Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Случайный попутчик


Случайный попутчик

Сообщений 151 страница 160 из 195

151

Игорь К. написал(а):

Не хватает слов во фразе. Ребята что? Не поверили?

Фраза должна была начинаться так: Мне кажется, в это не поверили даже ребята

Игорь К. написал(а):

Таланты.

Спасибо, поправил и то, и другое.

Ehaiai написал(а):

Но всё же "Целеуказатель" , KMK, был бы уместнее и понятнее. Многие ведь не владеют английским.

Коряво, и длинно. Впрочем, поправлю, как вы советуете.

Ehaiai написал(а):

Древо свободы время от времени должно орошаться кровью патриотов и тиранов.
(Это его естественное удобрение.)

ГГ как помнил эту фразу, так и "проговорил" - память то ему порезало оооочень сильно :-)
Так что, в тексте именно так вставлено умышленно.

0

152

Продолжение. Поскольку текст порядочный, выкладываю двумя кусочками.

***

     «А вот, будет ли оно все хорошо, на самом деле?» - Падме (то есть, Сабе, конечно) уже ушла, но Оби-Ван все равно не решился произнести эту фразу вслух. После гибели Мола он ведь даже сам поверил, что все позади – и больше его никто не сможет отыскать, в том Силой и людьми забытом месте, где Кеноби устроился. Что ни говори, а фон Силы, в который была погружена планета, и вправду делал Татуин одним из лучших мест для того, чтобы спрятаться от внимания враждебно настроенных форсъюзеров: здесь Жан Сэнд был прав. Только вот, как-то же ведь нашел его там Дарт Мол? Оби-Ван еще понял бы, если бы бывший ситх, не ставший за это время ни капельки «светлее», как то сумел бы его перехватить во время одной из тех вылазок с планеты, которые джедаю приходилось делать с завидной регулярностью. Ведь, пригляда в галактике требовало слишком многое, а самому гранд-мастеру покидать убежище, где Йода находился, было бы куда более затруднительно: Дагоба была совсем не таким бойким перекрестком дорог, каким был Татуин!

     Попытаться спасти то, что еще осталось от Ордена: Это было не менее важной задачей, чем сохранение детей Падме и Энакина – их надежды на возрождение. В конце концов, даже Палпатин пришел к власти не только за счет хитрости и скрытности, но и за счет того, что на него, оказывается, работало множество «диких» форсъюзеров, раскиданных по всей галактике. Пускай большинство из них были плохо обученными слабаками, все равно – количество тех, кто вылез из подполья и легализовался на службе у Империи было слишком большим! Так что, в будущем Люку и Лее понадобятся надежные помощники из числа одаренных. Вот ради этого и стоило обеспечить укрытие, а то и спасение из лап палпатиновских приспешников, как можно большему числу тех форсъюзеров, кто находился на Светлой Стороне Силы – и в первую очередь спасшимся членам Ордена…

     К сожалению, дело изрядно портили некоторые уцелевшие собратья по Ордену, тем или иным способом пережившие пресловутый приказ номер шестьдесят шесть, и буквально одержимые мыслью отомстить ситхам и их приспешникам вот прямо сейчас, немедленно! Да  и, предателей и перебежчиков среди джедаев оказалось много. Честно говоря, даже слишком много: По существу, лучшая, и самая эффективная, часть имперского Инквизиториума состоит, как раз, из их бывших джедаев. Оглядываясь назад, Оби-Ван вынужден был признать, что Высший Совет и все те, кто определял внутреннюю политику Ордена, сами способствовали тому, что в их рядах росло и ширилось число тех, кто не считал больше Орден джедаев домом для себя. Как только Палпатин показал им альтернативу, многие кинулись к нему на службу, даже не из-за страха смерти! Особенно большой контингент в Инквизиториум дали Корпуса Обслуживания – те «неполноценные» якобы джедаи, кого Орден лишил перспектив и будущего, отнеслись к государственному перевороту и уничтожению Храма совсем не так, как полагалось бы. Проклятье! Да он сам прекрасно помнит, какая безнадега навалилась на него, после того, как его самого временно отправили «к садоводам». Что было бы, не передумай тогда Квай-Гон? Неужели сам Кеноби тоже ходил бы сейчас в черной униформе, нося скрывающий лицо шлем и помахивая этим их дурацким красным «пропеллером»?

     Скольких инквизиторов ему удалось убить… - шестерых, как минимум! Причем, что характерно, пятеро отыскали его сами: как раз, когда он улетал по делам с Татуина – тут, кстати, было над чем подумать. Насчет еще парочки темных форсеров Кеноби сомневался: дрались они серьезно, но вот экипировка подкачала – а Империя на снаряжении своих одаренных слуг совсем не экономила. Еще дюжина разных придурков, решивших, что раз победили ситхи, то теперь все можно, в зачет не шла: обыкновенные самоучки, ни на что серьезное не годные. Пусть даже некоторые из них были опасными убийцами – ну, то есть, опасными для простых людей, - для него они стали легкой мишенью. Вообще, как он слышал, имперские инквизиторы за такими деятелями тоже охотились. Причем - не менее рьяно, чем за выжившими джедаями. Очевидно, имея целью не только уничтожение конкурентов, но и пополнение собственных рядов: по размерам Инквизиториум, пока что, не шел, ни в какое сравнение с довоенным Орденом – даже если брать в расчет только одних мастеров, рыцарей и падаванов. Те, кого он убил, на службу к ситхам уже точно теперь не попадут…

     Так же, как и трое бывших джедаев: двое рыцарей и падаван, которые решили бороться против Империи, взяв на вооружение тактику индивидуального террора. Даже его старый знакомый, Со Геррера, который тоже пошел по кривой дорожке, как и предсказывал когда-то сам Оби-Ван Энакину и Асоке, еще на Ондероне – так вот, даже Со действовал не столь беспощадно. К тому же, ондеронец все-таки старался осуществлять свои акции так, чтобы не слишком страдало мирное население – понятно, если это удавалось. Его бывшие собраться такой щепетильностью не страдали: за их «командами», больше похожими на обычные бандитские шайки, тянулся широкий кровавый след – идеальный материал для имперской пропаганды, прикончи их инквизиторы! К счастью, он тогда успел раньше. Именно после убийства своих собратьев, так и не сдавшихся, но со временем превратившихся в нечто, даже более худшее, чем были приспешники ситхов, он, наверное, и сломался: Засел на Татуине безвылазно, на несколько лет. Немного встряхнуло его только прибытие Дарта Мола – их поединок, который Оби-Ван выиграл странно легко, опять заставил его собраться, и попробовать начать жить заново. Хотя бы только ради детей Энакина.

     Спокойные, размеренно текущие годы, которые он прожил на пустынной планете после схватки с Молом, дали ему время, чтобы снова стать самим собой. Вернули решимость бороться дальше. Он даже опять начал делать вылазки наружу, с планеты: посетил Гранд-мастера, пару раз встретился с Бэйлом – опять попробовал поискать тех, кто уцелел после бойни и последовавшей за ней охоты. Не слишком успешно, честно говоря: Тех, кто был недостаточно осторожен, выследили и убили инквизиторы – или сам Вейдер. Осторожные, и решившие переждать лихие времена, попрятались так, что найти их было почти не возможно. А с теми, кого найти все же удалось, Кеноби и сам связываться не слишком-то хотел. Да, уцелел кое-кто из Зеленых джедаев, или из тех, кто раньше обитал в различных провинциальных джедайских академиях, праксеумах и анклавах – но, эти господа не очень-то стремились к тому, чтобы возродить Храм в старом виде: наоборот, без постоянного зоркого присмотра со стороны Высшего Совета Ордена им, как будто, было даже лучше! А Империя… - да, что Империя? – как пришли ситхи, так и сгинут: такое бывало раньше, вот случилось и теперь (в том числе, из-за ошибок того же Высшего Совета, между прочим!). Пересидим как-нибудь…

     Пары таких встреч Оби-Вану хватило с головой. Представители других организаций, имеющих дело с Силой – Светлых, разумеется! – тоже отнюдь не рвались забывать старое, и сплачиваться под знаменами возрождения Ордена джедаев. Связавшихся с новорожденным Альянсом, вроде команды «Призрака» или «Милиции Коты», Кеноби и сам обходил десятой дорогой: не хватало только привлечь к себе внимание Палпатина и Вейдера. В общем, где-то, год назад Оби-Ван окончательно «успокоился», решив дождаться того момента, когда Люк сможет решать свою судьбу сам, не оглядываясь на мнение дяди и тети – тогда с парнем и можно будет поговорить со всей откровенностью: еще год, может - два.

     Однако, раньше, чем этот момент настал, он обнаружил слежку за фермой Ларсов! Кто следил, и с какой целью – Кеноби так и не понял (не имперцы, это точно – здесь у него была возможность проверить). Но обставлено все было по высшему уровню: только дроиды-наблюдатели, ни одной живой души – тот, кто все это затеял, явно знал, что за фермой присматривает форсъюзер…

     Вот тогда он нет, не испугался – но, был к этому очень близок: Когда связывался с Падме, и просил забрать их с Люком с Татуина, едва сумел себя сдержать, не поддавшись панике. Проклятье! Даже Мол, когда прилетел на Татуин, кинулся к нему, а не отправился к Ларсам, пусть даже и слышал откуда-то про Избранного. К счастью, прилетела на Татуин Амидала очень быстро – рисковать, в очередной раз, Оби-Вану не хотелось совершенно!

     Теперь вот еще этот Жан Сэнд откуда-то взялся. Точнее, откуда он взялся, было понятно – неясно было одно: зачем Сила устроила их встречу? Кеноби попробовал медитировать, чтобы увидеть хотя бы искаженные тени возможного будущего – и никакого результата! Нет, Сила утверждала, что встреча с Сэндом важна, что от нее будет много зависеть в будущем… - только вот, какого рода будет эта «зависимость», было никак не видно. Другое дело Дорин Се’Ол, у которого Сэнд якобы некоторое время обучался, после того, как сбежал от своего старого наставника на родине. Дорина Оби-Ван знал, и знал неплохо, хотя за время Войны клонов они и не виделись почти ни разу: мастер Се’Ол работал, в основном, в Неизведанных Регионах, в то время, как сам Кеноби воевал в более… обжитых районах галактики. Что там говорить – Дорин уже был признанным мастером-джедаем еще тогда, когда сам он ходил в падаванах у Квай-Гон Джинна: Пара собственных падаванов, выведенных в рыцари. И десятки юнлингов, которым он помог стать падаванами - уже у других рыцарей-джедаев! Отличный послужной список, для джедая-Наставника. Как Оби-Ван слышал, и воевал Дорин тоже неплохо: Совет был доволен его службой. Насколько он понимал сказанное Сэндом, проклятый приказ номер шестьдесят шесть застал Дорина как раз где-то в Неизведанных Регионах. Тот сумел как-то удержать под контролем вверенные ему корабли, с их командами – а потом неплохо устроился в тех диких местах, ухитрившись собрать вокруг себя многих беглецов-джедаев. Как там говорил Жан: юнлинги, падаваны – и даже несколько полноправных рыцарей. Очень неплохо! – отличная основа для того, чтобы можно было восстановить Орден.

     Было только непонятно: как встретит его Дорин? – То, что он пообещал Амидале, что согласен на их встречу, и даже выразил готовность рассмотреть вопрос обучения у него Люка и Леи, ничего не значило! У Кеноби уже было много встреч с бывшими собратьями, которые заканчивались, в лучшем случае, тем, что они просто расходились в стороны – каждый своей дорогой. А ведь иногда все заканчивалось зажженными клинками мечей, и чьей-то смертью…

     Он слишком устал от всех этих смертей. Устал видеть гибель своих братьев по Ордену собственными глазами. Устал биться головой в прозрачную транспаристиловую броню, закрывавшую намертво проход туда, где сиял Свет новых, лучших времен.

