Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Игра стоит свеч!


Игра стоит свеч!

Сообщений 11 страница 20 из 44

11

Завершаем первую главу

***
Йожик со своей неизменной великопостной рожей, развернул свиток и начал читать
– Храбрый барон Донни Виер позавчера наткнулся на капище, спрятанное в глухой чаще старого леса у подножия тамошней горы. В логове он видел … э-э – Йожик заглянул в запись, – демонических существ похожих на кукол, а также двуногих волков, которые убежали в направлении тамошнего города Гарда…
Филипп поморщился
– Он там грибы, что ли собирал, этот твой барон?
– Они – поправил слуга. – Вместе с бароном на зверя охотился его брат Свенд, а также сельский староста Охрим с сыном и двое помощников.
– Угу… – пробормотал магистр, покачиваясь в кресле. Голову застилал приятный туман. Определённо замена лечащего врача оказалась удачной. Старые зелья настаивались на каком-то дерьме и ничего кроме дурного настроения не вызывали. Новый же врач, разбодяживал свои рецепты первачом и магистр чувствовал, как его забирает давно забытое ощущение.
– Ну и чего там дальше? – спохватился он. – Съели их, не?
– Они храбро атаковали это поганое логово, – читал Йожик – но были разгромлены…
– …И убиты, – добавил Филипп. – В чём лично признались, написав это письмо.
– Нет… убиты были лишь двое, – возразил Йожик, наглухо лишённый способности понимать шутки. – Выжившие… э…
– Отошли на заранее подготовленные позиции, – подсказал магистр, улыбаясь на весь стол. Ещё одну порцию лекарства что-ли попросить?
– Да! – благодарно кивнул Йожик. – Они отступили и держат оборону в селе Степашки. Старший барон, побежал в Гард за подкреплением. Он и отправил оттуда это письмо.
– Бегом побежал? – осведомился магистр. – Их там, на окраинах с лошадьми ещё не успели познакомить?
– Его лошадь – пояснил Йожик. – Была убита в том бою, вместе с э… большей частью отряда…
– …два человека и одна лошадь, – задумчиво сказал магистр, потягиваясь. – Это большая часть их отряда? А что, мне нравятся эти парни! Продолжение будет?
И с маху метнул нож в дверь. Йожик, стоящий рядом, привычно не обратил на это внимания.
– Виер старший пишет, что проследил за волками. Он увидел, как они прибежали в Гард. Здесь они превратились в людей. Он узнал одну из них и, собрав своих бойцов, поймал оборотня…
– Эх, на каких грибах они там самогон настаивают? – завистливо вздохнул Филипп. – За волками и пешком! Чтоб меня так вштырило… Слушай, Йожик, пошли в кабак… нажрёмся как раньше?
– Вам нельзя, – напомнил Йожик.
– Жаль… – погрустнел магистр. – Всё уже по ним?
– В письме был этот листок… – Йожик протянул ему помятый клочок бумаги. Кто-то наложил его на рельефное изображение и замалевал угольком. Получилось чёрно-белая картинка. Брови магистра поползли вверх. Он рывком взял лист бумаги и внимательно рассмотрел черты рисунка.
– Оп-пань-ки!
– Что-то важное? – осведомился Йожик.
– Да… сойдёт… – кивнул магистр, устраиваясь в кресле поудобнее. – Эти болваны и впрямь нашли брошенное капище. Очень хорошо... отлично.
– Они утверждают, что оно не брошенное, – напомнил Йожик.
– Если они ещё живы, – усмехнулся магистр, – значит, капище заброшенное! И нам оно сейчас ой как пригодится.
– Зачем? – насторожился слуга.
– Ты же знаешь, – раздражённо сказал магистр, – что Центральный Храм постоянно требует от нас прикладывать к отчётам доспехи и вещи нечистых, в качестве свидетельств наших подвигов. – Филипп нахмурился. – Пойди, объясни этим пафосным святошам, что внешне нечистый ничем не отличается от разбойника. А то и от обычного человека. Нет у него никаких особых вещичек.
– Знаю, – сказал Йожик. – Я даже предлагал вам услуги кузнеца, чтобы изготовить…
– Да заметят… – махнул рукой магистр. – Но тут братья из соседнего храма, недавно надыбали несколько брошенных демонических могильников, да и дербанят их потихоньку, отправляя этот хлам в центр с каждым отчётом. Прокатывает же!
Филипп довольно хлопнул ладонью по столу. Настроение поднялось. Может быть, и не придётся пускать под нож зарезервированных чертей и ведьм. Разгром капища это как взятие крупной крепости противника, легенды складывать будут.
– Надо срочно застолбить это местечко. Мужиков тамошних проклятиями напугать, чтобы не растащили ничего…
– Они и так напуганы, – напомнил Йожик.
– Тоже верно… – пробормотал магистр. – Так-с кого пошлём?
– Может, кого-нибудь из стражей? – робко предложил секретарь. – Самые надёжные люди!
– А частицу Святого Круга, кто охранять будет? – сварливо спросил Филипп. – Да нас епископ за это мехом внутрь вывернет!
– Тогда… Сержант Ивар и его люди. Отряд вашей личной охраны.
– Сгодятся, – одобрил магистр, – но как охрана. Без присмотра их оставлять чревато. Нужно с ними отправить рыцаря, и чтоб они за него головой отвечали.
Йожик развёл руками.
– Свободных рыцарей у нас сейчас нет… Хотя, сегодня завершает обучение очередная партия адептов.
– О! – магистр поднял вверх палец и покосился на то окно, откуда всё ещё раздавались громкие звуки нестройного хора.
***
Храм Святого Круга, был тёмным как мышиная нора. Окон как таковых здесь не было, одни бойницы. Поэтому солнечный свет, врывающийся через приоткрытые ворота, был похож на яркий широкий клинок, разрубающую мглу пополам. Символично!
Ревело нечто похожее на орган, били барабаны и клацали какие-то штуки, добавляя металла в общий рёв. Под крышей зала в свете чадящих факелов виднелось алое изображение Святого Круга, защищающего мир от тьмы.
– Кому мы служим? – рявкнул басистый голосина, перекрыв всю музыку разом.
– Ордену Святого Круга! – ответил хор двух десяток глоток.
– Кто наши враги?
– Нечисть!
Гул от грозных ответов, разносился по стенам храма, собираясь в резонансе, отчего знамя ордена приходило в трепетание.
– Кто их вожди?! – рычал посвящающий.
– Магнус… – ахнул зал.
–…Рутхарт
– Аполли…
– …Загор.
– Какова наша цель?
– Уничтожить! Любой ценой!
– Преклоните колени! – и парни с шумом и лязгом дружно выполнили приказ.
– Поклянитесь честью всю жизнь служить Ордену!
– Клянусь честью, всю жизнь служить…
– Поклянитесь всегда быть…
– Клянусь…
– Поклянитесь…
– Клянусь…
Через несколько минут рёва, бряцания и криков, ритуал начал плавно заканчиваться. По залу ходил хромой старик со шрамом на всё лицо и отвешивал каждому юнцу сильный подзатыльник, приговаривая
– И это последний удар, который вы должны стерпеть безропотно… И это последний удар….
***
Из распахнутых дверей Храма Святого Круга вырвалась блестящая металлическая и бесконечно счастливая толпа. Выходили не вчерашние раздолбаи и пофигисты, но рыцари Ордена Святого Круга. Надежда и гордость всей Равнины!
Большинство из них прибыло из дальних краёв. Как правило, в других обучающих заведениях ордена учёба была либо слишком дорогой, либо все места заняты своими людьми. Чужих не пускали. Поэтому десятки мелких дворянчиков у кого были деньги, стекались сюда на окраину Равнины, где предприимчивый магистр основал общедоступное учебное заведение под названием Птархский Теократический Университет.
Святые отцы не раз выговаривали Филиппу за эту идею, но пока его ценил епископ, помешать успешному бизнесу никто не мог.
Радостно галдя, парни почёсывали звенящие затылки и полной грудью дышали оптимизмом в своё неизбежно светлое будущее.
– Ну, братья! – крикнул один из них. – Теперь в кабак, и – по домам!
Предложение встретили троекратным «ура!»
Жалко было прощаться с весёлым градом Птархом, с друзьями и подругами. Привыкли за пять лет обучения к ним, к весёлой и почти беззаботной жизни. Но, увы. У каждого была семья, держащая «тёплое местечко» для своего рыцаря в местных отделениях ордена. И надо было спешить занимать должность, пока её никто не перекупил. Ведь тогда еретиков ловить будет кто-то менее достойный, что, безусловно, скажется на борьбе с ересью самым худшим образом…
…Их весёлый галдёж ворвался в кабинет магистра, бродящего из угла в угол. Встрепенувшись, Филипп подошёл к окну, посмотрел вниз
– Ага!
Распахнув ставни, он вдохнул поглубже и торжественно сказал
– Приветствую юных рыцарей ордена!
Молодняк задрал головы и ответил магистру радостным нестройным рёвом, помахивая руками и подбрасывая вверх шлемы.
– Господа, – продолжал магистр. – Кто хочет послужить нашему делу?… КУДА РАЗБЕЖАЛИСЬ! ЛОВИ ИХ! ЛОВИ!!!
Брызнувшая во все стороны серебристая масса, чем-то напоминала уроненную чашку с ртутью, которой лечат запоры. Поскольку двор был широкий, щедро усаженный зеленью, то большая часть будущих защитников Равнины от сил зла, уже успела раствориться в пространстве.
Но не все.
– Парочка охранников Святого Круга – дюжие мужики, способные завалить быка – ухватили сразу трёх. Правда один укусил бойца за щёку и рванул прочь, шурша легкой, как ткань фальшивой кольчугой. Второй выскользнул из своего картонного панциря и дал по тапкам, рассыпав за собой пригоршню мелочи. И только третий, который пришёл на ритуал в тяжёлом боевом доспехе, оказался не слишком проворным. Его крепко взяли за шею локтевым захватом и старательно удерживали от яростных попыток вырваться.
– Тащи его сюда! – пьяно приказал Филипп и, повернувшись к Йожику, заплетающимся языком велеречиво сказал.
– Записывай! Сего дня, юный рыцарь… э… – он выглянул в окно, где ещё продолжалась молчаливая борьба с брыкающимся юнцом, – Как его зовут!
– Козёл! – зло выдохнул охранник.
– Рыцарь Козёл… – продолжил диктовку Филипп, потом замер, постоял, так приподняв бровь, и снова повернулся к окну.
– Это имя?
– Сущность! – зло выдохнул охранник, продолжая прилагать неимоверные усилия по удерживанию юного брыкающегося тела.
– Скажи своё имя! – приказал магистр.
– Он не может, – пояснил охранник – я ему рот закрыл.
– Так открой! – топнул ногой Филипп.
– Богохульствует… – смущённо пробасил охранник.
– Ничё, отмолю вечерком – пообещал Филипп, пьяно хихикая. – Открывай!
Пропустив эмоциональный набор прилагательных и существительных, чередуемых местоимениями, Филипп, покачиваясь дождался, когда юный обличитель сделает паузу и, направив на него указательный палец громко рявкнул
– Отлучу от церкви!
Подействовало сразу. Парень замер испуганно глядя к верху.
– Имя! – гаркнул Филипп.
– Тобиас из замка Шершень! – сказал юный рыцарь. Спохватившись, он постарался произнести это гордо и с оттенком дворянского презрительного пренебрежения. Насколько это вообще возможно, когда держат за шею в позе буквой «Г».
– Тю … – Филипп повернулся к Йожику – Из шершеней он… даже и не жалко… Так пиши, Йожик – Юный рыцарь Тобиас из Шершня вызвался помочь Ордену Святого Круга разузнать о случившемся под Лысой горой происшествии.

