следует заметить, дела обстояли не так, чтобы хорошо. Ботинки еще держались, но вот штаны и рубашку пришлось зашивать во многих местах. Вместо бюстгальтера Лиза использовала теперь полосу хлопковой ткани, вырезанную из лекарской рубашки, но вот запасных трусов у нее не было, да и заменить их было нечем. Так что трусы по дороге через джунгли Лиза стирала неоднократно.
Между тем, восторги и поздравления стали понемногу стихать, объятия ослабли - "свита", сыгравшая "короля" в лучших традициях Станиславского и Немировича-Данченко, помаленьку успокоилась.
"Верю!" – признала Лиза, выныривая из-под накрывшей ее волны всеобщего энтузиазма.
– Все, все! – остановила она людей. – Делу время, потехе – час! Переходим к рассказам о себе любимых и обмену жизненным опытом!
Никто, собственно, не возражал. Всем не терпелось рассказать, что и как происходило с ними в эти дни и недели, но больше всего люди хотели узнать, о приключениях Лизы. Однако Бейли, взявший на себя обязанности старшего начальника, попросил не спешить. 
– Предлагаю, для начала перекусить! – сказал он, и Лиза должна была признать, что в словах оружейника есть смысл.
Сейчас, когда схлынула первая волна восторга, она учуяла запах жарившегося на огне мяса и сразу же поняла, что успела проголодаться. Ее интерес не укрылся от внимательного взгляда по-военному сдержанной и невероятно наблюдательной Анны Монтанелли.
– К столу! – коротко бросила командир десанта, и хаос, устроенный членами экипажа, растрогавшимися от встречи с утерянным и вновь обретенным "кэпом", начал стремительно обретать черты организации. Ведь что есть организация, как не совместная целенаправленная деятельность больших коллективов людей? Кажется, что-то такое писал Лев Троцкий, но что именно имел в виду Лев Давыдович, Лиза не помнила. Выучила к экзамену и забыла, как и многое другое, что напрямую не относилось к сфере ее интересов, а уж научный коммунизм к ней точно не относился. 
– Чем богаты! – улыбнулась Анфиса, едва расселись вокруг очага и за примыкавшим к нему импровизированным столом.
Ну, что сказать? Пока Лиза шла через тропический лес, она не раз и не два пожалела о скудости своего образования. А вот среди членов экипажа оказалось сразу несколько знатоков африканской флоры и фауны. К слову сказать, одной из них была Анна Монтанелли, выросшая в экваториальной Африке в семье дипломата, представлявшего при колониальных властях Франкского королевства Венецианскую республику.
Плотный завтрак, предложенный Лизе гостеприимными хозяевами, состоял из неизвестных ей печеных на углях мучнистых клубней, инжира, молодых красных листьев, отваренных с мясом водяного оленька , и шашлыка из мяса друкера – некрупной лесной антилопы. Более того, запивать еду предлагалось "компотом" – горячим отваром из нескольких видов листьев, стеблей, цветов и плодов, и все тем же крепким и ужасным африканским самогоном чанга. Наличие самогона и кое-какой "неуставной" утвари, - глиняных и деревянных плошек, кружек, мисок и ложек, - недвусмысленно указывало на "межкультурные контакты".
– У нас есть английская надувная лодка, - объяснил Бейли, встретив недоуменный взгляд Лизы. – Трофей. Я тебе об этом потом расскажу. Сплавали пару раз на восточный берег. Там есть "партизанские" деревни яруба, в смысле повстанцы местные живут. У них и выменяли на обезьян.
– На каких обезьян? – не поняла Лиза.
– На мертвых, - коротко объяснила Монтанелли.
– Мы обезьянье мясо не едим, - поспешила вмешаться Рейчел, - а у местных на этот счет предрассудков нет. Мясо, оно и в Африке мясо. Вот мы им и продаем тушки, а они нам взамен домотканые одеяла, циновки, выпивку и домашнюю утварь. 
– Так, - Лиза еще не вполне переварила полученную информацию, но вопросов у нее и до этого было больше чем достаточно. Теперь возникло еще несколько. Всего-то дел!
Еще по дороге в лагерь Бейли коротко, а значит и без подробностей, обрисовал Лизе возникшую ситуацию. Семнадцать дней назад Райт приказал им – Бейли и Монтанелли – тайно покинуть лагерь, забрав с собой всех, к кому удастся подобраться, не поднимая шума, и идти в точку сбора. Ну, они и ушли, взяв с собой двух командиров артиллерийских расчетов, второго помощника - Нильсена и пять бойцов из отряда Монтанелли.  Поднялись налегке, захватив с собой только свои рюкзаки и личное оружие, и на том спасибо. Прошли за трое суток восемьдесят километров через отроги Восточного хребта, и вышли к озеру. Ну, а неделю назад к ним присоединились навигатор и инженер.
– Ждали только вас и доктора, а так нас здесь давно уже ничего не держит.
"Не держит, - согласилась мысленно Лиза. - И это правильно!"
Рассказ Бейли заставил Лизу задуматься о "продолжении банкета", но чтобы что-нибудь решить, ей нужны были подробности, и эти подробности она предполагала теперь получить.
– Так! - сказала она вслух, - А теперь, пожалуйста, с первой ноты и не забывайте про детали. Бог скрыт в мелочах, не правда ли?
– По-моему, там говорится о дьяволе, разве нет? – возразила ей Анфиса.
– Вот-вот, - покивала ей в ответ Лиза. – Мы даже не знаем, бог или дьявол кроется в подробностях, но я хочу знать их все!

***
Все-таки за едой хорошо болтать, перебрасываясь короткими репликами. Длинные рассказы подразумевают другой контекст. Поэтому начали, только дожевав и допив. На ясную голову, так сказать, на сытый желудок и пустой рот.
– Мы добрались до излучины Мосезе в ту же ночь… - Анфиса рассказывала спокойно, без обычных своих двусмысленных шуточек и каламбуров, и, разумеется, без какой-либо ажитации. 
– Видимость была неплохая, - Рейчел позволила Варзе вести основную партию, сама же лишь аккуратно комментировала рассказ, уточняя или объясняя то, что казалось ей достойным вмешательства. 
– Луна во второй трети, - кивнула, соглашаясь с подругой, Анфиса. - Небо чистое, и вода блестит. В общем, я прошлась над рекой, но садиться на берегу поостереглась. Нашла проплешину в полумиле к югу, как раз между лесом и скалами…
Подробности одиссеи Анфисы и Рейчел во многом напоминали историю самой Лизы.  Сели ночью, недалеко от реки. Высадились, осмотрелись и решили ждать Лизу где-нибудь поближе к реке, но костра не разводить. Дело в том, что по идее, Лиза должна была их опередить: скорость-то у "гренадера" всяко выше, чем у "фоккера". Так что отсутствие подруги "в излучине Мосезе" их, грешным делом, напугало не на шутку. Иди знай, что случилось со штурмовиком! Его могли сбить, он мог испортиться. Лиза могла погибнуть или снова попасть в плен.
Ждали до утра, но никого не дождались: ни Лизы, ни преследователей. Тогда решили "не торопиться с выводами", и "дать Елизавете шанс". Разбили под деревьями лагерь, разожгли костер, и Тюрдеев ушел к винтокрылу, забрать остатки имущества, то есть, все, что еще можно было унести с "фоккера".
"Ага, значит, рюкзачок он перепрятал именно тогда, - решила Лиза, слушая рассказ подруг. -  А держал он его, скорее всего, не в грузовом отсеке, а в поддонной нише, предназначенной для установки крупнокалиберного пулемета…"
В общем, сидели на месте четыре дня, но так никого и не дождались. Вернее, дождались, но совсем не того, что могли предположить. Ночью подхватились от заполошной пальбы. Стреляли, хоть и близко, но не рядом, а где-то в паре миль к востоку от лагеря. Доктор предложил погасить огонь, и спрятаться где-нибудь поблизости, но не у самой реки. Так и сделали: укрылись в сухом овражке неподалеку. Сидели там до утра, слушая постепенно стихающие звуки боя.  Судя по всему, где-то неподалеку сошлись "стенка на стенку" два крупных отряда и "махались" до утра. Позже Анфиса и Рейчел узнали, что так все и обстояло. Но это позже, а в то утро никто ничего определенного про ночную перестрелку сказать не мог, и Тюрдеев предложил разделиться. Женщины, по его идее, должны были идти к озеру Косогу, так как существовала вероятность, что, опоздав по тем или иным причинам на встречу в излучине Мосезе, Лиза направится прямиком к озеру. Доктор же предполагал остаться у реки еще на несколько дней, - на случай, если Лиза все-таки объявится, - и догнать навигатора и инженера или в верховьях Осоа, где, судя по карте, находилась деревня яруба, или уже на точке сбора - на северном берегу озера.