***

     Вернувшись к себе в каюту, Сабе бессильно повалилась в ближайшее к двери кресло: Как же выматывала ее эта безнадежная, бессмысленная миссия! И она еще думала, что откровенный разговор с Оби-Ваном поможет ей привести собственные чувства в порядок, когда оказалось, что это ей нужно магистра морально поддерживать…

     Ладно, тут хоть какой-то просвет есть: Сама она, раньше, никогда с этим «мастером Дорином» не сталкивалась, но, судя по словам Кеноби и Жана Сэнда, тот был не просто знающим и могучим форсъюзером, но еще являлся и прекрасным учителем. И, что было, не менее важно, великолепным организатором. Как поняла Сабе, у Дорина Се’Ола получилось как раз то, чего не удалось сделать самаму Оби-Вану, и гранд-мастеру Йоде – он начал на практике восстанавливать, потихоньку, Орден джедаев. Да, сейчас у него совсем не много последователей, но как говорил Жан, их число непрерывно увеличивается. Более того, он установил дружественные отношения с еще какой-то организацией форсъюзеров из Неизведанных Регионов, а может – и не с одной.

     Мон не желает ничего видеть, когда дело касается ее «ручной» команды форсъюзеров, но самой Сабе понятно, что Илза Минео ношу, которую раньше тащил Рам Кота, не потянула: У нее были потери, среди форсъюзеров, найденные на замену рекруты надежд не оправдывают, а старые кадры находятся практически на том же уровне, которого достигли еще при Коте. Интересно, Илза боится возможных соперников? – прошло уже почти два года с момента гибели Рама, а «Милиция Коты» так и не вернула себе прежней силы. Тут еще вопрос – а насколько выросли возможности самой Илзы, как форсъюзера? Жан Сэнд, вскользь, отозвался о ней в разговоре не очень лестно. Мол, это было главным аргументом за то, чтобы не присоединяться к «Милиции», в свое время, как ему предлагали. Свести бы ее с Кеноби… - но, нельзя! Ладно, Сила с ней, с Илзой Минео: Если ей повезет, и они с Кеноби сумеют договориться с мастером Се’Олом, ей больше и дел иметь с «Милицией Коты» не придется.

     Эх, Бэйл! Если бы она только знала, что Асока жива, и что она сотрудничает с Органой…

     Сабе встряхнулась, встала с кресла и подошла к рабочему столу: нельзя позволять себе опускать руки! Так, что у нас ребятами? – включив деку, она ввела пароль и настроилась на специальный канал системы наблюдения СБ базы. Дальше, подключение к новой системе наблюдения в закрытой секции. Возмутительно, кстати – как вообще могли проглядеть целый комплекс внутренних помещений, да еще и дополнительный тайный выход наружу, в придачу!? Ну вот, как Жан и обещал, он проводит открытый урок для Люка: присутствует и командование особой группы Истребительного Корпуса, с самим адмиралом Крэйном, и командиры эскадрилий, и генерал Дравен, вместе с некоторыми из своих офицеров.

     Сын слушает, развесив уши, но не забывает, при этом, отбивать световым мечом бластерные выстрелы, которыми его периодически угощают учебные дроиды. Их там висит уже пара штук: раньше Люк гордился тем, что иногда ему удавалось отбить выстрелы всего одного летающего шарика… - наверное, Оби-Ван прав, и, у ее сына настоящий талант! Кстати, там же и Лея с Зимой: пока что дочь сидит в сторонке, наблюдая за происходящим – и тоже слушает, вместе с остальными присутствующими, Жана Сэнда.

     Честно говоря, она и сама невольно заслушалась: парень простым языком (без обычных джедайских недомолвок, понятных только посвященным) рассказывал собравшимся, как лучше себя вести, если доведется встретиться с кем-то из имперских инквизиторов лицом к лицу. Да, совет – «сбежать побыстрее», многим явно показался странным, судя по сопровождавшему его слова шуму. Видя, что его словам не слишком верят, Жан сначала буквально «выстрелил» из своей руки молнией в сторону ее сына, которую тот ловко принял на свой меч. А потом дал команду Люку, чтобы тот прекращал тренировку…

+6

153

Второй кусочек.

***

   - Так, на сегодня хватит! Вижу, ты почувствовал угрозу, и вспомнил, как нужно поступать в этом случае?

   - Да, Жан! Только, странно… - ведь то, когда и куда будут стрелять тренировочные дроиды, я чувствовал не так… ярко и отчетливо, - почему? Иии, может, мы еще немного продолжим занятие?

   - Нет, Люк – хватит: Сегодня ты, что называется, «поймал волну». У тебя все получается, контроль над Силой великолепен – кажется, что можешь сделать буквально все, что пожелаешь. Так вот, это ложное чувство собственного всемогущества может привести к тому, что у тебя может быть срыв – и на некоторое время ты не то, что что-нибудь делать с помощью Силы – ты ее даже чувствовать перестанешь! В общем, сейчас вернешься к мастеру Кеноби, и будешь тренировать умение правильно медитировать, под его чутким руководством: новые практические занятия только тогда, когда он даст разрешение – и это не обсуждается!

     Дождавшись утвердительного кивка сына, Жан продолжил.

   - Теперь, насчет яркости и четкости ощущения: Когда работает Боевое Предвидение, именно такой контраст ощущений указывает на степень опасности той или иной угрозы. Молния Силы…

   - Бен говорил, что Молния Силы это техника Темной Стороны – или, он не прав?

     Было видно, что Люк слегка озадачен.

   - Ты за оголенный провод, находящийся под напряжением, когда-нибудь руками хватался?

   - Нууу, было дело – трясет здорово!

   - Вот тебе и ответ на твой вопрос: Даже когда ты не причиняешь никому вреда, используя Молнию Силы, такой вот «удар электротоком» все равно приходится по тебе самому – мидихлорианы в организме, знаешь ли, очень не любят, когда им устраивают подобные встряски! А если форсер делает что-то, что не идет на пользу его симбионтам, это тоже считается проявлением Темной Стороны. Впрочем, это к делу сейчас не относится, тем более, что особого вреда я себе и не причинил – а то, что есть, легко можно исцелить. Вопрос в другом: не отбей ты мою молнию своим клинком, ты бы сейчас валялся на полу без сознания – если бы тебе немедленно не оказали помощь. Почему? – Да потому, что если меня само всего лишь только «встряхнуло», то тебя этот удар вывел бы из строя. Причем, гарантированно! Именно из-за этого всякие придурки так любят швыряться молниями в противников: уж если попал, то считай, что выиграл бой! – без светового меча, голыми руками, Молнию Силы Может поймать только настоящий мастер-джедай. Или Лорд ситхов…

     Жан обвел взглядом остальных слушателей.

   - Это всех касается! Помните, что среди инквизиторов такими фокусами многие балуются. Что взять с тупых отморозков? Тем более, что научиться этой хрени проще простого – любой одаренный дурак, научившийся худо-бедно работать с Силой сможет. Утешает только то, что обычно подобные идиоты очень быстро плохо кончают. И еще: это для Люка, или для меня могут быть какие-то варианты – обычный человек, в которого попала Молния Силы, погибнет практически гарантировано. Прежде всего потому, что Молнию Силы очень трудно контролировать, и лупят ей, обычно, сразу в полную силу.

   - Знаешь, Жан, что-то я раньше не слышал, чтобы инквизиторы вот так молниями швырялись направо и налево…

     Здоровый темнокожий верзила (Сабе вспомнила, что его зовут Крис Бутталик) недоуменно покачал головой.

   - И этому есть две причины: Про первую я уже сказал – и самого «молниеметателя» тоже прикладывает неслабо! А вторая причина – Молния Силы далеко не летает: метров пятнадцать-двадцать, максимум. Такое расстояние всегда проще преодолеть Силовым Прыжком, и уже потом поработать световым мечом – особенно против обычного противника. Или приказать сопровождающим штурмовикам, если они есть, пустить в ход бластерные карабины. Тем не менее, от такой вот фигни никто не застрахован, если он сталкивается с кем-то из адептов Темной Стороны Силы…

     Присутствующие на уроке опять зашумели.

   - Как я понимаю, на этом лекция закончена? Молнии Силы, Форс Грип, майнд-трик… - много же способов, которыми одаренные способны воздействовать на окружающих!

   - На сегодня – да, генерал: Вернемся с боевого вылета, можно продолжить, если есть желающие послушать.

     Несколько голосов заявило, что желающие есть. Кажется, и Лея с Зимой были в их числе… - это хорошо, что девушки тоже заинтересовались!

   - Так, господа офицеры, пора на выход: транспорт нас уже заждался.

     Адмирал Крэйн махнул рукой, приглашая остальных следовать за ним. Народ потянулся к выходу из закрытой секции. Поняв, что бесплатное представление закончилось, Сабе отключила соединение со ЭсБэшным спецканалом.

*****

Стрелы, во дне летящие

Ведь что-то есть в нем, ведь что-то есть в нем,

В суровом марше, хоть с фронтов – дурные вести,

Пускай нам врут, а мы – опять поверим,

Счет не ведя ни  ранам, ни гробам…

Мальчишек давит уют домашний,                                         

Они  во фрунт, они  – уходят  гулким маршем,

И запах гари  вслед за  ними    веет,

И душу  рвет мошенница труба.

Они  умрут и, что обидно, не успеют понять,

Что их проигранный бой   был генеральской игрой     

Им просто нравился марш, а что до линии огня,

Она из строя не видна, она  накроет  весь  строй.

Ведь что-то есть в нем, ведь что-то есть в нем,

В    далеком  марше, уносящем в поднебесье,

С ним легче жить, с ним  просто и спокойно,

Забыть о том, как истина груба….

Под эти звуки мы все отважны,   

Куда идти, уже практически не важно,

Мозги промыли  флейты да гобои   

И душу рвет мошенница труба




     Мои ребята (и девушки, понятное дело) сидели сейчас где-то посреди сотен других слушателей, но все равно я слово видел перед собой лицо каждого пилота своей эскадрильи: совсем молодые и уже в годах, хуманы и экзоты. Достоинства и недостатки каждого я узнал за то время, которое ими командовал, почти досконально. С ними я готов был отправиться даже на самое убийственное задание. И вот сейчас я готовился к тому, чтобы повести их всех на смерть…

     Невольно вспомнилась фраза из прочитанной когда-то книги, заканчивавшаяся словами: «…поделила их всех на живых и мертвых». Вот, скоро, точно так же капризная госпожа Удача поделит и тех, кто сейчас собрался здесь, чтобы послушать мое исполнение. Вспомнился последний разговор с Крисом, который, в отличие от многих, прекрасно представлял себе степень риска, на который нам придется пойти:

   - Знаешь, Жан, наплевать! – Ведь это наш шанс: сам же слышал, что адмирал Крэйн пообещал забрать в свою особую группу всех наших, кто сумеет выжить после этого вылета. Поверь, оно того стоит! А насчет мизерных шансов на успех, и еще более мизерных насчет того, чтобы уцелеть… - вспомни, разве нами так всегда дыры не затыкали, когда командованию это требовалось? Если есть возможность попытаться ухватить за хвост Удачу, то кто откажется от такого шанса добровольно?

     Сейчас наше прежнее соперничество, временами переходящее в открытую вражду, которую с радостью поддерживали наши подчиненные, к вящему переполоху среди командования «Приюта 14», казалось мне мелким и бессмысленным. Хотел напомнить ему, что сама вероятность уцелеть, для большинства пилотов, находится на уровне статистической погрешности, но не стал. У Бутталика своего опыта было побольше, чем у меня. Если бы Империя, в свое время, не прокатила его с титулом барона, ханжески припомнив нетрадиционную сексуальную ориентацию аса, то хрен бы он вообще с Альянсом связался бы. Чертов адреналиновый наркоман… впрочем, тут все такие – начиная с самого адмирала Крэйна. Да и я сам не далеко от них ушел, по большому счету.

     Жаль, что никак не могу добраться до тех сволочей, что обрекли большую часть моих слушателей на смерть в бессмысленной атаке. Если только когда-нибудь… - остается только надеяться на это. И надо попробовать попытаться, чтобы как следует «завести» их сейчас, когда они настроились меня слушать: чем лучше у меня с ними будет контакт, тем больше вероятности того, что даже моя убогая Боевая Медитация сработает сегодня как надо! – А после моего импровизированного концерта у нас сразу и боевой вылет начнется…

     « Если сработает Боевая Медитация, то уцелеет больше народа…» - пальцы, будто сами, своей волей, тронули струны кветарры. По коже пробежали мурашки, когда я призвал Силу. Речитатив вступления, прерванный первым аккордом – слова первой песни полились легко и мощно, подстегнутые импульсом разгорающегося внутри огня:

Stanovyas' okeanom,

Sozhaleyut li vody reki

O svoikh beregakh?

Khrizantemy v snegu,

Kak svetla eta noch' pered boyem.

Vperod i vverkh!