+3

12

Глава 2

Дождик моросил безостановочно, смывая с путешественников остатки птархской равнинной жары. Здесь недалеко от Валинора местность куда ближе к облакам, и потому климат с каждым днём пути менялся, становился всё более сырым и холодным.
Тобиас отряхнул мокрую накидку и поёжился. Дождевая водичка проникла под доспех, изрядно вымочив всю одежду, а появившийся прохладный ветерок заставил скучать по недавнему солнцепёку. Возникало ощущение, что где-то там, на востоке прячется сама Царица Осень, и они едут ей навстречу.
Всё было плохо. В кошеле позвякивал десяток монет, урчал желудок, уставший от однообразной походной еды. Но хуже всего другое. Пока его сокурсники пьянствуют, дощупывают неопробованных девок и готовятся к отъезду домой, он едет к чёрту на рога, спасать местных людишек от магических артефактов в случайно найденном капище.
Кому нужные эти жалкие птархские крестьяне! А ведь Тобиасу так важно попасть к себе, принять должность из рук отца, изрядно ослабевшего от продолжительной болезни.
Отряд поднимался вверх по очередному склону. Тут было много подъёмов и спусков, но все они постепенно вели наверх. Бойцы ехали на небольших вьючных лошадках, кутаясь в одинаковые грязно-серые плащи. Только боевой конь Тобиаса – Арчи выделялся на общем фоне. Белый, крупный и сильный, он весело трусил налегке, укрытый белой попоной, с изображением красного Святого Круга, изредка поглядывая на своего угрюмого хозяина, едущего на унылой вьючной лошади.
Посреди всадников неспешно топали три мула, загруженных припасами. Создавалось впечатление, что не боевой отряд едет на задание, а купеческий караван, урвавший где-то дорогую лошадь, везёт её на продажу вместе с остальным барахлом.
Первые два дня, когда отряд проходил через поселения, Тобиас снимал плащ и садился на Арчи, гордо проезжая мимо любопытных простолюдинов. Но потом холод и дождь доконали его вконец и Тобиас махнул рукой, замкнувшись в своём маленьком неуютном мирке под мокрым плащом.
Глава наёмников, сержант Ивар, смотрел на то, как боевой петушок превращается в мокрую курицу и молча, усмехался себе в усы. В таком виде рыцарь его устраивал куда больше – жить не мешает. Ивару очень не понравилось, что операцию возглавил желторотик. Но опытных рыцарей не было, пришлось смириться. Тобиас был нужен в отряде на случай встречи со здешней знатью. С рыцарем ордена любой местный владетель будет вести себя куда вежливее, чем с Сержантом. Пусть даже у него железная цепь ветерана, с правом набора людей в войска ордена. В мире поделённом на дворян и всех остальных, это почти ничего не значило.
Но хотелось бы, чтобы желторотый хотя бы не мешал, и пока к счастью, так оно и получалось.
В отряде помимо Тобиаса и Сержанта было пятьдесят наёмников. Тридцать арбалетчиков и двадцать пикинёров. По здешним меркам – серьёзная сила, достаточная, чтобы не бояться местных, выходящих порой на большую дорогу.
***
– Ну и где эта заброшенная дорога? – раздражённо спросил Тобиас у Ивара. Всюду куда ни глянь, открывались одна и та же холмистая местность, слегка затуманенная идущим дождём.
Сержант молча, достал из подсумка карту, взглянул на неё и быстро засунул назад, пока не промокла.
– Всё правильно, господин младший рыцарь, – доложился он. – Сейчас дойдём до развалин древнего храма и поворачиваем в лес. Там эта дорога. Она выложена камнем, двигаться будем куда быстрее. Скорее всего, до села доберёмся к ночи. А ежели пойдём в обход леса, то и за пару дней не доберёмся.
Тобиас что-то промычал, стряхнул с плаща скопившуюся воду и снова погрузился в свои мысли.
Поворот к лесу действительно вывел их на каменную дорогу, уложенную округлыми серыми булыжниками. Тобиас вышел от своего транса, удивлённо осматривая ладно сложенные камни.
– Откуда в этой глуши такая хорошая дорога?
– Никто не знает, господин, – пожал плечами Ивар. – Говорят, в древние времена тут и леса не было, а стоял какой-то древний город, полный магии и нечисти. Он был покаран за тёмные деяния и превратился в болото.
Сержант даже стал говорить тише, едва не шёпотом
–Там, на дне омутов, можно иногда остатки домов наблюдать! Вещички странные тутошние жители находят… В общем, – Ивар снова заговорил нормальным голосом – остались только десятки дорог, ведущих в чащу. И ещё заброшенные пристани в том рукаве Кривого Птарха, что протекает через Гиблые Болота. Там, говорят, поклонники тёмного бога Магнуса обосновались. Крепостей понаставили, с местных дань берут, набеги делают, мерзавцы!
– А этот храм, – Тобиас показал рукой в сторону светло-коричневой, даже слегка золотистой, груды огромных ровно выточенных плит. – Он Магнуса?
– Не, – возразил Сержант. – Говорят, что Загора… только никто точно не знает. Слыхали, может, что Загор бог скрытный, его уже лет триста никто не видел…
Над головой что-то резко зашуршало, все подняли головы. Серо-белое дождливое небо, на миг стало чёрным от обилия ворон, сорвавшихся с веток. Многократно отражённой шуршание, заслонило собой даже тихий шелест дождя. Колонна замерла. Солдаты зашептались.
–  Дурной знак! – сказал кто-то, осеняя себя святым кругом, для защиты от нечисти. – Нельзя тута ходить!
Но все смотрели в сторону командиров. Что они скажут?
– Может, повернём?– спросил у Тобиаса Сержант, которому не хотелось принимать скользкое решение самому – Или дальше поедем?
Меньше всего Тобиасу хотелось лезть в эту чащу. Особенно с толпой перепуганных солдат. Но что будет, если его люди решат, что он испугался? Не повлияет ли это на рыцарскую честь? Да и срезать путь не мешало бы. Хотелось в тёплую избу, с нормальной жратвой, сухой мягкой постелью…
– Поворачиваем! – решительно сказал он и первым дал пример, двигаясь в зияющее отверстие среди зелёной зловеще шелестящей стены. Солдаты, ругаясь и осеняя себя кругом, двинулись за ним.
***
Вскоре из-за очередного изгиба дороги вынырнул разведчик. Его конь мчался, разбрызгивая копытами, многочисленные лужи и дышал белым плотным паром. Среди мелкого моросящего дождика силуэты всадника и коня казались какими-то размытыми, нечёткими.
– Господин, впереди сражение! – выдохнул боец, едва поравнявшись с Тобиасом.
– Кто? – спросил Тобиас.
– Наши! – выдохнул разведчик. – Несколько. Остальные в серых одеждах с гербом каким-то. А… а против них… чёрные… полсотни пехоты и шесть всадников! И это… у них лошади рычат!
– Ага! Нечисть! – Тобиас спрыгнул с вьючной лошади, ловко заскакивая на Арчи. Рыцарский конь, решивший, что сейчас опять будет важно гарцевать среди разинувших рты людишек, приободрился и довольно заржал.
– Сейчас, сейчас погуляем, – сказал ему Тобиас, чувствуя, что начинает дрожать. Запахло первым в его жизни настоящим боем. В колонне послышались ругань и шелест – бойцы, сообразив что к чему, готовили к бою оружие.
– Те, что с гербом, наверное, местные… – быстро прогооврил Тобиас, надевая подшлемник – А что здесь за княжество?
– Э э... Зельб... тьфу! – Сержант достал бумагу и показал Тобиасу. Сам он читать не умел. Приглядевшись, Тобиас отчётливо проговорил
– Зельбергейстершармарштармаш.
– Ну и название! – выдохнул Сержант.
– Это только первое слово, – уточнил Тобиас, надевая кольчужный капюшон и поверх него крепкий и гладкий армэ. – Там ещё три таких же.
Сержант осенил себя Святым Кругом.
– Ну что ж, – Тобиас тоже осенил себя Святым Кругом и выпрямился в седле. – Поможем им, братья! Защитим людей от нечисти!
– А может... не надо? – спросил Сержант, озвучивая общую мысль. – Люди… устали...
– ЧТО? – тонким высоким голосом крикнул Тобиас, думая, что он грозно рявкнул. – Как вы смеете! Там же нечисть! Вы боец ордена, или кто?!
Солдаты, приготовившиеся к бою, с надеждой взглянули на Ивара. Вдруг он убедит юнца не лезть к чёрту в пасть. У Сержанта на лице явственно прочиталось, что будь его воля, навешал бы юнцу лещей и отправил бы отряд дальше, куда приказано.
Но воля, увы, не его. Командиром формально был Тобиас и одного его слова хватит, чтобы Сержант лишился всех своих благ. Да и за жизнь юнца, Ивар головой отвечает. И потому он медлил с ответом, подбирая наиболее убедительные доводы, надеясь всё же рыцаря отговорить от рискованной авантюры.
Но Тобиас ему на это времени не дал.
– Заааа мноооой!!!
Открыв верхнее забрало, для лучшего обзора, младший рыцарь поднял копьё и с криком помчался вперёд. От накатившего страха и возбуждения, Тобиас забыл, что его отряд состоит не из конницы, а из ездящей пехоты.
– Куда б...!!! – рявкнул Сержант, с ужасом представляя, что с ним сделают в ордене после гибели этого балбеса. Подняв над головой топор, он крикнул.
– За ним! Ты – он ткнул рукой в разведчика, – покажешь, где удобнее спешиться. Вперёд! Марш!!!