Разумеется, они попытались отговорить лекаря, но, в конце концов, его доводы показались им разумными. В одиночку ему будет легче скрыться от врагов, да и темп ходьбы у него всяко-разно выше, когда Тюрдеев идет один, а не в компании двух женщин. Они, хоть и сильные, но ходить, как он, не умеют.
"Вот ведь говнюк!" – При воспоминании о Тюрдееве и о том, зачем он остался в излучине Мосезе, Лизу снова, словно, кипятком обдало.
Она женщина, он мужчина. До этого места все, вроде, правильно. Мужчина может быть к ней равнодушен, любить ее или не любить. Его право. Может ей изменить, как изменил Петр Елизавете Браге. Неприятно, но не смертельно. Однако то, что совершил доктор Тюрдеев, явно лежало за пределами добра и зла. Что за страсть вела его к той роковой встрече на берегу реки? Откуда взялось это черное пламя, сжигавшее его изнутри? Он был безумен, это так, но его безумие было особого рода. Оно никак не мешало ему день за днем вести с Лизой свою хитрую игру, которая продлись она еще немного, дала бы ему куда больше, чем мертвое тело Лизы. Но нет! "Отдай афаэр, или я сниму его с твоего мертвого тела!"
"Вот же ушлепок!"
Однако негодяй Тюрдеев или нет, это не отменяет куда более насущного вопроса: что случилось с лекарем на берегу Мосезе? Что за блажь ударила ему в голову? Ведь, что ни говори, трудно поверить, что он оказался всего лишь примитивным злодеем.
"Или он таким и был?"
– Мы пошли на юг, - продолжила между тем свой рассказ навигатор Варзугина.
Итак, Рейчел и Фиса пошли на юг. Однако в двух днях пути – в горном лесу, - женщины едва не попали в беду. Они буквально чудом и в самое последнее мгновение избежали встречи с английскими солдатами. И ведь Томми были настороже. Выставили охранение и секреты, - как будто, готовились к нападению, - но солдаты в дозоре вспугнули птицу, и этим выдали свое местоположение. Анфиса выросла среди охотников и золотоискателей, - одним словом, с индейцами в лесу, - и такие штуки просекала на раз даже в Африке. Они с Рейчел отступили назад и попробовали пройти восточнее, но только потеряли время, потому что англичане неспроста шли на запад. На востоке местность понижалась и вместо нормального леса стеной вставали экваториальные джунгли.  Соваться в дождевой тропический лес они не решились и, в результате, продолжили идти на восток, пытаясь найти удобный проход к Восточному хребту, но нашли только кладбище. На холме стоял крест, отмечавший захоронение. Дерево было свежее, могила тоже, и, судя по надписи на кресте, лежали под ним девять английских солдат. Отдельно был похоронен лейтенант Вайолет, и по всем признакам, это были жертвы той ночной перестрелки, которую женщины слышали несколько дней назад на берегу Мосезе. Да, и по карте выходило, что они находятся в двух-трех милях юго-восточнее их бывшего лагеря. Настолько близко, что появился соблазн, вернуться к реке. Вдруг доктор Тюрдеев все еще там? Но "прогулявшись" по окрестностям, решили этого не делать. Дело в том, что и без навыков индейца-следопыта они почти сразу обнаружили место ночного боя, и то, что они там нашли, напугало их так, что обе две едва ли не опрометью бросились бежать, "куда глаза глядят", а глядели они на юг.
– Англичане похоронили своих убитых, - объяснила молчавшая все это время Рейчел, - а вот тела своих врагов оставили диким животным. И если бы только это! Они явно пытали и убили пленных…
- Царица небесная! – ужаснулась Лиза. - Вы знаете, кто это был?
– Повстанцы-яруба, - ответила ей Анфиса.
– Откуда вам знать? – Лиза не любила скоропалительных суждений, особенно, если не хватало фактов. Если убитые были неграми, это еще не означает, что они повстанцы.
– Мы нашли одного выжившего, - пожала плечами Рейчел. – Он сносно говорил по-франкски, так что…
Один из яруба уцелел и сумел спрятаться в лесу. Англичане его не нашли, но парень был ранен и самостоятельно уйти к своим не мог. Вообще-то, чудо, что он вообще выжил. Один, раненый в ногу, в лесу, полном всякой опасной живности. Возможно, ему повезло, но, скорее всего, дело в том, что он местный и умеет здесь жить и выживать.
К слову сказать, женщины его не увидели, пока он сам их не окликнул. Решил, что вряд ли это Томми, да и на франкских сенегальцев эти белые женщины  не походили. В результате, Анфиса и Рейчел сначала несколько дней выхаживали раненого, а потом еще долго тащились до партизанской базы. Но зато партизаны провели их позже через джунгли и познакомили с людьми из "командования косогу", то есть, с теми повстанцами, кто скрывался в поросших лесом горах к востоку от озера. И уже оттуда на пироге добрались до точки сбора на северном берегу.
Рассказ подруг объяснил, наконец, Лизе, что за костры она видела с горы близ места своего приземления. Партизаны и англичане, ну, и дамы с Тюрдеевым, вот чьи биваки увидела Лиза той ночью. Другое дело, что теперь она поняла, насколько ошибалась, считая необитаемыми земли, по которым пролегал ее путь. Это было всего лишь делом случая, что первыми людьми, которых она встретила, оказались члены экспедиции Джейкоба Паганеля. Могли попасться и другие, и это, не говоря уже, о нескольких деревнях яруба, которые, оказывается, располагались в верховьях и в среднем течении Мосезе, то есть, выше и ниже тех мест, где побывала Лиза. И еще несколько деревень протянулись неровным пунктиром вдоль границы пустыни и леса. Но Лиза на них не наткнулась. Просто у нее не было карты, и она шла практически наобум. Немного по памяти, но, в основном, где и как получится. Вот, собственно, и все. И еще ей, разумеется, чертовски везло. Не без этого.

***
– Черт! – сказала она в сердцах, прочертив на карте Бейли маршрут своего одинокого марша. – Черт, черт и черт! Я же от голода чуть с ума не сошла!
– Да, голод не тетка! – согласилась с ней Анфиса. – Но, может, оно и к лучшему, что ты их не нашла. Ты для них, по любому, одинокая белая женщина… сама понимаешь.
Лиза понимала. Это была именно та вещь, - возможно, единственная, но оттого не менее поганая, - из-за которой, ей иногда не хотелось быть женщиной. Женщина – будь она хоть трижды герой и офицер, - в некоторых обстоятельствах, всегда ультимативная жертва. Конечно, мужиков порой тоже насилуют, но отнюдь не везде и не в обязательном порядке. А женщине на войне приходится куда тяжелее. Иногда ей даже в плен сдаваться нельзя, не то, что попасть в руки врага по ходу боя. Увы, но это еще с древности повелось, и кличь "в городе вино и бабы!" своей актуальности не потерял даже в просвещенном на всю голову двадцатом веке. Что уж говорить об Африке! О ней даже думать не хотелось.
– Ладно, - сказала она вслух. – Проехали! Рада, что вы уцелели, девки. И за вас, господа, рада! – кивнула она остальным. – Но давайте к делу! С инженером и навигатором разобрались! Что с остальными?
– А что с нами? – усмехнулся Бейли. – Как видите, кэп, мы живы и здоровы…

***
История Бейли и Монтанелли оказалась не менее захватывающей и замысловатой. Собственно, историй было две, потому что, как вскоре выяснилось, рассказывая Лизе о том, как они попали на северный берег Косогу, Бейли упростил изложение, опустив для краткости несколько довольно важных деталей.
Начать с того, что на восьмой день пути экспедиция, возглавляемая профессором Нольфом, пересекла хребет Асаи в его относительно невысокой северной части и, углубившись в лабиринт горного узла Коубедо, достигла места, в котором профессор и его дочь предполагали найти сокровища Кано.  Каковы были источники его информации, Нольф, разумеется, никому не рассказывал, но пещеру он искал, используя не современные топологические ориентиры, а координатную сетку, созданную яруба на заре их цивилизации. Впрочем, профессор оказался прав. Вернее, правильной оказалась найденная им информация, и через два дня поисков на местности экспедиция вышла к устью карстовой пещеры, спрятанной в глубине неприметной расселины.
Первичный осмотр показал, однако, что речь идет о довольно глубокой пещере, попасть в которую можно только через узкий девятиметровый колодец. То есть, для того, чтобы приступить к поискам сокровищ, вначале предстояло осуществить довольно сложный для необученного человека спуск. Между тем, дело шло к вечеру, и начинать спелеологические экзерсисы, на ночь глядя, было бы весьма опрометчиво. С этим согласился даже находившийся в невероятном нервном возбуждении профессор Нольф. Поэтому решили отложить исследование пещеры на утро. Разбили лагерь, разожгли костры, начали готовить ужин. И в это время Иан Райт подал Бейли условный сигнал. 