V bozhestvennykh vetrakh!

Sem' radug rvutsya iz grudi,

Vrata Nachal v snegakh

Ukhodyat vniz ...

Letim!

     Слова песни я даже не стал пытаться переводить на бэйсик: Если у меня получится сегодня, то Сила сама донесет их смысл до слушателей. Нет, никаких «если» - у меня просто не может не получиться! Я сделаю все, чтобы как можно больше этих гребаных камикадзе вернулись обратно… - по крайней мере, в этот раз.

+6

154

Еще кусок проды. и опять двумя порциями:

***

     Огромный транспорт, похожий на надкушенный бублик - каких здесь не видели со времен окончания Войны клонов, - вынырнул из гиперпространства далеко за орбитой Абиссисса – шестой, и последней планеты в системе Джеонозиса. Бывший сепаратистский линкор, все еще сохранявший когда-то спешно установленные броню, мощное вооружение, системы управления огнем и обширные сенсорные массивы, принялся обшаривать своими электронными «глазами» планетную систему. Если провести воображаемую линию от того места, где находился транспорт, до Эа – яркой белой звезды, являвшейся солнцем здешней системы, то Джеонозис находился бы несколько в стороне от нее, практически – на траверзе от этой линии. Но, все равно, слишком близко к светилу – помехи, вносимые излучением звезды, изрядно портили ту картину, которую рисовали на экранах корабельного командного центра показания сенсоров. Тем не менее, за несколько часов активного сканирования экипаж и пассажиры корабля уже досконально знали обо всем, что творилось около Джеонозиса.

     Само собой, имперцы тоже не дремали: чуткая аппаратура «Лукрехалка» зафиксировала такое же сканирование незваного гостя, которое велось откуда-то из глубины планетной системы. Потом, через пару часов, на пределе дальности эффективного огня тяжелых турболазеров «Лукрехалка», из гиперпространства вывалился имперский крейсер типа «Удар» - явно посланный своим командованием с целью понаблюдать и разведать все на месте…

     Многие на «Лукрехалке» ждали, что как только разведчик доложит командованию то, что смог «увидеть», сюда сразу же явится кто-нибудь посерьезнее: «Империал», или парочка «Побед», на худой конец – тем более, что два этих стардестроеров, уже считавшихся самим имперским высшим командованием устаревшими, возле Джеонозиса была зафиксирована системами обнаружения линкора. Однако, шел час за часом, а ни «Империалов», ни «Побед» рядом с кораблем Альянса так и не появилось. Как будто противник их полностью игнорировал. Если бы не крейсер, по-прежнему висящий на пределе досягаемости орудий линкора и ведущий наблюдение за ним.

     Похоже, имперцы, давно ожидающие удара, на приманку не купились…

     Между тем, события развивались своим чередом – так, как изначально было запланировано в главном штабе Альянса на Явине-4: у Джерисса, который был первой, ближайшей к Эа планетой системы Джеонозиса, начал выходить из гиперпространства ударный эшелон флота Альянса. Корабль за кораблем, буквально в течение трех минут несколько десятков разнотипных кораблей – в основном, тяжелых транспортов – выпало из гиперпространства в обычный космос. Погасив паразитный дрейф, сориентировавшись и установив между собой связь – их сильно разбросало, при выходе из гиперпрыжка, корабли начали разгон в сторону Джеонозиса. Наметанный глаз матерого космического бродяги, глядя на то, как медленно корабли набирают скорость, сразу отметил бы, что они нагружены под завязку. В это время Джерисс находился почти на одной линии с Джеонозисом, и мощное излучение Эа, само собой, так же должно было мешать системам обнаружения и прицеливания имперских кораблей (те, кто планировал эту операцию, учли данное обстоятельство) – правда, это в теории. На практике, один из имперских «Небулонов» «висел» в системе так, что мог почти без помех просматривать окрестности первой планеты: в имперских штабах тоже не дураки сидели! Да и Дарт Вейдер, в свое время, научил-таки приписанных к службе охраны Звезды Смерти космолетчиков, что нести службу следует не только по букве, но и по духу устава. А вступивший в командование, после ситха, Таркин - сам имевший обширный боевой опыт, - решил ничего в сложившейся системе охраны не менять. Только, немного добавил еще боевых и вспомогательных кораблей к тем, что уже находились в системе Джеонозиса.

     Вот здесь, едва поняв, что пошла настоящая атака, имперцы среагировали практически молниеносно: Не прошло и получаса, как рядом с начавшими разгон брандерами вынырнули все десять вражеских стардестроеров, находившихся ранее у Джеонозиса – и старые «Победы», и новенькие «Империалы». Еще меньше времени потребовалось кораблям, до этого охранявшим стройку Звезды Смерти от нежелательных визитеров, чтобы прицелиться, и открыть сокрушительный огонь на поражение – стараясь выбирать в качестве первых мишеней наиболее удобные цели.

     Когда брандеры готовили к их последнему вылету, на них установили дополнительные генераторы щитов и броню (последняя еще и «полезный» вес добавляла!), даже лазеров ПКО добавили, для защиты от возможных атак имперских «ТАЙ-бомберов». Однако, против огневой мощи стардестроеров всего этого оказалось совершенно недостаточно: имперцам потребовалось всего несколько минут для того, чтобы записать на свой счет первую победу. Да, погибший корабль был отнюдь не колоссом: всего-то несчастный GR-75, обвешанный броней или тем, что могло играть ее роль, с запиханными в брюхо генераторами дефлекторных щитов – но, если бы ему удалось разогнаться до запланированной скорости, а потом попасть в цель - имперцам свою боевую станцию пришлось бы собирать заново! Между тем, одержавший первую победу в этом бою «Империал» уже перенес огонь на новую цель, даже не дождавшись, пока первая мишень разбросает свои обломки куда подальше…

     Между тем, не заботясь о судьбе атакованных имперцами товарищей, остальные брандеры начали, одновременно с разгоном, проводить маневры уклонения, стремясь отойти от настигших их хищников как можно дальше: Потом, когда врагу понадобиться выбирать новые цели, сделать это будет гораздо труднее – и займет больше времени. А время, сейчас, играло на стороне Альянса – каждый выигранный час прибавлял к скорости новые сотни километров в секунду, все больше превращая неуклюжие транспортники в смертоносные снаряды. Товарищи, которые сейчас гибли под огнем турболазеров врага, выигрывали время для остальных: на каждый стардестроер приходилось почти по десятку мишеней, которые было не так-то просто уничтожить – а ведь даже один поразивший цель брандер был способен обеспечить успех всей операции!

     Об этом знали те, кто вел обреченные на гибель - как в случае неудачи, так и в случае успеха – корабли. Они вообще были странными, с точки зрения хуманов, существами – и отношение к жизни и смерти (своей собственной тоже) имели соответствующее. Об этом знали и имперцы: очень скоро к начавшейся погоне начали присоединяться все новые и новые имперские корабли. К счастью для нападавших, стардестроеров среди них не было – в основном это были крейсера, фрегаты и корветы, - начиная от тяжелых «Дредноутов» и заканчивая легкими «Рейдерами». Однако, их с каждой минутой становилось все больше и больше: очевидно, что те, кто ранее выполнял функции дозора и охранения в системе, поспешили присоединиться к идущему «веселью». Теперь весы судьбы начали предательски колебаться: удача могла улыбнуться не самому сильному, или умелому – а тому, кому просто больше повезет!

     И вот здесь, словно предвидя ход событий (а так оно, в общем-то, и было – планировавшие операцию офицеры были профессионалами), на сцене появился еще один участник: Получив с брандеров сигнал о том, что они атакованы, из гиперпространства вышла еще одна группа кораблей Альянса – раза в два превосходящая первую по численности. Тут были и редкие большие, почти не уступающие «Империалам» по размерам (но, увы, куда хуже вооруженные) тяжелые крейсера постройки мон-каламари, и штурмовые фрегаты, успешно переоборудованные повстанцами из «Дредноутов». И в разы более многочисленная «мелочь», вроде кореллианских корветов и канонерок, или тех же «Небулонов», как две капли воды похожих на своих имперских собратьев, ведущих сейчас огонь по брандерам. Даже близко не сравнявшись с ними по огневой мощи, по численности корабли Альянса разом превзошли врага почти на порядок…

     Вот только имперские стардестроеры, с презрением гигантов, не замечающих мелочь, путающуюся у них под ногами, продолжали молотить главным калибром по тем кораблям, что были назначены на роль брандеров – а новоприбывшими сразу же занялись их более легкие коллеги. Тут, чтобы еще больше осложнить жизнь противнику, корабли Альянса начали запускать свои малые летательные аппараты: бомбардировщиков, и истребителей, обвешанные противокорабельными бомбами. Не дожидаясь, когда вся эта «мошкара» вцепится в их шкуры, имперские корабли выпустили из своих ангаров собственных истребителей. Среди пустоты космоса, расчерченной трассами выстрелов корабельных орудий, немедленно, тут и там, вспыхнули бои москитных сил противников, схлестнувшихся между собой.

     Судя по тому, что больше среди этого злого, все быстрее и быстрее летящего в сторону Джеонозиса клубка больших и малых «насекомых» (а в масштабах космоса даже стардестроер – мелочь!) не появлялось новых участников боя – и их количество начало все быстрее уменьшаться, у противников уже не осталось резервов, не введенных в дело. Или, что вероятнее всего, и имперское командование, и те, кто командовал силами Альянса, придерживали последние козыри в рукавах на самый крайний случай. Хотя, высшие офицеры с обеих сторон наверняка уже начали задаваться вопросом: а куда же пропала особая группа адмирала Крэйна? – Ведь если так пойдет и дальше, то имперские стардестроеры могут и успеть уничтожить все брандеры Альянса еще до того, как они смогут поразить намеченную цель!

***

     Дурацкая считалка, как звук от заевшей пластинки, отдавалась в мозгу одной повторяющейся фразой: «Решили девять дроидов – судьбе мы вызов бросим! Но в бога верил лишь один – и их осталось восемь…» - каждый раз, когда на экране парсера «Ашки», аппаратура которой уже была переведена в «горячий» режим, вспыхивал и гас огонек очередного брандера, который имперские корабли пускали на распыл. Изредка гасли точки, обозначавшие другие повстанческие, или – еще реже, имперские боевые корабли. Стардестроеры, пока, держались под ответным огнем кораблей Альянса прекрасно – и лупили, лупили и лупили своими тяжелыми турболазерами по вражеским брандерам, не отвлекаясь на других противников…

     Черт возьми! Да они уже выпилили значительную часть своих мишеней, когда те не прошли еще и половины расстояния до Джеонозиса: Если так пойдет и дальше, то таранить Звезду Смерти будет просто некому, если, конечно, на роль камикадзе не согласится кто-нибудь из боевых кораблей Альянса. Интересно, там добровольцы найдутся?

     Между тем, в огромном ангаре «Лукрехалка» муравьями сновали техники – по большей части, старые сеповские дроиды из прежнего экипажа корабля: Подвешивали под все машины, которые можно было для этого приспособить, противокорабельные бомбы. Продолговатые черные цилиндры, с окрашенными в красный цвет протонными боевыми частями, размером сами были с какую-нибудь ходячую жестянку, вроде B-1 – которые доминировали среди своих «железных» коллег по службе. Редкие живые разумные, в основном, только наблюдали и руководили процессом.

     Одна такая болванка, попавшая во вражеский корабль, могла нанести вреда больше, чем десяток обычных ракет или торпед, которыми оснащались истребители и бомбардировщики Сопротивления. Да, дальность действия этого оружия была относительно небольшой: начальный разгон им обеспечивали носители, а дальше они летели по инерции, лишь корректируя курс с помощью маломощных бортовых двигателей – зато уж если такая «чушка» попадала в цель, то эффект был такой же, как и от попадания выстрела тяжелого корабельного турболазера.