Отредактировано Toron (17-10-2016 18:05:44)

+3

13

***
Дрожа от возбуждения, Тобиас нёсся сквозь моросящий дождик, по лесной дороге, не обращая внимания на хлещущие по доспехам ветки. В открытую часть шлема забивал свежий воздух с мокрым моросящим дождиком. Взбодрившийся Арчи энергично выбивал копытами мокрую землю. И конь, и седок упивались своей силой и желанием нестись только вперёд, без страха и сомнений.
Дорога, вильнув, ушла вправо. Конь тоже собрался было последовать по ней, но Тобиас рывком потащил его в другую сторону. Арчи возмущённо заржал.
– Повылазило, что ли? – огрызнулся Тобиас, – Не видишь, впереди просвет?
Лес перед ними действительно был светлый, что говорило об открытом пространстве. Конь возмущённо фыркнул и замолк.
– Нападать на противника, – поучал коня Тобиас, – надо с неожиданной сто… оой!!!…
Поздно. Они с конём едва не покатились кубарем, когда лес резко сменился крутым спуском.
– Проклятье! – выругался Тобиас, вцепившись в коня. Арчи презрительно фыркнул в адрес хозяина и сосредоточенно перебирал копытами, стараясь не поскользнуться на мокром и твёрдом грунте. Начало не то атаки, не то разведки оказалось, мягко говоря, не лучшим.
Предоставив коню возможность самому выбрать лучший путь, Тобиас осмотрелся. Плотный подшлемник приглушал звуки, зато с этой высоты ему было видно всё, что творилось внизу у основания холма. Даже не смотря на лёгкую дымку, застилающую собой всё.
Внизу раскинулась большая поляна, покрытая «пятнами» леса с десятками деревьев в каждом «пятне». Кругом торчали большие каменные булыги с рост человека и выше – первые признаки начала горного «валинорского» хребта, расположенного в двух-трёх днях пути отсюда.
На противоположной стороне, виднелись дымящиеся остатки разрушенного лагеря, стоявшего возле плотной стены густого леса. Тобиас заметил, что от лагеря и аж до самой середины поляны, валялись распластанные тела погибших. Ему стало изрядно не по себе.
Недалеко от лагеря, отчётливо виднелось крупное скопление камней, среди которых росли деревья. Внутри него кто-то держал оборону. Ощетинившись копьями, выставив щиты, люди защищали своё прибежище словно крепость. У некоторых из них на корпусе был нарисован яркий красный круг – причастность к ордену. Остальные носили сюрко цвета «хочу быть фиолетовым» (из-за тумана не разглядишь) с изображением чьего-то герба. Именно эти бойцы валялись мёртвыми по всему лугу.
Нападающая сторона одета во все чёрное. Их существенно больше, чем «фиолетовых», где-то на треть. Вооружены стандартно – копья, щиты, топоры, но их выучка Тобиаса искренне удивила. «Черные» хорошо держали строй. На противника накатывались и отходили слаженно. Кабы не природная «крепость», с «фиолетовыми» давно было бы покончено. Они итак отбивались из последних сил.
– Да уж, – сказал сам себе Тобиас, – Это не разбойничков гонять в окрестностях Шершня. Серьёзные люди попались…
Теперь он, конечно, был бы рад вернуться назад, но конь всё ещё медленно спускался по крутому склону, а о подъеме назад не могло быть и речи.
Рядом с нападающими гарцевали шесть тяжёлых кавалеристов, тоже чёрные с головы до ног. Даже сквозь слабую дымку хорошо было видно, что они закованы в отличные доспехи, увешаны оружием, и даже их кони имели частичную защиту. Конники кружили туда-сюда, время от времени пытаясь через головы своей пехоты ткнуть длинными копьями в выставленные щиты «фиолетовых». Множество хаотично раскиданных по поляне трупов показывало, что конники поработали на совесть. Сейчас же им мешали деревья и камни, и потому они остались не удел, налетая на защитников, всё больше от скуки. Именно из-за них, «фиолетовые» не могли позволить себе даже бегство. Большую часть беглецов постигла бы судьба тех, кто валялся по всей поляне в лужах застывшей крови.
Тобиаса они увидели практически сразу. Растерянного, на еле бредущем коне, скользящем копытами по крутому склону, и самое главное – одинокого. Реакция противника себя ждать не заставила. Четверо чёрных всадников развернулись и поскакали ему навстречу. До них было ещё далеко, но Тобиас уже впечатлился по самое не могу.
– Быстрее, ты, кляча! – крикнул он, заставляя нервничающего Арчи ускорить спуск. Своенравный конь фыркнул в ответ, но скорости не прибавил, его копыта елозили по грязным камням, из которых был сложен склон, и он очень боялся упасть. Тобиас глухо выругался, но делать что-либо не мог – Арчи «переклинило», и сейчас его хоть убей. Оставалось надеяться на лучшее, и напряжённо думать, прикидывая разные варианты.
Конники приближались быстро, но спокойно, никуда не торопясь. Они понимали в каком дурацком положении оказалась их жертва, и к тому же знали, что отсюда есть только один выход, по старой извилистой дороге. Ломиться на коне через дремучий, усыпанный камнями лес – малореально.  Поэтому они постепенно забирали влево, готовясь перехватить Тобиаса, когда он спустится и бросится к дороге.
Объехав каменные россыпи, они стремительно приближались. Арчи всё ещё елозил по склону, преодолевая последний кусок пути. Лошади противника были мягко говоря странные. С небольшим рогом во лбу и глазами светящимися красным цветом, словно угольки со зрачками. Один из коней, на всём скаку поднял бронированную голову и утробно завыл. Остальные трое дружно его поддержали.
Арчи, навострив уши, замер, рассматривая приближающихся и даже пытаясь их обнюхать. Заслышав дружный вой, переходящий в рёв, он сразу согласился с хозяином, что они тут подзадержались. На одном дыхании конь пролетел последние десятки метров, чудом, не грохнувшись, и повернул к дороге.
– Куда?! – звонко крикнул Тобиас, натягивая поводья. – Назад!
Сворачивать к дороге было категорически нельзя, так как всадники мчались на перехват именно туда. Проскочить мимо них было… можно, малейшая задержка и он гарантированно получал копьём в бок. Не от одного, так от другого. Не от другого, так от третьего…
Решительно отвернув от манящей спасением дороги, Тобиас пришпорил возмущённого коня и они помчались вглубь поля, вдоль стены леса, обходя большую каменную россыпь. Четвёрка преследователей, оставшись позади издала возмущённый клёкот и начала спешно разворачиваться.
Так, а что теперь?
Впереди сражение, но участникам не до Тобиаса. И тем и другим. Однако приближаться не стоит, вдруг у «чёрных» есть арбалетчики?
Дальнейшие действия подсказала третья пара конников, всё ещё торчащая у места сражения. Едва они поняли ошибку коллег, как сразу же погнались за Тобиасом.
Помимо волны страха, рыцаря посетила мысль, что эти двое весьма далеко друг от друга. И, похоже, первый не собирается тормозить, ожидая второго. То есть против него сейчас не двое, а один и потом ещё один. В крови вскипела ядрёная смесь страха, азарта и ярости крысы, зажатой в угол.
– Давай, Арчи! – шепнул Тобиас на ухо коню, – Мы их сделаем! Как на тренировке!
Главное не думать о том, что на тренировках копия были тупые…
Снова пошёл мелкий моросящий дождь, туман стал несколько плотнее, отчего силуэты слегка «плыли». Конь быстро набирал скорость. В лицо Тобиасу бил запах свежести, холода и влаги. Где-то далеко завывал ветер. Всем телом ощущался глухой стук копыт. Рыцарь на полном скаку захлопнул верхнее забрало шлема, и опустил копьё. Вызов принят!
Враги издали жуткий клёкот, отчего рыцаря пробрало с ног до головы. Опускать копья они не спешили, вместо этого достали устрашающего вида молоты и, размахнувшись, метнули их почти одновременно. Молоты пролетели неимоверно большое расстояние, и устремились точно к Тобиасу.
– Чёрт! – воскликнул рыцарь, едва прикрылся щитом, как в него влетел первый молот. Треснул и едва не развалился щит, Тобиас сильно качнулся и едва не выпал из седла. От второго молота, он только и успел, что попытаться пригнуться.
Пройдя почти по касательной, молот, тем не менее, попал по правому плечу, развернув рыцаря в сторону. Удар пришёлся по кольчуге, осушил руку. Рыцарь лишь чудом не выронил оружие, искренне пожалев, что не одел все части доспеха, прежде чем кинуться в драку.
Мелькнуло вражеское копьё – первый враг вот он, уже рядом! Скачущий на демоническом коне «чёрный» казался силуэтом, плохо нарисованной картиной. И лишь только наконечник его копья был реален как ничто другое, и виден в малейших деталях.
Тобиас рефлекторно закрылся щитом.
БАХ!
Толчок! Древко разлетелось вдребезги, щит не выдержал второго удара и тоже рассыпался, улетев в грязь под копытами. Тобиас покачнулся в седле, но удержался, вцепившись в поводья. Зарычал вражеский конь, Арчи выдал ему в ответ порцию лошадиной ругани. Всадник с яростным клёкотом проскочил мимо. Мелькнул странный шлем, с глазницами похожими не то на запятые, не то на головастиков, повёрнутые хвостами к носу.
Они разминулись, но второй конник –  вот он! Выставив копьё, мчится навстречу.
Плечо сильно болело. Тобиас жадно дышал, стараясь наглотаться воздуха вдоволь, и ему всё было мало. Волна страха ушла, и он стал соображать, что происходит. Да и рука обретала чувствительность, показывая это болью. Тобиас снова ощутил пальцами гладкое древко своего оружия. Это хорошо! Второй щит, пехотный, висел на спине, достать его было делом секунды…
***
Четвёрка всадников, вынуждена была ехать медленно, чтобы снова преодолеть каменные россыпи. Но они не спешили, будучи уверенными, что на сей раз, жертва загнала себя в западню и уже никуда не денется.
Между тем на месте схватки пехоты, что-то случилось. Под крики раненных и шум боя, какой-то белобрысый, в светло-серой накидке поверх кольчуги, и ещё один, чернявый худощавый человек в чёрной одежде, вынырнули из скопления камней, уклонились от попыток вражеской пехоты прибить их, и во всю прыть помчались в сторону дымящегося лагеря, за которым рос плотный густой лес.
Всадник, который первым сошёлся с Тобиасом, тут же забыл о рыцаре и бросился в погоню, выхватив длинный блестящий меч. Какое-то время казалось, что жизнь бегущих измеряется расстоянием между ними и приближающимся конником. Но беглецы успели добраться до одиноко растущего дерева и укрылись за ним.
Конник на всём скаку, ткнул мечом, но попал в пустое пространство и проскочил мимо. Причём уже не один, позади сидел белобрысый, в его руке был зажат большой кинжал. Они отчаянно боролись, пытаясь, заколоть друг друга или сбросить под копыта, беснующегося коня…
***
Тобиас выпрямился на стременах и сильно наклонился вперёд. Лишь в таком положении конструкция шлема позволяла видеть что-либо перед собой при закрытом верхнем забрале.
Противник приближается. Его силуэт проступает из слабой молочной дымки тумана, уже видны даже мелкие детали экипировки. Через подшлемник Тобиаса слышен приглушённый клёкот врага и рычание его коня. Он умело держит длинное чёрное копьё, блестящее металлическим наконечником, направляя его прямо на рыцаря. На копье три ленточки – значимые для него победы в боях.
Стараясь сохранять хладнокровие, Тобиас целился копьём до самого крайнего момента и лишь за миг до удара, резко отклонился назад, подставляя под удар щит и «собачью морду» – глухую часть шлема, лишённую каких-либо щелей и отверстий.
Пауза.
Полный неопределённости, невероятно длинный пронзительный миг без света и почти без звуков. Слышно лишь, как бешено, колотится сердце, да стучат копыта…
ТУХ!
Голову слегка толкнуло назад и вбок, послышался ужасный, пугающий до одури, металлический скрежет. Но вражеское копьё соскользнуло с гладкой и округлой "собачьей морды" лишь царапнув его. Одновременно рука Тобиаса почувствовала сильный толчок, и послышался хруст ломающегося древка. Клёкот и протяжный хрип перешёл в захлёбывающийся рёв.
Рывком, подняв забрало, Тобиас обернулся, глядя, как тело врага с торчащим в нём обломком копья, падает и катится, нелепо раскидывая руки и ноги.
– Попал! – Заорал Тобиас, глуша сам себя – Победааааа! Урааааа!
И тут он заметил, как первый противник, удрал от него и помчался убивать двух бегущих пехотинцев.
– Ах ты, скотина! – воскликнул Тобиас и, пришпорив ворчащего коня, выхватил длинный кавалерийский меч. – Ну, держись!

