Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » All-Bug-Gun по-русски


All-Bug-Gun по-русски

Сообщений 11 страница 20 из 162

11

Вторая итерация, часть 4

Второе дыхание

Большой Договор

После восстановления дипломатических отношений между СССР и США в 1933 году, полуофициальные ранее торговые отношения резко октивизировались. Американский истеблишмент не рассматривал СССР как геополитического противника в ближайшей перспективе, будучи более обеспокоен колониальной политикой дряхлеющей, но все еще сильной Британии и стремительно набирающей мощь Японии. В этой связи СССР (и, что интересно, Германия) рассматривались в качестве возможного противовеса колониальным островным империям. Вклад США в индустриализацию СССР невозможно ни умолчать, ни переоценить. Частью этого вклада был Большой Договор по модернизации РККФ.
Первой «ласточкой» стал прибывший в США для модернизации броненосный крейсер «Рюрик». СССР не участовал в Вашингтонской корференции и не был связан ее ограничениями, но в силу скромности военно-морских сил Советского Союза на это предпочли закрывать глаза, так что при формальном несоответствии критериям Вашингтона по калибру орудий и водоизмещению «Рюрик» (как, впрочем и вполне укладывающиеся в 10 килотонн «Киров» с «Фрунзе») проходили по всем документам, включая международные соглашения, именно как тяжелые крейсера.
В первую очередь для большей мореходности в соответствии с предполагаемым театром службы – Северной Эскадрой РККФ – были изменены обводы носовой части корпуса. Крейсер получил атлантический форштевень и существенный развал бортов в носовой части. По бортам корпуса наварили заполненные заваренными трубами були  - в качестве противоторпедной защиты.
Полностью заменили котломашинную установку, установив вместо 28 котлов Бельвилля 4 нефтяных котла «Бэбкок и Уилкокс» и два ТЗА крейсерского («Бруклин») типа общей мощностью 50 тысяч лошадиных сил вместо паровых машин. Три дымовые трубы заменили одной, также выполненной по образцу труб крейсеров класса «Бруклин». В связи со значительным сокращением общей длины котельного и машинного отделений, между ними была установлена доставленная из СССР трехорудийная башня «Суворова», также перевооруженная уже на месте на демонтированные из бортовых башен 57-калиберные 229-миллиметровки.
На место демонтированных боротовых одноорудийных башен были установлены универсальные башни конструкции «Вестингауз», разработанные под советские пушки 130мм/50. Эти же установки, производимые по документации «Вестингауза», но уже практически небронированные, затем стали стандартным вооружением советских эсминцев проектов «7/3», «30» и «30/2» и универсальным калибром новых крейсеров. Между трубой и носовой надстройкой разместили директор противовоздушной артиллерии, еще один установили на кормовой надстойке. Носовая надстройка была увеличена в высоту и снабжена 20-футовым дальномером. Казематы 107мм противоминных орудий были отданы под офицерские кабты и матросские и старшинские кубрики, значительно повысив обитаемость корабля.
Максимальная скорость обновленного «Рюрика» составила 28.5 узлов, дальность хода 12-узловым ходом – 8 тысяч миль. Практика показала идеальное соответствие модернизированного корабля предполагаемуму ТВД и подтвердила его высокую боевую эффективность.
Аналогичные изменения по машинной установке и корпусу коснулись линкоров «Парижская коммуна» и «Марат», а так же первых советских авианосцев «Ирбены» и «Моонзунд». Оснащение теми же котлами и теми же турбинами, что стояли на «Рюрике» (но во вдвое большем количестве на корабль) резко упрощало эксплуатацию и позволяло эвентуальной смешанной эскадре модернизированных кораблей держать 28-узловую отрядную скорость.
При модернизации линкоры лишились третьих башен (обозначения четвертых башен при этом остались прежними – «Аз Буки Глаголь»), освободившееся пространство было отдано под котломашинную установку. На палубе В районе бывшей башни «Веди» было смонтировано побортно шесть универсальных двухорудлийных 130мм «Вестингаузов». Казематные 130-миллиметровки, как и 107мм на «Рюрике», были принеесены в жертву мореходности, скорости, бронированию и обитаемости.
Авианосцы так же лишились казематов, отданных под ангары, общая их вместимость составила не рекордные, но вполне достойные 50 машин (две истребительные, две торпедно-бомбардировочные эскадрильи и два разведывательных гидросамолета-амфибии; после второй модернизации в 1944 году общая вместимость еще увеличилась и составила 72 самолета). Размещенные ранее впереди и позади «островов» 9-дюймовые башни с «черноморцев» так же были демонтированы и заменеы парой линейно-возвышенных двухорудийных 130мм универсальных башен каждая.
Две «освободившиеся» 12-дюймовых и четыре 9-дюймовых трехорудийных башни с артиллерией пошли в зачет оплаты и были использованы для обороны зоны Панамского канала.
В целом, деловой и рациональный американский подход совместно с четким пониманием командованием РККФ целей модернизации позволил старым кораблям достойно встретить последнюю войну дредноутов и первую войну авианосцев – Вторую Мировую.