     Еще больший размер имели ионные бомбы – снабженцы на «Приюте 14» вывернулись наизнанку, но достали-таки несколько подобных «игрушек», оставшихся еще с прошлой войны (вроде бы, Империя производство этого оружия прекратила – но, в Войну клонов их успели наделать чуть поменьше, чем дофига). Эти «гостинцы» тащили к стоящим несколько дальше «Игрек-вингам»: никакой другой истребитель или бомбардировщик ребелов утащить подобный груз был просто не в состоянии – да и эти больше одной бомбы за раз не брали…

     Кстати, на «Игрек-винги» - хотя бы стрелком! – просился Скайуокер, когда мы все грузились на прибывший, наконец, к «Приюту 14» «Лукрехалк». И, даже почти уломал, было, адмирала (сам Крэйн в качестве машины предпочитал надежный и трудно убиваемый, хотя и несколько неуклюжий истребитель-бомбардировщик именно этого типа), чтобы тот взял его с собой – но тут вовремя появился Кеноби, и утащил пацана обратно на «Иноходец». Зрелище было еще то, когда Люк, почти что под конвоем, продефилировал рядом с Оби-Ваном мимо того места, где я с Салагами ждал своей очереди на погрузку.

     Между тем, группа техников – точнее, дроиды, которых они сопровождали, - провезла мимо меня на репульсорных платформах несколько характерных цилиндров, имевших маркировку не красного, а белого цвета. Нихрена себе, это что же – кто-то где-то ухитрился достать еще и бомбы с барадиевой начинкой? Если это так, то мы Звезду Смерти можем не пощекотать, или там поцарапать – а больно-больно укусить! Даже жаль, что под «Ашку» подвесить противокорабельные бомбы вообще невозможно – не рассчитана она на это…

     Собственно, те, кто летал на «А-вингах», вроде Салаг, могли рассчитывать исключительно на встроенное бортовое вооружение: Оно у нас было солидным – тяжелые скорострельные лазерные пушки и пусковые установки протонных торпед. Однако, мы не какой-нибудь жалкий корветик или фрегат полетим атаковать! – тут потребуется что-то посолиднее. Поэтому, на общем совещании командиров эскадрилий и отрядов у адмирала, было решено, что «Ашки» будут прикрывать от возможных атак тех, кто потащит к цели бомбовую нагрузку на внешних подвесках и в бомбоотсеках.

     Наконец, последняя бомба была подвешена к последнему ударному истребителю, и адмирал дал приказ на подъем техники с палуб «Лукрехалка». Наружу пришлось выбираться медленно и аккуратно: старый, видавший виды бывший контейнеровоз, ходивший когда-то под флагом Торговой Федерации, а потом – под эмблемой КНС, не был оборудовании никакими системами, облегчавшими массовый взлет. Правда, зачем они дроидам-файтерам? – те летающие жестянки и без таких «архитектурных излишеств» прекрасно обходились…

     Едва мы вышли из ангаров «Лукрехалка», имперский крейсер-наблюдатель задергался. Иначе я просто затрудняюсь описать те маневры, которые он начал совершать. Похоже, его капитан имел категорический приказ: наблюдать и докладывать – позицию не покидать! Крейсер типа «Удар» легко отобьется от атакующей его эскадрильи тяжелых истребителей, с натугой – от пары эскадрилий, и, если повезет, то сможет выйти целым из боя с тремя. А если на тебя навалится сразу пять сотен машин? Капитану имперского крейсера было, из-за чего нервничать.

     Наверное, на мостике крейсера немного офигели, когда вся наша армада выбралась из нутра транспорта, построилась… - и дружно ушла в гиперпрыжок! Который закончился почти мгновенно, у Джеонозиса - в нескольких десятках тысяч километров от того места, где в поясе астероидов, кольцом окружавших планету, висела почти достроенная Звезда Смерти.

     Даже с такого расстояния я почувствовал сквозь Силу, как где-то там, впереди, напряглись десятки тысяч сознаний: Операторы систем слежения, наводчики орудий, экипажи тех имперских летательных аппаратов, что остались возле планеты – в качестве последней линии охраны боевой станции. Удивление, растерянность, и – что даже приятно, легкий страх: синхронно вынырнувший из ниоткуда рой металлической «саранчи», внушил бы уважение любому внешнему наблюдателю. Этот чужой страх, который я воспринимал где-то на краю сознания, будто плеснул в вены порцию адреналина. Обостренное, казалось, Силой до предела восприятие стало еще четче: я опять поймал ту волну, которая вела меня во время удачных сеансов Боевой Медитации!

     Что же, с адмиралом у меня все обговорено, на этот случай: Коснувшись на приборной панели сенсора активации передатчика, послал на общей волне команду, которую от меня все ждали:

   - Внимание, авиагруппа! Мы атакуем…

     Выдохнув последние слова, легонько тронул рукоятку управления двигателями, постепенно прибавляя тягу – не хватало еще ускакать вперед, бросив подопечных без прикрытия! Врубив форсаж, обвешанные бомбами ударные машины начали разгон в направлении Звезды Смерти.

     В голове, в унисон Силе, звенела музыка, сочиненная где-то невообразимо далеко отсюда – в месте, отделенном бездной парсек и лет от Небесной Реки…

Вот суть. Простая суть -

Пролей за небо кровь.

Смерть и любовь наш путь!

Сильна, как смерть, любовь!

     Все быстрее и быстрее, рой умеющих смертельно жалить металлических насекомых устремился к своей цели.

+5

155

Вторая порция.

*****

Фотоконтроль

Конечно, мировая пресса бы –
Поскольку не глуха –
Зачислила тебя в агрессоры,
А ты в ответ: «Ха-ха!»
И всё бы на боках на глобусных
Чертил меж полюсов,
Куда ещё закинуть доблестных
Невидимых бойцов.
Такую ты изнанку понял бы,
В такие вник статьи,
Что даже, может, сам не помер бы,
Пришили бы свои.
Воздали бы, конечно, должное,
Хватило бы ума.
И место бы нашлось надежное
Для скорбного холма.





     Стоя сейчас в главном зале управления боевой станцией, Уилхуфф Таркин ощущал себя так, словно Звезда Смерти уже отправилась в свой первый боевой поход. Ну да, ничего – скоро враги Империи увидят непреодолимую мощь ее нового оружия воочию! А пока, почему бы не похвастаться важным (и очень полезным) гостям своими успехами? Тем более, что показать ему было что: как бы Вейдер не интриговал, какие бы козни не строил против него перед лицом Императора – здесь и сейчас будет его, Таркина, триумф. Первый в череде многих – в этом Уилхуфф был совершенно уверен! Кажется, после сегодняшней демонстрации можно будет начинать потихоньку ставить своих, преданных в первую очередь именно ему, людей: теперь, при завершении работ на боевой станции, верность может оказаться куда полезнее профессионализма. Профессионалов то по галактике как грязи – стоит только руку протянуть и взять! – а верных людей мало…

     Верность… - скользкая это штука: вон, Сим Алу, безусловно, верен Императору. Но, это пока Палпатин жив и здоров… - а Гриджатус уже и в живого веру потерял, если он не врет. Впрочем, тут уже вопрос стоит так, что старине Джанусу врать нет смысла: Это самого Таркина, выйди правда об их «задушевных разговорах» наружу, Император может еще и помиловал бы, заменив казнь пожизненной каторгой на Кесселе за прежние заслуги. А вот Гриджатуса он сотрет в порошок собственными руками, сумасшедший он там, или нет – и Джанус об этом прекрасно знает.

     Он повернулся к гостям, уставившимся на экран, на котором отображалась окружающая обстановка. Рядом с Джанусом Гриджатусом и Алу Симом стоял Лемелиск, готовый, по первому требованию гостей, дать те или иные пояснения по техническим вопросам. Кажется, оба советника не слишком обращали на его помощника внимание – то, что сейчас творилось за бортом станции, привлекало их куда больше.

   - Скажите, Уилхуф, почему вы не захотели задействовать вооружение самой Звезды Смерти для отражения атаки мятежников? Как нам тут рассказал господин Лемелиск, установка главного рефлектора суперлазера была произведена еще неделю назад, а все остальные системы станции, по его словам, полностью смонтированы еще раньше…

   - Не вижу смысла, Советник Сим: Полный цикл испытаний станции еще не завершен – мне не хотелось бы, чтобы произошла серьезная авария, если задействовать оборонительные системы Звезды Смерти без тщательной проверки! К тому же, настоящей угрозы для станции нет – мятежники сколько угодно могут надеяться на успех своей безумной и бессмысленной атаки, но мной приняты дополнительные меры безопасности, делающими это нападение обреченным на неудачу.

     Он взмахнул рукой, указывая вперед.

   - Прошу внимательно посмотреть на экран: да, их брандеры вышли на финишную прямую, так сказать, но наши стардестроеры и другие корабли уже выбили три четверти из их состава! А еще через несколько минут корабли мятежников войдут в зону действия наших тяжелых орудий планетарного класса, которые я загодя приказал разместить на окрестных астероидах. Поверьте, то, что они испытали до этого, померкнет перед тем огнем, который на них сейчас обрушат мои канониры! Если кто из них и проскочит через стену огня, то только в виде отдельных фрагментов…

     Между тем, пока Таркин говорил, экран расцветился фейерверком огней: Трассы огня потянулись навстречу вражеской стае – и иконки, обозначавшие чужие корабли, стали гаснуть, одна за другой.

   - Как видите, господа, у кораблей мятежников нет ни единого шанса!

     Обратившись к старшему вахтенному офицеру, он сказал:

   - Отправьте на стардестроеры приказ, пусть переносят огонь на тяжелые вражеские боевые корабли – с остатками тех, кто пытается прорваться к станции, батареи на астероидах справятся и без них! И, пусть позаботятся о своей собственной защите – я вижу, что многие наши корабли получили достаточно серьезные повреждения, а некоторые вообще выведены мятежниками из строя.

   - Есть, сэр! Будет исполнено, сэр!

     Уже не обращая на офицера внимания, Уилхуфф опять повернулся к гостям.

   - Собственно, для мятежников сейчас самым лучшим было бы бросить брандеры, предоставив их своей судьбе, и позаботиться о собственном спасении.

     До этого молчавший Гриджатус спросил:

   - А как насчет их легких аппаратов? Истребители и бомбардировщики, если попробуют, смогут прорваться сквозь огневой заслон: орудия планетарного класса просто не предназначены для того, чтобы стрелять по таким мелким мишеням. Даже сверхмощные ионные пушки способны вести, против МЛА, только заградительный огонь.

   - Ха, ничего страшного! Я специально приказал буксирам развернуть станцию так, чтобы под удар никак не мог попасть рефлектор суперлазера. Все остальное спрятано под такой броней, что серьезно повредить тем, что может нести бомбардировщик, невозможно. А заменить поврежденные внешние системы, устройства и турели – дело нескольких дней, а то и часов: запасных частей у нас более, чем достаточно. Конечно, наши истребители уже поднимаются из ангаров станции – надо же отработать боевое взаимодействие! Да и несколько сбитых истребителей мятежников не помешают: большие цифры потерь врага всегда украшают любой отчет о прошедшем бое. Но, право, не думаю, что это будет иметь хоть какое-нибудь значение. Тем более, что брошенные мятежниками в бой малые летательные аппараты вообще смогут добраться до станции – они уже увязли в схватке с палубными истребителями наших кораблей…

     Возглас одного из вахтенных привлек внимание всех, кто находился в центре управления:

   - Внимание! Из гиперпространства вышла большая группа объектов, которые отмечены как враждебные! Около пяти сотен… - похоже, это те самые МЛА, что выпустил, недавно, тот «Лукрехалк», что висел на окраине системы.

     Алу Сим смотрел на экран, чуть склонив голову на бок – словно ему, от этого. Было лучше видно.

   - Кажется, это та самая группа истребителей мятежников, которую посчитали потерянной? Странно, почему они не появились тут раньше, и не стали прикрывать свои корабли от наших атак?

     Таркин рассмеялся коротким, сухим смехом.

   - Их командир не дурак. Думаю, он уже давно понял, что вся эта затея с атакой станции брандерами с самого начала была обречена на провал. Не сомневаюсь, что он попросту намеревается хлопнуть погромче дверью, так сказать: атаковать станцию с помощью легких машин! Эффектно, но не слишком эффективно – для брони Звезды Смерти их удары, это даже не укусы мелких насекомых: царапины, которые можно будет заметить на поверхности, лишь рассматривая ее в микроскоп…

   - Хотелось бы верить, что все так и будет, как вы говорите, господин гранд-мофф.

   - Через несколько минут вы сами в этом убедитесь, господин Советник!

+5

156

Вот со стихами, ПМСМ, почти всегда как-то неудачно. В смысле, какие-то не те. Но это, конечно, сугубо ПМСМ, рядового читателя. :)

Отредактировано Игорь К. (28-01-2020 07:33:22)

0

157

Игорь К. написал(а):

Вот со стихами, ПМСМ, почти всегда как-то неудачно. В смысле, какие-то не те. Но это, конечно, сугубо ПМСМ, рядового читателя.