Отредактировано Toron (26-10-2016 11:35:22)

+3

14

Грохот сражения среди валунов и деревьев, то затихал, то разгорался с новой силой. Над головой завывал ветер, и слышен был шелест листвы многочисленных деревьев.
Кинжал куда-то подевался – белобрысый был безоружен. Чёрный всадник, наоборот, держал в руке палицу и примерялся, как бы ударить. Учитывая отсутствие шлема у белобрысого, хватило бы одного раза.
Тобиас обогнал мечущегося туда-сюда чёрного коня, и вывернул ему навстречу. Они быстро сходились, целеустремлённый всадник, держащий меч перед собой и двое, занятые борьбой друг с другом. Но в последний момент подгадил чёрный конь – шарахнувшись в сторону. Расстояние между ними выросло, Тобиасу пришлось сильно вытянуть руку, и даже наклониться. Клинок, несущийся со скоростью двух галопирующих коней, ткнул в грудь «чёрному». От сильного толчка Тобиас едва не выронил клинок, послышалось глухое звяканье. Чёрный рычащий конь проскочил мимо, Тобиас так и не увидел, пробил он доспех врага или нет.
Однако он попал. Клинок скользнул по выпуклому нагруднику врага и пропорол руку держащую поводья. Всадник от неожиданности вскрикнул, потеряв равновесие, а в следующий миг белобрысый улучил момент и сбросил «черного» с коня. Крича от боли, размахивая руками, словно тряпичная кукла, конник покатился по высокой траве и распластался по ней, как многие ставшие его жертвами.
Когда Тобиас снова сумел развернуть Арчи, чёрный конь уже всецело принадлежал белобрысому. Дыщащая паром зверюга, почему-то сразу же признала его своим хозяином, даже не пытаясь скинуть с себя.
– Ты один, брат? – крикнул белобрысый Тобиасу, удивлённо разглядывающего и самого коня и всадника, сумевшего быстро совладать с этим рычащим чудищем.
– Нет, – спохватился Тобиас, – Мои люди в лесу, у дороги. Кто ты?
– Я из Зельба.  – Тоже в ордене. Надо проскочить этих…– он махнул рукой на четвёрку всадников, скачущих к ним. – Следуй за мной!
Чёрный конь, глухо и отчаянно рычал, но продолжал выполнять приказы нового хозяина, разгоняясь во всю дурь.
– Уж не колдун ли он? – подумалось Тобиасу, но обстановка к размышлениям не располагала. Теперь, когда двое всадников слетели с коня и валялись в траве, остальные четверо восприняли дело всерьёз и начали бой по всем правилам, не рассыпаясь и не отвлекаясь ни на что.
Ветер понемногу согнал туман, и видимость снова улучшилась. Можно было разглядеть само сражение, проходящее трёх-четырёх сотнях шагов отсюда. За спиной дерущихся Тобиас успел мельком увидеть несколько раненны. Их лица были размалёваны какими-то угрожающими тонами, чёрная форма покрыта знаками. Даже страдая от ран, они время от времени пытались подняться, издавали жуткие угрожающие вопли, поднимая к верху своё оружие.
– Травы нажрались! – крикнул Белобрысый. В седле он как литой. И конь под ним, будто с детства. – Вот и прёт их! Уроды…
Тобиасу стало интересно, что там за трава, но было не до вопросов. Четверо врагов надвигались, держа в руках молоты. Тобиас съёжился, взглянув на свой небольшой пехотный щит.
Но белобрысый в драку не полез. Скачущий во весь опор чёрный конь, мчался прямо на крупный валун. Прежде чем Тобиас успел удивиться, конь перемахнул валун, оказавшийся не таким уж и большим, и пропал из глаз.
Тобиас нервно похлопал коня по шее.
– Давай Арчи! Ты так делал! Пошёл!
Конь послушно разогнался, примеряясь к торчащей «каменной стене». Снова завыл ветер, толкая в спину. Сбоку слышен громкий клёкот противников. Где-то за спиной Тобиаса со свистом пролетел молот, но мимо – слишком далеко. Но рыцарь его не заметил. Весь мир сейчас сошёлся клином только на приближающемся огромном булыжнике. Ничего больше для Тобиаса и его коня не существовало.
Прыжок!
Свист усиливающегося ветра, и вот уже огромная булыга проползает где-то там внизу, под копытами. Кажется, ещё вот-вот и, у коня отрастут крылья и расправив их, он понесёт рыцаря прямо к Небесной Крепи…
Арчи чисто взял препятствие, мягко приземлился и сам определил дорогу среди каменной россыпи, выбравшись на открытое пространство. Вскоре он догнал белобрысого, не спеша мчащегося к дороге. До спасительного леса оставались считанная сотня шагов.
***
Заслышав шелест впереди себя, арбалетчики вскинули оружие.
– Святой Круг! –  крикнул первый всадник и солдаты, опустив арбалеты, расступились, пропуская.
– Тих-тих-тих, свои-свои! – сказал второй, белобрысый. Он был оден белые доспехи, покрытые светло-серой грубой тканью. Его конь, с глазами пылающими красным пламенем, завидев солдат, рыкнул на них, что твоя собака, отчего некоторые снова подняли оружие.
– Не стрелять! – скомандовал Тобиас. Ему тоже не нравился белобрысый, особенно то, как легко он овладел демоническим конём. Но сейчас это был враг врага. А там видно будет….
Повернул коня, Тобиас отыскал глазами Сержанта и, показав в сторону, откуда приехал, тихо, но отчётливо произнёс:
– К бою! Не шумите! Они о вас не знают!
Сержант кивнул и глухим криком выдал пару команд, и отряд замер, готовясь к бою. Пикинёры выставили свои длинные заострённые шесты, арбалетчики рассыпались среди них, готовясь. Впереди слышался хрип, рычание и топот копыт. Перемешивая молитвы с руганью, солдаты напряжённо замерли.
Белобрысый, подъехал к Тобиасу, вглядывающемуся вперёд и тихо сказал
– Я гляжу, у тебя больше нет копий. Но их много в нашем лагере! После атаки, предлагаю съездить в туда, а затем погонять чертей на поле, также как они утром гоняли нас.
– Хорошо, – кивнул Тобиас, не сводя взгляда с дороги – Идёт. Как ты научился управлять этими демонами.
Белобрысый хохотнул, доставая трофейный меч.
– Какие ж это демоны? – удивился он. –  Это чёрный огнегривый единорог. Их привозят с Огненных Гор, по ту сторону Валинора… Стоят они правда, как два-три твоих коня. И жрут примерно столько же… Но поверь, они этого стоят. Я обучен управлять ими, много лет ездил на таком же, пока эти твари вчера его не убили.
В последних словах была такая грусть, что Тобиас сразу и целиком поверил белобрысому. Даже хотел сказать, что-то сочувственное. Но не успел. В лесу послышался стук копыт, чавканье грязи и тихий рык.
– Цельсь! – прошипел Сержант, заставляя арбалетчиков и копейщиков поднять своё оружие. Ивар за свою жизнь не раз отбивал кавалерийские атаки, и уже интуитивно знал, что когда надо делать. Вот сейчас ещё миг и…
Из-за поворота на них выскочили четверо. Кони дышат паром и рычат. Шлемы всадников с тёмными глазницами словно пустые внутри. В мощных ручищах длинные копья. Мчались они очень быстро, особенно для такой извивающейся дороги. Грязь целыми пластами вылетала из-под копыт.
Но ощетинившийся пиками отряд они увидеть здесь не ожидали совершенно. В последний миг всадники попытались осадить коней и свернуть в чащу, но уже было поздно. Сержант махнул рукой
– Бей!
Зазвенели струны, засвистели болты, заверещали и рухнули кони, их наездники покатились по земле, утыканные болтами как ёлка, с прибитым к телу щитом. Пикинёры с криками, бросились колоть всех подряд, не разбирая, кто там конь, а кто поверх коня.
– Всё! – крикнул Ивар. – Хватит!
Оставив обезображенные тела, пикинёры отошли, готовясь к следующей атаке.
– Всё! Конников больше нет, – крикнул Тобиас. – Осталась одна пехота. Арбалетчики, шустро перезаряжая своё оружие, замерли, переглянувшись.
– Идите правее дороги! – приказал рыцарь Ивару. – Там хорошее место, враг к вам спиной, и стрелять удобно. Во имя Святого Круга, покараем нечисть.
– Ясно, – буркнул Сержант.
– Поможете их разгромить, всё их имущество ваше – крикнул белобрысый. – Поверьте, золотишко в их карманах есть, они недавно два каравана грабанули.
– Ясно! – бодро выдохнул Сержант заметно веселее. Остальные тоже оживились, драка приобретала привычный смысл.
Тобиас скривившись пришпорил коня, и они с белобрысым рванулись по дороге, в сторону дымящегося разрушенного лагеря.