Судьбы русских дредноутов

«Император Александр II» - «Ики». Стал родоначальником как русских, так и японских кораблей с однородной крупнокалиберной артиллерией. С 1908 по 1914 год – учебный корабль японского флота. Принимал участие в штурме Циндао. В 1919 году потоплен при испытании артиллерии новых линейных крейсеров
«Император Николай I» - «Ивами» - «Эксиприенс». После заключения мирного договора между Российской и Японской империями продан Британии и переименован в «Экспириенс» - «Опыт». Провел огромное количество стрельб для отработки методов упарвления огнем дредноутов. Результаты этих стрельб позволили полностью отказаться от изначально планирвавшихся к закладке после «Дредноута» «подстраховочных» броненосцев типа «Лорд Нельсон I», корабли сразу были заложены по принципу «All-Big-Gun». Потоплен в ходе учебных стрельб RN в 1912 году в качестве мишени.
«Императрица Екатерина II» - «Воля». Потоплен британской подводной лодкой 4 июля 1919 года, лодка потоплена эсминцем «Гавриил», затем поднята и введена в строй РККФ. Башни подняты в ЭПРОН в 1923 году и законсервированы, позднее использованы для организации береговой обороны пролива Соэлозунд (2 штуки) и для вооружения авианосца «Моонзунд» (1 штука)
«Георгий Победноносец» - «Железняк». Торпедирован британским аэропланом 18 августа 1919 года (первая в истории атака торпедносцем боевого корабля),  сохранил 9-узловой ход и плавучесть, переведен в статус учебного корабля. В 1925 году разоружен и сдан на слом, 3-орудийные башни законсервированы и позднее использованы для вооружения авианосцев «Ирбены» (2 штуки) и «Моонзунд» (1 штука)
«Синоп» - «Ильмаринен». Интернирован и конфискован Финляндией согласно Брестскому мирному договору. Модернизирован в Швеции, с заменой силовой установки на дизель-электрическую и заменой брони, переквалифицирован в броненосцы береговой обороны. Участвовал в советско-финской войне, отразил несколько воздушных атак. В 1941 году обстреливал советскую базу на полуострове Ханко. 13 сентября 1941 года погиб, подорвавшись на мине.
«Чесма» - «Вяйнамяйнен» - «Чесма». Интернирован и конфискован Финляндией согласно Брестскому мирному договору. Модернизирован в Швеции аналогично «Ильмаринену».. Участвовал в советско-финской войне и Второй Мировой войне. В 1944 году передан СССР в счет репараций. В 1957 году установлен в Риге на вечную стоянку в качестве корабля-музея.
«Князь Суворов» - «Генералиссимус Суворов». Не был полностью восстановлен, использовался в качестве броненосной брандвахты, в каковом качестве и взорван британскими торпедными катерами 18 августа 1919 года. Уцелевшая кормовая башня поднята в 1923 году,законсервирована и в 1936 году использована для модернизации КРТ «Рюрик». Башня, изготовленная во время Русско-Японской войны, прошла Первую Мировую, Гражданскую, Советско-Финскую войну и приняла свой последний бой на самом пике Второй Мировой.
«Андрей Первозванный» - после боя при Моонзунде не ремонтировался в связи с невозможностью быстрого восстановления башен главного калибра. Противоминная артиллерия использвана для вооружения крейсера «Профинтерн» («Светлана»), машины и механизмы – для ремонта «Республики» в 1922 году. Разобран на металл.
«Император Павел Первый» - «Республика» - торпедирован британскими катерами 18 августа 1919 года, посажен на грунт, использован в качестве батареи береговой обороны. В 1922 году был отремонтирован, в 1925 году разоружен и переведен своим ходом на Дальний Восток в качестве самоходного транспорта собственной артиллерии главного калибра. Башни были демонтированы по прибытии и использваны в системе береговой обороны (сами орудия транспортировались на месте казематов демонтированной противоминной артиллерии). Продан в Японию на металл, однако в Японии использован как мишень для тренировки торпедоносцев. Потоплен при испытании авиаторпед в 1933 году.
«Евстафий» - в 1919 году на «Евстафии» по приказу британского командования уничтожены машины и башни главного калибра. В 1922 году сдан на металл. 
«Иоанн Златоуст» Уничтожен по приказу британского командования путем подрыва машин и башен главного калибра. В 1923 году сдан на металл.
«Рюрик II» - «Троцкий» - «Рюрик». В 1934 году перевооружен на новые 9-дюймовки с длиной ствола в 57 калибров, аналогичные ГК крейсеров типа «Киров». В 1937 году, после модернизации в рамках «Большого договора», стал флагманом Северной Эскадры РККФ. После потопления «Марата» стал единственным крупным артиллерийским кораблем Северного Флота СССР. 25 августа 1942 года погиб в бою с немецким «карманным линкором» «Адмирал Шеер», нанеся ему повреждения, несовместимые с возвращением на базу. Линкор был затоплен командой на мелководье с расчетом на поднятие после победы Рейха (в то время немцы действительно в нее верили, особенно те, кто не отвоевал зиму 1941-42 года на Восточном фронте), экипаж снят и вывезен подошедшими эсминцами. Летом 1943 года «Шеер» поднят специалистами Аварийно-спасательной службы ВМФ, зачислен в состав Северного Флота под именем «Рюрик III». В 1944 году прошел капитальный ремонт в оккупированном англичанами Вильгельмсхафене, в начале 1945 года перешел через два океана в Петропавловск-Камчатский, усилив Тихоокеанскую Ударную Группу (ТУГ) ВМФ СССР. Выведен из состава флота в 1959 году. В настоящее время – корабль-музей в состав Музея ВМФ в Мурманске.
«Севастополь» - «Парижская Коммуна» - «Севастополь». В рамках Большого Договора с США модернизирован в линейный крейсер со снятием третьей орудийной башни. Участвовал в Финской войне, после ее окончания переведен на Черное море, был флагманом Черноморской ударной группы. В 1942 году линейному крейсеру было возвращено историческое название. Участвовал в обороне Севастополя, поддержке морских десантов. В 1944 году переведен через США (с попутной второй модернизацией) и Панамский канал на Дальний Восток, обеспечивал артиллерийскую поддержку десантов на Курильские острова и о. Хоккайдо в составе ТУГ. Выведен из состава флота в 1960 году.В настоящее время является ядром Черноморского музея ВМФ.
«Петропавловск» - «Марат». В 1937 году после модернизации в США, аналогичной ЛКР «Парижская Коммуна», переведен на Северный Флот. В 1939-1940 годах временно переведен вместе с авианосцем «Моонзунд» на Балтику, участвовал в Финской войне. По окончании войны вернулся на Северный Флот, образовав вместе с «Моонзундом» Северную Ударную Группу. 23 сентября 1941 года потоплен во время налета пикирующих бомбрадировщиков вследствие прямого попадания авиабомбы в погреба башни «Аз». Уцелевшие башни «Буки» и «Глагол» были подянты в 1942 году и к 1947 году установлены в качестве артиллерии береговой обороны в районе Мурманска.
«Полтава» - «Ирбены». После пожара 24 ноября 1919 года вторично законсервирван. В 1932 году перестроен в авианосец с переименованием в честь обороны Ирбенского пролива 1915 и 1917 годов. После модернизации в рамках «Большого договора» с США в 1937 году переведен на Черноморский флот, составив с ЛК «Парижская Коммуна», крейсерами «Фрунзе» и «Молотов», лидерами «Москва» и «Ташкент» и дивизионом жсминцев Черноморскую Ударную Группу. Участвовал в налетах на Констанцу и в отражении немецких воздушных атак на Севастополь и конвои снабжения. К ноябрю 1941 года одна из двух торпедно-бомбардировочных эскадрилий была зменена на третью истребительную, а оставшаяся специализировалась на поиске и уничтожении подводных лодок. В 1942 году перешел на размещение четвертой истребительной эскадрильи на палубе на постоянной основе, доведя авиагруппу до 62 машин. Два раза тяжело поврежден пикирующими бомбардировщиками, один раз торпедирован ПЛ, три торпеды из четырех попали в буль, одна прошла мимо. Буль был полностью сорван взрывом, но корпус не пострадал. В 1944 году, после открытия Турцией проливов, соврешил переход в США для ремонта и повторной модернизации. Летом 1945 года в составе ТУГ принял участие в серии десантов на Курильские острова и о. Хоккайдо. Стал единственным советским кораблем, поврежденным в результате атаки камикадзе. Состоял на вооружении в качестве десантного вертолетоносца до 1987 года. В настоящее время вместе с ЛКР «Севастополь» находится на вечной стоянке Черноморского музея ВМФ.
«Гангут» - «Октябрьская Революция» - «Моонзунд». После боя с «Мольтке» не восстанавливался из-за тяжелых повреждений артиллерии главного калибра, законсервирован. В 1932 году перестроен в авианосец по проекту «Ирбены» с переименованием в «Моонзнуд» (наименование «Октябрьская Революция» зарезервировали для начатого разработкой проекта линкора типа «Советский Союз» с 14-, а затем и 16-дюймовой артиллерией). Прошел в США модернизацию, аналогичную «Ирбенам», вместе с «Маратом» составил ядро Северной Ударной Группы. Эксплуатация «Моонзунда» в условиях полярной ночи 1941-1942 годов показала малую полезность авианосцев на столь специфическом театре, особенно с ослабленным, после гибели «Марата», тяжелым артиллерийским прикрытием. В 1942 году переведен в США, прошел вторую модернизацию с учетом опыта эксплуатации. Был оперативно подчинен Атлантическому командованию ВМФ США. Стал настоящей кузницей советских авианосных кадров. В 1943 году вместе с Кораблем Его Величества «Глориес» участвовал в операции по уничтожению линкора «Тирпиц» на якорной стоянке. Летчики «Моонзунда» добились одного прямого попадания в башню «Бруно» и трех близких разрывов 900кг-бомб. В 1944 году после очередной модернизации переведен на Тихоокеанский ТВД и в апреле 1945 года стал флагманским кораблем ТУГ. Участвовал в обеспечении десантов на острова Сахалин и Хоккайдо. Состоял на вооружении в качестве десантного вертолетоносца до 1985 года. В настоящее время является ядром музея ВМФ во Владивостоке.
«Император Александр II» - «Заря Свободы». Торпедирован ЭМ «Керчь» 18 июля 1918 года в Новороссийске во избежание передачи немцам. Две из четырех башен подняты ЭПРОН, использованы для береговой обороны Новороссийска.
«Императрица Мария» - Погиб 20 октрября 1916 года от внутреннего взрыва в гавани Севастополя, артиллерия использована для модернизации черноморских «полулинкоров», башни со вновь изготовленными орудиями использованы в береговой обороне Севастополя
«Император Александр III» - «Воля» - «Генерал Алексеев» - «Буве». Незадолго до взятия красными Крыма уведен белыми в Бизерту. В 1924 году, после восстановления дипломатических отношений между СССР и Францией передан представителям СССР, но почти сразу же продан Франции, без всякого сомнения – по предварительной договоренности. Линкор должен был заполнить брешь между дредноутами старого и нового поколения, и состоял в списках французского флота вплоть до Второй Мировой войны. 3 июля 1940 года расстрелян британским флотом в порту Мерс-Эль-Кебир в ходе операции «Катапульта».
«Император Николай I» - не достроен, разобран на металл
«Измаил» - «Глориес» - «Бентесинко ди Майо». Законсервирован в 1925 году, в 1936 году – расконсервирован, доведен до ходового состояния,  и в 1938 году совершил переход в США для перестройки в авианосец в рамках Большого Договора. В январе 1940 года, будучи в состоянии 85% готовности, арестован в США в рамках «Морального эмбарго». Особенное возмущение американцев вызвало участие в войне модернизированных в США кораблей. В начале августа 1941 года арест снят решением Верховного Суда США и достройка была закончена в апреле 1942 года. Учитывая негативный опыт эксплуатации авианосца «Моонзунд» и британских кораблей того же класса в Северном Ледовитом океане, невозможность перевода на Черноморский или Балтийский ТВД и бессмысленность перевода на Тихий океан, при посредничестве президента Рузвельта передан в качестве «обратного ленд-лиза» Великобритании в обмен на поставки авиационной и наземной боевой техники. Использовался для проводки атлантических конвоев. На авианосце проходили стажировку советские морские летчики Василий Адонкин, Хусин Абишев, Андрей Барский, Василий Киселев и еще множество пилотов, позволивших в итоге соединить отечестственный авианосный опыт с опытом двух ведущих авиносных держав из трех. После окончании программы ленд-лиза оставлен Великобритании в обмен на большое количество автотехники производсва США, подлежащей в ином случае возвращению. Пожалуй, это единственный случай в истории Российского флота, когда продажа одного корабля позволила получить необходимые ресурсы и опыт целых три раза. В 1952 году продан Великобританией Аргентине. Потоплен 2 мая 1982 года британской АПЛ «Конкерор»*****. 
«Кинбурн» - не достроен, продан на металл
«Бородино» - не достроен, продан на металл
«Наварин» - не достроен, продан на металл