Отчасти, наверное, просто вкусы у всех разные. А отчасти - я так и хотел, чтобы в некоторых случаях эти псевдоэпиграфи звучали диссонансом тому, что происходит в тексте: попытка сработать на контрасте.
П.С. Это все-таки почти все отрывки из песен: их надо слушать, а не читать! - тогда, мне кажется, и эффект будет совсем другой.

Отредактировано Родривар Тихера (31-01-2020 20:26:12)

0

158

Снова двумя кусками: окончание пятой главы, и начало новой.

***

     Смотреть голозапись последнего этапа только что закончившейся атаки мятежников, сделанную сразу с нескольких внешних точек, хозяин и его гости начали практически сразу же, как только последний вражеский корабль покинул систему Джеонозиса. Чтобы еще раз пережить ощущение триумфа, замешанное на изрядной толике страха – кольнувшего всех в командном зале в тот момент, когда истребители и бомбардировщики мятежников все-таки сумели прорваться сквозь огневую завесу, вставшую у них на пути. Тем более, что пока Бевел Лемелиск не получит от технических служб, и не обработает все первичные данные о нанесенных станции повреждениях, говорить о результатах вражеской атаки все равно не имеет смысла.

   - Красиво идут…

     Сим Алу задумчиво наблюдал за тем, как быстро и аккуратно перестраивали боевой порядок малые летательные аппараты Альянса, стремясь обойти зоны концентрированного огня защитников станции, и, одновременно, как можно быстрее разминуться с эскадрильями имперских истребителей, кинувшихся им наперерез. Да, следует признать: с подъемом истребителей они опоздали! – а с другой стороны, брось он истребители и канонерки, базировавшиеся на Звезде Смерти, в бой пораньше – сколько бы их, потом, погибло от собственного «дружеского огня»? При этом – тут Уилхуфф Таркин был реалистом, - не факт, что атакующую группу москитных сил мятежников удалось бы перехватить раньше, чем они отбомбились и отстрелялись по цели.

   - Да, господин Советник, идут они и вправду замечательно. К счастью, у мятежников подобного уровня пилотов очень и очень немного: Будь их здесь и сейчас раз в десять больше – а потребное количество бортов их «альянс» мог бы набрать быстро, хоть и не без труда, - нам могло бы прийтись очень туго! Впрочем, тогда бы и я тоже усилил здесь охрану в несколько раз.

   - Каковы их потери, адмирал?

     Как ни странно, Уилхуффу польстило, что Сим Алу назвал его прежним воинским чином, а не теперешним рангом: как будто, признавая его военные заслуги и боевой опыт.

   - Восемнадцать процентов. При той плотности огня, что создала наша артиллерия, прикрывающая боевую станцию, и при противодействии наших перехватчиков и канонерок – очень неплохо, надо сказать. С учетом того, что брандеры мы уничтожили полностью до того, как они успели нанести удар по Звезде Смерти, а их корабли, обеспечивающие прикрытие атаки потеряли половину своего состава – для этого их «адмирала» Крэйна это отличный результат. Ну и, по предварительной оценке, их авиагруппы корабельного базирования вообще потеряли от половины, до двух третей первоначального состава.

   - Странно, что ваши офицеры до сих пор не успели подсчитать точные цифры…

   - Я ожидаю, что некоторое количество вражеских кораблей и малых летательных аппаратов, сбежавших с поля боя, еще попадется в наши засады. Думаю, стоит подождать докладов оттуда – это займет, максимум, часов пятнадцать или двадцать.

   - Хорошо, господин гранд-мофф, я и мой коллега…

     Сим Алу чуть повел головой в сторону Джануса Гриджатуса, стоявшего рядом с ними.

   - Мы, несомненно, донесем до Императора информацию о вашем успехе.

     В это время, как раз, на записи пошел момент, когда мятежники открыли стрельбу ракетами и протонными торпедами по станции, и сбросили бомбы…

   - А то, что, в данном случае, им удалось нанести некоторый урон объекту, нууу… - я понимаю, что это все-таки боевая станция, а не просто какой-то рукотворный планетоид: Ей еще не раз предстоит продемонстрировать свою крепость перед лицом врага! Сегодня… вы хорошо начали! – Считаю, что Император будет доволен этой демонстрацией.

     Слушая слова Сима Алу, Таркин невольно нахмурился: точил его маленький червячок сомнения, когда он наблюдал за четкими, и какими-то уж слишком осмысленными маневрами армады ребельской мелочи…

     «Сказать сейчас, об опасениях Лемелиска, или подождать его доклада»?

   - Вы в чем-то сомневаетесь, Уилхуфф?

     Проклятье, он всегда забывал, что и Гриджатус, и Алу были одаренными, пускай и слабыми!

   - Да, Джанус, сомнения есть. Я покажу вам и господину Алу доклад Бевела Лемелиска…

     Таркин жестом подозвал адьютанта, у которого был его рабочий датапад. Найти, вывести на экран и выделить нужную информацию, было минутным делом.

   - Вот, читайте отсюда.

     Пока склонившие головы к небольшому экрану Советники изучали то, о чем говорил ему Бевел, Таркин невольно опять повернулся к видеопанели, где как раз в это время высвечивалась картина того, как отстрелявшиеся и отбомбившиеся по боевой станции мятежники выполнили маневр «роспуск», чтобы поэскадрильно уйти прочь от Звезды Смерти по разным векторам. Минута, и вот изображавшие их иконки начали гаснуть, одна за другой – уцелевшие враги ушли в гипер…

     Эх, было бы у него побольше кораблей-заградителей! Тогда бы отсюда вообще никто не ушел… - ладно, мечтать не вредно. Однако, что-то на экране все же привлекло его внимание: если он не ошибался, то часть ударов пришлась именно в тот район станции, где на поверхность выходило устье шахты теплосброса! Неужели мятежники все-таки учли, при атаке, ту информацию, что передал им предатель Эрсо? Если это так, то десять раз прав он, что поделился, сейчас, выводами Лемелиска с Джанусом и Симом Алу! – не дожидаясь, когда Бевел придет, наконец (кстати, что-то он долго возится?), с обработанными результатами.

   - Думаете, мятежники пытались нанести удар осознанно, а не действовали вопреки всякой логике, просто из-за отчаяния?

     Джанус махнул в сторону Уилхуфа зажатым в руке датападом: кажется, господа Советники ознакомились с тем, что написал Лемелиск.

   - Скажем так: Мне не нравится их выбор того района поверхности боевой станции, по которому мятежниками был нанесен удар…

     Краем глаза Таркин заметил Лемелиска, появившегося в главном зале, и сейчас быстрыми шагами двинувшегося в их сторону. Что-то ему сильно не понравилось в том, как выглядел технический руководитель проекта, похожий в этот момент на встрепанную гизку.

   - Каков итог попытки мятежников атаковать станцию, Бевел?

     Подошедший к ним Лемелиск судорожно перевел дух, словно ему воздуху не хватало…

   - Три процента повреждений: В основном там, где попали ионные и барадиевые бомбы – Проклятье! – Как, скажите мне, запрещенные типы боеприпасов оказались в руках мятежников? Простите, последний вопрос был чисто риторический…

     Лемелиск опять глубоко вздохнул, словно хотел получше успокоиться.

   - В общем, из нанесенного станции урона львиная доля пришлась на повреждения от барадиумных боезарядов, и от попаданий тяжелых ионных бомб. Задето примерно четырнадцать процентов поверхности станции – в основном, это вышедшая из строя электроника. Имеются около дюжины пробоин в броневой оболочке – но, не это самое серьезное: все вышеперечисленное потребует полутора месяцев ремонта, даже меньше…

   - Тогда, в чем проблема?

   - Мой доклад, Уилхуфф…

   - Я уже ознакомил с ним господ Советников!

   - Тогда, вы должны понимать: они нас убили!

     Советники переглянулись между собой. После чего Сим Алу задал вопрос:

   - Поясните подробнее, господин Лемелиск?

   - Если бы не господин гранд-мофф, который приказал заглушить главный реактор боевой станции, поскольку она еще не прошла полного цикла испытаний, мы сейчас были бы мертвы! Все эти барадиевые и ионные бомбы… - это все мелочь, пустяки! – в бою станция их ударов даже не заметила бы, продолжая выполнение боевой задачи. Но, кто-то из пилотов мятежников сумел не только выстрелить протонными торпедами, но и смог попасть ими в створ шахты теплосброса…

     Лемелиск опять слегка запнулся, продолжив говорить после секундной паузы.

   - Собственно, этот мятежник не только попал в не такое уж и большое отверстие, но он еще и положил протонные торпеды так, что они дошли прямиком до главного реактора! Повреждения в цепях контроля и защиты хоть и не сильные, но могли носить критический характер, вызвав каскадное отключение защиты. Если бы главный реактор в это время работал, пускай даже на минимальном режиме – без нагрузки, последовал бы взрыв. Но, к счастью, он был полностью заглушен…

     На некоторое время повисла гнетущая тишина, которую первым решил нарушить сам Таркин, раньше остальных пришедший в себя:

   - Как полагаете, господа, это мог быть кто-то из уцелевших джедаев?

   - Такая точность выстрела… - думаю, все иные возможности можно исключить!

     Джанус Гриджатус был категоричен, судя по кивку Сима Алу, он поддерживал мнение своего коллеги – Таркин облегченно вздохнул про себя: это совершенно меняло дело! Направить гнев Императора в другую сторону было совсем не лишне… - как оказалось, мысль был очень верная:

   - Как видно из доклада господина Лемелиска, у него есть идеи, как предотвратить подобные удары врага в дальнейшем, не так ли?

     Инженер хотел было ответить сам, но Уилхуфф его опередил.

   - Да, у господина технического руководителя есть не только идеи, но и некоторые практические наработки на сей счет!

   - И, сколько вам потребуется времени? Предупреждаю: Император не хочет больше ждать! – хотя он и не называл точных сроков, у вас есть максимум полгода в запасе. Не больше! Дальше, думаю, могут последовать выводы…

     Чем такие выводы, которые делал Палпатин, обычно заканчивались для провинившихся, тут никому объяснять было не нужно. Таркин и Лемелиск переглянулись – на этот раз Гриджатусу ответил инженер, а не военный и политик.

   - Можете заверить Его Величество, господин Советник, что за полгода мы справимся: Имеющийся задел позволяет отработать защитный механизм шахты на опытной платформе, находящейся в системе Хоруз. А здесь, тем временем, будут завершены все ремонтные и подготовительные работы. Заодно, по итогам испытаний, будут улучшены и характеристики самой боевой станции.

   - Отлично, господа! Мы с коллегой доложим Императору о ваших успехах – как в защите важнейшего для будущего Империи объекта, так и в работе по улучшению боевых и эксплуатационных характеристик самой станции.

     Сим Алу кивком подтвердил, что он присоединяется к словам Гриджатуса. Что же, раз так, то можно уже отправлять отчет Императору. Или, лучше все-таки дождаться вестей от тех, кто поджидал в заранее организованных засадах мятежников, которые будут бежать с поля боя?

     Таркин надеялся, что никто из собеседников, занятых собственными чувствами и мыслями, не заметил его минутного сомнения – того, как он, пусть только на мгновение, поддался страху…

+5

159

Глава шестая

Демонстративное спокойствие

Листья жгут - сладкий запах смерти,

Жизни горькая строка...

Листья жгут, и вряд ли кто заметит,

Как сгорает осень, уснувшая у костра.

Тишина стиснет зубы,

И только наши голоса,

Голоса наших птиц,

Где-то уже за рекой!

Три-четыре-пять, я ухожу искать весну, ау!

Эх, милая моя о чём ты раньше думала,

Кто вытрет твои слёзы теперь,

Теперь, когда ночь длиннее дня,

И день короче ночи,

Короче, всё уже не то теперь...



.