Отредактировано Toron (05-11-2016 21:06:02)

+3

15

До лагеря они домчали на одном дыхании.
На сей раз, вражья пехота обратила на них внимание, и где-то неподалёку просвистело несколько не то стрел, не то болтов. Видимо боекомплект «чёрных» поиссяк, и обрушить на конников стальной дождь им уже было нечем.
– Напряглись, сволочи! – крикнул белобрысый. – Ничё, сейчас мы вам ещё на орешки подкинем…
На полном скаку, с мечами в руках, они промчались сквозь полуобугленный шатёр и въехали в дымящийся, усеянный трупами лагерь. Добрались до стены леса, развернувшись, замерли.
– Никого, – сказал белобрысый, осматриваясь.
– А кто должен быть? – спросил Тобиас.
– Мастер. Он бежал со мной… Ладно. Будем вдвоём. Копья в том шатре, надеюсь, их не переломали.
Он соскочил с коня, и вскоре вытащил четыре длинных сине-жёлтых копья, передав одно Тобиасу.
– Погоди немного, я надену доспех. Эта кольчуга не слишком прочная.
Тобиас кивнул и снова проехал по лагерю, рассматривая следы погрома. Противник явно пришёл из леса. Из той самой глухой чащи, которая по идее должна была трещать десятками сухих веток и шелестеть кустарниками.
– У них заклятие, их не слышно в лесу, – сказал белобрысый, будто прочитав его мысли. – И не видно. Мы пытались объяснить это князю, но он не поверил. Вот и поплатился.
И белобрысый показал рукой в сторону шатра, где виднелось обугленное тело с несколькими стрелами в нём.
– Ясно, – глухо сказал Тобиас, представляя себе, что довелось пережить обитателям лагеря этой ночью. Арчи недовольно фыркал, ему не нравилось наступать на мягкие и податливые человеческие тела. Тобиасу даже вспомнился рассказ отца, о том, как он пережил кавалерийскую атаку, на их жиденькую фалангу. Просто лёг на землю и всё. Вражьи кони, на него не наступили, побрезговали. А вот его товарищам, пришлось не сладко…
– Отлично! – белобрысый надел последний наруч, затянул ремни и заскочил на коня. Тобиас с удивлением отметил, что доспех у парня весьма хорош. Как бы не лучше, чем у него самого. Только шлем сплоховал. Вместо удобного армэ, или хотя бы распространённого среди небогатых рыцарей салада, был обычный «горшок» с узкими смотровыми щелями. Такие шлемы носили на цепи, чтобы скидывать в ближнем бою, ибо в них ничерта не видно. Но шлем цельный, без каких-либо креплений, как белобрысый в нём ухитрялся что-то видеть, оставалось загадкой. На белом нагруднике, отчётливо виднелся красный круг. Теперь Тобиаса оставили сомнения в том, что этот тип – рыцарь ордена. Кому ещё придёт в голову выбивать круг на доспехе? Ну, а то, что странный какой-то… кто ж этих южан знает? Может они все такие…
– Вот что, брат… оппа! Здрасьте были!
Тобиас резко обернулся, по направлению взгляда белобрысого. К ним не спеша подъезжал ещё один воин, в точно таком же как у белобрысого доспехе. Разве что цвет не матово-белый, блестящий угольно-чёрный. И Святой Круг не красный, а золотой.
– Темник… – прошептал Тобиас, не сводя взгляда с золотого круга – Здесь?!
Рыцарь, имеющий право вести десяток сотников – читай огромную армию – в этой малолюдной глуши смотрелся откровенно дико. Их во всём ордене человек пять. Откуда он тут?
Конь у темника был такой же, как у белобрысого, разве что мастью чуть посветлее. Арчи при виде ещё одного зверя, совсем расстроился, старательно держась от них подальше.
– Мастер! – поприветствовал его белобрысый, приложив руку к стальной груди и склонив голову. Тот едва заметно кивнул.
– Ваш конь пережил эту ночь, я гляжу – сказал белобрысый.
– Если ты будешь таким же безалаберным, как и сейчас, – сказал темник. – То тебе придётся держать табун коней. Но не будем тратить времени, надо выручать наших. Они еле держатся.
– Выручим! – бодро сказал белобрысый, смущённый выволочкой. И поднял копьё.
– Ты уже знаком с этим парнем? – спросил темник так, будто Тобиаса рядом не было.
– Да, – кивнул белобрысый. – Он, быть может, спас мне жизнь. Толковый воин.
– Что ж юноша, тогда прошу стать в наш ряд. Нам предстоит интересная, но весьма опасная затея.
– С удовольствием! – кивнул польщённый Тобиас, заставляя Арчи, стать между двух огнегривых единорогов. Бедный Арчи, настолько осторожно втиснулся между ними, что белобрысый с Тобиасом не выдержали и рассмеялись. Однако коняге было не до смеха, он, с опаской поглядывая то на одного зверя, то на другого и боялся лишний раз фыркнуть.
– Готовы? – спросил темник. – Вперёд, марш!
И три всадника двинулись в сторону продолжающейся драки.
***
Тем временем на каменной россыпи замелькали фигуры наёмников. Ивар разрешил двигаться без строя, чтобы было быстрее. Добравшись до края россыпи, уходящий в небольшое «пятно» из деревьев, они снова построились. Выходить на открытое пространство, Ивар запретил. Он заскочил на высокий валун и внимательно всматривался в спины «чёрных», активно работающих пиками и топорами.
Минуты три, он лежал неподвижно, отчего его бойцы начали нервничать. Всем хотелось вдарить пока враг стоит спиной и не видит новую опасность. Но Сержант думал иначе.
– Без команды не стрелять! – рыкнул он, спускаясь с камня. Показал пальцем на двоих, чем-то «отличившихся» в прошлые разы – Убью нахер! Ясно?
– Угу, – пробасили «любимчики». Остальные, смеясь, выразили дружное согласие с волей старшого. Шуметь они не боялись, лязг боя и крики глушили всё вокруг. К тому же подшлемники воинов мешали им слышать.
– Первый раз бить залпом, – сказал Ивар арбалетчикам. – Потом кому как удобнее. Как скажу «стоп!» – берёте топоры и становитесь в первый ряд. Вопросы есть?
У арбалетчиков вопросов не было, а пикинёров никто и не спрашивал.
– Марш!
С хрустом прогибаются многочисленные кустарники, бойцы начинают выходить на открытую местность. У края этого мини леса обнаружились два десятка раненных «чёрных». Их оттащили сюда, укрывая от ветра. Под удар они попали первыми.
– Нет! – крикнул сержант. – Дать уйти!
Но всё равно, пикинёры перекололи большую часть раненых, под их вопли и проклятия.
Кто-то всё же ушёл и пытался ковылять к своим. Арбалетчики тяжко вздыхают. Снять бы бегущих! Плёвое ж дело! Но боятся нарушить приказ, Сержант щепетилен в вопросах дисциплины, тумаками не отделаешься.
Пять-шесть раненых, плетутся, спотыкаются и  орут, показывая пальцами назад. На губах сержанта появляется усмешка. Истошные вопли за спиной противника – это очень хорошо!
– Ладно, вперёд! – крикнул он. – Быстрым шагом! Марш!
Топот шагов, участился едва, не переходя в бег. Быстрее уже нельзя, строй нарушится.
По рядам противника, наконец, промчалось осознание новой проблемы. Все три фаланги, полуохватывающие «крепость» дрогнули, «чёрные» всматривались, отчаянно пытаясь понять, что происходит.
– Быстрее! Ещё! – орал Сержант. – Не спать! Не с кем…
Отряд едва не бегом, забирает вправо, нацеливаясь самую ближнюю фалангу. Вот уже видны первые пики поворачиваются сюда, появляются щиты. Кто-то из своих ругается, что опоздали, упустили такой момент расстрелять в спину…
– ЗАЛП! – заорал Сержант.
Зазвенели тетивы. Два десятка стальных убийц со свистом устремились в судорожно поворачивающуюся толпу. Послышались истошные вопли раненых и хрипы умирающих, суета и толкотня. Громко орал их командир, расползались в сторону раненные, оказавшиеся между двух огней…
– ПИКИНЁРЫ К БОЮ!
Ивар, стоя среди леса пик, поднял топор, что означало атаку.
С криком и шумом, копейщики сделали последние пять-шесть шагов и с хрустом врезались в смявшийся строй. Удар был страшен. Большую часть врагов наёмники перекололи, немногие успели удрать и присоединиться к двум другим фалангам.
Опомнившись от первого шока, "чёрные" приняли новые правила игры. Выделив меньшую часть отряда придерживать «зельбов», они развернули остальных в две линии, выставили пики и пошли буром, намереваясь опрокинуть и разгромить появившихся наглецов.
Шаг. Другой. Третий. Они заорали, так, что заложило уши и кинулись в драку.
И началось. Тыкали друг друга пиками, больше боясь попасть под удар, чем желая проткнуть врага. Но зато размалёванные парни с топорами, с криками пытались перерубить древка. Наиболее прыткие даже подныривали под пики, и пытались добраться до их хозяев, но попадали под удар пикинёров второй линии, либо получали меткий тяжёлый болт из самострелов.
Арбалетчики не спали. Первым делом они расправились со своими немногочисленными коллегами и теперь,  выбирали цели по удобнее, вбивая туда оперённые «гостинцы». Впрочем, враг выставил щиты и удобных целей становилось всё меньше.
Орал Сержант, ещё громче вопил его «коллега» из отряда противника. Бойцы то с рёвом накатывались друг на друга, то отпрянув, отходили, не выдержав напряжения и стальных клинков у рёбер. Нанизываться на пики не хотелось никому. Ещё накат, и ещё. Пот заливает глаза, Ивар перерубает какое-то древко и кидается на очередного размалёванного, лезущего к пикинёрам.
И вдруг послышался пронзительный свист. Размалёванный, тут же отскочил, пикинёры противника сделали дружный шаг назад, не теряя строя.
В общем, всё было просто – зажатые в камнях «зельбы» вдруг пошли в атаку и потеснили оставленные против них малые силы. «Чёрным» пришлось менять тактику.
Сержант не понял, что случилось, но воспользовался моментом, чтобы приказать арбалетчикам сложить малополезные в стене щитов самострелы и взяться за топоры.
– Они отходят! – солдаты провожали врагов радостными криками и оскорблениями.
И действительно, фаланга «чёрных» перестроилась в каре и медленно пошла к лесу, выставив щиты и пики.
Сержант не обольщался. Он вглядывался в марширующие чёрные ряды. Никакой паники там не наблюдалось. Определённо «черным» не понравилось, что их бьют с двух сторон, и они выходят из молота и наковальни.
Как же помешать этому манёвру?
Но тут его мысли были грубо прерваны. Воздух внезапно материализовался во что-то крупное и зловонное. Сержант не успел даже испугаться как его что-то схватило и с хрустом обняло. Тварь с визгом замахнулась огромным клинком, и только мёртвая хватка сержанта не давала пока опустить на него оружие.
Ивар хрипел, не в силах кричать. С ужасом глядел он на серо-зелёную пупырчатую шкуру, покрытую фрагментами белой похожей на кость брони. На держащие его три щупальца, отдалённо похожие на руки, и чётвёртое с клинком, которое он еле удерживал. Сверху равнодушно смотрела оскаленная физия, с жёлтыми зрачками серых глаз…
Точнее, одного глаза… Во втором уже торчала длинная красная стрела. Тварь резко заткнулась, выронила тесак и продолжала «обнимать» дёргающегося Сержанта, издавая то сипение, то звук похожий на «О-о». В следующий миг в щель между костяной бронёй влетела вторая стрела, и тварь рухнула, увлекая Сержанта за собой.
Наконец опомнились солдаты, несколько раз махнув топорами.
– Меня не зарубите! – хрипел, кашляя Ивар, выбираясь из тесных объятий издохшего монстра.
– Это было бы обидно, – послышался тихий голос. – Убить того, кого спасаешь.
– Кто здесь! – выдохнул Сержант осматриваясь. – Где ты?
– Если вы меня не прибьёте, – тихо сказал голос – я покажусь. У меня к вам сообщение.
– Хорошо. Кто б не появился, по нему ПОКА не бить! – сказал Ивар, отряхиваясь. – Слыхали, вы, черти!
– АГА! – хором сказали солдаты, ожидая, нового зрелища. После нудной службы в Птархе и скучного похода – это не день, а просто праздник какой-то!
– Спасибо за понимание… – сказал голос. Тихо, но так, что услышал и понял даже лучший копейщик – старина Джон, туговатый на ухо и тупой как пробка.
Сержант, увидев краем глаза движение, резко повернулся. Замер, глядя на появившийся перед ним силуэт, быстро наполняющийся объёмом и красками.
Незнакомец был высок, кучеряв и черноволос. На голове охотничья шляпа с пером, в руках большой и явно недешёвый лук. Сержант покосился на убитую тварь, в глазах мелькнуло уважение.
– Ты кто?
– Про меня потом, – сказал незнакомец. – А вон те сволочи – магнуситы, слуги бога Магнуса. Они станут невидимыми, едва только попадут в лес. И после этого мы снова будем заперты здесь. В лесной дороге они нас перестреляют, а оставаться вечно на поляне, невозможно. Они так давно грабят обозы и целые отряды.
– Вот мля попали, – выдохнул кто-то, но увял под свирепым взглядом Ивара.
– Короче, не пускаем их в лес, – подытожил Сержант, глядя на магнуситов, продолжающих организованное движение.
– Есть один шанс, – сказал незнакомец. – Магнуситы сейчас ослабли. Даже последнюю нежить на вас потратили. Только надо всё сделать своевременно, понимаешь.
– Понял, понял! – махнул рукой Ивар. – Делать то что?
***
– Чего мы ждём? – спросил Тобиас, нервно оглядываясь по сторонам.
Они стояли под укрытием деревьев и кустарника.
– У нас будет только один удар, – пояснил белобрысый. – И надо сделать всё правильно. Уж поверь, лучше Мастера никто место удара не найдёт.
Едва выехав из лагеря, они буквально крались вдоль леса, дважды меняя позицию, готовясь к атаке. Но каждый раз, темник раздумывал, и они снова ехали, пригибаясь под ветками, и стараясь, чтобы их не заметили.
До места боя шагов четыреста. Видно было, как геройствуют люди Ивара. Чернели отходящие магнуситы. Мелькали «зельбы», покидающие своё укрытие, для нанесения удара в помощь нежданным союзникам.
Тобиас вполуха прослушал ответ белобрысого и промычал что-то утвердительное, соглашаясь умом, но ропща разгорячённым телом, жаждущим действий. Меньше всего на свете ему хотелось бы узнать, что от отряда Ивара остался пшик и задание можно считать проваленным.
Тем временем, ситуация предельно накалилась. Выстроенная «коробочка» магнуситов, медленно пошла к лесу, а с двух сторон, на неё то и дело накатывали, то «зельбы», то наёмники. Магнуситы медленно шли вперёд, энергично «отталкивая» пиками пытающихся помешать им наёмников и «зельбов».
– Хорошо, – наконец заговорил темник. Тобиас отметил, что его всегда отчётливо слышно, хотя говорит он вроде бы негромко. – Пора!
Он тронули коней, и, держась одной линией, разогнались. Глухо стучали по земле копыта, блестели опущенные копья. Ведомые темником, они успешно прошли по низменности и нарисовались возле дерущихся метрах в пятидесяти, уже изрядно разогнавшись.
– Давай, ребята, ещё раз! Навались! – кричал Сержант. Конников он не видел, но обрисованную перспективу усвоил крепко. И мокрые от пота копейщики снова попытались пробиться через лес копий, постучать хотя бы по щитам, если уж не получается по бошкам. Каждый такой натиск останавливал магнуситов, вынуждая защищаться. Аналогичные усилие предпринимали и «зельбы», но они падали от усталости и толку с них было мало.
Но своего пехота добилась, все пикинёры магнуситов находились исключительно по ходу движения «коробки». Сзади были только воины с щитами, топорами, а также раненные способные ходить.
Галоп! Ветер в ушах, тряска. Тобиас снова выпрямился на стременах, направил копьё, ни в кого особо не целясь.  Только бы Арчи не подвёл! Не испугался тарана.
Магнуситы заметили их и начали истошно орать. Некоторые кинулись бежать, но основная масса сгрудившись в кучу, закрылась щитами
Карьер! Лошади хрипят, двое даже рычат, тряска неимоверная, враг приближается с каждой секундой. Тело охватывает ужас от неизбежного удара.
БАМ
Копья проскочили поверх щитов, и проткнули толпу, рассекая и ломая всё на своём пути. Взвизгнули лошади, врезаясь в орущую толпу на полном ходу.
Удар был страшен. Магнуситы кеглями валились на землю, устоявших конники, бросившие сломанные копья, рубили мечами, благо те в панике и давке не могли даже защищаться. Половина образованного каре, просто рухнула навзничь. Слышны были крики и ругань – на попадавших магнуситов с новой силой навалились наёмники и «зельбы».
Лежачих не бьют, лежачих добивают.
Ругался благим матом Тобиас, кляня, на чём свет стоит трусливого коня, бросившегося прочь из человеческого месива.
– Чёртова требуха! Продам первому же колбаснику!
Когда рыцарь, наконец, справился с конским бунтом и подъехал к месту драки, делать там уже было нечего. Ни одного живого противника не осталось. Только груда тел, забрызганная кровью, кое-где, разбушевавшиеся бойцы продолжали рубку, убивая врагов по второму и третьему разу.

