Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » All-Bug-Gun по-русски


All-Bug-Gun по-русски

Сообщений 21 страница 30 из 162

21

Вопрос уважаемому оллу.

Я тут маленько недодумал. Плексиглас фонаря непрозрачен на ИК.

Соответственно, обычная "Дудка" для посадки не годится.

Варианты:
1. ИК-камера в крыле, на месте ФКП, экран в кабине. Плюсы - можно отнести камеру от движка, и экран в кабине уже испытывался в ПВО Ленинграда (тауд транслировалась обстановка из штаба ПВО). Минусы - ограниченное поле зрения и эжкран размером максимум с открытку
2. Замена плексигласа на что-то более ИК-прзрачное. Что это может быть? Обычное сткело? Кремниевое бронестекло, которое теоретически ИК-прозрачно? Плюсы - можно вертеть башкой, минусы - тепловое излучения движка придется как-то экранировать

Ну и временной промежуток - с сентября (рождение идеи)по середину декабря 9чтобы успеть к Новогоднему бою.

0

22

SerBur написал(а):

Задержки в продвижении на юге и особенно поддержванные флотом советские десанты (например, евпаторийский десант удалось сбросить в море только из-за жесточаяшего шторма, разыгравшегося сразу после высадки) вынудили немецкое командование бросить против Черноморского флота и Севастопольского оборонительного района дополнительные силы Люфтваффе.

SerBur написал(а):

Поскольку ПВО севастопольских конвоев имела абсолютный приоритет, две бомбардировочные экскадрильи «Цереля» были заменены на истребительные, а оставшаяся эксадрилья «Су-4» занималась, в основном, бортьой с переброшенными на Черное море по Дунаю немецими (а затем и итальянскими) подводными лодками.

Опять очепятки :(

SerBur написал(а):

Командование Северного Флота так же ухватилось за эту идею, и уже в сентябре «Пе-8» с грузом маяков, прожекторов и четырьмя комплектами приборов «Дудка-А» приземлился на аэродром Рейкьявика. Монтаж оборудования занял четыре недели. В рамказ первого испытания Барский с надетым на голову прибором и сопровождаемый двумя краснофлотцами , навьюяенными аккумулятором и умформером, взобрался на мачту стоящего неподалеку «Либерти» (проход на борт обошелся в бутылку «казенки»).

SerBur написал(а):

14 октября «Моонзунд» вышел в море, и Барский совершил вщлет и через 15 минут – несколько грубую, но в общем удачную посадку.

SerBur написал(а):

Стало ясно, что в условиях, когда авианосцы получили возможность действовать полярной ночью, любой боевой выход имел существенные шансы закончиться потоплением последних крупных кораблей Рейха. С марта предположение начало подтвреждаться: потери транспортов от торпед «Моонзунда», получившего еще восемь приборов «Дудка-АМ» и натренировавшего полную эскадрилью допушенных к ночным полетам торпедоносцев, открыли «полярно-ночную охоту» у норвежских берегов.

По моему там надо перекраивать предложение :(
Далеко не сразу вник в его смысл... "Моозунд" получил еще восемь приборов, и начал охоту на транспорты?

SerBur написал(а):

Всполошившиеся немецкие егеря догнали и перебили почти всю группу, но было уже поздно. Ориентируясь сначала по тепловым пятнам зажженных огней, а потом уже – по теплу стоязего под половинными парами «Тирпица», пикировщики заходили на цель.

SerBur написал(а):

«Шарнхорнст» в сопровождении эсминцев вышел в море на следующих день и был перехвачен британскими линкорами. Почти всем эсминцам удалось уйти, но линкор британцы не отпустили. «Хиппер», так и не отремонтированный после «Новогоднего боя», был затоплен и после войны вошел в состав ВМС Норвегии. Еще через три месяца соверские десанты начали, фьорд зав фьордом, освобождать Норвегию.