     Сабе без спросу заглянула в каюту, которую недавно занял новый пассажир «Иноходца» (после того, как ей не ответили на вызов, хотя обитатель точно был на месте): Отрешившись от всего, Жан Сэнд устроился прямо на полу не такого и большого помещения – вон, даже вещмешок армейского образца и кейс вроде тех, в которых военные обычно хранят и перевозят оружие, и в которых, видимо, и хранилось все его небогатое имущество, кинул не распакованными на кровать. Что, не нашлось времени на то, чтобы устроиться получше на новом месте? Между прочим, они стартовали четыре часа назад… - похоже, он как пришел сюда, так сразу и отключился, сидя на полу каюты. Странно еще, кстати, что Жан ничего больше с собой с «Приюта 14» не забрал – а то, что было на борту транспорта, оставил товарищам по эскадрилье, которой командовал до этого. Между тем, ребята из ее службы безопасности говорили, что у него там даже пара дроидов, которых он держал для личных услуг, была…

     С одной стороны, вроде бы и понятно: у них не было времени ждать – там, в Неизведанных Регионах их уже ждут. А с другой, Сэнд ведь знал, что сразу после завершения операции должен будет лететь с ней, на ее корабле, поскольку с ним хотел видеться его бывший (и, бывший ли?) учитель – Дорин Се’Ол. То есть, мог бы все движимое имущество заранее отправить на «Иноходец». Или ему, как настоящему джедаю, на всякое «лишнее» барахло попросту наплевать: накинул плащ на плечи, повесил на пояс световой меч и все, считай готов к путешествию?

     Да, и впрямь как настоящий джедай: ушел в медитацию так глубоко, что уже не воспринимает то, что происходит вокруг? – хотя, Энакин, кажется, говорил, что во время медитации форсъюзер никогда не теряет связь с реальностью, если того не желает сама Сила. Она подошла поближе, взмахнула рукой перед лицом Сэнда… - никакой реакции! Ей на мгновение показалось, что она сама проваливается во что-то вязкое, бесформенное и бесконечное – в некую слабосветящуюся жидкую субстанцию, которая, с каждой минутой, светится все ярче и ярче. И которая, при этом, постепенно приобретает плотность янтаря, в котором чувствуешь себя пойманной на вечные времена мошкой: Тюрьма из яркого, застилающего глаза мерцающей завесой холодного, призрачного света, которая будет существовать до тех пор, пока этот окаменевший кусочек смолы не сгорит в жарком пламени, и не станет невесомым пеплом, который развеет первый же порыв свежего ветерка.

     Теперь, когда лицо Жана Сэнда обрело абсолютную неподвижность и разгладилось, оно стало похожим на лицо ее мужа: Чуть старше по возрасту, чем Энакин, когда тот погиб на Мустафаре… - словно его брат-близнец, которого никогда не было, или… клон? Она закрыла глаза, потом открыла их и посмотрела снова – некое сходство было, но прежняя ее уверенность пропала.

     «О, Сила! Померещится же такое…»

     Чья-то рука осторожно коснулась ее плеча, окончательно возвращая к реальности: Ну, конечно – Оби-Ван, кто же еще мог прийти за ней следом! Люк оказался пареньком хоть и бойким, но деликатным – чувствовалось воспитание. А вот Кеноби, похоже, теперь излишней деликатностью не страдал.

   - Извини, Сабе, я понимаю, что тебе хотелось о чем-то поговорить с парнем, но сейчас ничего не получится: Он не в том состоянии… - лучше дать ему побыть одному, вот так, как сейчас. Несколько часов глубокой медитации, и он будет в твоем распоряжении –когда придет в норму. Тем более, что времени у нас предостаточно: судя по маршрутной карте, до точки рандеву, где нас встретят, нам добираться не меньше недели.

   - Что, он может вот так сидеть и еще дольше?

   - Могу ошибаться, но боюсь, что парень как раз находится на грани того срыва, которым он, недавно, пугал Люка: очень сильное нервное истощение, плюс общее истощение организма! – Жан… перестарался с Боевой Медитацией. Удивлен, как он до сих пор то ухитрился держаться – по уму, ему стоило бы начать устранять последствия стресса сразу, как только его эскадрилья вернулась обратно на «Лукрехалк», а не заниматься всякой ерундой.

   - Ничего себе, перестарался! Да на него Крэйн, с его старшими офицерами, чуть ли не молиться были готовы: по их словам, там не то, что четверть – у Звезды Смерти половина их сводной группы должна была бы остаться, если бы не он! Проскочили они, по словам адмирала, просто чудом. Да и генерал Дравен…

   - Знаешь, вот Дравен может и подождать: успеет еще этот парень навоеваться. Отвыкли уже в Небесной Реке от того, что в силах сделать джедай – а что его лучше даже не пытаться заставлять делать! Все требуют от нас чуда, не задумываясь о цене этих самых чудес – как получилось с Энакином.

     Кеноби внезапно замолк, словно сообразил, что сказал больше, чем хотел. Интересно, кого это он сейчас обвинял в том, что произошло с ее мужем? – раньше, во всяком случае, он во всем винил исключительно себя одного.

     Она еще раз взглянула на Жана, который так и не отреагировал на их с Оби-Ваном присутствие в своей каюте.

     «И чего это мне показалось, что он слегка повзрослевшая копия Энакина? – сходство, конечно, есть, но не более того…»

   - Ладно, Оби-Ван, извини – ты, наверное, прав: Давай, пока, оставим парня в покое.

     Она повернулась, и пошла к двери, увлекая за собой Кеноби. Уже собираясь переступать комингс двери, Сабе услышала за спиной голос, больше похожий на скрип, который издает поверхность транспаристила, когда по ней проводят острым осколком кайбер-кристалла:

   - Свет способен ослепить так же, как и Тьма! Вера не дает Надежды, а ложь не указывает путь к спасению: Никакая цель не будет достигнута, если бываешь неразборчив в выборе средств ее постижения! Идеал всегда абстрактен, а жизнь абстракцией не является: лишь Доверие порождает Надежду, но спасет ли любовь от смерти, если нет взаимопонимания? Вы верили, надеялись и любили – но, пытались ли вы понять других? Или только принимали за истину собственные желания? Прошлое не ушло, а будущее не наступило…

     Сабе стремительно обернулась назад, но Оби-Ван ее опередил: Жан Сэнд все так же неподвижно застыл в позе для медитации – только теперь он не сидел на полу, а висел над ним на расстоянии примерно полуметра. Кажется, это какой-то вид особенно глубокой медитации, когда форсъюзер может даже левитировать над поверхностью… - когда-то Энакин ей рассказывал, про такое, но она не очень внимательно слушала. Они подождали несколько минут, но парень больше ничего не сказал.

   - Давай уходить, Сабе. На такие слова не стоит обращать внимания: когда Жан закончит медитировать, он и знать не будет про то, что сейчас говорил. Во время медитации Сила, иногда, проявляет себя странно…

     Джедай тронул ее за плечо, увлекая за собой. За их спинами бесшумно закрылась дверь каюты, отрезая от чужих взоров ее парившего над полом хозяина.

***

     Еще когда было решено поменять план атаки, адмирал Крэйн, заодно, посчитал нужным изменить и план отхода для своей группы: Изначально эскадрильи, самостоятельно покинувшие район боя, должны были принять на борт их штатные корабли-носители, которые ожидали бы их в заранее условленных местах. Так было меньше риска, что имперцы сумеют догнать и перехватить уцелевших – одно дело, посчитать несколько векторов гиперпрыжков, и совсем другое – посчитать один. единственный. Однако, Крэйн и его штаб теперь выбрали куда более рискованный вариант: малые летательные аппараты должен был подобрать тот же корабль, который ранее доставил их в систему Джеонозиса – риск риском, но так особая группа быстрее могла покинуть пределы сектора Арканис, в который имперское командование, как оказалось, стянуло дополнительные силы. Ведь Таркин всерьез собирался устроить охоту на тех, кто покусился на его любимую игрушку!

     Во всяком случае, так говорилось в новой шифровке от Целеуказателя, которую Сабе от него получила незадолго до начала атаки. Крэйн и Дравен, которых она ознакомила с ее содержанием (последнему еще и явно хотелось узнать побольше про источник этих сведений), отнеслись к известию очень серьезно. Собственно, после этого адмирал и его штаб и поменяли быстренько планы и по развертыванию, и по эвакуации особой группы, составленные ранее – дав приказ кораблям-носителям ждать их на «Приюте 14». А она сама, вместе с «Иноходцем» решила отправиться следом за «Лукрехалком» к Татуину: попытаться довести до тех, кто командовал корабельной группировкой Альянса, которая должна был прикрывать брандеры, что на путях их отхода тоже могут находиться имперские засады. Шифрованные сообщения с борта своего корвета она отправить успела, а вот как отреагировали на них командиры кораблей и соединений – узнала только сегодня. Тупые кретины, прости Сила! Идиоты проигнорировали ее предупреждения и потеряли еще больше кораблей и малых летательных аппаратов, чем можно было надеяться – из тех, кому повезло уцелеть у Джеонозиса…

     Пришедшее сегодня новое послание от Целеуказателя – с приложением, в виде копии таркиновского доклада, отправленного им Палпатину, и с его собственными обширными комментариями относительно действий имперцев и повстанцев, - содержало настолько убийственные факты, что Сабе хотелось ранкором зарычать: Они ведь были всего в одном шаге от успеха… - если бы не перестраховка этой сушеной рыбы, гранд-моффа, то в истории боевой станции можно было бы поставить жирную точку! Схема распределения попаданий… - именно про это она и хотела поговорить с Жаном: как ему удалось это сделать? И, спросить о том, сможет ли он, когда-нибудь, повторить подобное.

     Так, что надо сделать как можно быстрее? Прежде всего, довести эту информацию (только необходимую часть – она не должна рисковать столь ценным источником!) до Дэвитса Дравена, Ластера Грама и до адмирала Крэйна тоже – чтобы его пилоты порадовались. Второе, надо срочно, во время первого же выхода из гиперпространства, связаться с Советом Альянса: Сабе не была уверена в том, что ее соратники имеют правдивую и полную информацию о том, что произошло у Джеонозиса! И, наконец, надо ковать железо, пока в горне горит пламя – операцию в системе Хоруз не следует отменять ни в коем случае: сорвать сроки готовности Звезды Смерти мало, необходимо решить вопрос с главной исследовательской площадкой, на которой Империя отрабатывает системы и узлы своего убийцы планет.

     Думается что сейчас, когда интенсивность всех видов работ - строительных, ремонтных и исследовательских – возросла, Сопротивлению проще будет и организовать новую атаку, и, если представиться возможность, провести масштабную диверсию.

***

     После окончания сеанса связи, настроение у нее немного поднялось: Совет принял все ее предложения, хоть и со скрипом. Главное, ей удалось переломить то настроение всеобщего уныния, в которое погрузилось руководство Альянса, когда стали известны предварительные результаты атаки на Звезду Смерти, которую кое-кто уже поспешил признать полностью провалившейся. Вот, как всегда: сами хотят от военных почти невозможного, а когда у тех ничего не получается – пытаются сразу искать крайних…

     Присланная Целеуказателем информация, казалось, произвела среди членов Совета Альянса эффект разорвавшейся бомбы: те, кто только что требовали «разбирательства», сразу же начали петь бойцам и командирам, участвовавшим в операции, славословия. Причем, даже тем, кто вообще не добился в тот день никакого успеха (да и не мог добиться, в тех условиях, честно говоря). Хотя, Сабе посчитала бы успехом уже одно то, что с Крэйна и его офицеров сняли все вздорные обвинения, которые им бросили некоторые командиры корабельной группировки, участвовавшей в том бою.

     А еще здорово, что она все же смогла уговорить Оби-Вана - поучаствовать в видеоконференции, вместе с ней. Рассчитывая больше на психилогический эффект от присутствия настоящего джедая, Сабе не надеялась, что Кеноби активно включится в обсуждение. Что же, эффект явно превзошел все ее ожидания! Только кажется, ему самоу то, что он увидел, совсем не понравилось.

   - Послушай, Сабе, твои коллеги всегда такие… осторожные и непостоянные?

     «Ты хотел сказать, Оби-Ван, всегда ли они ведут себя как, трусливые жадные сволочи?» - однако, вслух она сказала иное:

   - Нет, обычно бардака на сессиях и совещаниях у нас бывает куда больше: Что ты хотел? – это же республиканский Сенат в миниатюре!

   - Что, и деньги из бюджета организации у вас так же «пилят», как и там?

     Голос джедая так и сочился сарказмом: она в ответ только печально улыбнулась и пожала плечами – мол, приходится работать с тем, что есть.

   - Обычно до тех, у кого липкие ручонки, кредиты не доходят: хотя бы здесь мы, с помощью муунов, навели относительный порядок, хвала Силе!