Отредактировано Toron (05-11-2016 21:30:36)

+2

16

***
Тобиас устало выдохнул и похлопал коня по шее.
– Всё равно ты молодец…. Хороший…
Арчи возмущенно фыркнул.
– Всё! – кричал белобрысый. – Чистая победа!
Где-то ругались люди Сержанта, которые тут же занялись главным – начали обчищать противников, но увидели, что внутри некоторых шлемов опалённые до черепа морды. Солдаты бросили всё и шарахнулись назад, осеняя себя Святым Кругом.
– Что это за дерьмо!
– Магнуситы! – усмехнулся белый всадник проезжая мимо. – Слишком много травы сожрали. Бывает…
– Чур, меня! – Сержант сотворил Круг и вытер руки о штаны.
– Действительно, – сказал белобрысый, проследив за его движением. – Так гораздо чище.
– Ты вообще кто такой? – буркнул Сержант, разглядывая доспехи. Никаких гербов он там не обнаружил.
– Не "ты" а "вы", – осадил его белобрысый. – Я Ар`шп – Белый Дракон! Рыцарь ордена Святого Круга княжества Зельбергейстершармарштармаш Ингеморгетабдалупаркилля, владелец замка Барк!
И сделав паузу, добавил
– С прилегающими территориями…
Перехватив вопросительный взгляд Тобиаса, белобрысый добавил
– Гербов не ношу. У нас не принято, братья исповедуют скромность.
Сержант пожал плечами, прекратил перепалку с дворянином и снова начал осторожный шмон павших врагов.
– Нашим людям долю оставь, – мимолётно сказал белобрысый. – Без них огородный овощ с острым вкусом бы вам, а не добыча.
– Разберёмся, – буркнул Сержант и увидев ещё двоих всадников, поспешил удалиться.
– Очень рад видеть вас, господа! – выдохнул Тобиас, приветствуя всех сразу – Я Тобиас – младший рыцарь ордена, сын барона Киля из замка Шершень!
– Я Мрак, – коротко сказал темник – худой мужчина в возрасте с морщинистым лицом и твёрдыми выразительными чертами лица. – Старший рыцарь ордена.
Тобиас кивнул. Темник был совершенно не обязан называть своё имя, статус и всё остальное. Мрак, так Мрак.
Широкоплечий старец в белой накидке, назвался просто – Седовлас. Представился священником ордена. С ним и Мрак и Белый Дракон держались куда более учтиво, чем друг с другом.
Запомнился Тобиасу и четвёртый – молодой человек с чёрными кучерявым волосом и странной формы луком. Тот хмуро представился как сержант ордена Аарон Пламень. Ему Тобиас лишь небрежно кивнул головой – сержант, да и сержант. К удивлению Тобиаса Аарон подошёл к Мраку и перебросился с ним несколькими словами, как будто не темник был перед ним, а тот же Ивар, к примеру. Юный рыцарь, конечно, слыхал, что в орденском братстве, так делать и полагалось. В теории. Но на практике не выполнялось никогда. Сословные различия всегда были сильнее любого братства.
– Куда путь держите, младший рыцарь? – спросил Мрак, отпустив Аарона.
– Деревенька здесь неподалёку, Степашки. Там у нас… задание…
Обсуждать задачу с незнакомцами, Тобиас не хотел
– Капище ищешь? – вкрадчиво спросил Белый Дракон.
– Я… э… – Тобиас растерялся.
– Найти то его несложно, – сказал Белый Дракон с подчёркнутой небрежностью – только как ты с тварями бороться собрался? А их там сейча-а-с - он аж зажурился. - Навалом!
– Мы их поднимем на копья! – гордо сказал рыцарь.
– Эй, как там тебя… Ивар! – окликнул белобрысый. – Расскажи юному рыцарю, как ты тварюгу на копья поднимал.
Смущённый Сержант подошёл к ним и кратко пересказал итог нападения одной-единственной твари на отряд, вызвавшей ступор у бойцов.
– У вас нет людей, обученных драться с ними, младший рыцарь – подал голос Мрак, который почему-то называл Тобиаса на «вы».
– А вот мы как раз таковыми и являемся, – гордо влез белобрысый.
– Но как видите, у нас очень мало солдат, – продолжил Мрак. – Сейчас это опасно, кругом околачиваются банды магнуситов, вроде той, что мы сегодня уничтожили. Поэтому я предлагаю вам простую сделку. Мы поможем вам войти в капище и взять то, ради чего вы сюда пришли. А вы, взамен, проводите нас в Гард, где находится местная цитадель ордена.
– Ну что ж – задумчиво сказал Тобиас, поглаживая коня. – Нам ведь тоже надо в Гард… И помочь братьям мой долг... Потому я сочту за честь если вы присоединитесь к нам!
- Вот и договорились, - удовлетворённо сказал Мрак.
***
      …Ивар «выпотрошил» очередного покойничка, и аккуратно сложил добычу в общую кучку. Один чёрт до села путь неблизкий, да и народ устал – будет ночёвка. Решили найти временную базу магнуситов и заночевать у них. Пользуясь тем, что спешить никуда не надо, бойцы собирали добычу тщательно, не пропуская ничего мимо своих липких пальчиков.
– Слышь, Сержант, – хлопнул его по спине старина Джон. – А нахрена ты рыцарю навешал, что эта дорога – краткий путь в деревню?
– Ты чего, опять нажрался что ли? – нахмурился Ивар, – когда я такое говорил? Да огородный овощ с острым вкусом его знает, куда эта дорога ведёт! Отродясь тут не был...
– Парни видели, – вмешался племяш Джона, Рид.
– Когда руины жёлтого храма проезжали, ты его уламывал как девочку, чтобы сюда повернуть.
– Да? – глаза Ивара заметно округлели.
– Ага, – кивнул Рид, с интересом разглядывая «цвета побежалости» на лице Сержанта.
    Ивар какое-то время всматривался в лица своих людей, словно пытался найти подвох. Потом молча, повернулся и, прищурившись, уставился на рыцарей, беседующих с их юным командиром.

Отредактировано Toron (31-10-2016 18:32:38)