Примечания

* На ББО типа "Адмирал Ушаков" вместо 3 10-дюймовых орудий певоначального проекта стояло по 4 9-дюймовых, а вместо 4 120мм - 8 более легких 107мм орудий
** 2-орудийные 12- и 6-дюймовые башни с устаревших броненосцев были использованы для береговой обороны на Балтике, в Севастополе и на Кольском полуострове
*** Согласно апокрифическим воспоминаниям Н.К. Крупской, В.И.Ленин незадолго до Второго Моонзундского сражения сказал: "Я бы с огромным удовольствием расстрелял царя своими руками, но сейчас во флотской среде Николашка посмертно осенен славой Ирбенской победы. Господа золотопогонники слишком хорошо помнят его вклад в перевооружение флота и слишком презирают "временных" министров. Значит, будем использовать свержение и убийство царя для свержения и убийства буржуазных иудушек". Гибкая до беспринципности позиция большевиков привлекла на их сторону большое количество флотских офицеров и матросов, что обеспечило успех Октябрьского переворота.
**** Адмирал Старк вернулся в СССР в 1944 году, за борьбу с Советской властью после 1921 года не преследовался. Решенем Совета Минсистров СССР подтверждено звание контр-адмирала в отставке, назначена персональная пенсия. Умер в и похоронен в 1950 году, в Кронштадте. В 1967 году, в ознаменование 50-летия Моонзундского сражения, два строящихся БПК Балтийского флота получили имена «Адмирал Бахирев» и «Адмирал Старк». Примечательно, что и в снятом в 1942 году эвакуированной в Дербент киностудией «Ленфильм» фильме «Моонзунд», и в его мосштабрном римейке 1967 года политические взгляды обоих адмиралов были подвергнуты деликатному умолчанию.
***** Интересный факт: Флотом Его/Ее Величества потоплено и уничтожено больше построенных в Российской Империи тяжелых кораблей, чем немцами за обе мировые войны. Только японцы смогли утопить больше.

+12

12

По результатам критики, добавка по убийству Н2:

Естественно, как и в случае со злосчатным Павлом Петровичем, официально умер Император от инфаркта, не в силах перенести смерть Цесаревича Алексея от открывшегося кровотечения. Доктор Императорской семьи Боткин «застрелился, не вынеся врачебной неудачи», а Александры Федоровны (теперь уже вдовствующей и, после отечения Михаила, уже не императрицы) и дочерей Николая в Ставке, где произошло это ужасное несчастье, не было. Впрочем, много ли вопросов скорбящей общественности задавала в свое время безутешная вдова Павла?
В народе, впрочем, сам собой распространился иной слух – будто Император, приняв обет молчания, отправился в странствия, молиться о спасении Руси...

Добавка по бою у мыса Сарыч:

Классический пример эффективности принципа «Fleet in Being» или, скорее, блестящего военно-морского блефа против нерешительного и пренебрегающего разведкой противника. Впрочем, уже в 50-х благодаря «Кембриджской пятерке» вскрылся забавный нюанс: британская разведка была великолепно осведомлена о состоянии «Гебена», но вот русским  о повреждении двух турбин сообщить отчего-то «забыла».

Отредактировано SerBur (13-10-2016 09:14:08)

0

13

SerBur написал(а):

После восстановления дипломатических отношений между СССР и США в 1933 году, полуофициальные ранее торговые отношения резко октивизировались. Американский истеблишмент не рассматривал СССР как геополитического противника в ближайшей перспективе, будучи более обеспокоен колониальной политикой дряхлеющей, но все еще сильной Британии и стремительно набирающей мощь Японии. В этой связи СССР (и, что интересно, Германия) рассматривались в качестве возможного противовеса колониальным островным империям. Вклад США в индустриализацию СССР невозможно ни умолчать, ни переоценить. Частью этого вклада был Большой Договор по модернизации РККФ.
Первой «ласточкой» стал прибывший в США для модернизации броненосный крейсер «Рюрик». СССР не участовал в Вашингтонской корференции и не был связан ее ограничениями, но в силу скромности военно-морских сил Советского Союза на это предпочли закрывать глаза, так что при формальном несоответствии критериям Вашингтона по калибру орудий и водоизмещению «Рюрик» (как, впрочем и вполне укладывающиеся в 10 килотонн «Киров» с «Фрунзе») проходили по всем документам, включая международные соглашения, именно как тяжелые крейсера.