Шкипер заранее обговорил с Бейли несколько вариантов действий на любые случаи жизни. Райт Нольфам не доверял и хотел подстраховаться. Отсюда и планы. Остальное - техника. Райт подал знак. Бейли принял "отмашку" и в свою очередь "оповестил" доверенных людей: артиллерийских командиров Вагнера и Хёгберга, третьего помощника Нильсена и палубного матроса Фейхи. Ночью, когда ирландец Фейхи "встал на вахту", они и ушли. Взяли с собой самое необходимое – личные укладки и оружие, - и пошли на юг. План был предельно прост: идти к озеру Косогу и ждать там вестей. Предполагалось, что если до середины августа никто больше в точку встречи не придет, они двинутся к побережью и попытаются покинуть Ярубу любым возможным способом. В этом случае – предполагающим, между прочим, что и на бриге случилась беда, - Бейли и компания оказывались единственным гарантом выживания для остальных членов экипажа "Звезды Севера" или "карающей рукой правосудия", если дела пойдут совсем уж скверно.   

***
Лиза слушала рассказ Бейли и диву давалась. Ну, чисто, Буссинар или Хоггарт какой-нибудь! Если бы все это происходило не с ней и не на самом деле, Лиза бы с удовольствием почитала такую книжку. Ну, очень увлекательная история получилась бы! К сожалению, это была не повесть, и даже не роман.
"Это жизнь, детка! – признала Лиза с ужасом и восхищением, удивившими ее саму. – Это жизнь, милая, и она прекрасна!"
– Значит, ты осталась в лагере? – повернулась она к Анне Монтанелли, к стыду своему, даже не подумав, что, возможно, обижает этим Бейли, не успевшего еще завершить рассказ о своих приключениях. Однако, всему свое время и место, вежливости тоже. А вопрос, который задала Лиза, был не праздный: почему? Но не менее интересно ей было узнать и то, чем закончилась история с карстовой пещерой?
"Так почему же ты не ушла вместе с Бейли?" 
– Так решил, шкипер! – коротко ответила на ее вопрос Анна.
– Но...  – нахмурилась Лиза, пытаясь понять ход мыслей Иана Райта, – если парни уже ушли, Нольф должен был заподозрить неладное!
– Наверное! Но мы сказали, что не знаем, что и как случилось той ночью, - пожалуй, это была самая длинная фраза из тех, что слышала Лиза из уст Монтанелли. – Не знаем, дескать, почему Бейли увел своих людей. Может, испугался чего? У нас ведь не военный корабль: Бейли сам по себе, а мы сами по себе.
– Нольф вам поверил? – недоверчиво прищурилась Лиза.
– Трудно сказать, - пожала плечами Анна. – Но мы старались быть убедительными. Даже пытались идти по следу "дезертиров".
– Бейли оставил след?
– В том-то и дело, что нет! – рассмеялся оружейник. – Хогберг и Нильсен умеют скрадывать следы.
– Я был наемником у негуса Эфиопии, - подтвердил Хогберг. – Ловил в джунглях неаполитанцев, а они ловили меня. Вот как-то так и научился. Дело нехитрое, если знаешь, как. Скажи, Берт!
– Ну, да, - кивнул Нильсен. – Только я учился не в Африке, а в Бразилии. Но суть одна, - усмехнулся он, - не наследить!
– Ладно, - согласилась Лиза, - с этим понятно. Но, в конце концов, вы все-таки ушли. Что-то произошло?
– Мы нашли сокровище Кано.
– Вы нашли сокровище Кано?! – Лиза не верила своим ушам.
"А что, тогда, нашла я?"
- Да, - подтвердила Монтанелли, - мы их нашли. И тогда, люди Нольфа попытались нас разоружить. 
– Но, судя по тому, что ты здесь…
- Они справились с задачей только частично.
"Разговорчивость" Анны была просто невероятной, но и тема, как говорится, способствовала.
– Райт и остальные?
– Они были живы, когда мы прорвались в джунгли.
– С боем, - поняла Лиза.
– Думаю, двоих мы угомонили навсегда, но, возможно, есть еще и раненые.
– Но их было больше, не так ли?
– Численное превосходство не всегда ключ к победе, - возразила Анна. - Воюют мозгами, а не кулаками, у нас просто не хватило мозгов.
– Хорошая мысль, - согласилась Лиза вспомнив суворовское "воюют не числом, а умением". – Кто сказал?
– Король Римский Цезаре Борджиа.
Про Цезаря Борджиа Лиза читала в детстве. Вернее, она читала про Леонардо да Винчи, а тот как раз дружил  с этим самым Борджиа. Но Лиза определенно помнила, что ни о каком короле Римском в той книге и речи не шло. Там даже такого титула не было.
"Король Римский! Ну, надо же! Впрочем…"
Себерии в том варианте истории, который Лиза изучала в школе, тоже не было, и что теперь?
- Как все происходило? – спросила Лиза.
– На третий день после того, как ушел Бейли, нашли сокровища. Оказалось, они в самой глубокой части пещеры, и доставать их оттуда, через два колодца и колено, сложно и долго. На пятый день подняли первую золотую голову. На шестой - еще одну голову и серебряную статую. Дело шло медленно. Не хватало веревок, и "Звезду Севера" не вызовешь. Англичане могут засечь, или франки. В общем, Нольф и Райт решили сначала достать сокровища, а потом уж вызывать бриг. О том, что он захвачен, мы, разумеется, не знали. 
– Там действительно так много золота?
Лиза никак не могла взять в толк, что бы это могло означать. Сама она нашла два клада. Один большой, который и полагала настоящими сокровищами Кано, другой – маленький. Относительно маленький, разумеется, но все же куда меньше того, где хранился афаэр. А теперь выясняется, что есть еще и третий. Так что вопрос о его размере, она задала не случайно.
– Не знаю, - пожала плечами Анна.
– Как так? – удивилась Лиза.
– Линдеман сказал, много, но точной оценки дать не смог, а наших, чтобы спросить, там никого не было. Вот Райт и пошел с Нольфом и Мари оценивать клад. Только спустились вниз, как эти самки собаки взялись за нас. Так что уйти удалось только тем, кто был наверху. Внизу с Райтом остались три человека.
"Вот так, так! А если так?"
Идея, неожиданно мелькнувшая у Лизы во время рассказа Монтанелли, на первый взгляд казалась совершенно дикой. Но в то же время она была не лишена той толики божественного безумия, которое одно отмечает по настоящему оригинальные планы. Кроме того, она "всплыла" сразу вдруг, словно, сложилась, наконец, разбитая на тысячу осколков мозаика. Такие решения ученые в мире Лизы называли английским термином  "инсайт". Дословно не перевести, но смысл именно в мгновенном постижении. У Лизы инсайт в последнее время получался, как никогда прежде. Возможно, это было связано с "подселением" в Елизавету Браге. Однако – так или иначе, - но каждый раз, когда Лиза "приходила" к мгновенному решению, оно оказывалось не только правильным, но и наиболее удачным из всех других возможных решений. Так отчего бы не оказаться правильной и той, что возникла у нее сейчас?
– Как далеко отсюда до Томбута? – спросила она, и, что характерно, никто ее вопросу не удивился.
– Десять километров, если идти по воде, - Анфиса ответила, не задумываясь. Ну, на то она и навигатор, чтобы знать такие вещи.
– А от Томбута до Хартбарта, если по прямой?
– Дай подумать! Без карты, сама понимаешь…
- Километров шестьсот? – Лиза помнила карту побережья. Вот горы Заранга запомнила так себе, а устье Лас-де-Гестойя и верхнее течение Лолубу помнила неплохо.
– Думаю, около семисот, - уточнила Варза.
– Сэм! – повернулась Лиза к Бейли. – Вы говорили, у вас есть армейская надувная лодка?
– Так точно, кэп. Шесть гребцов, три пассажира.
– Как думаете, сможем дойти до Томбута?
– Сможем, - кивнул Бейли, - но не прямо. Мы же ночью пойдем, я правильно понимаю?
– Ночью.
– Тогда отсюда прямо на юг, а потом на запад вдоль берега.
– Что ж, господа! – хищно улыбнулась Лиза, предвкушая новую порцию приключений. – Откладывать не будем, пойдем сегодня же ночью. И, если сделаем все правильно, объегорим наших "заклятых друзей" так, что никому мало не покажется.