Отредактировано Little (21-10-2016 14:48:12)

+1

23

Little написал(а):

По моему там надо перекраивать предложение

ОК, спасибо, но там увы надо концепт перекраивать :-( Подумал, посоветовался - ставить ПНВ на самолет в те годы - хайтек тот еще. Впрочем, думаю, что _этот_ флот осилит

0

24

SerBur написал(а):

Вопрос уважаемому оллу.
            Я тут маленько недодумал. Плексиглас фонаря непрозрачен на ИК.
            Соответственно, обычная "Дудка" для посадки не годится.
            Варианты:1. ИК-камера в крыле, на месте ФКП, экран в кабине. Плюсы - можно отнести камеру от движка, и экран в кабине уже испытывался в ПВО Ленинграда (тауд транслировалась обстановка из штаба ПВО). Минусы - ограниченное поле зрения и эжкран размером максимум с открытку2. Замена плексигласа на что-то более ИК-прзрачное. Что это может быть? Обычное сткело? Кремниевое бронестекло, которое теоретически ИК-прозрачно? Плюсы - можно вертеть башкой, минусы - тепловое излучения движка придется как-то экранировать
            Ну и временной промежуток - с сентября (рождение идеи)по середину декабря 9чтобы успеть к Новогоднему бою.

По ПНВ: лучше вариант №1 - или закрепить камеру на козырьке кабины, как ФКП у Лавок потом крепили (если габариты у камеры небольшие). Или, если самолет "потянет" сразу два комплекта ПНВ, разместить камеры в обоих крыльях, согласовав оптические оси - но, тогда придется ставить в кабине два экрана: где взять место? - Это не сухопуный самолет, тут как Яковлев "лишние" приборы хрен выкинешь! Зато, с двух камер, можно будет получать более удобную "пространственную" картинку, для лучшей ориентации. В принципе, еще лучше было бы иметь вывод обоих камер на один экран, с совмещением их изображений рядом - но, потянут ли тогдашние ЭЛТ подобный фокус?
В принципе, думаю, в таком случае опробуют ВСЕ варианты :-) - и это неплохо было бы кратЭнько описать.
Идея с ИК-приборами супер!

+3

25

Родривар Тихера написал(а):

По ПНВ: лучше вариант №1 - или закрепить камеру на козырьке кабины, как ФКП у Лавок потом крепили

Думаю, там сделают что-то вроде той же "дудки" со стереоэффектом, но закрепленную на фонаре с выходом сверху-справа и сверху-влево.
http://alternathistory.org.ua/files/resize/users/user1088/91048838-300x285.jpg

+1

26

Так, внес изменения.

Бой у Диксона:

Как бы то ни было, в момент обнаружения «Шеера» и «Лютцова» наблюдателями с Диксона, «Рюрик», вышедший из базы двумя сутками ранее, сразу после получения радиограммы с атакуемого рейдерами ледокола «Сибиряков», находился не более чем в тридцати милях от противника. «Рюрик» дал полные двадцать восемь узлов, спеша на идущие с Диксона призывы о помощи.
Флот в России ценен не только и не столько сам по себе, но как локомотив в военно-прикладной науке и инженерии. Радио, дизеля, 75мм танковая пушка образца 1891/1942 года, цементированная броня – все эти компоненты победы СССР пришли с Флота. Так было и с инфракрасными приборами ночного видения. Еще до войны на Черном море и Балтике широко использовали инфракрасные маяки для скрытой ночной навигации в базах. Уже были отработаны тепловые искатели «Вектор», позволявшие засечь направление на вражеский корабль во тьме в хорошую погоду – миль с пятнадцати, в плохую – с десяти, в очень плохую – с пяти. Два таких визора стояли и на «Рюрике».
Так что когда в 02:30 27 августа 1942 года «Шеер» и «Лютцов» начали вторую атаку на порт Диксона, «Рюрик», выскочив из тумана с уже развернутыми в нужном направлении башнями, дал полный залп с пистолетной даже по меркам русско-японской войны дистанции в 15 кабельтов

Лучи во тьме:

Успех «Вектора» в бою у острова Диксон подтвердил эффективность тепловидения на свеверном театре. И 22 сентября, через неделю после возвращения в Рейкьявик, «Моонзунд получил приказ подойти в указанный район в 200 милях западнее Тромсе, быть готовым принять четыре экспериментальных самолета и ничему не удивляться.
Описать чувства моряков, на фоне кровавого северного заката увидивших, какие именно самолеты им предстит принять, довольно сложно – устные свидетельства канули в лету, а матерные, как правило, не заносятся в бортовой журнал. «Юнкерс-87» к осени 42-го заставил себя уважать все флоты мира кроме, пожалуй, японского. Так что расчеты «Бофорсов» и владимировских счетверенок сопровождали наводящие ужас силуэты до самой остановки «на тросе», игнорируюя на всякий случай красные звезды на киле и плоскостях.
Четыре «Су-4Н» при ближайшем рассмотрении оказались еще более жуткими нежели протоип. Капот мотора закрывала непонятная нашлепка (дополнительный воздухозаборник, экранирующий холодным воздушным потоком картер нагретого мотора), выхлопные патрубки были прикрыты экранами, стрелок отсутствовал (на его месте разместилась электрическая аппаратура подозрительно-кустарного облика), а в козырек кабины было вмонтировано некое подобие стереотрубы, к которой подвели десяток толстых каучуковых проводов. Разумеется, из за этих «рожек» к самолетам плотно приклеилось прозвище «черти рогатые».
В Рейкьявике выяснилось, что назадолго до возвращения «Моонзунда» на находящемся рядом аэродроме приземлились два «Пе-8», доставивших груз из множества почти стандартных палубных огней и нескольких прожекторов. Вот только стекла у всех у них были черные. На монтаж «чертовых фонарей» ушло полторы недели. После чего командир прилетевшего звена капитан Барский, взяв из привезенного груза запасные  «рога», здоровенный аккумулятор и умформер, из медсанчати – бутылку спирта «для протирки оптических осей», а из палубной команды - пятерку наиболее дюжих краснофлотцев для переноски всего этого богатства, направился к удачно стоящему неподалеку «Либерти». Спирт он нес, разумеется, лично.
Бутылка ушла на переговоры с вахтенным, а Барский вместе с помощниками полезли на мачту. Порт соблюдал режим светомаскировки, и стоящий у стенки кормой к транспорту «Моонзунд» едва просвечивал темным пятном. Но в окуляры «рожек» невидимые огни и лучи черных прожекторов обозначали полетную палубу со вполне приемлемй четкостью.
14 октября «Моонзунд» вышел в море, и Барский совершил взлет и через 15 минут – несколько грубую, но в общем удачную посадку. Садииться, наблюдая палубу в окуляры «рогов» было непривычно и неудобно, но североморские пилоты садились, бывало, и в худших условиях.
Еще через две недели количество летчиков, освоивших ночную «теплоподсветочную» посадку достигло четырех, по числу прилетевших «чертей». А еще через четыре дня их осталось трое – старший лейтенант Киселев разбился при попытке ночной посадки. Катастрофа задержала полеты на полторы недели – ровно настолько, сколько требовалось для ремонта палубы и внедрения инфракрасных светоуказателей американского образца для контроля пилотом глиссады. 4 декабря освоившие ночную посадку летчики звена Барского отрапортовали о достижении операционной готовности.