Очепятки?

0

14

Little написал(а):

Очепятки?

Да, в количестве, правятся в основном файле

Вопрос к уважаемым коллегам. По Моонзунду и Цусиме меня тут подрядились критиковать цусимские флотофилы, стоит ли подробнее прописывать чероморские операции АВУ "Ирбены", который все-таки не ABG, и последний бой Рюрика? К моменту начала Тихоокеанской операции РККФ японский линкорный и крейсерский флот я предполагаю помноженным приблизительно на ноль, так что бой у Диксона по всей видимости будет последним морским боем артиллерийских кораблей, построенных в Российской Империи

+1

15

Финская война.

некоторые несоответствия имен кораблей с предыдузим текстом - результат частных дискуссий.

На той войне незнаменитой
Первой войной, на которой пришлось повоевать модернизированным линкорам и авианосцам, стала Советско-Финская или «Зимняя» война 1939-40 годов. По иронии судьбы, модернизированные под дальние океанские походы корабли вынуждены были вести бой в «минном супе с клецками», роль острой приправы в котором выполняли немногочисленные финские самолеты, торпедные катера и подводные лодки. Одной финской торпедой был поражен «Марат». Проивоторпденый буль выполнил свое предназначение, и корабль сохранил стопроцентрную боеспособность.
Еще одну торпеду в «Ирбены» в самоубийственной атаке всадил внезапно выскочивший из полосы тумана двухмоторный «Фоккер».  К счастью для авианосца, летчик сброисл торпеду слишком близко и она не успела встать на боевой взвод.
Боевая работа была не особо примечательной – линкоры подавляли береговые батареи, крейсера и эсминцы отгоняли от них торпедные катера, авианосцы держали истребительнй зонтик, искали подводные лодки (как оказалось, не всегда успешно) и немного побомбили береговые укрепления и финские войска.
Единственным существенным моментом стала попытка потопления укрывшихся во фьордах бывших боевых товарищей, броненосцев береговой обороны «Вяйнамяйнен» и «Ильмаринен», до 1918 года - «Георгия Победоносца» и «Синопа», застигнутых Брестским миром с разобранными машинами в на заводе Крейтона в Або, по неспособности выйти в «Ледовый поход» до Кронштадта интернированных и затем конфискованных спешно созданными финскими властями.
Домовитые финны серьезно подошли к своей защите своей новой собственности и, наряду с заменой силовой установки на дизель-электрическую  довольно густо утыкали корабли «Бофорсами» и немецкими «8-8». В результате советские летчики не добились ни одного попадания, а один пикировщик «CБУ-1» и два торпедоносца «ТБД-1» были сбиты. Еще два торпедоносца разбились, пытаясь выйти в атаку на прячущиеся в глубине одного из фьордов корабли. В общем, операция закончилась провалом и оргвыводами.
Война, хоть и не стала полностью провальной (границу от Ленинграда удалось отодвинуть довольно существенно), но тоже без оргвыводов не обошлась. Стало окончательно ясно, что полезность крупных кораблей на Балтике не окупает риска даже при подавляющем превосходстве в воздухе и на море. Поэтому немедленно по подписанию мирного договора «Марат» и «Моонзунд» были направлены на Север, где максимально возможными темпами строилась инфраструктура базирования флота.
Путь же «Парижанки» и «Ирбен» лежал на юг.

+5

16

Черноморские классы
Рекация США на агрессию СССР против Финляндии, а особенно на участие в боевых действиях модернизированных в США кораблей, граничила с бешенством. Президентом Рузвельтом было обьявлено моральное эмбарго на поставку в СССР любой военной техники; находящийся на американской верфи на переоборудовании в авианосец недостроенный линейный крейсер «Измаил» был арестован, работы на нем прекратились.
Естественно, ожидать поставок истребителей «Буффало» и палубных ударных самолетов взамен вышедшей из строя по тем или иным причинам техники тоже не приходилось. Старые бипланы «И-15К» и «ТБШ», летавшие с «Парижанки» до модернизации, уже не отвечали современным требованиям, а отработка морских «И-183» (цельнометаллическая версия «И-180») и «Су-4» (ремоторизованный на двигатель воздушного охлаждения М-82 лицензионный «Юнкерс-87С») на каспийском учебном авианосце «Дербент» была невозможна из-за не отвечающией ТТХ новых самолетов длины полетной палубы.
А самолеты требовались срочно.
К тому же Финская война выявила существенные недостатки в подготовке советских палубных пилотов. И если с начальной палубной подготовкой справлялся тот же «Дербент» и учебные спарки-бипланы, то бросать зеленых пилотов в метельную круговерть Севера сразу же после начального обучения значило рисковать не только их жизнями и самолетами, но и бесценным кораблем. Плюс минимум полгода выпадало из подготовки пилотов по астрономическим (полярная ночь) причинам.
В связи с этим, для отработки новой техники и обучения пилотов было решено временно перевести «Ирбены» в Черное море. А поскольку, согласно советской доктрине, линейные крейсера должны были действовать в паре с авианосцами, «Парижанка» тоже была передислоцирована на черноморский театр.
Всего за год с небольшим, с апреля 1940 по июнь 1941 года, обе проблемы – и техническая, и кадровая, начали терять свою остроту. «И-183» уверенно залетал с палубы и пошел в массовое производство, Поликарпов начал разработку «И-185» под более мощный мотор. «Сухой Юнкерс» с М-82 тоже прочно освоил палубу, даже не особо потеряв в скорости. Но 800кг бронебойные бомбы и авиационные торпеды таскал исправно. Так что остававшиеся в ангаре «Ирбен» американские машины перебрасывались на Север, где убыль в технике за этот год была довольно серьезной.
Пилоты, хоть и не достигли уровня британских, японских или американских, тоже учились полетам над морем и посадкам на палубу. В Новороссийске (Николаевские верфи были заняты новыми кораблями) танкер «Азнефть» переоборудовася в легкий учебный аваносец, и весной 1942 года «Ирбены» и «Парижская коммуна» должны были выйти на Север, что ожидаемо несколько портило настроение экипажам.

Румынская побудка.