– А поподробнее! – озвучила общий интерес Рейчел.
– Можно и поподробнее, - довольно хохотнула Лиза, настроение у нее сейчас было просто замечательное, и неспроста. -  Господа, у меня есть план!

Глава 3. Марш энтузиастов, Июль, 1931
В институтские годы Лиза, бывало, хвасталась "под настроение", что служила в спецназе ГРУ.  Перед парнями выделывалась, девчонок дразнила. Почему-то все думали, что если спецназ, то она и сама с парашютом прыгала: ну, типа калаш, десантный нож и лицо в гуталине.  Люди поопытнее, соображавшие, что к чему, предполагали в ней снайпера. Федя в этом смысле оказался неоригинальным. Чем еще может заниматься женщина в спецназе ГРУ? Стрелять с защищенной позиции, прикрывая разведгруппу огнем откуда-нибудь с крыши дома или из кроны дерева. Можно еще отвести глаза охране объекта, прогулявшись поблизости, в чем мать родила. Но это, разумеется, если внешность позволяет. Слышала Лиза как-то во время распития горячительного такую историю. Может быть, Капралов и не врал, и у них, в самом деле, была в группе симпатичная снайперша, как-то раз купавшаяся ночью при луне аккурат поблизости от французского космодрома в Куру. 
Правда же, увы, заключалась в том, что Лиза никогда бойцом спецназа не была, и никто ее к спецоперациям в тылу врага не готовил. Она служила инструктором по выживанию, а не по боевым искусствам. Спасибо еще, другие инструктора – факультативно и на общественных началах, - научили драться и стрелять. Тоже, как теперь выяснялось, не лишнее знание, но вот к "спецухе", диверсионным операциям и прочему "террору" Лиза подготовлена не была. Остальные в ее команде тоже. Ну, разве что Хёгберг и Нильсен – исключение, да и то, они, скорее, спецы по антипартизанской войне, а Монтанелли и вовсе не военная. Просто хороший командир наземной группы. Ну, там, местность разведать, найти воду, лагерь разбить и выставить охрану. Так что приходилось импровизировать. Этим Лиза сейчас и занималась.
Было уже за полночь, когда подошли к Томбуту. Высадились метрах в ста от рыбацких лодок, вытащенных на ночь на берег, и, стараясь не шуметь, двинулись к "белому городку". Один из людей Монтанелли бывал раньше в Томбуте, он и рассказал, что европейцы живут отдельно, в окруженной высокой оградой из кольев и охраняемой английскими солдатами слободе. Представительство Объединенной горнорудной компани "Ореада" , почта, больничка, гостиница с рестораном и бар, магазин и четыре десятка домов - вот, собственно, и весь "городок". Однако для Лизиных целей в самый раз. Другое дело, что иди найди эту "слободку", в темноте на незнакомой местности!
Ночью в таких городах, как Томбут, темно, как в средние века. Ни фонарей, ни освещенных окон. Ночь и тишина, только побрехивают временами собаки, да видны в слабом лунном свете контуры крыш. Люди давно спят. Они встают с солнцем, но и спать ложатся рано. Для них это как раз середина ночи, так что маленький отряд пробирался по темным улицам никем не замеченный и не услышанный. Ну, разве что собаки их чуяли, но на собачий лай никто из местных не реагировал. Томбут стоит на берегу озера и на краю леса, так что дикие животные часто заходят на его улицы. И хорошо, если это антилопа какая-нибудь, а что, если гепард или лев?
Плутали долго – битый час. Томбут, хоть и маленький город, но плоский, растекшийся лужей вдоль берегов озера и реки, дома и загоны для скота, амбары, сараи, пустыри. Улицы ни разу не прямые, указателей нет, и спросить некого. Однако недаром говорится, что упорство и труд все перетрут. В конце концов, наткнулись на частокол. Забросили веревку, и отправили на ту сторону ограды разведчика. Он и доложил, спустя всего несколько минут, что все правильно – это наверняка то место, которое они ищут. Есть электричество, вдоль улиц хоть и редкие, но горят фонари. Над дверями домов тоже.
"Белый городок!"
– Ну, с Богом, господа! – шепнула Лиза, взглянув на часы с подсвеченным фосфором циферблатом. – На все про все у нас два часа с копейками. И то, наверняка, уходить придется со светом! Бейли, за тобой почта. Анна, со мной.
И понеслось. Перевалили через частокол. Спрятали веревки под деревом, и, проскользнув между домами, вышли на главную улицу.
– Вот этот! – выбрала Лиза двухэтажный кирпичный дом. – Пошли!
Здесь они  разделились. Бейли повел своих людей искать почту, а группа Монтанелли пошла вместе с Лизой "творить разбой и разорение".
В дом вошли не с фасада, а со двора, через черный ход. Один из бойцов сумел отворить кухонное окно, проник внутрь и открыл дверь, закрывавшуюся на засов. Остальное дело техники. Лиза просила только не стрелять и никого без нужды не убивать и не калечить, но ее люди и сами бы не стали. Все-таки не пираты какие-нибудь, прости господи, и не разбойники. Выслушав приказ, бойцы рассыпались по дому, а Лиза, запалив фитиль керосиновой лампы, осмотрела гостиную и кухню. В гостиной ничего интересного не нашлось, а вот в кухонном чулане Лиза обнаружила настоящее сокровище: рис, овсянку, сахар, чай и кофе в плотно закрытых стеклянных банках, сгущённое молоко, мясные консервы, - не армейский рацион, разумеется, а колбаса, ветчина, сосиски, - виски и джин в бутылках и несколько жестянок нидерландского табака. Что и как пойдет дальше, Лиза не знала, поэтому прихватила жестянку табака и бутылку шотландского виски и быстро вернулась в гостиную, рядом с которой, как ей запомнилось, располагалась курительная комната, и в своих расчетах не ошиблась. Здесь Лизу дожидалось сразу несколько отличных трубок из византийской пенки и английского вереска, а виски, она, недолго думая, перелила в семисотграммовую флягу, которая висела у нее на поясе. Вылила воду в кадку с фикусом, залила вместо нее виски, а тут уже и бойцы спешат с докладами. В доме живет, оказывается, представитель горнорудной компании "Ореада" с женой, дочерью, двумя служанками-яруба и стариком негром, работающем в саду.
– Отлично! – кивнула Лиза, выслушав доклад. – Заводчика в кабинет, остальным связать руки за спиной, и запереть в подвале. И сходите на кухню. Там полно еды. Нам не помешает, только на выпивку не налегайте! Ночь еще не закончилась!
Ночь, и в самом деле, еще не закончилась, но время шло, а дела сами собой не сделаются, и Лиза пошла наверх, в кабинет хозяина. Того как раз усадили в кресло и привязывали сейчас бельевыми веревками к ножкам и подлокотникам.
– Доброй ночи, сэр! – поздоровалась Лиза и, взяв стул села напротив средних лет мужчины, облаченного по случаю африканской жары в одно лишь достоинство джентльмена. – Будьте любезны представиться!
– Кто вы такая?! – тут же закричал мужчина. – Кто вы? Что вам надо?!
– У меня револьвер, сэр! – остановила его Лиза и показала свой "горбатов".
- И нож, - показала она висящие на поясе ножны. - А еще у меня заложниками ваши жена и дочь. Поэтому прекратите истерику и отвечайте на вопросы. Ответите, и я уйду. Лично вы мне не интересны, как, впрочем, и ваша компания.
– Что вы хотите знать? – теперь мужчина был готов сотрудничать. Истерика сменилась "тихим ужасом", и с ним стало возможно говорить по существу.
- Как вас зовут, сэр? – спросила Лиза и, обнаружив на письменном столе коробку с сигарами, задумалась о том, может ли она себе это позволить? Курить хотелось ужасно. Вот, вроде бы, сколько дней жила без никотина и ничего – не умерла. И даже, выкурив  с Паганелем "трубку мира", не повелась. А сейчас так прижало, что просто нет сил - терпеть. Однако и времени на все эти глупости у нее тоже не было.
"Увы!"
– Джорж, - выпалил мужчина, порываясь встать. – Джорж Стокс, миледи! К вашим услугам!
Встать он, разумеется, не смог, зато обнаружил, что сидит перед дамой в чем мать родила, и разом покраснел.
– Я…
- Глупости! – остановила его Лиза. – Что я мужчин голых не видела? Успокойтесь и отвечайте на вопросы. Чем раньше закончим, тем быстрее получите штаны!  Итак?
– Я готов! – А что еще он мог ей сказать? Да, ничего!
– Отлично! – кивнула Лиза. – В Томбуте есть воздухоплавательное поле?