Выдержанная холодная месть

После двух внезапных ночных атак в новогоднюю ночь остатки германского флота на Севере оказались в положении собаки на заборе: ни укусить, ни спрыгнуть. Стало ясно, что в условиях, когда авианосцы получили возможность действовать полярной ночью, любой боевой выход имел существенные шансы закончиться потоплением последних крупных кораблей Рейха. С марта предположение начало подтвреждаться.
В конце февраля «Моонзунд» получил еще девятку «Су-4Н» и сфрмировал полноценную ночную торпедно-бомбардировочную эскардрилью. Для немецких транспортов и эсминцев, давшихся к норвежским берегам, наступили черные дни. Два эсминца было тяжело повреждено, один потоплен. Четыре крупных транспорта со снабжением для армейской группы Дитля не дошли до адресата.
В Атлантике «Тирпицу» тоже ничего не светило, а безумная идея прорыва в Тихий океан была сочтена слишком безумной. Поэтому Гитлер вскоре после отставки Редера подтвердил свой приказ о выведении из действующего состава флота всех крупных кораблей, с предачей вооружения в береговую оборону и перестройки корпусов в авианосцы. Снова развернулись работы на «Цеппелине». На весну 1943 года был запланиоован перевод «Тирпица», «Шарнхорста» и «Хиппера» обратно на Балтику под мощным авиационным прикрытием.
Но русские с англичанами успели раньше.
К марту 1943 года «Су-4» на Черном море сменили новые «Су-6» с облагороженной аэродинамикой, убирающимися шасси и двигателем «М-82ФН», но в строю оставалось еще 17 лицензионных «Юнкерсов» и 11 самолетов немецкой поставки. Все машины прошли ремонт и модернизацию по стандарту «Н» и по железной дороге были отправлены в Мурманск.
Дальше оставалось только ждать очредного налета немецкой авиации в сочетании с нужной погодой.
Налет, совпавший с ясным небом над Альтен-фьордом, состоялся 4-го апреля. «Юнкерсы» бомбили порт, хотя и безуспешно. Но, в отличие от предыдущих случаев, отходили они в большем количестве, нежели прилетели, а не в меньшем. Три «лишних» полных девятки, в том числе – четыре «Юнкерса» с пилотами-участниками уничтожения батарей Констанцы, пересекли линию фронта и пошли в обход, над Финляндией, где ставить локаторы немцам смысла не было.
В 17:30, уже в темноте, заслышав приближающийся с юго-запада специфический гул немецких моторов, заранее заброшенные к Альтен-фьорду и получившие кодовый сигнал британские коммандос, не боявшиеся ни бога, ни черта, подожгли фальшфейеры на одной из соседних скал. Всполошившиеся немецкие егеря догнали и перебили почти всю группу, но было уже поздно. Ориентируясь сначала по зажженным огням, а потом уже – по тепловому излечению стоящего под половинными парами «Тирпица», «рогатые черти» заходили на цель.
Ведущий самолет каждой девятки нес по четыре САБа. Остальные «Юнкерсы» и «Су-4» - по 360-килограммовой «БрАБ-300ДС», представлявшей собою девятидюймовый снаряд старого образца, снабженный ракетным ускорителем. Более тяжелые бомбы не позволили бы взять дополнительного топлива на заход с «дружественной» стороны, но и этого хватило. В «Тирпиц» попало три сброшенных с трех километров снаряда. Один пробил бронепалубу перед башней «Антон», вызвав пожар в носовой оконечности линкора. Второй – обе бронепалубы в районе нефтяных танков левого борта. Третий прошел через 130мм крышу башни «Цезарь» и взорвался в перегрузочном отделении, бронедверь которого как раз была открыта.
Ушедший от егерей и переживший войну коммандо Джереми Макнил писал «Это было похоже на молнии Зевса – каждые пять секунд в небе над мертвенным светом осветительнымх бомб загоралась огненная стрела и летела вниз. Когда первая из них попала в корабль, он выбросил огромную шапку дыма, которую пробивали новые и новые стрелы. Затем окутывающий линкор дым окрасился изнутри багровым, и все было кочено»
Через 15 минут «Тирпиц» лег на борт и затонул. «Марат» был отмщен. Башни главного калибра «Антон» и «Бруно», а так же 15см и 10.5см башни все же были использованы в береговой обороне, но уже норвежской и сильно послевоенной.
Семнадцать уцелевших пикировщиков ушли на север, где их встречала освещенная инфракрасным светом палуба «Моонзунда». Остальные погибли от огня проснувшейся наконец зенитной артиллерии и, уже на отходе – от немецких ночных истребителей, оснащенных радиолокаторами. Два пилота и стрелок, выбросившиеся с парашютом, были расстреляны немцами «за нарушение обычаев войны», хотя «Юнкерсы» несли советские опознавательные знаки.
«Шарнхорнст» в сопровождении эсминцев вышел в море на следующих день и был перехвачен британскими линкорами. Почти всем эсминцам удалось уйти, но линкор британцы не отпустили. «Хиппер», так и не отремонтированный после «Новогоднего боя», был затоплен и после войны вошел в состав новежских ВМС. Еще через месяц советские десанты начали, фьорд за фьордом, освобождать север Норвегии, где немецкие войска были уже практически лишены снабжения. В октябре Финляндия запросила мира. На этом война в Арктике практически завершилась.

+9

27

SerBur написал(а):

* На ББО типа "Адмирал Ушаков" вместо 3 10-дюймовых орудий певоначального проекта стояло по 4 9-дюймовых, а вместо 4 120мм - 8 более легких 107мм орудий

В реале только у «Генерал-адмирал Апраксин» было три орудия ГК, на остальных двух по четыре. Тут желательно прояснить вопрос, три орудия ГК это уже изменённый проект или в реальной истории изменили?

0

28

Dimitriy написал(а):

три орудия ГК это уже изменённый проект или в реальной истории изменили

Я там в логике экономики и унификации и уменьшения калибра (9" будут малость полегче 10") на всех по 2х2х9 сделал, может, потом и подробнее распишу.