   - Как я смотрю, многие борцы за правое дело не слишком-то стремятся принять участие в противостоянии с Империей лично, ограничиваясь словесной поддержкой, или – в лучшем случае, денежными переводами? Судя по тому, как они восприняли мое появление… - они что, всерьез думают, что кто-то придет и решит все их проблемы, да еще и за чужой счет? И еще, среди членов вашего Совета я заметил множество алиенов и экзотов, а вот в армии и на флоте у Альянса большинство – хуманы…

     Кеноби замолчал на секунду.

   - Тебе это ничего не напоминает? Войну клонов, например – когда та же КНС воевала с помощью дроидов, а Республика – руками клонов и джедаев! Вы не боитесь, что у вас все закончится тем же самым, даже если случится чудо и вы победите?

   - Ну, почему же!? Во флоте много тех же салластианцев, мон-каламари так вообще не только обеспечивают Альянс кораблями, но и массово сами идут во флот. Твилеки…

   - Если бы твилекским кланам Империя платила такие же деньги, они дружно побежали бы под ее знамена: с кем с кем, а с ними-то я отлично знаком по прошлой войне. Ты еще ботанов упомяни, Сабе! Вон, один, кстати, возле вашего формального  лидера отирался, во время видеоконференции – тоже советник, при экс сенаторе Мотме? А с господином рыбьим адмиралом я даже сам поговорить успел, чему ты была свидетелем – тот еще «вояка»! Хотя, эта «рыбка», по крайней мере, не из трусливых.

     «Да уж, успел так успел – бедняга Раддус даже посерел, когда ты его мордой рыбьей ткнул в цифры бессмысленных потерь, понесенных флотом у Джеонозиса»

   - Тем не менее, это может у нас и не все идеально, но мы стараемся хоть что-то делать, не давая Палпатину совсем задавить галактику!

   - Ладно, долетим до тех мест, где обосновался Дорин со своими учениками, там и посмотрим, как можно помочь вашей справедливой борьбе.

     «Но для себя ты пока не решил – присоединяться тебе к Альянсу, или не стоит, не так ли Оби-Ван?»

     Чуть помедлив, Кеноби спросил ее:

   - Когда ты собираешься поговорить с Люком и Леей?

   - Знаешь, раньше думала, что чем скорее – тем лучше. А сейчас… - пожалуй, когда прибудем на место, тогда и придет время для откровенного разговора: пусть дети побольше ко мне привыкнут, за то время, что придется лететь в эту глушь.

   - А их подруга, Зима Ретрак? Она-то неодаренная, в отличие от твоих детей…

   - Я обещала Бэйлу, что позабочусь о ней: не захочет оставаться на этом Волике, вместе с ними – заберу ее к себе в штат. Тем более, дело она знает, и работать умеет. Кстати, ты в курсе, что она дочь твоего друга?

   - Зима дочь Органы? Хотя… я не особо удивлен. Что же, ты права – делай как считаешь нужным.

   - И, ты поможешь мне в переговорах с твоим бывшим собратом по Ордену?

   - Помогу, Падме, куда же я денусь то…

     «Ну вот, опять эта оговорка. Или, это совсем не оговорка?» - как бы ей хотелось сейчас быть уверенной в Кеноби до конца, так же, как она ему верила до Мустафара.

+5

160

Продолжение:

*****

Стройка века

Он прочёл, разбирая санскрит и латынь,
О властителях вольных и диких,
Он, скитаясь, бродил по обломкам святынь,
По руинам империй великих.

Меж времён и племён он искал без конца
Вариант идеального строя,
Но нигде не нашёл для себя образца
И не встретил покоя, покоя, покоя.

И теперь в захолустье, в трущобе, в дыре,
Отыскав подходящее место,
Совершенно один на пустом пустыре
Он возводит свое королевство.





     Дроид-адъютант сообщил, что в пределах внутреннего охраняемого периметра системы финишировал корабль, который идентифицирован как корвет кореллианской постройки, модификация известного типа CR-90 – название корабля в реестре тех, кому разрешен доступ во внутренний периметр, отсутствует. Но чьи идентификационные коды соответствуют тем, которые должно иметь то судно, прибытие которого ожидалось…

   - Для дроида-тактика ты слишком многословен, жестянка! – Дарт Вейдер недовольно прервал доклад адъютанта. То, что прилетел Дорин Се’Ол, которого он давно уже ожидал, и который сразу же по выходе корвета из гиперпространства послал ему свой телепатический зов, тактик мог бы ему сказать и сразу – как попутно выяснилось, по гиперсвязи предупреждение от джедая тоже пришло. А мастера Дорина дроид знал лично, со времени его прошлых посещений системы и Илума. Тогда, к чему эта ненужная многословность? – нет, что-то явно недоработали сеповские программисты и конструкторы, когда создавали эту подсерию дроидов-тактиков, предназначенную для того, чтобы руководить военным производством, или какими иными сложными работами, а не управлять войсками в бою! Может, стоит поковыряться у этой жестянки в мозгах? Увы… - в который раз младший ситх пожалел о том, как катастрофически не хватает ему времени даже на то, что является главными целями работы. Где уж тут заниматься возней с перепрограммированием своих механических слуг, особенно если в этом нет, пока, серьезной необходимости. Он и так с ними, ранее, провозился достаточно много и плодотворно. Ну а то, что у них еще остались кое-какие мелкие недостатки – не сильно важно. Тем более, когда есть масса дел посерьезнее – вот, хоть эта чертова стройка, которая грозит затянуться на десятилетия, а может даже и на века.

     Понятно, если он, Вейдер, не решит срочно вопрос: где брать новых дроидов? Годы назад, когда он еще только делал по заданию Учителя проект этого чудовища, нескольких триллионов трофейных жестянок, доставшихся Империи от прекратившей свое существование (по крайней мере, в качестве единой организации) Конфедерации Независимых Систем, казалось вполне достаточно, чтобы использовать их в качестве универсальных подсобных работников. Жизнь внесла серьезные коррективы в прежние планы: Часть жестянок пришлось использовать в других областях – причем, связанных с регулярными немалыми потерями! Часть банально была разобрана на запчасти для того, чтобы получить возможность восстановить других их собратьев - поскольку рабочий ресурс дешевых сеповских боевых дроидов был занижен до предела: судя по всему, командование Сепаратистов исходило из опыта войны, и считало, что пережить один-единственный бой для жестянок уже подвиг. Проклятье! А ему тут теперь мучайся.

     «Эх, знал бы такое дело – не стал бы громить фабрики на Мустафаре, доставшиеся от Гизора Деллсо…»

     Вот только вопрос – а дал бы ему Сидиус сохранить те производственные мощности? А то, что он нашел на Джеонозисе, уцелевшего, и переправил сюда – это мелочь! Мобилизовать мусорщиков и пошарить, как следует, по местам боев прежней войны? Нет, опять бессмысленно: там все растащили сразу после того, как отгремели последние выстрелы. Поиск тех пропавших без вести сепаратистских, полностью автоматизированных флотов и эскадр, что остались висеть в пустоте космического пространства грудами безжизненного металла, тоже смысла не имеет. Если они находились вблизи от обжитых мест, то их уже нашли, реактивировали и снова пустили в дело большие и малы осколки Конфедерации (вроде того же покойного Деллсо). А если пропали где-нибудь во время дальних переходов, посреди открытого космоса, то искать их будет еще труднее, чем пропавший флот «Катана» - его-то корабли, хотя бы время от времени выпрыгивали из гиперпространства в определенных секторах.

     Точно так же обстояло дело и с наземными складами и хранилищами сеповской техники и дроидов: Все давно успели найти и утилизировать, теми или иными способами – не имперцы, так другие! Вариант – использовать подневольный труд всяких экзотов и алиенов, или мятежников-хуманов, злоумышлявших против Империи, как поступал тот же Таркин и иже с ним, он не хотел категорически. Слишком много лишних глаз и ушей! Как ни старайся, а утечки информации будут абсолютно неизбежными, потому как каторжанам потребуется охрана, а охранников навечно к Илуму не прикуешь – здесь бунт, рано или поздно, будет гарантирован. Придется, потом, разгребать последствия – с неизбежной потерей темпов строительства. Оно ему надо? Дарт Сидиус и так уже скрипит, что работы на Илуме можно было бы и ускорить. Было и еще одно обстоятельство: привлекать каторжан и прочий подобный контингент, значит входить в контакт со скользким интриганом Гриджатусом – пошел он, куда подальше! Честно говоря, из всего Правящего Совета этот тип нравился Вейдеру меньше всех, со своими претензиями и амбициями «старого соратника» тогда еще не императора Шива Палпатина. С Таркином и то дело иметь было проще.

     Организовать собственное производство дроидов здесь, возле Илума? В принципе, было бы возможно… - если бы доставшиеся от сепов автоматизированные производственные комплексы, которые ему разрешил забрать сюда Император, не были бы задействованы на производстве деталей оборудования, предназначенных для объекта «Старкиллер». Вообще говоря, когда он здесь только начинал, у него был некий запас производственных мощностей – чисто на всякий случай (словно предвидел трудности, когда отжимал себе эти комплексы). Однако все, что не работало на изготовление комплектующих для оборудования боевых и вспомогательных систем «Старкиллера», было занято или изготовлением запасных частей к работающей на стройке технике. Или участвовало в постройке серии вспомогательных боевых кораблей, истребителей и наземной боевой техники, которую он вынужден был тут организовать – работая почти кустарным способом…

     Потому, как Неизведанные Регионы если и были неизведанными, то разве что для Империи: тут испокон веков водилось достаточно разной хищной живности, промышлявшей разбоем в таких масштабах, который сделал бы честь и пиратским группам, резвившимся ранее на просторах обжитой части Небесной Реки. И, как только в окрестностях Илума началось серьезное шевеление, вызванной постройкой «Старкиллера», сюда сразу полезли разные уроды – в надежде поживиться тем, что удастся оторвать и утащить.

     Пришлось срочно направлять сюда боевые корабли, в основном – трофейные сеповские, ибо они были лучше приспособлены к тому, чтобы ими управляли экипажи из дроидов. А со временем, для восполнения неизбежных потерь, и организовывать здесь же постройку всякого вооруженного летающего старья, как республиканского, так и конфедератского. Дико не эффективно, и с большим перерасходом ценных ресурсов.

     Кстати, часть дроидов, снятых со стройки, как раз пошла на пополнение экипажей этих, с позволения сказать, «новоделов»…

     Вейдер, когда прилетел сюда в этот раз и изучил все затребованные отчеты от дроидов-тактиков, которые занимались как самим объектом «Старкиллер», так и обеспечением его охраны, сразу понял, что попал в практически безвыходную ситуацию: Обращаться за помощью, в виде дополнительных ресурсов, к самому Сидиусу было чревато утерей контроля над этим местом. А пытаться как-то договориться с кем-то из моффов, насчет содействия, – было и того хуже. Сдвигать «вправо» сроки постройки базы – тоже не выход: не факт, что эти сдвиги (а их явно пришлось бы делать не единожды) помогут.

     Заказать необходимое оборудование на стороне, у тех же чиссов? Опять не выход – синекожие собратья Трауна не идиоты, и неизбежно начнут задавать вопросы, типа: что это вы тут так усердно строите, возле наших границ? А если привлечь подрядчиков откуда-то из Империи, то из-за объемов сделок ими неизбежно заинтересуется Убикторат, КОМПНОР и еще Сила знает кто… - и все, опять-таки, вернется к Дарту Сидиусу и его личному вмешательству в то, что тут у Вейдера делается. Здесь уже никакими регулярными отчетами и видеообзорами не отделаешься…

     Ситх, наверное, еще долго ломал бы голову над тем, как ему вывернуться из создавшегося положения, когда его внимание снова привлек дроид-адъютант:

   - Сэр! Позволю себе опять вас побеспокоить – корабль мастера Се’Ола совершил посадку в доке номер шесть. Он, со спутниками, направляется к вам. С вашего позволения, я организовал ему экстренный транспортный коридор.

   - Хорошо. Пусть направляются сюда, в мой кабинет.

     «Интересно, кого это Дорин сегодня с собой притащил? Впрочем, сейчас и узнаем».