+2

17

Глава 3

– А я говорю, не было б быфтрее! Чевез леф ити опафно! Прифлофь бы фсё время фтрой дервать!
Идущий возле Арчи тип в рваной одежде, энергично жестикулировал, дополняя руками недостающие слова или звуки. Слушающие его воины хмурились, пытаясь понять из сказанного хоть что-нибудь. Это было непросто.
– Ты говори нормально! – злился Ивар.
– Ага фяф! – обиженно сказал парень. – Тибя п фыфтопёром по хьибальнифьку! Пафлуфал бы я твои пефенки…
– Бывает, – хохотнул Сержант, примиряюще хлопнув Яшку по плечу. – Ты просто медленнее говори. Как-нибудь разберём.
– Агась!
Звали босяка Яшей, прозвище Хлыст. Нашли его среди прочих трофеев, на временной стоянке магнуситов. Он катался на земле и, увидев солдат, начал что-то кричать непонятное настолько, что его даже не зашибли сгоряча, а остановились послушать. А там и сообразили, что он связан.
На допросе, сказал, что вёл караван. Правда купец его не послушал и они попали в засаду. Сам он уже распрощался с жизнью, ибо знал, что магнуситы пленных не оставляют. Но теперь в благодарность за спасение может помочь им выйти из этого леса так, что, ни один магнусит не попадётся.
Не то чтобы ему поверили, но всё равно никто толком не знал, куда именно надо идти. Проводник «зельбов» погиб, а сами они здешних мест не знали. Так Яшка стал проводником.
В это же самое время, выяснилось, что несколько магнуситов сбегая, добрались до маленького каравана, оставленного людьми Ивара в тылу. Враги прирезали мулов и вместе с ними увальня Вилли, который был оруженосцем Тобиаса.
Теперь всё приходилось тащить на лошадях, а самим идти пешком. Больше всего переживал Тобиас. Вилли был потомственным слугой, его отец был слугой отца Тобиаса, и они в походах не раз спасали друг другу жизни. Стареющий барон просил Тобиаса как-нибудь сберечь Вилли.
Не сберёг…
Зато Яшка едва освоился в отряде, тут же сказал, что пару раз был оруженосцем и знает что да как в таких делах.
Ивару не нравилась эта прыткость. За ней чувствовался сильный страх. Возможно отходняки от пережитого. А может, ещё чего. После случая с «поворотом на дорогу» Сержант погрузился в бездну подозрительности и готовности к худшему. Впрочем, решение Тобиаса взять Яшку слугой он одобрил. Пусть лучше этот хват будет на виду. Надёжнее как-то. Заодно Сержант освобождался от необходимости выбирать слугу рыцарю из своих солдат, которым это было, мягко говоря, западло.
– Фсё! Пофти прифли! – гордо сообщил их проводник. – Ва тем холмом, деревня фтепафки. Я ф говорил, фто ни один магнусит вам не попадётфа!
– Отличная работа, Яша! – сказал Мрак, проезжая мимо и слуга низко поклонился, расплывшись в улыбке. – Фпасибо гофподин!
– Да, – спохватился Тобиас. – Отличная работа, Яша…
Ивар скривился. Тобиас копировал поведение своих новых знакомых. Вроде бы нормальное дело, для юнца рядом со старшими товарищами. Но Сержанту не нравились новые знакомцы. Очень не нравились. И то, что Тобиас им заглядывает в рот, его откровенно напрягало.
***
В Степашки они зашли только вечером. Деревня встретила их мрачно. Унылые домики, чадящие дымом. Коровы, возвращающиеся с пастбища. Свиньи, пасущиеся прямо на улицах. Собаки, кидающиеся на лошадей. Белый Дракон не удержавшись, щёлкнул одной настырной псине плетью по заднице, и та с визгом умчалась прочь.
– Не бойцовская порода, – подытожил он. – Трусливые.
– Откуда ф тут бойцофскую ввять? – усмехнулся Яшка. – Тут фто люди, фто фобаки – фмех один!
Словно в подтверждении его слов откуда-то вышел мятый мужик, увидев их, вскрикнул испуганно и рванул в кустарник, где и спрятался.
– Эй ты! – Тобиас подъехал к кустарнику, раздвинул плетью ветки, увидев там один насмерть перепуганный глаз, кивнул. – Да. Ты! Где дом старосты?
– Д... д... Дык это... у вас за спиной, в... ВашСветлость.
Тобиас обернулся. Действительно, на фоне лачуг, дом Старосты смотрелся куда приличнее. Крупное здание, множество построек. Можно было и не спрашивать.
– Село-то какое? – спросил Ивар, подходя рядом.
– Сте...Сте...пашки! – выдохнул мужик, – Земля барона Виера!
– Пришли куда надо! – облегчённо вздохнул Тобиас.
– Та я и говорю, фтепафки, – почти обиделся Хлыст.
***
Разогнав плетьми собак, рыцари вместе Седовласом, прихватив с собой Аарона и Ивара вломились в дом. Солдаты остались снаружи, разводить костёр и готовить себе еду. Становиться на постой в избах, в чужих деревнях было опасно, местные могли сговориться и зарезать во сне всех, чтобы завладеть оружием. Это днём крестьяне боятся наёмников, а вот ночью…
– Господа, это не трактир! – гаркнул кто-то, не вставая с места. – Всем подряд не... ИК... не наливам... ИК!
Вошедшие замерли с интересом рассматривая "держащих оборону села" как было сказано в письме магистру.
Говорящий явно был похож по описанию на Донни - барона Виера-младшего. В дорогом, но сильно потёртом охотничьем камзоле, круглолицый, с неизменной дурацкой улыбочкой. На носу шрам – в детстве пытался козу забодать. В общем, обычный сельский дурачок, вот только угораздило его бароном родиться, к прискорбию своих горделивых предков.
Впрочем, Донни Виер этим не парился и большую часть времени шатался по лесу, занимаясь охотой с местной молодёжью. Управление имуществом целиком лежало на его старшем брате - Свенде. Последний, судя по скудным материалам, обычный землевладелец, ничем не выделяющийся среди своих соседей.
Рядом с младшим бароном сидел пьяный в дым мужик, судя по одежде местный священник. Тобиас знал, что его звали отец Викентий. Изначально в планах было действовать с ним сообща, но теперь юного рыцаря одолевали некоторые сомнения. Ряса святого отца была надета задом наперёд, а священный круг болтался на ухе. Выражение лица не оставляло никаких сомнений, в том, что священник ведёт прямую беседу с Единым. Так сказать, с глазу на глаз.
Завершали картину двое молодых мужиков, в простой крестьянской одежде. Они нахлебались досыта и мирно дрыхли в своих тарелках.
В общем, оборона шла полным ходом.
Самым трезвым из всей компании был староста Охрим – дядька лет сорока, с седой бородой в добротной одежде зажиточного крестьянина. Он, конечно, тоже пригубил, а точнее даже отхлебнул... но в пределах своей нормы. Впрочем, по нему тоже было видно, что пить он начал не сегодня. Охрим осуществлял управление пьянкой, в плане наливания и затягивания заунывных песен.
– Да, – хмыкнул Белый Дракон, морщась от сивушного угара. – Похоже, они тут не первый день... защищаются.
– Хорошо укрепились, – согласился Ивар. – Провиант опять-таки не забыли…
– Приветствую! Мы рыцари ордена... – начал было Тобиас, – но Мрак остановил его.
– Давайте уже завтра, младший рыцарь. Они сейчас ничерта не соображают.
– А мы... б...барон! – выдохнул Виер-младший, пытаясь встать, но тут же свалившись на стул. – А эт..то мой пёсик, Мопсиком зовут...
На столе показались две белых лапы и такого же цвета собачья морда, подозрительно обнюхавшая прибывших. Заскочив на стол, просеменив через чашки и бутылки, псина спрыгнула на пол и уселась перед прибывшими, лениво почёсывая ухо.
– А ну, Мопсик, давай нашу любимую! – заорал барон.
Худосочный пёс подскочил и начал неистово выделывать кренделя похожие на местную плясовую, под пьяный смех барона и участников попойки.
– Не, ну ты представляешь! Пляшет! – заплетающимся языком говорил барон слегка обалдевшему Тобиасу. – Сам пляшет, прикинь!
– Эт... то... неч... гхммм нечистая... с...сила – выдавил из себя отец Викентий. Он попытался сделать осуждающий жест указательным пальцем, но перепутал его со средним и старательно показывал жест барону.
– Брехня!... – перебил его Виер, – я ... это... чую нечисть, отец Вик..это... – барон хлопнул по столу ладонью и пьяно гаркнул – ЭТО МОЙ ПЁС! И не сметь его трогать... он меня сам... нашшшлл. ИК! Ох...
Тобиас расширившимися глазами смотрел на происходящее и тихо сатанел. Уже утром они должны были найти капище и идти в Гарт. Но теперь теряется ещё день, потому что завтра эти бухие черти будут ещё ни на что негодны…