0

29

Советский слон – младший брат американского слона

К лету 1943 года крупнотоннажные противники на море у ВМФ СССР внезапно кончились. Да, на Севере иногда попадались шальные эсминцы, да, немецкие подводные лодки иногда шалили на коммуникациях, да, на верфях Германии лихорадочно достраивали «Цеппелина» и «Штрассера», да еще и переоборудовали в ударный авианосец покалеченного «Гнейзенау», а в легкие – «Зейдлица», «Де Грасса» и «Ойгена».
Последнее, с точки зрения ВМФ СССР было ересью: дуэт авианосца и быстроходного артиллерийского корабля считался эффективнее двух кораблей любого их этих классов. Ну и сосредоточься немцы на «Цеппелине», который находился уже в 90% готовности – глядишь и успели бы ввести его в строй до подхода советских танков к Штеттину, где ни шатко ни валко велась достройка.
Но впрочем и сосредоточься немцы на одном «Цеппелине» - где его применить, особенно учитывая, что авианосная война – война особая, с нахрапа новичкам туда соваться смысла мало. На Балтике? Маловата Балтика для таких слонов. В Атлантике? Пять британских АВ, весело гоняющие остатки «мальчиков Деница» с разостью заменят глубинные бомбы на бронебойные. Да и «Черные сапоги» старой линкорной школы не преминут рассчитаться за «Глориес», Если догонят.
Но и свои возможности сменивший на посту главкома ВМФ СССР Галлера адмирал Кузнецов оценивал трезво. Да, в борьбе с немецкими ВМФ советский флот показал себя неплохо. Но немцы считались посильным оппонентом еще со времен Моонзунда. А вот японский флот, в силу союзнических обязательств и старых счетов представлявшийся следующим противником, на море показывал совсем другом класс. Да и историческая память не способствовала шапкозакидетельству.
А уж если заглянуть за запретный до поры до времени горизонт событий и поразмышлять о послевоенных отношениях с будущими союзниками... Нет, прямо об этом вне сталинской дачи говорить было не принято, но все же понимали – нужен совсем другой класс игры. Стажировавшиеся согласно договору 42 года на «Джон Пол Джонсе» «добровольцы-интернационалисты» в своих рапортах отмечали принипиально иной характер борьбы на Тихоокеанском театре. Из их описаний война там напоминала не хорошо знакомые русским шахматы, а скорее адский гибрид оных с недостаточно еще освоенным ВМФ СССР покером. Что-то вроде черноморских пряток, только совсем в другом, стратегическом масштабе. Да и оснащение советских авианосцев значительно уступало американским союзникам. К счастью, упомянутые союзники, просчитав наряд сил и возможные потери в операции против собственно Японских островов, были рады любой помощи, особеннно со сторны парней, знающих, как вести себя по любую сторону от пушки, торпеды или бомбы на море и по любую сторону от мушки – на твердой земле.
Соответственно, в результате сложных взаимозачетов по шкурам одного убитого, одного пока еще трепыхающегося и одного отчаянно отмахивающегося медведя, СССР получил «здесь и сейчас» устаревший, но довольно шустрый итальянский линкор «Джулио Чезаре» и  два эсминца типа «Сольдати» (остальное должно было отойти союзникам), а взамен получал право отремонтировать и отмодернизировать переводимые на Тихий океан корабли на американских верфях.
Модернизация для итальянских трофеев, «Моонзунда» и четверки эспинцев «семь-три» из состава Северного флота началась в октябре 1943 года. В декабре подошел «Новороссийск» (бывший «Джулио Чезаре») и два эсмница типа «Сольдати». В декабре 44-го, уже после капитуляции Германии, к ним присоединились черноморцы – «Церель», «Севастополь», «Фрунзе» и три «Светланы». Для бывших балтийских дредноутов, «Фрунзе» и северных эсминцев модернизация заключалась в запихивании в любую свободную щель радиолокаторов, систем управления огнем и «Бофорсов». Итальянские эсминцы, кроме этого, поменяли свои орудийные башни на 130мм двухорудийные же «Вестингаузы» советского образца, потеряли в скорости, но выиграли в дальности за счет наваренных булей. С «Новороссийском» была масса возни по адаптации к суровым условиям Тихого океана – с подволоков построенного беззаботными южными людьмии линкора конденсат капал даже при переходе относительно щадящей Атлантикой. Итальянские 45-калиберные 320мм пушки заменили на советские 52-калиберные 305мм, благо Обуховский завод с момента снятия блокады осенью 42-го давал по одному 12-дюймовому стволу в месяц. Ну и, понятно, «Вестингаузы», «Бофорсы», локаторы...
Со «Светланами» же произошла глубочайшая метаморфоза. Выжившая тройка «Красных» оттянула всю черноморскую кампанию практически в первозданном виде: с казематным расположением 130мм артиллерии. Но такое размещение орудий было устаревшим уже в 30-х, а уж теперь и подавно смотрелось ветхой древностью. С другой стороны, советские эсминцы, будучи венцом развития доктрины «малого флота», слабо подходили для сопровождения тихоокеанских эскадр – и дальность не та, и ПВО слабовато... В результате бортовые казематы и все щитовые установки старых крейсеров были безжалостно срезаны, носовые оконечности – адаптированы под тихоокеанские шторма, котлы заменены на «Бэбкоки» (что интересно, тридцатилетиние, да еще и набранные с бору по сосенке, но вполне швейцарского качества «Парсонсы» радостно выдали на форсировке 60 тысяч сил) , а на освободившееся место воткнули в диаметральной плоскости по пять двухорудийных 130мм «Вестингаузов» и два директора ПВО. Интересно, что при возросшем на четверть бортовом залпе крейсера заметно полегчали, что позволило довести их дальность до вполне-вполне авианосной.
Ну и как у всех – локаторы, «Бофорсы», владимировские счетверенки, сонары, бомбометы... Из трудяги-универсала получился здоровенный узкоспециализированный океанский сторожевик. Ровно то, что было надо, чтобы оберегаемые им «большие парни» спокойно делали свое большое дело.

