Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Валерия Белоусова » Брод через Стикс


Брод через Стикс

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Брод через Стикс.

Записки из Октября 1917 года.

А почему вброд-то? Как любому известно из читанной еще в прогимназии книжки, через эту реку ужаса и смерти (скорее, смертного ужаса!) души умерших перевозит заботливый Харон. Только заплати ему два обола, и прекрасно доедешь! Для того и клали умершим на закрытые мертвые веки две медные монетки... А вот, кстати, интересно, что будет, коли не заплатишь? Придется, видимо вброд, ага... Ну, мне-то уж точно никто не положит, так что придется, знаете, потрудиться...
Что, говорите, откуда я про это знаю? Ну, не говорите, а подумали, уж точно? Так меня не токмо без монеток на глазах, а и без гроба, отпевания и савана бросят на размокшую желтую и липкую глину Всехсвятского кладбища, что за Тверской заставой, как ехать к знаменитому «Яру», с левой стороны... Там, знаете, где наспех, тайно, ночною порой захоронили юнкеров, павших за Царя и Отечество во время последних прискорбных событий... Растерзанных озверевшей от безнаказанности, пьяной от крови и ректификата тыловой солдатней, неумело исколотых штыками, убитых трусливо, бесчестно и от того особенно жестоко и подло...
Мне не посчастливилось быть убитым вместе с ними... и теперь вот «сижу за решеткой в темнице сырой...» Тьфу ты, Господи, как оказывается, просто, ожидая смертного часа,  впасть в сущую банальщину и даже пошлость... Уж какая решетка, какая там темница, да еще и сырая! Смешно-с.
Московская Вэ-Че-Ка (кто не знает, этой забавной аббревиатурой обозначается Всероссийская Чрезвычайная, следственная комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданского, так военного и морского ведомств … ух ты, Господи, язык сломаешь, покуда выговоришь!) вольготно разместилась в новехонькой Алексеевской больнице, построенной иждивением богатого московского негоцианта (в благодарность, как видно) убитого одним их первых ея пациентов!
Так что хоромы мои теплы, сухи и по своему уютны: высоченный сводчатый потолок, крашенные успокаивающей зелененькой масляной краской стены, матовое закаленное стекло на высоком окне... Да, уже попробовал. Не разбить.
Пружинный матрас на застланной мохнатым плэдом коечке... Живи да радуйся, покуда жив! Уж куда делись прежние скорбные разумом постояльцы, не ведаю... Но, коли новая власть широким жестом распустила сидельцев Бутырского тюремного замка да Таганской пересыльной тюрьмы, освобождая место для царских опричников и сатрапов, полагаю, что бегают оные шизофреники да параноики с красными бантами по несчастной Первопрестольной... Ничем, по моему, не отличаясь от перманентно митингующих на каждом углу, как на Хайд-Парковском Спикер-Конерсе, «орателей»... С таким же безумным блеском в черных семитских очах.
Вот радости -то московскому обывателю привалило! А вместо солидного, внушающему злодеям страх и ужас,  монументального, как сама Империя, городового солдата с «селедкой» на крутом боку на перекрестке стоит хлипенький скубентик с соплею под сизым носишкой... Зато классово близкий, ага...
Так, хватит. А то оплошный читатель, подобравший сии заметки на ближайшей помойке, дабы воблую рыбу в них заворачивать, решит: обычное стариковское брюзжание! И читать не станет...
А хоть бы и не читал. Пишу-то я исключительно для себя... Когда допрашивавший меня следователь Вэ-Че-Ка, очень приличного (до педерастичности!) вида поручик с таким  тщательным пробором на напомаженной голове, что на ум от чего-то приходило слово «рейсфедер», спросил меня учтиво, что он может для меня сделать... ну, напоследок...
Я попросил у него хаммеровский химический карандаш и три дести бумаги... лучше фирмы Ватмана. Ежели писать с обеих сторон, вполне хватит.
Опишу-ка я свои страшные преступления. Ведь я днесь совершенно официально признан Ennemi du Peuple! Или же Hostis Publicus .  Ведь наши доморощенные Робеспьеры обезьянничают Великую Французскую … а те, настоящие Робеспьеры, с той же заслуживающего лучшего применения энергией обезьянничали Рес Публика Романи.