За прошедший год авианосец и линейный крейсер были оснащены не только новыми самолетами, но и новыми радиоискателями РУС-М («морской»). Поэтому первый налет германской авиации на Севастополь ранним утром 22 июня 1941 года не стал неожиданностью (собственно, благодаря техническому таланту бессменному командиру БЧ-4 «Ирбен» с 1938 по 1946 год лейнетанту, затем через ступень – капитан-лейтенанту и позднее кап-3 Левину ни один из налетов немецкой или позднее японской авиации не застал «Ирбены» врасплох). В отражении налета принали участие не только универсалки и автоматические зенитные орудия кораблей, но и истребительная авиагруппа «Ирбен».
К счастью, малоинициативное и гиперосторожное еще со времен «гебенобоязни» командование Черноморского флота просто не имело возможности держать авианосец в порту постоянно, поскольку авиагруппе для осуществления взлетно-посадочных операций требовался ход не менее 12 узлов. В результате уже 23 июня адмиралом Октябрьским не без давления из Москвы была создана Черноморская Ударная Группа в составе «Ирбен», «Парижской Коммуны» (с 1942 года – снова «Севастополь»), двух новых крейсеров – тяжелого «Фрунзе» и легкого «Молотов» - и одного дивизиона эсминцев проекта 7/3  с универсальными орудиями главного калибра.
24 июня ЧУГ были приданы четыре «Светланы» - «Красный Крым», «Красный Кавказ», «Червона Украина» и «Красная Кубань», либеры «Москва» и «Харьков» и еще два дивизиона ЭМ более старых проектов. Первой операцией флота должен был стать обстрел Констанцы, критически важного румынского порта. Операция началась в 4 часа утра 26 июня взлетом двух полных эскадрилий «Су-4» в конфигурации пикирующих бомбардировщиков, описавших петлю и зашедщих на Константу в обход со стороны суши с первыми выстрелами советских кораблей. Советские самолеты были приняты постами ВНОС противника за немецкие «Юнкерсы-87», лицензионной копией которых они и являлись, что имело весьма печальные последствия для обознавичшей себя первыми же выстрелами 28-сантиметровой немецкой батареи «Тирпиц», по которой отбомбились все 24 самолета двух ударных эскадрилий. Два из трех башенных орудий не подлежали восстановлению, а третье было введено в строй только через три недели.
К сожалению, своей же подводной лодкой был торпедирован лидер «Москва», Лодка, в свою очередь, была потоплена лидером «Харьков». Несмотря на эту досадную ситуацию, «Парижская Коммуна» и «Фрунзе» подавили оставшиеся 17- и 15-см батареи, а легкие крейсера и эсминцы вызвали сильнейший пожар в порту Констанцы.
Обстрел продолжался более 4 часов. Прибывшие на выручку союзникам немецкие бомбардировщики «Ю-87» были приняты второй истребительной эскадрильяей, два звена которой закружили карусель с истребительным прикрытием, а два вынудили пикировщики побросать бомбы в море и уходить. Вслед за ними потянулись в свой второй боевой вылет «Су-4». Фокус прошел и второй раз: на расположенных в 60 километрах к западу нефтепромыслах Плоешти очень удивились, когда знакомые силуэты начали валиться на крыло, входя в пике над нефтепромыслаим и нефтехранилищами.
Этот налет имел два последствия: Во-первых, голодный нефтяной паек заметно задержал немецко-румынское наступление на юге, а во-вторых, даже после замены на «Ирбенах» «Су-4» на отличающийся по силуюту вследствие наличия убирающегося шасси «Су-6» имелись случаи атаки румынскими зенитчиками и зенитными истребителями вполне себе немецких «лаптежников».
Впрочем, в воспоминаниях приводится как минимум один пример, когда несколько «Су-6» атакуя в 1943 году под Одессой румынский транспортный конвой, зашли на него со стороны берега с выпущенными шасси. И снова получилось.

+9

17

"Ирбены" переименованы в "Церель"

Севастопольский Экспресс.

Задержки в продвижении на юге и особенно поддержванные флотом советские десанты (например, евпаторийский десант удалось сбросить в море только из-за жесточаяшего шторма, разыгравшегося сразу после высадки) вынудили немецкое командование бросить против Черноморского флота и Севастопольского оборонительного района дополнительные силы Люфтваффе. Рейсы боевыех кораблей и так же предназначавшегося изначально для Тихоокеанского ТВД эскадренного танкера-снабженца танкера «Грознефть», получившие в западной военно-исторической традиции название «Севастопольский Экспресс», сопровождались грандиозными воздушными схватками.

Поскольку ПВО севастопольских конвоев имела абсолютный приоритет, две бомбардировочные экскадрильи «Цереля» были заменены на истребительные, а оставшаяся эксадрилья «Су-4» занималась, в основном, бортьой с переброшенными на Черное море по Дунаю немецими (а затем и итальянскими) подводными лодками. Само собой разумеется, неся потери от действий морских летчиков, Люфтваффе довольно скоро преключились с прямых атак конвоя на попытки утопить так досаждавший им корабль.
Однаку в силу огромной автономности как авианосца, так и линейного крейсера, заточенных под громадный тихоокеанский театр, простейшее решение – утопить «Церель» в порту, без хода – было проблематичным. Немцам приходилось искать авианосец в море, и «кошки-мышки со смертью» все более смещались в область радиоборьбы. К началу 1943 года, уже после падения Севастополя, в арсенал битвы в эфире входили радиопеленгаторные посты, фальшивые радлиолокаторы и радиолокаторы воздушного базирования.

Как правило, «Церель» держался сильно мористее конвоя, резко сокращая возможности немецих пилотов атаковать авианосец пикирующими бомбардидовщиками, но слишком далеко отходить было невозможно – радиус действия «И-183» был невелик относительно японских или американских палубных истребителей, так что комбинированные атаки торпедоносцев и пикировщиков на «Церель» случались регулярно.

За время «Экспресса», с октября 1941 по сентябрь 1942 года, авианосец был дважды поражен в полетную палубу и один раз в остров 250-кг бомбами с «Юнкерсов», одной торпедой с «Хейнкеля-111» и полным трехторпедным залпом с «U-18» Карла Флейге. В последнем случае был полностью сорван правый буль, и кораблю для сохранения возможности принимать и выпускать самолеты пришлось затопить часть отсеков левого борта.

Если сравнивать эпопею «Цереля» с битвой в Коралловом море или при Мидуэе, то масштаб каждого сражения был в несколько раз меньше. Но учитывая длительность противоборства и общие задействованные немцами силы, масштабы сражения превзощли суммарно и Мидуэй, и Коралловое море вместе взятые. К слову сказать, в данном случае к образу действий немцев очень подошел бы обычно применяемый к советским войскам идиотский термин «завалиавли мясом», поскольку огонь стотрдицаток и «Бофросов» ЧУГ был, по словам немецих пилотов «ужасаюшим», а морских летчиков просто физически нельзя было готовить по схеме «взлет-посадка», так что их квалификация практически не уступала германским визави.

Мы идем, Севатополь!
К весне 1943-го боеспособность «Цереля» с технической точки зрения упала, в частности – максимальная скорость снизилась до 23.5 узлов, но мастерство моряков и пилотов, качественно иное после полутора лет смертельных игр на ограниченном пространстве Черноморского театра, компенисровало усталость техники. Возможно, рано или поздно немецкие летчики, подводники или катерники и добились бы успеха, но после Сталинграда война, что называется, «поменяла знак».

Разгром немцев под Сталинградом и Ростовом-на-Дону и блокирование на Кубани группы армий «А» позволили советским войскам выйти к Днепру и отрезать от сухопутного снабжения крымскую группировку немцев. Расчет Люфтваффе на техническое превосходство не оправдался. Новые корабельные «И-185» оказались вполне достойным ответам «Густавам» и «Фокке-Вульфам», а ударные способности последних резко уступали сменившим «Юнкерсы» «Су-6». Учитывая же ввод в строй (с годовым запозданием из-за эвакуации в Поти и крейней слабости местного судоремонта) легкого авианосца «Память Азова» (ранее – танкер «Азнефть», еще ранее - недостроенный крейсер «Адмирал Грейг» типа «Светлана»), чаша весов в воздушных боях на Черноморском театре окончательно склонилась в пользу РККФ.