– Да! Да! Да! – закивал Стокс. – Как не быть! К нам раз в месяц пакетбот из Хартбарта приходит. Почта, продовольствие…
- Когда он был здесь в последний раз? – перебила мужчину Лиза.
– Три дня назад, миледи.
"Черт! Ад и преисподняя! Не мог подождать, самка собаки, до завтра!"
– Сейчас там есть кто-нибудь?
Лиза спросила только для порядка, но оказалось, что это был правильный вопрос, заданный в удачное время.
– Сейчас там только яхта лорда Диспенсера…
- Что?! – вскинулась Лиза, которую, словно, холодной водой окатили. – Какая яхта?! Чья яхта!?
- "Рейнбоу", - опешил от ее напора Джозеф Стокс. – Яхта графа Уинчестера… Я сказал что-то не то?
– Да, нет, милый! – улыбнулась Лиза. – Все хорошо! Продолжай!
– Что продолжать? – не понял мужчина.
– Яхта большая? – уточнила свой вопрос Лиза. – Вооружена? Экипаж большой?
– Яхта? Ну, да, большая! – подтвердил ее догадку англичанин. – Ярдов семьдесят, я думаю! Может быть, чуть меньше… Один котел…  Несколько пулеметов. Команда – человек сорок. Они прямо там на поле и живут. Разбили палатки, выставили часовых…
"Жаль, конечно, но не судьба! Положат они нас всех…"
– Есть прожектор? – спросила Лиза для проформы.
– Впереди и сзади. – Ответ англичанина окончательно ставил крест на идее, взять яхту сходу, без подготовки и малыми силами. 
– Лорд Диспенсер ночует на яхте?
– Нет, нет, мисс! Или миссис?
– Где? – подалась к мужчине Лиза.
– В доме майора Гловера, - сразу же уточнил англичанин, на которого гнев Лизы действовал, как удар бичом.
– Кто он, этот Гловер? – Лиза все-таки встала со стула, подошла к столу и взяла из ясеневого хьюмидора сигару. Оказалось, "Sir Winston" братьев Упман.
"Красиво жить не запретишь!"
– Губернатор Тумбута.
– Где находится его дом?
– В городе, миз .
– Это там, где банк, суд и казармы? – Не заморачиваясь поисками гильотинки, Лиза срезала ножом кончик сигары и прикурила от керосиновой лампы.
– Да, миз, это там!
"Видит око, да зуб неймет… Не достать! У них там взвод Томми! А жаль! Ох, как жаль!"
– Где живет телеграфист? – спросила она, пыхнув сигарой.
"Хоть что-то же должно получиться!"

+5

30

***
В конце концов, телеграфиста отловили и доставили на почту. Там же собрался и весь отряд. До рассвета оставалось всего ничего, так что следовало спешить. На данный момент, как командир, "проводящий спецоперацию в тылу врага", Лиза могла поставить себе в заслугу лишь три рюкзака с едой – взяли бы и больше, но лодка не потянет, - несколько охотничьих ружей и четыре пистолета. Не бог весть, какие трофеи, если честно, но как говорится, чем богаты, тем и рады! Впрочем, все еще могло перемениться к лучшему, но переменится или нет, зависело от многих не зависящих от Лизы обстоятельств.  Однако все, что она могла сделать сама, должно было быть сделано, и притом сделано быстро. Presto, prestissimo ! Где-то так.
– Давай-ка, друг, врубай машину!
Лиза попросила, чтобы их с телеграфистом оставили в "аппаратной" наедине. Не все, чем она собиралась сейчас заниматься, можно и нужно было показывать остальным. У всех свои тайны, свои секреты. Никто и не возражал. Хочет остаться одна, пусть так и будет. Командир всегда знает, что делает. 
– У тебя ведь есть список адресов для аппарата Бодо? – спросила Лиза, пока телеграфист настраивал радиопередатчик.
– Д-да, м-миз, ес-сть, - телеграфиста била нервная дрожь, что в данной ситуации отнюдь не удивительно. - Т-там, м-миз, н-на с-с-с-толе. 
– Молодец! – Лиза взяла со стола тетрадь в коленкоровой обложке и села за пульт телеграфного аппарата.
– А ты работай, милый, не отвлекайся! – кивнула она телеграфисту и начала просматривать список абонентов.
"Бинго!"
Ну, должно же было ей когда-нибудь повезти? Вот и свезло.
Лиза набрала на диске, подобном телефонному, адрес представительства себерского торгового дома "Коммерсант" в Хартбарте и, получив подтверждение о подключении, начала набирать сообщение. Печатала она медленно, но и сообщение было невелико. Можно было и одним пальцем набрать.
"Господину Лодыгину, - напечатала она по-русски. – 16-13. Нуждаюсь срочной эвакуации. 15 человек. Северный берег озеро Коубедо. 6 дней полночь. Три костра треугольник. 13-72 от 84-15".
16-13 являлся резидентом себерской разведки на побережье западной Африки. Это было всего лишь счастливое совпадение, что он сидел в Хартбарте, а не в Монровии или Ломе, но именно из таких мелочей и складывается порой удача, потому что 13-72 было позывным Лизы, а 84-15 - капитана 2-го ранга Ивана Гавриловича Кенига.
"Спасибо, Иван! Я у тебя в долгу!"
Оставалось надеяться, что 16-13 найдет для них – для нее и ее людей, - подходящий борт, и не когда-нибудь потом, а сейчас, в смысле завтра или послезавтра, потому что время уходит, а они "зависли посредине нигде" и никому не могут помочь. Даже себе самим.
Впрочем, ограничиваться резидентом Лиза не стала. Почта – это ведь средоточие технических чудес, а не только мешок для писем.
"Мосты, почта, телеграф… - вспомнила Лиза. – Мосты, почта, телеграф… Военно-Революционный Комитет".
Она достала часы-луковицу доктора Тюрдеева и, подцепив лезвием ножа, открыла заднюю крышку. Там в невеликом зазоре между внешней и внутренней крышками хранился сложенный вчетверо листок папиросной бумаги, испещренный цифрами и буквами. Не тайнопись, и не шифр. Всего лишь перечень адресатов, частот и "окон" для связи. Тюрдеев провала не ждал, вот и не конспирировался. Хранил, дурашка, компромат прямо в своих часах.
– Ну, что там? – спросила она телеграфиста.
– В-все в п-поряд-дке, м-миз! – сразу же вскочил с табурета телеграфист и даже вытянулся перед Лизой, словно, стоял в строю.
– Ну и ладно, тогда! – Лиза встала, подошла к мужчине, проверила, так ли обстоят дела, как он сказал. И, убедившись, что радиостанция работает, треснула телеграфиста рукоятью "горбатого" по голове.
– Извини, приятель! – она подхватила падающее тело и оттащила мужчину в сторону. – Но уж лучше так, чем в гроб! Согласен?
Лиза уложила телеграфиста в углу, проверила пульс, - "вроде, жив", - и вернулась к передатчику. Села на табурет, надела наушники и начала "настраиваться".  Временное окно должно было закрыться меньше чем через четверть часа, так что ей стоило поспешить.
– На связи! – передала она ключом. Работала Лиза медленно, так как у нее давно не было практики, да она и раньше не блистала. Так что, да! Медленно и неуверенно и обычной азбукой Морзе.
– Кто это? – посыпались после короткой паузы "короткие и длинные" морзянки.
– Слишком быстро! – передала Лиза. – Не успеваю.
– Кто вы? – медленно, четко.
– Аноним, - отстучала Лиза. - Позовите полковника.
Как ни странно, Тюрдеев своего компаньона толком даже не зашифровал. "ПШ" – выглядело почти по-детски. Полковник Штоберль, почему бы и нет?
– Позовите полковника! – потребовала Лиза, ответом ей была тишина.
Пауза. Тишина. Вернее, треск разрядов. Минута, две, три. 
"Ну, нет, так нет! – решила Лиза, слушая электрическую тишину. – А попытка не пытка, не правда ли?"
Тем не менее, ей ответили, и, значит, она опять угадала.
– Здесь полковник.
"Надо же, с первой попытки!"
– Я знаю, где сокровище Кано, – передала Лиза. 
– Я тоже, - ответил радист, по-прежнему, выдерживая средний темп передачи. 
– Вы блефуете! – остановила Лиза бессмысленный обмен репликами. – Мало времени. Переходим к делу?
– Что взамен? – По-видимому, полковник понял, что "торг здесь неуместен". Да, и связь ненадежная. Вести переговоры морзянкой с неумелым оператором, та еще головная боль.
- Десятая доля для экипажа "Звезды Севера".
Не слишком мало, но не так уж и много. Одним словом, разумно: без жадности и наивности. По-видимому, полковник это оценил.
– Согласен, - решил он.