Ага, фашисто, ликторы, республиканский салют вздыманием правой длани... не понимая, что эти самые фашины есть просто старорусская розга с воткнутым топором! И насколько я понимаю, ох, и погуляет теперь мужицкий топорик по барским шеям... Пока был Царь, Хозяин Земли Русской, был и порядок.  А ныне...
Ну, ладно. Я есть Враг Народа! Трудового Народа, отмечу я... Хотя, каким боком голубоватый напомаженный поручик относится к трудящимся, не пойму... Да разве я враг своей горничной Маняше или нашему дворнику Ахмету? Чудны дела твои, Господи.
Да как же я докатился до обвинения в таком ужасном преступлении? Кстати говоря, совершенно справедливом? Да, я враг. И не считаю нужным это скрывать. Если вы — сторонники Республики, то я роялист. Шуан, фактически.
И готов пойти под Республиканскую Бритву... впрочем, говорят, на заводе Гужона черепа осужденных раздавливают паровым молотом... Врут, поди.
Ну-с, преступим.
Меня зовут... а впрочем, номина сунт одиоза... Важно ли это? Вовсе не желаю попадания в анналы. Хотя волею судеб стал невольным свидетелем событий страшных и удивительных... Как всё, что у нас на Святой Руси происходит... Либо страшно, либо удивительно, либо страшно до удивления!
Итак, я родился 23 октября 58 года в торговом селе Раменское Бронницкого уезда Московской губернии...
Батюшка мой, происходивший из нищего дворянского, захудалого со времен Опричнины, зато весьма древнего, рода, по состоятельности же чуть не однодворец, в свой черед, как и все его многочисленные братья (а было их, как гороху у дурака, аж девять душ!) был с малолетства отдан в службу. И всего-то через каких — нибудь тридцать лет достиг он немалых чинов, навесив на потертый и потускневший под непогодою эполет аж четыре штабс-капитанские звездочки. Ну, за Богом молитва, а за Царем служба никогда не пропадут, правда? Зане отмечен был батюшка весьма щедро — четыре раны, да две контузии, да Станислав третьей, да Владимир Четвертой, да Святые Анны Четвертой же, понятное дело, первые два — с мечами. Как говориться, на тебе крестик в петлицу и геморрой в поясницу! И отвяжись. А уж медалей, медалей-то, ажно одиннадцать штук! И за усмирение Польского мятежа, и за Кавказ 1837, и за Персидскую войну... И даже жетон «За полезные Обществу Труды»! Библиотека Дворянского Собрания в Рязани во времены оны горела, а батюшка со своей ротой как раз мимо и проходил. Пока солдатушки- бравы ребятушки книги из огня выручали, он из пламени библиотекаршу вынул... И не раз потом о сем пожалел. Ибо выпускницы Рязанского Епархиального училища отличаются поистине несгибаемым упорством! Уж коли что им на ум пришло, так и подай! Пришлось венчаться. Да и возраст уж подпирал... Сорок пять, однако... Как раз для девицы осьмнадцатилетней, самая пара.
Ну, а как детки пошли, поневоле задумаешься... Жалование, 339 рублей в год. Понятно, что еще и безгрешные доходы... Да батюшка мой всю жизнь отличался честностью да скрупулезностью (а точнее, по матушкиному определению, сугубой растяпистостью!). И солдатскую медную копейку мало что не зажимал, а еще и своих в «котёл» вкладывал. Зато и начальство удивлялось, краснорожих солдат из его роты видя: «Ты что же, Иванов, их одними пирогами кормишь?»
Но, тем не менее, надо было что-то решать... Не было бы счастья, да несчастье подмогло, скрутил батюшку страшенный рюматизм, в полесских болотах, где он за инсургентами гонялся, подхваченный... Получил штабс-капитан полный абшид, копеечную пенсию. Благо, что тесть, соборный протоиерей, поспособствовал место найти, управляющим на кирпичный завод в Гжели.
Вот там-то я впервые русского мужика, сеятеля и хранителя, лапоть ему в рот, по настоящему и увидал...

+9

2

Валерий Иванович, очень хорошо, что пишется новая вещь! Не хватало Вашего цинично-ироничного взгляда на жизнь.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Валерия Белоусова » Брод через Стикс