В результате накопления оплаченного огромной кровью опыта, Второй Феодосийский и Второй Евпаторийский десанты, предпринятые при поддержке ЧУГ с началом наступления Красной Армии через Перекоп, прошли намного успешнее. 9 мая 1943 года линкор «Севастополь» вошел в город, в честь которого был назван более тридцати лет назад. «Церель» не принимал участия в параде: крепко вбитая в мозг паранойя вынуждая авианосец крейсировать юго-западнее и по-прежнему контролировать небо.
В начале 1944 года, после изящного кульбита Румынии и выхода из войны Болгарии боевые действия на Черном Море завершились. Черноморская ударная группа в составе «Севостополя», «Цереля», «Фрунзе», трех уцелевших «Светлан» - «Красного Крыма», «Красного Кавказа» и «Красной Кубани» и поднятого и наскоро восстановленного танкера «Грознефть», прошла открытыми Турцией Проливами и двинулась через Атлантический Океан.

Отредактировано SerBur (18-10-2016 09:12:01)

+13

18

Север: Fleet in Being

Развертываемая с 30-х годов база Северного флота в Мурманске находилась полностью в русле воззрений командования РККФ о бессмысленности содержания «Большого флота» на Балтике. При этом интенсивно осваеваемый в тридцатых-сороковых Северный Морской Путь обеспечивал возможности для межтеатрового маневра между Атлантикой и Тихим океаном.
Впрочем, обосновываться на Тихоокеанском театре СССР не спешил: японский флот, имеющий по Вашингтонскому соглашению семь линейных кораблей и семь авианосцев, слопал бы все четыре «Севастополя» что в линейно-крейсерской, что в авианосной ипостаси и сыто рыгнул бы. Особенно учитывая разницу в уровне боевой подготовке японских и советских морских летчиков. Поэтому основу советского Тихоокеанского флота составляли поддерживаемые береговой авиацией подводные лодки, лидеры и эсминцы, а инфраструктура для базирования боле крупных кораблей строилась по мере сил.
Впрочем, наличие даже одного авианосца, одного линейного и одного тяжелого крейсера на Северном флоте все равно учитывалось японцами во время принятия решения о «Северном» либо «Южном» варианте экспансии. Конечно, Сахалин и Дальний Восток были ближе, но опыт интервенции 19-22 годов ясно говорил, что США будут не в восторге от усиления Японии за счет СССР, а модернизация советских линейных кораблей и авианосцев на американских веряях показало это со всей очевидностью. И если при южном варианте экспансии приходилось иметь дело с американским и британским флотом, то при северном к американскому и советскому добавлялись и сухопутные силы СССР, памятные японцам по Халхин-Голу. Да и участие Британии, связанного с лета 1941 года с СССР союзническими отношениями, не исключалось.
Единственным моментом сомнения стало утопление немецкими летчиками 27 сентября линейного крейсера «Марат» (бывший ЛК «Петропавловск»). Удачливый гауптман Рудель, подловив корабль ва стоянке, поразил его однотонной бомбой, пробившей палубу и воспламенившей погреба первой башни. Линкор затонул практически мгновенно, погибла большая часть экипажа. При этом наиболее живую реакцию у японских адмиралов вызвало то, что атакующая пара смогла пройти через зону ответственности истребительного патруля авианосца «Моонзунд» - был сделан вполне логичный вывод о слабой подготовке советских палубных летчиков.
Тем не менее, решение уже было принято. И восьмого декабря 1941 года каналы связи между СССР и США раскалились. США, потеряв значительную частьтихоокеанского флота, нужались в помощи на море, но Советский Союз сам вел войну из последних сил. У рому же на Севере уже полгода крутилась своя карусель, связанная с лендлизовскими конвоями. Да и переброска кораблей по Северному Морскому Пути зимой была невозможна.
Единственным, на чем сошлись стороны, была передача заканчиающего перестройку в авианосец линейного крейсера «Измаил» американскому флоту в обмен на строительсво в Ярославле завода по выпуску грузовиков GMC и дизельных двигателей к ним. Не последнюю роль сыграл недостаток подготовленных палубных пилотов в СССР – война на Черном Море и в Арктике была кровавой.
Авианосец был введен в строй под именем «Джон Пол Джонс» и прибыл в Перл-Харбор перед самым Мидуэем. Завод дал первую продукцию в январе 1944 года и сыграл огромную роль как на завершающем этапе войны, так и при послевоенном восстановлении народного хозяйства.

В Атлантику

«Моонзунду» тоже пришлось поддержать американский и британский флоты раньше, хотя и на другом театре. Страшный опыт зимы 1941-42 годов показал, что в условиях длящейся полгода ночи, плохих погодных условий и сильных радиопомех от полярных сияний операции с корабельной палубы значительно труднее и опаснее берегового базирования. Так, более трех четвертей потерь авиатехники и пилотов на «Моонзунде» произошли по небоевым причинам. В результате начиная с декабря 1941 по апрель 1942 года прибывшие на замену вышедшим и з строя, сбитым и разбившимся самолетам американского производства «И-183» и «Су-4» базировались исключительно на аэродроме Мурманска.
Так что, если на Тихом океане авианосцы действительно стали королями моря, то на Севере с его изменчивой погодой крупные артиллерийские корабли пока не собирались сдавать позиции. А после гибели линейного крейсера «Марат» в качестве прикрытия «Моонзунда» от немецких тяжелых кораблей остался только модернизированный «Рюрик». Но если с «карманными линкорами» «Шеер» и «Бенке» можно было поговорить один на один приблизительно на равных, то при встрече с "Тирпицем" илли "Шарнхорстом" оставалось надеяться только на исправность машин и плохую видимость.
Впрочем, «Тирпиц» тоже чувствовал себя на Севере неуютно. При попытке выйти на перехват конвоев PQ-12 и QP-8 боевой группой немцев был обнаружен отставший от своих лесовоз «Ижора». Лесовоз был потоплен одним их эсминцев, но успел передать радиограмму на охранение конвоев. Появившиеся британские самолеты заставили «Тирпиц» отойти.
Исходя из этого, было принято решение перебазировать авианосец в более благоприятную для летных операций Северную Атлантику и базировать на Рейкьявик, используя в основном для охраны арктических конвоев. В конце апреля «Моонзунд» в сопровождении британского крейсера «Эдинбург» вышел в направлении Исландии.
Впрочем, вопрос «то кого сопровождал» был сложным. В деревянных ящиках а «Эдинбурге» находилось более пяти с половиной тонн золота, предназначенного для оплаты военных поставок из Великобритании. Так что уцелевшие «ТБД» «Моонзунда», как имеющие максимальную продолжительность полета, осущаствлвли постоянное патрулирование по курсу эскадры, атакуя  противолодочными «Сотками» любую подозрительную подводную тень.
После прибытия в Рейкьявик, «Моонзунд» выгрузил все оставшиеся «Буффало» и «Виндикейторы», усилившие оборону острова, и отправился в США за новой авиагруппой.