– Десятая доля мне, - продолжила перечислять свои требования Лиза. Бессребреников никто не любит, зато все опасаются. - Оставите обе доли в банке "Швейцарский кредит" во Фритауне.   
– Согласен. На чье имя?
– На предъявителя, - решила Лиза. – Код "12Z-18N-73E-94F".
– Принято.
– В точке находится шкипер Райт и несколько его людей.
– Доставлю во Фритаун.
Что ж, полковник, наверняка, уже догадался, что "говорит" с кем-то из офицеров "Звезды Севера", и не посчитал нужным скрывать этот факт.
– Также там находятся профессор Нольф и его дочь Мари.
– Хотите, повешу?
– Не надо. Доставьте во Фритаун.
– Договорились.
– Записывайте координаты, - и Лиза отстучала координаты и приметы на местности, которыми ее снабдил Бейли.
– Это все?
– Надеюсь, что вы меня не разочаруете, полковник. Доктор говорит, вы не дурак.
Намек был не слишком тонкий, но и не грубый. Лиза просто сообщила контрагенту, что у нее есть нечто посерьезнее догадок и косвенных улик. Свидетельство соучастника преступления, вполне могло отправить полковника под суд. Так что пусть имеет в виду.
– Слово офицера! – передал Штоберль, и Лиза прервала связь.
Как ни странно, Лиза Штоберлю поверила. Впрочем, в гораздо большей степени она полагалась на то, что полковник не дурак и умеет считать выгоды. Он ведь уже знает, что у Анонима есть свидетели, и может предполагать, что их "разговор" тоже слушали. Две десятых от доставшегося ему почти задаром богатства и жизнь нескольких абсолютно безразличных Штоберлю людей не стоили того, чтобы оказаться на скамье подсудимых или что похуже. Так что Лиза закончила "разговор" на положительной ноте. Теперь можно и честь знать, в смысле, сматываться из Томбута, и как можно быстрее.
Так бы и случилось, наверное, будь на месте Лизы настоящий офицер спецназа, но она была всего лишь пилотом штурмовика, и этим все сказано. Бес попутал, месячные начались, моча в голову ударила, - выбирай любую из причин или добавляй свою, все будет правильно, потому что соответствует действительности.
Лиза совсем уже собралась выйти из аппаратной и уходить "огородами в лес к партизанам", когда ее взгляд упал на коммутационный шкаф. 
"Да, нет! – сказала она себе. – Бессмысленно, а значит, избыточно".
Но, пропади все пропадом, ее вел кураж. Пьянящее чувство свободы. Привилегия человека, внезапно оказавшегося вне рамок общества с его законами и правилами - право делать все, что в голову придет. И Лиза повернула к коммутатору. Подошла, посмотрела задумчиво, изучая нехитрое его устройство, и, повозившись пару минут с переключениями, соединилась с резиденцией губернатора. На вызов ответили не сразу, - все-таки ночь на дворе, - но, тем не менее, минуты через три и несчетное количество гудков трубку все-таки сняли.
– Резиденция губернатора!
– Будьте любезны, пригласить к телефону лорда Диспенсера! – попросила Лиза, сжимая телефонную трубку так, словно, это было горло самого графа Уинчестера.
"На кадык дави! На кадык!" – вспомнилась вдруг реплика "царского сатрапа" из фильма "Ленин в октябре". 
– Но сейчас ночь, мадам! – опешил мужчина на другом конце провода. - Лорд Диспенсер спит
– Срочно! Секретно! В интересах империи! – выпалила Лиза, переходя с франкского на английский. Акцент у нее был ужасным еще в "той жизни". В этой, он наверняка казался носителям языка чем-то попросту невероятным.
– Э… - откликнулась трубка.
– Не мычи, не бык! – нахамила Лиза, возвращаясь к языку Мольера. - Зови графа! Потом объяснимся!
И тут выяснилось, что стервы бьют валетов на раз, а хамство оно и в Африке открывает все двери.
– Сию минуту, мадам!
"Надо же! Проняло!"
Лорд Диспенсер прорезался минут через пять. Лиза успела раскурить сигару и ожидала ответа, наполняя  помещение аппаратной клубами дыма, пахнущего степным пожаром, шоколадом и корицей.
– С кем я говорю? – спросил лорд Диспенсер, не поздоровавшись и не представившись. Тем не менее, услышав этот уверенный, спокойный, даже несколько равнодушный голос, Лиза решила, что это Уинчестер собственной персоной.
– Капитан Браге, - представилась она.
– Вы не перестаете меня удивлять, капитан!
Комплимент не комплимент, но что-то весьма на него похожее.
"Будем считать это комплиментом". 
– Будем считать, что обмен любезностями себя исчерпал, - сказала она вслух.
Лорд не возражал.
– Как я понимаю, вы в Томбуте, - констатировал он.
– Вы правильно понимаете, граф, - не стала отнекиваться Лиза, – поэтому сразу переходим к делу!
– Чего вы хотите?
– Прикажите ван Россому, освободить бриг и экипаж!
– Даже не знаю, о чем вы говорите, капитан.
– Ну, не знаете, так не знаете! – Лиза едва не сорвалась на площадную брань, но все-таки  удержалась, взяла себя в руки. – Только учтите, граф, не дай вам Бог, заиметь такого врага, как я. Вы меня рассердили, это так. Но, если с моими людьми и моим кораблем что-нибудь случится… - Лиза специально подчеркнула интонацией определение "мой", потому что так оно и было. Вернее, стало. Ее люди. Ее корабль.
– Договаривайте, капитан! – с оттенком холодного пренебрежения в голосе, предложил Диспенсер.
- Я вас, граф, на дне моря найду, - предупредила Лиза, - и мало вам, обещаю, не покажется!
– Увидим! – бросил Диспенсер в ответ и положил трубку, лишив Лизу возможности оставить последнее слово за собой.
"Сукин сын!"
Честно говоря, у Лизы была слабая позиция, и лорд Диспенсер это прекрасно понимал. В сущности, на руках у нее был всего один козырь – изувеченные в бою английские корабли. Но пойди найди их, эти корабли, скрываясь в дебрях черной Африки! А доберется Лиза до Европы, - если действительно выберется из Заранга и доберется до Себерии, - иди еще докажи, что ты не верблюд, и заставь английские власти расследовать инцидент, который то ли произошел, то ли нет, в далекой, как луна, Ярубе. Да если и произошел, то где именно и почему? Возможно, и в самом деле, виноваты британцы, но, также возможно, что как раз не они, а сам техасец спровоцировал чреватое жертвами боестолкновение. А может быть, и вовсе - "ошибочка вышла". Да и от связи с ван Россомом Диспенсер мог отпереться. Все так, но и не поговорить с ним "по душам" Лиза не могла. Вот и поговорила.

***
Вообще-то, это была чистой воды авантюра. Вполне в стиле обычных Лизиных "безумств". Но, с другой стороны, победителей не судят, не правда ли? Другое дело, что не все победители доживают до суда истории, и это как раз то, что легко могло случиться с Лизой и ее маленьким отрядом.
До северного берега озера добрались уже под встающим солнцем. Спрятали лодку. Замели следы. И поспешили на базу. Устали ужасно, - всю ночь на ногах, - да и поволноваться пришлось. Поэтому, добравшись до "крепости за скалой", лишь поели по-быстрому, наскоро пересказав не ходившим в рейд товарищам события прошедшей ночи, и завалились спать.
Лиза забралась в тень под навес, улеглась на кучу свежих листьев – не слишком мягко, и пахнет аптекой, но зато мошкара не донимает, - закрыла глаза, и все, собственно. Свет разума померк, и в пространство Лизиного сна вошли чудовища. Имя им было Соблазн и Вожделение, Похоть, Страсть, Разврат и Порок. Хотелось так, что от желания даже во сне сводило челюсти, и черное пламя сжигало низ живота. В помрачении Лиза готова была отдаться любому из демонов, обольщавших ее обещанием "невиданного счастья". Однако где-то в глубине ухнувшего в сонный морок сознания Лиза помнила о достоинстве и чести, и сопротивлялась, как могла, инкубам и суккубам, совращавшим и искушавшим ее каждый на свой манер. Ее то окатывала волна недвусмысленных ощущений, то перед ее взором возникали картины соблазнительных в своей реальности соитий, то запах мужчины заставлял кипеть кровь.
"Запах мужчины… Почему бы и нет?"