Отредактировано SerBur (25-10-2016 07:29:00)

+12

30

... выбирает смерть...

Американская контрразведка, несмотря на молодость, к концу Второй мировой войны показала себя достаточно эффективной. Тем не менее, о массовой модернизации советских кораблей в Америке командующему Обьединенным Флотом Тоёда Соэму стало известно уже в середине февраля 1945 года. Собственно, одного этого факта в сочетании с капитуляцией Германии хватило для однозначного вывода о том, что Советский Союз готов присоединиться к США и Британии в войне против Японской Имприи. Отказ СССР выступить посредником в мирных переговорах между Японией и СССР и рарозненные сведения о переброске войсковых частей их поверженной Германии на Дальний Восток превратили вывод в уверенность.
У Японии уже не было топлива для кораблей, пилотов для палубных самолетов, продовольствия для населения. Количественный и качественный перевес США и Британии над Обьединенным флотом стал просто гигантским: двум последним условно-боеготовым авианосцам «Амаги» и «Кацураги» противостояли двадцать шесть американских и пять английских, причем кадый их них нес в полтора-два раза больше самолетов. И каждый из этих самолетов превосходил японский. А учебному «Хосё», откровенно неудачному легкому «Рюхо» и эскортному «Хайё» - восемь легких и более чем сотня эскортных палуб.
На этом фоне два не самых современных авианосца с двумя откровенно старыми линейными кораблями плюс прилагающаяся «челядь» в виде тяжелых крейсеров, крейсеров эскорта и эсминцев уже не меняли ситуацию. Более того, совершенно парадоксальным образом они дали японцам Цель, Надежду и Путь.
Целью, очевидно, был разгром сравнимого по силам русского флота. Если чудовищное количество палубной авиации США позволяло ей выходить победителем даже при внезапном прорыве японских артиллерийских кораблей к неприкрытым «авианосцам-джипам», если  то, что для японских пилотов было смертельным боем, для американцев – всего лишь «охотой на индеек», то здесь Флот мог как минимум дать осмысленный бой. А как максимум – одержав победу, обезопасить, хотя бы на время, хотя бы северные рубежи.
Надежда же была на одно: если удастся нанести неприемлемые потери Советскому флоту и, главное, десанту, очевидной целью которого был остаров Хоккайдо, Японии, возможно, удастся убедить США в слишком большой цене штурма Японских островов и выторговать более мягкие условия капитуляции. Впрочем, надежда, как и все надежды Японии в этой войне, была довольно призрачной. С Германией поступили не так, как она позволила, а так, как союзники сочли это справедливым. Япония находилась в еще более безнадежном положении и не имела оснований требовать большего.
Так что главной движущей силой оставался Путь. Тот самый Путь самурая – путь гибели. И этот путь надо было пройти достойно, чтобы уйти в Вечность.

+13


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » All-Bug-Gun по-русски