Последний броненосный

Потопление «Марата» и уход в Рейкьявик и затем на перевооружение в США «Моонзунда» развязали руки германскому флоту на Севере.  Разгром конвоя PQ-17 вызвал серьезные оргвыводы в отношении советских флотоводцев: Сталин не без основания считал, что присутствие «Моонзунда» в охране конвоя заставило бы «Тирпиц» отсиживаться во фьордах. Но увы – переучивание пилотов на новую технику (а некоторых наименее подготовленных американцы заставили вновь пройти курс начального обучения) требовало времени. И этим временем воспользовались немцы. 
Операция «Вундерланд» была направлена на рагзгром идущего по Севморпути крупного конвоя из США, о котором (ошибочно) сообщила немцам японская разведка. Поскольку «Шанхорст», «Гнейзенау» и «Адмирал Бенке» (бывший «Дойчланд») во главе с «Тирпицем» ремонтировались после неудавшейся атаки на конвой PQ-17, командование Кригсмарине вывело в море «карманный линкор» «Адмирал Шеер» и тяжелый крейсер «Лютцов» (в 1939 году Германия предлагала этот корабль для продажи в СССР, но командование РККФ предпочло семьдесят два палубных пикировщика «Ю-87С» вместе с лицензией на производство).
Дополнительную уверенность в успешном исходе операции немцам придовало сообщение уже майора Руделя о потоплении им, на этот раз 500-кг бомбой, тяжелого крейсера «Рюрик». Вообще говоря, по собственным докладам Ганс-Ульрих Рудель уничтожил половину Северного флота (включая «Моонзунд»), но в данном случае он точно ошибся. Бомба разорвалась в 10 метрах от борта, а начало постановки дымовой завесы принял за взрыв корабля.
Как бы то ни было, в момент обнаружения «Шеера» и «Лютцова» у порта Диксон, «Рюрик», вышедший из базы двумя сутками ранее, сразу после получения радиограммы с атакуемого рейдерами ледокола «Сибиряков», находился не более чем в тридцати милях от противника. И когда в 2:30 27 августа 1942 года «Шеер» и «Лютцов» начали вторую атаку на порт Диксона, «Рюрик», выскочив из тумана на пистолетной даже по меркам русско-японской войны дистанции в 15 кабельтов, дал полный залп. Промахнуться было трудно, не пробить тонкую броню с такой дистанции даже универсальным калибром, не говоря уже о девятидюймовках – невозможно. После второго, все еще безответного, залпа стало понятно, что так и не успевший развернуть башни на левый борт «Лютцов» не жилец, и командир «Рюрика» каперанг Визель приказал перенести огонь на «Шеер».
Возможно, правильнее было бы нырнуть в туман а затем, дождавшись, когда тот спадет, навязать «Шееру» бой на дальной дистанции, надеясь на девять стволов против шести и на то, что хоть сколько-нибудь серьезно поврежденный «Шеер» не сможет доковылять до своей далекой базы. Однако война и погода сдали именно такие карты.
Модернизированный «Рюрик» превосходил «Шеера» и по водоизмещению, и по числу стволов в полтора раза. Но каждый снаряд «Шеера» стоил двух «Рюриковских»,  а артиллеристы имели значительно большую практику. Уже вторым залпом немецких одиннадцатидюймовок были разрушены оба котельных отделения крейсера, и «Рюрик» потерял ход, а еще через три минуты завалился на борт и опрокинулся. Выжить в ледяной воде удалось лишь двенадцати краснофлотцам и двум лейтенантам, командовавшим универсальными башнями неподобойного борта.
«Шеер» начал отползать, сопровождаемый всплесками от неточной и нечастой стрельбы двух стоящих на пирсе 152мм орудий. Стало ясно, что до Норвегии не дойти, борьба с затоплениями велась с переменным успехом. Кингстоны открывать было уже бессмысленно, взрывать погреба – поздно. Перед спуском уцелевших плотов немцы успели испортить замки орудий и сжечь кодовые книги. Через три часа уцелевший при поргоме порта буксирный пароход «Молоков» подобрал спасшихся немецких моряков и десантников, включая командира корабля Меендсен-Болькена.
Впрочем, в 1943 году, когда в запертом карцере поднятого Аварийно-Спасательной службой ВМС «Шеера» были обнаружены тела двадцати двух пленных советских моряков с «Сибирякова», Меендсен-Болькен был повешен за военные преступления по приговору военного трибунала.

Отредактировано SerBur (19-10-2016 10:01:17)

+11

19

Лучи во тьме

Спустя почти ровно четверть века, на Севере повторилась ситуация на Балтике после Кассарского побоища. Русские одержали победу поротив превосходящих сил противника, но остались без тяжелых кораблей против немецих линкоров и тяжелых крейсеров. «Бисмарк», «Шарнхорст», «Бенке», «Принц Ойген» и «Хиппер» пока ремонтировались, но после починки, в условиях затрудняющей действия авиации полярной ночи, имели возможность полность. парализовать льндлизовские перевозки в Арктике.
Разумеется, часть пути конвои проходили под охраной линкоров и крейсеров Грандфилта, но после «разворота Паунда» и последовавшего за ним разгрома «PQ-17» доверие к британским союзникам «несколько» снизилось. Рассматривался вариант переброски по Севморпути только что введенного в строй Тихоокеанского флота девятидюймового «Максима Горького», но в силу специфики ледовой обстановки на театре он мог появиться в Мурманске не раньше августа 1943 года.
Соответственно, единственным способом противостоять немцам оставались самолеты и подводные лодки. Однако, «Моонзунд» закончил перевооружение только в сентябре. Наступающая полярная ночь далала классические взлетно-посадочные операции и аткеи почти невозможными. Но именно что «почти».
Еще в 1941 году Черноморский флот использовал систему инфракрасных визиров и инфракрасных же навигационных огней для ночного входа на рейд Севастополя. А к осени 1942 года целая бригада «Т-34» под Сталинградом совершала ночные марши с использованием приборов ночного видения. Моряки и летчики «Моонзунда» были не в восторге от полугодового простоя. Поэтому высказанная командирм эскадрильи «Девастэйторов» капитаном Барским идея использования инфракрасных огней и прожекторов подсветки палубы для обеспечения ночных посадок нашла горячий отклик среди пилотов.
Командование Северного Флота так же ухватилось за эту идею, и уже в сентябре «Пе-8» с грузом маяков, прожекторов и четырьмя комплектами приборов «Дудка-А» приземлился на аэродром Рейкьявика. Монтаж оборудования занял четыре недели. В рамказ первого испытания Барский с надетым на голову прибором и сопровождаемый двумя краснофлотцами , навьюяенными аккумулятором и умформером, взобрался на мачту стоящего неподалеку «Либерти» (проход на борт обошелся в бутылку «казенки»). После включения инфракрасных огней и прожекторов полетная палуба «Моонзунда» обозначилась ясно, хотя вследствие режима светомаскировки авиансец невооруженным глазом был практически не виден.
14 октября «Моонзунд» вышел в море, и Барский совершил вщлет и через 15 минут – несколько грубую, но в общем удачную посадку. Еще через неделю количество летчиков, освоивших ночную «теплоподсветочную» поасдку достигло четырех, по числу приборов. А еще через четыре дня их осталось трое – старший лейтенант Киселев разбился при попытке посадить в ИК-режиме свой «Уайлдкэт». Катастрофа задержала полеты не более чем на три дня – ровно настолько, сколько требовалось для ремонта палубы и внедрения светокуазателей для контроля пилотом глиссады.
4 ноября свденные в звено освоившие посадку летчики отрапортовали о достижении операционной готовности. Остальные пока ждали новых комплектов «дудок».