Жаркий, пропитанный запахом духов и пота воздух. Танцпол, натертый воском паркет… Короткий подол платья "в облипку", свинг и шимми… Чарльстон и фокстрот, черный джаз… Ударившее в голову шампанское, и рука широкоплечего незнакомца, медленно и неотвратимо скользящая по "второй коже" – по тонкому шелку платья, спускаясь с талии на задницу. Ужасно неприлично, но приятно, - черт возьми! - и, если выключат свет, а его наверняка выключат, потому что так делают всегда… Ох, даже во сне ей стало жарко от предвкушения! Его рука, ее бедро, и край подола так близко, что только руку протяни… А под платьем шелковые чулки… Они, возможно, и не самая практичная вещь – уж Лиза-то знает! - но чулки на резинках невероятно соблазнительный предмет женского гардероба. А между тем, барьер подола пройден, и, если пальцы мужчины поднимутся выше, он коснется ее кожи и почувствует жар ее тела. Ее страсть. Ее желание!
Бог его знает, откуда что взялось, и чем бы все это закончилось, но Лизу разбудили, не дав досмотреть "фильму" до конца. Растолкали, наорали и даже водой в лицо брызнули.
Она вздрогнула и разом открыла глаза.
– Что?
– Тревога! – зашипела ей в ухо Анфиса.
– Вставайте, командир, по наши души пришли! – крикнул Нильсен, протягивая ей винтовку.
И тут Лиза услышала близкую стрельбу, и сон, как рукой, сняло.
Она вскочила на ноги и огляделась. Весь лагерь  был в движении, и эта суета под аккомпанемент ружейных выстрелов Лизе решительно не понравилась. В ней, как это ни странно, учитывая склонность Лизы к чисто женским излишествам, все больше и больше прорастал военный человек. "Сапог кирзовый, правый".
"Бардак! – подумала она с поднимающимся в душе холодным гневом. - Распустил вас Райт, люди! Никакой дисциплины! Но ничего! Я вас, голуби, еще построю и научу ходить гусиным шагом !"
– А ну все тихо! – приказала она.
И хотя голоса не поднимала, все ее услышали. И бестолковое перемещение туда-сюда прекратилось. Люди остановились и повернулись к Лизе, ожидая продолжения.
Как давеча обратился к ней Нильсен? Командир? Ну, так оно и есть, вернее, стало с некоторых пор.
– Где противник? – спросила Лиза, оборачиваясь к Монтанелли.
– На пляже, - коротко ответила женщина, застегивая подсумок, который только что проверяла.
– А стреляют по кому?
– По джунглям на авось! – Что характерно, никто не вмешивался. Лиза спросила, Монтанелли ответила. Командир знает, что делает.
"Даже когда не знает!"
– Ну, так значит, нашего местоположения они еще не знают, - подытожила Лиза. - Я наверх. Варзугина и Бейли со мной. Остальным замаскировать базу, чтобы сверху не засекли. Старшая – Вайнштейн. Монтанелли – в охранение. Приступайте!
Через пять минут они уже были наверху, лежали на вершине холма, притаившись среди камней и кустов, и смотрели на разворачивающееся перед ними действо, а посмотреть, если честно, было на что. Над озером - на высоте от силы в сто метров - зависла "английская"  шхуна со свежей заплатой на левой скуле, а над восточным берегом озера, над поросшими лесом предгорьями ходил галсами корвет, изредка открывавший огонь из пулеметов.  До корвета было километров пять, но день был африканский, солнечный, видимость отличная, да и Лиза не жаловалась на слабость зрения. Она и без бинокля увидела достаточно, чтобы опознать корвет 2-го класса, то есть, второго из двух засранцев, атаковавших  "Звезду Севера" на границе королевства Яруба.
– Старые знакомые, - сказала Лиза вслух, ни к кому конкретно не обращаясь, – а садят они по повстанцам яруба, я права? 
- Да, - коротко ответил Бейли.
"Как же я об этом не подумала?! Вот же дура, нелеченая! Вот же уродка, твою мать!"
Что сказать? Но нет таких слов, чтобы выразить Лизины чувства. Только междометия да затейливый флотский мат, от которого, как гласит традиция, киснет даже материнское молоко. Не следовало Лизе звонить лорду Диспенсеру, да бес попутал. Гордыня в мозги ударила. И вот теперь кое-кто расплачивается за ее ошибки своей кровью. Что там происходит сейчас с бедными повстанцами одному Богу известно, однако и ежу понятно, что ничего хорошего.
Впрочем, на душевные терзания времени не оставалось, и Лиза отложила вопросы покаяния на "когда-нибудь потом", если, разумеется, это "потом" для  нее наступит. Пока же она перевела взгляд вниз. На берегу озера – на ее собственном, северном берегу, - в километре или чуть больше к западу, как раз там, где горели еще недавно костры экспедиции Джейкоба Паганеля, на пляж было вытащено с дюжину разномастных лодок, и, судя по разбитым поблизости палаткам и радиоантенне, там же находился штаб операции. Ну, а сама операция разворачивалась в джунглях. Томми прочесывали лес, постреливая для острастки или для куража по сторонам. Попасть в кого-нибудь, имеющего интеллект, при таком образе действий, было затруднительно, так как огонь велся неприцельный и на ходу. Большинство пуль, наверняка, пролетели бы выше любого человека, притаившегося среди древесных корней. Однако чтобы выкурить скрывающихся в лесу людей, большего и не требовалось. Способ, конечно, небезопасный для самих Томми, - а ну как начнут стрелять в ответ? – да и, не Бог весть, какой эффективный. Но, похоже, настоящих рейнджеров у Диспенсера под рукой не оказалось, и он пошел "другим путем", пытаясь нащупать место, где могла прятаться Лиза, и заставить ее "взлететь".
"Нашел, сукин сын, куропатку!"
– Делать нечего! – сказала она вслух. – Будем, судари мои, прятаться, пока не прижмет. Не сможем прятаться, отступим в джунгли.
– Так может быть, не затягивать? – поинтересовалась Варза. – Если выйдем сейчас, будем иметь сутки – двое форы.
– В обычной ситуации я бы так и поступила, - согласилась Лиза, - но давайте подождем еще одну ночь. Все еще может перемениться к лучшему, но, может, и не переменится…
- Мы кого-то ждем, - поняла навигатор.
– Мы кого-то ждем, - подтвердила Лиза.
– Кого? – вопрос не праздный, вот Анфиса его и задала.
– Я попросила о помощи двух разных людей, - объяснила Лиза, наводя тень на плетень. – Не друзья, но оба мне кое-чем обязаны. Вопрос, кто из них откликнется на призыв -  если откликнется вообще, - и когда?
На самом деле Лиза отнюдь не была уверена в том, что себерская разведка сможет и захочет прийти на помощь. Другое дело, что выбирать было не из чего. Оставшись в джунглях, Лиза рисковала банальным образом "не уцелеть". В этом случае, - как, впрочем, и в том, коли уцелеет, - помочь своим людям на "Звезде Севера" она не сможет. Отбить бриг тоже. И еще вилами по воде писано, выполнит или нет взятые на себя обязательства полковник Штоберль. Одно дело, если она на свободе и "на коне", и совсем другое – если в бегах или "пропала без вести".
– Попробуем отсидеться, - сказала она вслух, но отсидеться не удалось.

***
Плавно, медленно, словно, во сне, шхуна поднялась выше, одновременно так же неторопливо разворачиваясь на месте, и… Черт его знает, как Лиза это поняла! Интуиция, не иначе. Шестое чувство, или еще что, но только она вдруг отчетливо "увидела" образ будущего несовершенного, и успела предупредить остальных буквально за мгновение до того, как разорвался первый снаряд.
– Вниз! – крикнула она и, дернув за собой Варзу, покатилась по склону. Бейли и наблюдатель среагировали чуть позже, но на их счастье английский канонир целил в холм вообще, а не в его вершину. Однако второй снаряд рванул уже именно там, где они прятались всего пару мгновений назад.
Ба-бах! Ухнуло. Ударило в уши, и вслед за грохотом разрыва полетели осколки металла и битого камня. Вжик! Что-то быстрое пронеслось рядом с ухом, обдав щеку и висок волной горячего воздуха.
"Твою ж мать!" – Лиза скатилась по камням и сходу влетела в колючий куст. Плечо и руку пронзили острые шипы – больно, аж слезы из глаз.
"Ну, чисто сказки дядюшки Римуса! Не бросай меня, блин, в этот терновый куст!"
Пока выдиралась из куста, успела обматерить всех святых. Но тут один за другим на вершине холма и на спускающихся в джунгли склонах разорвались еще несколько снаряда, и Лизе стало не до остроумия. Она сбежала по тропе вниз, окинула быстрым взглядом картину Репина "Не ждали" и поняла, что схитрить не удастся.   Если со шхуны начнут стрелять по навесной траектории…
В памяти неожиданно всплыли неприятные подробности относительно углов возвышения и возможностей артиллерийской стрельбы в варианте "воздух земля", и Лиза принялась отдавать приказы.