     Когда Вейдер сюда прилетел, бригада форсъюзеров, которую организовал для охраны системы Илума, по его просьбе, Дорин Се’Ол из своих подопечных, временно вернулась на Волик: немного отдохнуть и расслабиться в спокойной обстановке. Раньше, чем через месяц, ситх никого здесь их подопечных Дорина не ждал. Неужели у мастера Се’Ола опять что-то случилось дома? В принципе, ничего невозможного в этом не было: система Волика очень бойкое место, по меркам Неизведанных Регионов – и, что еще хуже, проклятые уроды вагаари уже узнали туда дорожку…

***

     Пока Дорин со спутниками добирался до его рабочего кабинета, Вейдер успел посмотреть запись посадки привезшего его корвета в ангаре орбитального комплекса: На первый взгляд, корабль как корабль – пара турболазерных турелей торчащих сверху и снизу, по паре лазерных установок ПКО с каждого борта, крышки портов пусковых установок ракет в наросте, выпирающем из переднего нижнего трюма. Переходники для внешних подвесок истребителей на тех местах, где у серийных «кореллианцев» торчали из корпуса спасательные шлюпки. Само по себе может и странно, но в Неизведанных Регионах «лишняя» пара истребителей, в трудных условиях, бывает иногда много полезнее всяких обычных средств спасения. Кстати, перед посадкой все четыре этих истребителя – потрепанных жизнью «Нимбуса», отделились от корвета, и сели в ангаре рядом с ним самостоятельно. Точно так же, как и парочка «Джамп мастеров», которые тоже явно ехали «верхом» на корвете, несмотря на наличие собственных гипердвигателей. Эмблема, нанесенная на корпусе корвета и малых летательных аппаратов… - вот это была неожиданность, так неожиданность! Кого-кого, а представителей «Огненной Сети», о которой он достаточно много слышал, Вейдер в гости никак не ждал: эти ребята не сотрудничали с властями что Республики, что Империи принципиально.

     Тогда, что им сейчас от него могло понадобиться? Причем, так срочно, что Дорин почему-то решил нарушить конспирацию, и привести их сюда? Впрочем, если через него удастся наладить взаимодействие с этой странной организацией форсъюзеров-пиратов, то…

     Ситх одернул сам себя: мечты, особенно пустые, сейчас совсем не своевременны! – тем более, встречу мастеру  Се’Олу он назначил по делу, отношения к «Огненной Сети» не имеющему.

     «Кстати, может мне надеть костюм?» - мысль о том, что надо снова залезать в опостылевшую броню, не вызывала ничего, кроме отвращения – «Аааа, плевать! Пусть смотрят! Тем более, что Дорин то уже знает, что я выздоровел».

     Между тем, обоих сопровождающих Дорина разумных он опознал: Талу Вассек, в свое время, подвизалась в Исследовательском Корпусе Ордена. Когда Республика превратилась в Империю, находившаяся с экспедицией в Диком Космосе джедайка решила, что возвращаться в цивилизованные места ей не стоит. До того, как почти случайно попасть на Волик, где встретила Дорина, уже устроившего там свой праксеум, успела поскитаться по всяким диким местам. Обретя на Волике новый дом, скоро стала одной из помощниц мастера Се’Ола. Вейдер уже познакомился с ней раньше, в прежние свои посещения планеты. А вот второго человека ему доводилось видеть только в досье, которое собрали на Доринав Инквизиториуме: этот человек – чистокровный хуман, кстати говоря, - во время Войны клонов был у старшего генерала Великой Армии Республики Дорина Се’Ола капитаном его флагманского «Аккламатора». Звали его Тайген Нир. По непроверенным слухам, был этот парень одаренным – и, вроде бы даже Дорин, в то время, его немного обучал работе с Силой (что с точки зрения ортодоксов в Ордене было само по себе жутчайшей ересью). Судя по тому, что было известно ситху, воевали они с сепами очень даже неплохо. Ну а после неудачной попытки переворота, которая закончилась приказом номер шестьдесят шесть и последовавшей за ним бойней джедаев, вся боевая группа Дорина, которая занималась поисками вражеских сил в разных диких местах, пропала. Собственно, с самим мастером Се’Олом Вейдер потом встретился – случайно, или волей Силы – на Волике. И их встреча (вот это было уже настоящим чудом!) тогда не закончилась смертоубийством: ситх отступил, не став уничтожать очередного беглого джедая, когда понял, что тот готов защитить свою семью даже ценой собственной гибели…

     Потом Вейдер на Волик вернулся, и они встретились снова: были откровенные разговоры – без недомолвок и умолчаний, было постепенное приближение к взаимопониманию. Союзниками они стали не тогда, а несколько позже – когда Вейдер понял, что его Учитель постепенно теряет рассудок, и задумался о будущем создаваемой им Империи.

***

   - Ты извини, что я не один прилетел…

     Когда с приветствиями и представлением своего спутника Вейдеру было покончено, Дорин сразу же перешел к делу, из-за которого он прихватил сюда других, дав понять, что помнит и про ту просьбу, с которой к нему младший ситх обратился раньше. Когда Вейдер вник в смысл того, о чем ему говорили, то даже сначала подумал, что такая удача одна не приходит – Сила теперь непременно подкинет какую-нибудь подлянку, чтобы уравновесить чаши весов бытия!

     Итак, оказалось, что Тайген Нир был не просто бывшим сослуживцем Дорина по прежней войне: Оказывается, он, как и предполагал Вейдер, принадлежал к той самой «Огненной Сети». Более того, являлся «адакэпом» - как называли этот ранг в «Огненной Сети», то есть – командующим одного из пары десятков независимых «флотов», объединением которых и была «Огненная Сеть»…

     Все сказанное еще предстояло обдумать, как следует, разложив полученную информацию по полочкам: в будущем, все это может иметь большое значение для осуществления его планов. Одно лишь осознание того, что эти ребята располагают десятками тысяч форсъюзеров – пускай и слабо подготовленных, по меркам джедаев или ситхов, зато отлично умеющих применять свои навыки в боевой обстановке, - чего стоило! А пока, следовало сосредоточиться на том, с чем прибыли к нему гости: до того, как на Волик прибудут Норбер, Падме с детьми и Кеноби, этот вопрос нужно будет обязательно решить.

   - Итак, господни Нир, вы утверждаете, что тот автоматизированный комплекс, который случайно нашли ваши люди, полностью работоспособен?

   - Да, Лорд Вейдер! Там, на складах и в парковочных зонах, даже есть масса уже готовой продукции – начиная от боевых дроидов, и заканчивая кораблями. И даже запасы сырья, на первое время, имеются: по предварительной оценке, хватит на несколько месяцев работы, в зависимости от интенсивности нагрузки.

   - Тогда, зачем вам нужен я?

     Джедаи и пират (а пират ли он, на самом деле? – чем дальше, тем больше Вейдер в этом ярлыке, приклеенном к «Огненной Сети», сомневался) переглянулись.

   - Госпожа Вассек была там, со мной. Может, она вам лучше объяснит – в чем там дело?

     Наблюдавшая за ситхом Талу Вассек, которой (как и Тайгену Ниру) вид Дарта Вейдера без его знаменитых на всю галактику доспехов и маски, был в диковинку, встрепенулась. Джедайка кивнула в ответ на слова Нира, и продолжила:

   - Вы ведь сталкивались с тем, как обеспечивалась безопасность на военных и производственных объектах КНС?

   - Ну, да: многоуровневая защита от любого внешнего проникновения в управляющие контуры и системы…

   - Так вот, там убезийский персонал, который работал на Банковский Клан – юридически, комплекс принадлежал именно им! – очевидно, что-то несанкционированно поменял в управляющих программах. Мы предполагаем, что убезийцы что-то делали там для продажи «налево», о чем их хозяева даже не подозревали. Потом производственный комплекс отключился, по команде извне – в самом конце Войны клонов. Естественно, технический персонал попытался оживить его, активировав снова обслуживающих комплекс дроидов и перезапустив Станции Управления, и все остальное.

     У знакомого с привычками конфедератских бонз Вейдера забрезжила в мозгу догадка:

   - Полагаю, когда они попробовали запустить комплекс снова, в системе управления активировались встроенные секретные протоколы безопасности, да?

   - Так и произошло…

   - И дроиды-охранники попросту перестреляли всех убезийцев, когда те не представили системам контроля необходимых кодов доступа! Да, сталкивался я с подобными штуками.

   - Тогда вы понимаете, что сейчас у нас все упирается в то, как перепрограммировать проклятый комплекс: Все специалисты, к которым мы обращались, только разводят руками! – сейчас полноценно работать со старыми автоматизированными системами КНС не может уже никто. Мы искали… - безрезультатно.

     Когда Тайген Нир, снова взявший слово, замолчал, то дальше продолжил сам Дорин.

   - Понимаешь, у нас тут снова объявились вагаари: видно, решили опять пошарить в здешних местах, в надежде сорвать очередной куш. Их корабли обнаружили в нескольких местах. И, пропало несколько кораблей торговцев, постоянно курсирующих в нашем секторе, как нам стало известно. Конечно, это ничего не значит – вольные торговцы они такие… вольные, а в Неизведанных Регионах опасностей полно и без вагаари, но, когда одно совпадает с другим во времени, поневоле задумаешься.

   - Если ты хочешь, чтобы я выделил вам корабли отсюда, или даже сам присоединился к охоте, то мог бы сразу мне это предать! Нам не пришлось бы тратить времени…

     Вейдер взмахнул рукой, показывая на голограмму «Сурфейка», висевшую над рабочим столом.

   - Добыча моих жестянок: наглые идиоты залезли прямиком сюда! – не ответили на приказ остановиться и заглушить реакторы, и когда их подстрелили из ионных пушек, оказали отчаянное сопротивление.

   - У вас были погибшие? – вопрос джедайки звучал сочувственно, но это явно не относилось к вагаари.

   - А? Что? Нет, разумеется! – дроиды просто задавили этих уродов железом. К сожалению, твари успели – чисто физически, - уничтожить блоки памяти своих навикомпьютеров. Жаль, а то бы я с удовольствием наведался к ним домой! Тем более, что данное нападение уже не первое…

     Дорин понимающе кивнул: счет к вагаари имели и на Волике. Но, когда он опять заговорил, то вернулся к находке флота «Изогнутый Клинок», которым командовал Тайген Нир.

   - В общем, нам от тебя нужны специалисты по сеповской электронике. Как я знаю, у тебя тут целая команда таких работает, которых ты повытаскивал из различных имперских пенитенциарных заведений, не так ли?

     «Ага, это уже деловой подход!» - ситх решил ковать железо, пока оно горячо:

   - Продукцию этого вашего комплекса делим пополам, когда мои люди снова запустят его в работу!

   - Сила! Тебе то, зачем столько? – сказать, что мастер Се’Ол был удивлен, значило не сказать ничего.

   - Дорин, у меня сейчас вилка: приходится отвлекать часть сил на противодействие вагаари, а производственные возможности тех разбитых комплексов, что я доставил сюда и восстановил – собрав из обломков четырех один, но большего размера, не бесконечны. По понятным тебе причинам, просить помощи у Императора я не хочу категорически – тогда со всей этой «автономией» мне придется распрощаться! А сюда нагрянет куча всякого сброда, посланного Дартом Сидиусом якобы для «поддержки», которому здесь делать совершенно нечего. Так что, найденный вами производственный комплекс – отличный выход и для меня! Разумеется, людей я вам предоставлю. Но, со своей стороны, хочу получить долю от этого предприятия. Пойдет?

     Его гости переглянулись еще раз. Потом Тайген Нир сказал:

   - Согласен!

     Чувствовалось, что проблемы с тем, где и как добыть срочно боевую технику и вооружение, «Огненную Сеть» достали изрядно – иначе Нир вряд ли решился бы просить Дорина, чтобы тот организовал эту встречу: как понял ситх, вольные бродяги к своей свободе относились очень трепетно. Наверное, нашествие дикарей из глубин Неизведанных Регионов и их достало. Тем более, кажется, некоторые здешние, якобы независимые планеты служили для флотов «Огненной Сети» чем-то вроде постоянных баз. Понятно, что такие обжитые и надежные места никому не хочется бросать из-за каких-то залетных бандитов и грабителей! Особенно, если есть возможность разгромить и отбросить врага туда, откуда он приполз.

     Когда все «технические» вопросы утрясли, Дорин, наконец, обратился к Вейдеру с вопросом – зачем он сам-то ему понадобился, да еще и так срочно?

Отредактировано Родривар Тихера (08-02-2020 21:42:02)

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Случайный попутчик