Новогодний бой

После разгрома «PQ-17» и тяжелых потерь «PQ-18» британское Адмиралтейство решило перейти к проведению конвоев только в условиях полярной ночи. Конвой «JW-51B» вышел из Ливерпуля 22 декабря и в начале января должен был прибыть в Мурманск. 30 декабря конвой был обнаружен немецкой подводной лодкой, и на его перехват вышли «карманный линкор» «Бенке» и тяжелый крейсер «Хиппер» - систершипы птерянных у Диксона «Шеера» и «Лютцова».
Присутствие в районе нахождения конвоя двух дополнительных британских крейсеров и авианосца оказалось сюрпризом для Кригамарине. И пока британские крейсера весело гоняли по темному морю «Хиппера», над палубой прорвавшегося к конвою и открышего огонь «Бенке» с ревом прошли на бреющем три самолета, а через несколько секунд борт «Бекнке» содрогнулся от трех почти одновременных торпедных попаданий. Немцам было уже не до продолжения боя: так и не попав ни в кого, «Бенке» начал отход на 20-узловой скорости.
Маршрут отхода был предсказуем, а излучение нагретых выхлопных газов дизелей, как оказалось, вполне улавливалось «Дудками» с десяти-пятнадцати миль, и спустя три часа еще две торпеды поразили уже покалеченный борт. И снова самолеты оказались незамеченными вплоть до самого прохода над палубой. Возможно, будь на месте «Бенке» другой корабль, атакующие торпедоносцы обнаружили бы хотя бы по звуку. Но дизеля создавали такой грохот, что даже офицеры в кают-компании на полном ходу вынуждены были общаться записками.
В 01:15 1 января 1943 года эскортировавший «Бенке» эсминец «Бельтцен» снал экипаж, тогда как уже почти подошедший на соединение тяжело поврежденный британсцами «Хиппер» уходил на полном ходу на базу, молясь, чтобы «призраки ночи» не нанесли визита и ему.
Гибель последнего «карманного линкора» стоила адмиралу Редеру поста, а США – необходимости разрабатывать наряду со 127мм еще и 130мм снаряды с радиовзрывателем; японский флот явно превосходил американский в ночных боях, и решение этой проблемы было равноценным обменом.
За операцию по отражению атаки на конвой, утопление «Бенке» и испытания принципиально новой техники звание Героя Советского Союза получили не только Барский и два его ведомых, но и разбившийся при испытаниях старший лейтенант Киселев (посмертно).

+11

20

Выдержанная холодная месть

После двух внезапных ночных атак в новогоднюю ночь остатки германского флота на Севере оказались в положении собаки на заборе: ни укусить, ни спрыгнуть. В показаниях выживших офицеров «Бенке» самым страшным была абсолютная внезапность атаки, присущая до того только подводным лодкам. Можно было бы, конечно, положиться на радиолокаторы, но для британских линкоров это означало бы исключительно «нас ждет еще одна прекрасная охота, джентльмены!»
Стало ясно, что в условиях, когда авианосцы получили возможность действовать полярной ночью, любой боевой выход имел существенные шансы закончиться потоплением последних крупных кораблей Рейха. С марта предположение начало подтвреждаться: потери транспортов от торпед «Моонзунда», получившего еще восемь приборов «Дудка-АМ» и натренировавшего полную эскадрилью допушенных к ночным полетам торпедоносцев, открыли «полярно-ночную охоту» у норвежских берегов.
В Атлантике «Тирпицу» тоже ничего не светило. Поэтому Гитлер вскоре после отставки Редера подтвердил свой приказ о выведении из действующего состава флота всех крупных кораблей, с предачей вооружения в береговую оборону. Понятно, иначе, как своим ходом башни линкоров к месту предполагаемой установки доставить было нельзя. Соответственно, на весну 1943 года планировался перевод «Тирпица», «Шарнхорста» и «Хиппера» обратно на Балтику под мощным авиационным прикрытием с берега.
Но русские с англичанами успели раньше.
К марту 1943 года «Су-4» на Черном море сменили новые «Су-6», но в строю осталось еще 17 лицензионных «Юнкерсов» и 11 самолетов немецкой поставки. Все машины прошли ремонт и по железной дороге были отправлены в Мурманск.
Дальше оставалось только ждать очредного налета немецкой авиации в сочетании с нужной погодой.
Налет, совпавший с ясным небом над Альтен-фьордом, состоялся 4-го апреля, «Юнкерсы» бомбили порт, хотя и безуспешно. Но, в отличие от предыдущих случаев, отходили они в большем количестве, нежелти прилетели а не в меньшем. Три «лишних» полных девятки, в том числе – четверо учатников атаки на батареи Констанцы, пересекли линию фронта и пошли в обход, над Финляндией, где ставить радары немцам смысла не было.
В 17:30, уже в темноте, заслышев приближающийся с юго-запада специфический гул немецких моторов, заранее заброшенные к Альтен-фьорду британские коммандос, не боявшиеся ни бога, ни черта, подожгли фальшфейеры на одной из соседних скал. Всполошившиеся немецкие егеря догнали и перебили почти всю группу, но было уже поздно. Ориентируясь сначала по тепловым пятнам зажженных огней, а потом уже – по теплу стоязего под половинными парами «Тирпица», пикировщики заходили на цель.
Ведущий самолет каждой девтки нес по четыре САБа. Остальные «Юнкерсы» и «Су-4» - по 300-килограммовой «БрАБ-300ДС», представлявшей собою девятидюймовый снаряд старого образца, снабженный ракетным ускорителем. Более тяжелые бомбы не позволили бы взять дополнительного топлива на обход, но и этого хватило. В «Тирпиц» попало три сброшенных с трех километров снаряда. Один пробил бронепалубу перед башней «Антон», вызвав пожар в носовой оконечности линкора. Второй – обе бронепалубы в районе нефтяных танков левого борта. Третий пробил 130мм крышу той же носовой башни и взорвался в перегрузочном отделении, бронедверь которого как раз была открыта. Через 15 минут «Тирпиц» показал винты, лег на борт и затонул. «Марат» был отмщен. Башни главного калибра «Цезарь» и «Дора», а так же 15см и 10.5см башни все же были использованы в береговой обороне, но уже норвежской и сильно послевоенной.
Семнадцать уцелевших пикировщиков ушли на север, где их встречала освещенная инфракрасным светом палуба «Моонзунда». Остальные погибли от огня проснувшейся наконец зенитной артиллерии и, уже на отходе – от немецких ночных истребителей, оснащенных радиолокаторами. Два пилота и стрелок, выбросившихся с парашютом, были расстреляны немцами «за нарушение обычаев войны», хотя «Юнкерсы» несли советские опознавательные знаки.
«Шарнхорнст» в сопровождении эсминцев вышел в море на следующих день и был перехвачен британскими линкорами. Почти всем эсминцам удалось уйти, но линкор британцы не отпустили. «Хиппер», так и не отремонтированный после «Новогоднего боя», был затоплен и после войны вошел в состав ВМС Норвегии. Еще через три месяца соверские десанты начали, фьорд зав фьордом, освобождать Норвегию. Финляндия запросила мира. На этом война на Севере практически завершилась.

Отредактировано SerBur (21-10-2016 06:33:30)

+11


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » All-Bug-Gun по-русски