– Всем в джунгли! – распорядилась она тем тоном, который обычно называют "непререкаемым". – Анна, веди людей к оврагу. Попробуйте пересидеть там. Пока не стихнет, сюда не суйтесь, и если что, идите на север.
– Рейчел, - обернулась она к инженеру, - быстро! Все, что сможете унести, но, в первую очередь, медикаменты и оружие! Проследи!
– Варза! Бейли! Остаетесь со мной! Всем остальным – аллюр три креста!
Наверху грохнул еще один разрыв, потом сразу два – один за другим – к западу от холма, и люди, сообразившие, что ловить здесь больше нечего, понеслись выполнять ее приказы.

***
Артиллерийский обстрел товарищество  "Лиза и Ко" пересидело в гроте, спрятавшись за импровизированный бруствер – стенку, наскоро сложенную из обломков скалы уже под аккомпанемент разрывов. Молотили англичане методично – что называется, снарядов не жалели, - но все равно наобум, поскольку действовали "спонтанно" - без предварительной разведки. Впрочем, работали военные профессионалы, поэтому, обстреляв джунгли и холм, шхуна подошла к берегу, опустилась метров до шестидесяти и неторопливо потюхала над своим недавним стрельбищем. Не иначе, как "неви" любовались результатами "боевой работы". Впрочем, поваленные и покоцанные деревья Лизу не беспокоили. Тревожило другое: как только шхуна пройдет над холмом, англичане сразу же увидят разгромленный лагерь беглецов. Не могут не увидеть. И, хотя там разорвалось аж целых два снаряда, порядком перепахав всю стоянку, стереть все следы пребывания людей взрывы не смогли. Напротив, они открыли до времени скрытое, без жалости сметая жалкие ухищрения маскировки.
"Да, не стоило мне дергать тигра за усы!"
Но сделанного не воротишь. Доигралась. 
– Скоро подойдут Томми, - сказала Лиза, следя за тенью шхуны, скользящей по ярко освещенному солнцем зеленому морю джунглей.
– Они движутся цепью, - кивнул Бейли, подхватывая ее мысль, - и будут обходить холм с  двух сторон.
– Решат, что мы ушли в джунгли, - согласилась Варза.
– Ну, мы туда и ушли, ведь так? - пожал плечами Бейли.
– Здесь их будет немного, - уточнила Лиза. – Можем и пересидеть… Или перебьем.
- Сколько их будет-то? – хмыкнула Варзугина. - 3-4 человека?
– Перестреляем и отойдем на южный склон холма, - продолжил ее мысль Бейли. – Там они нас точно искать не станут. 
– Во всяком случае, не сегодня, - закончила "обсуждение" Лиза, – а ночью, если ничего не изменится, отойдем к берегу и переждем день там.
Так все и произошло. Ну, почти так.
Для начала, шхуна, почти ушедшая на юго-восток, неожиданно произвела залп из кормовых орудий. Два снаряда. Один по северному склону холма, ну, а второй – как раз по гроту. К счастью, рвануло не внутри, а снаружи: снаряд попал в  "штангу" – в правый край широкого устья. Ударило по ушам, так что голова зазвенела, и обсыпало пылью и осколками. Лиза поймала две "железки" и камень в лоб, но все по мелочам. Кусок содранной кожи на правом плече, - не слишком больно, но чертовски обидно, - и застрявший в спине под левой лопаткой осколок, прилетевший рикошетом от задней стены грота. Ну, а камень просто саданул в лоб, отчего все вокруг поплыло, а колокол в черепе ударил в набат.
Ударил, выбивая дурь, как пыль из мешка, и прошел раскаленной иглой по всем старым Лизиным переломам и разрывам. Да так, что ошеломленная внезапной болью, она и заметить не успела, как оказалась на земле. В таком виде – лицом вниз – она себя и обнаружила, когда миновала волна судорог и невыносимой боли, и к Лизе вернулось, наконец, помраченное было сознание.
"Ох, ты ж!" – простонала она мысленно едва придя в себя.
– Твою ж мать! – выругалась вслух.
– Лежи спокойно! – приказала откуда-то сверху Варза. – Я осколок вынимаю! У тебя. Из. Спины.
Судя по ощущениям, за неимением хирургических инструментов, навигатор попросту подцепила "железяку" острием ножа. Больно было ужасно. И еще сразу же ударило в нос запахом горелого мяса.
– А ты как думала! – устало выдохнула Варзугина в ответ на Лизины упреки, сдобренные матом и обещаниями рукоприкладства. – Мы же в джунглях, Лизок. Не ровен час, случится заражение крови, и что тогда? 
- Навигатор права! – поддержал Варзу Бейли, удерживавший Лизу в лежачем положении, пока Варзугина заклеивала рану лейкопластырем Троповица . – Жива, и на том спасибо! Могло быть и хуже.
– Сколько? – вопрос напрашивался, тем более что, немного оклемавшись, Лиза сразу же вспомнила предысторию событий.
– Да, не так, чтобы долго, - сразу же ответила навигатор, возвращая на место закатанную до шеи Лизину рубашку. – Две минуты, три… Как думаешь, Бейли?
– Три минуты, – подтвердил оружейник, отпуская Лизины плечи.
– А где шхуна? – Лиза села, но, наверное, слишком резко. Болью откликнулись спина и покалеченная во время несостоявшейся гибели нога, полыхнуло в голове, и мир поплыл перед глазами.
– Ушла на северо-восток, - Бейли поднялся с земли и отошел в сторону. – Если хотите блевать, кэп, не стесняйтесь! Дело житейское!
– Спасибо, что разрешил. – Тошнота стояла в горле, и Лиза боролась с ней, как могла. Оттого и слова прозвучали тихо и невнятно. – Вода есть у кого-нибудь?
– Держи! – Варза протянула ей флягу и пошла смотреть, что делается снаружи.
Пока она разведывала, что там и как, Лиза успела прополоскать рот и сделать несколько неуверенных глотков. Рвотные позывы ослабли, и в голове немного прояснилось.
– Ну, что там? – сейчас речь звучала яснее.
– Уходит на северо-восток, - рассказала вернувшаяся в грот Варза. – Наверное, думают, что мы пошли к Лулобо. 
– Вообще-то, логично! – признала Лиза. – Туда бы мы и пошли.
– Это точно, – кивнул, соглашаясь, Бейли и протянул Лизе флягу размером поменьше. – Держите, кэп! Самогон вам сейчас в самый раз будет!
– Остаемся на месте и ждем! - Лиза приняла фляжку, понюхала чангу и ее чуть не стошнило. – Вот же гадость!
– А ты не нюхай! – усмехнулась навигатор. – Ты пей! 
"Чунга – Чанга! – вспомнила вдруг Лиза. – Весело живем!"
Она поднесла флягу к губам и сделала несколько коротких, но решительных глотков. Как ни странно, "народное средство" помогло. Блевать расхотелось, да и в голове ясности прибавилось.
– Вы не закончили свою мысль, кэп, - напомнил Бейли. – Ждем, и что дальше?
– Дальше, если повезет, ночью кто-нибудь прилетит. Сегодня или завтра. И тогда у нас появится шанс уцелеть самим и спасти всех остальных. Ну, а если не повезет, вы Сэм и сами, поди, знаете. Заберем наших и двинем к Лулубу. Только возьмем чуть западнее…

***
До наступления ночи они прятались в кустарнике на южном склоне холма. Им даже убивать никого не пришлось. Просто сидели и ждали пока Томми не пройдут мимо. Англичане двигались ниже, а вершину обследовали, поднявшись по северному склону. Будь беглецов больше, их бы наверняка заметили, но троих… В общем, пересидели. Дождались, пока англичане не уйдут обратно на берег озера, и уже в сумерках вернулись на место разгромленной стоянки. Огляделись, провели рекогносцировку – на предмет не замеченных ранее пикетов и взялись складывать костры. Три костра в углах условного треугольника. Все, как и обещала Лиза резиденту Себерской разведки.
– Ну, вот и все, судари мои, - устало усмехнулась она, когда был обустроен последний из трех костров. – Теперь пан или пропал!
И они разошлись каждый на свою, заранее обговоренную позицию – метрах в трех-четырех от сложенных, но не зажжённых до времени костров.  Засели, спрятавшись за кустами, камнями и деревьями и стали ждать, прислушиваясь к шумам и пытаясь определить на слух, не идет ли к ним долгожданная помощь. Конечно, существовала вероятность, что ушедшие на север и восток английские корабли неожиданно вернутся, но Лиза хотела надеяться на лучшее. А что еще ей оставалось делать? Только ждать и надеяться. Надеяться и ждать.

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Авиатор 2:Капитан Браге