Барон прищурившись вгляделся в знаки на вошедших, снова икнул и вдруг громко гаркнул
– Да это… сссседи! Из зельб… это… ну… ясно… ИК! Как там ваш князь, пож…живает… этот… как его… Обал…дуй!
– Болдуин, ВашСветлость – кратко поправил его Охрим.
– Ну… я ш… грю… Балдурин! Ой… соседюшкииии… – расчувствовался Виер-младший. – Захдите! Сссу...дри… это… Выпейте... а Мопсик вам спляшет, верно, Мопсик?
– ГАВ! – радостно ответил пёс, схватив на лету брошенный кусок.
– Всё умеет! – радостно умилялся Донни. – Какой хороший!
– А я гр..ю... – отец Викентий икнул и, загнув средний палец, отогнул указательный – Неччччистт, вот!
– Наливай! – кратко скомандовал Староста. Жена с молодой девушкой, видимо дочкой, быстренько разлили бухло по стаканам. Взглянув на вошедших, достали еще посуду. От взгляда визитёров не укрылось, что в стакан старосты влито было с одной бутыли, а в остальные стаканы с другой – большой и потной.
– Всё умеет, говоришь? – тихо сказал Мрак, с интересом осматривая пляшущую собаку.
– Апппслютнннно! – выдохнул барон, хлопнул ладонью по столу, отчего посуда звякнув, подскочила. – Вы тупые что-ль…? Я ж говорю… А то… щас… покусает вас Мопсик… ИК!
– За выпуклая часть спины через доспехи? – недобро хмыкнул Белый Дракон. – У твоей шавки хоть зубы то есть?
Барон покраснел от гнева, вскочил, шатаясь, и показал рукой
– МОПС, КУСИ!
С собачкой произошли резкие метаморфозы. Её голова стала раза в два больше, глаза засветились красным. Раскрыв пасть, полную острейших зубов, она издала глухой всепроникающий рёв...
... тут же сменившийся жалобным визгом, так как её пришпилило мечом Белого Дракона, пробило стрелой Аарона Пламеня, рассекло пополам ударом клинка Мрака и, с секундным запозданием, в гору торчащего железа воткнулся нож Сержанта.
Тобиас к общему делу причаститься не успел, он шарахнулся от собаки, и едва не грохнулся, наступив на покатившуюся бутылку.
– А... э... – барон тщетно попытался сохранять равновесие, но тут же рухнул на стул.... – С...собчку... мою... гады!... – и, не сдерживая слёз, скривился в безмолвном плаче, не забыв впрочем, отхлебнуть из стакана.
– ЭТО ЧТО ЕЩЁ ЗА ХЕРНЯ ТУТ ПРОИСХОДИТ!!! – звонко гавкнул юный Тобиас, голосом борзого щенка и топнул ногой, отчего его доспехи грозно звякнули в тон голосу.
Барон ответить не соизволил, он рыдал, вытирая сопли и слёзы рукавом. Зато староста, разглядевший, наконец, на груди рыцаря знаки Ордена, понял, что перед ним не простой бронированный разбойник, а кое-кто похуже и, с трудом поднявшись из-за стола, плюхнулся на колени.
– ВашСветлсть, мы это... невиновны... барон собачку приручил, пожалел... мы не знали что она... это...
– Молчать! – рявкнул Тобиас и повернул красное от злости лицо к Сержанту. – Этого – показал на барона – в подвал! Остальных держать тут, пусть проспятся! Завтра будем разбираться.
– Господин младший рыцарь, – мягко перебил его Мрак – В подвале барон может простыть и завтра уже ничем нам не поможет. Помрёт-с.
Тобиас покраснел. Ему не понравилось, что его выставляют глупым и неопытным юнцом. Хотя соблазн переложить операцию на плечи темника был велик. Особенно после всего, что случилось прошлым днём.
– Да повесить всех троих! – гаркнул над его ухом Белый Дракон, отчего младший рыцарь вздрогнул – А потом ... эта... – Ар`шп, запустил руку в чан с маринованными огурцами, – скажем что расследование – хрум-хрум – завершено успешно! Вот!
– Их пятеро, – сухо напомнил ему Тобиас, потирая оглушённое ухо.
– Да? – Белый Дракон старательно пересчитал участников попойки огрызком огурца – Ну... тогда тех двух утопить...
– Господин!!! Господин, умоляем! – женщины в числе уже пяти штук с воем и плачем рухнули на колени, перед ошалевшим младшим рыцарем, и начали с визгом причитать о своей тяжёлой доле, пытаясь поцеловать его руки.
Снова ожил барон, сменивший плач на вопли типа "да в гробу я вас уродов видал!!!". За окном громко залаяли собаки, это собрались толпой мужики, с дрекольями и факелами, начавшие вопить что-то воинственное.
От такой какофонии младший рыцарь малость припух и замер в глубокой печали. Мрак, положив ему руку на плечо руку, тихо сказал.
– Привыкайте. Такая уж у нас служба. – И сделал знак своим людям.
Люди отреагировали мгновенно.
Белый Дракон рывком схватил за шиворот развоевавшегося барона со старостой и легко, словно тряпки, потащил их в комнату, отсыпаться.
Седовлас взяв на себя женщин быстро их успокоил, и даже чем-то рассмешил.
Аарон Пламень, до сих пор только хмуро глядящий на спектакль, молча, вышел во двор и что-то ОЧЕНЬ выразительно прошипел разбушевавшимся мужикам. Те моментально заткнулись, развернулись на сто восемьдесят градусов и бодро зашагали по домам, держа дубинки так, будто это и не дубинки вовсе, а букетики свежих летних цветов, принесённые гостям в подарок от гостеприимной деревни. Даже солдат звать не понадобилось.
Наконец-то стало тихо. Несчастная жена старосты, всхлипнув, показала вошедшим рукой на стол.
– Заходите, гости дорогие, угощайтесь, чем Создатель одарил...
– Это верно, – сказал Мрак. – Утро вечера мудренее.

Отредактировано Toron (01-11-2016 10:26:35)

+3

18

Утро началось с громкого петушиного крика и ведра свежайшей колодезной водицы, обдавшей рыцаря с ног до головы.
Взвизгнув детским голосом, Тобиас вскочил и выпучил глаза на высокого бородатого мужика, скалящего зубы.
– Подъём, бездельник! – заржал тот.
– УБЬЮ! – заорал младший рыцарь и, схватив первое, что попалось в руку, со всей дури обрушил на хама. И убил бы, кабы не ведро, которым тот рефлекторно закрылся. Массивное ведро из толстых досок, опоясанное полосками железа, от молодецкого удара просто развалилось на части.
Теперь уже завизжал мужик, сообразив, что несколько ошибся с объектом полива. Не переставая визжать, он со всех ног кинулся улепётывать от рассвирепевшего рыцаря.
– РАЗОРВУ, ТВАРЬ! – орал Тобиас, продолжая размахивать своим импровизированным оружием. Вскоре погоня перешла из двора старосты за его пределы, там, где уже начиналось редколесье, плавно переходящее в чащу.
...Белый Дракон сидел на пеньке и любовно чистил свой доспех. Парень он был высокий круглоголовый и белобрысый. В простой белой рубахе, очень напоминал местного крестьянина, кабы не разложенные доспехи и целый арсенал вооружения.
Определённо доспехи ему нравились. И стойкая белизна, и прочность и гармония форм. В общем, союз Белого Дракона и доспехов был по любви.
Ар`шп так увлёкся, что даже пропустил поначалу разыгрывающуюся трагедию. Потом, наконец, заинтересовался развитием событий и переглянулся с подошедшим Аароном. Тот как всегда был упакован в неброский кожаный костюм охотника. На голове охотничья шляпа, неплохо гармонирующая с черноволосой шевелюрой и слегка бледным лицом.
– Догонит, – обеспокоенно сказал Пламень.
– Убежит, – махнул рукой Белый Дракон, откладывая шлем на пенёк. – Спорим? На что?
– Не буду, – поморщился Аарон.
– Не азартный ты человек! – попенял ему Белый Дракон.
– Да уж – согласился Аарон, – зато я последние трусы не ставлю, в отличие от некоторых.
– Так я на них этот доспех выиграл! – не без гордости отметил Белый Дракон, вставая и направляясь к разыгрывающейся драме.
Между тем, мужик, отчаявшись сбежать от длинноногого рыцаря, забрался на дерево и засел в ветвях. Тут славный Тобиас из замка Шершень сплоховал. Выросший на окраине степи, переходящей в горы, он быстро бегал и хорошо скакал на коне, но вот по деревьям лазить как-то не случалось. Даже не знал, толком с чего начать.
Белый Дракон подошёл к ним, когда Тобиас висел одной рукой на самку собаки, и яростно дрыгал ногами в тщетных попытках зацепиться за ствол. Второй рукой он всё ещё держал будущее орудие убийства.
– Бог в помощь, младший рыцарь! – приветливо сказал Ар`шп. – Ты этого бедолагу шлемом, что ли убивать собрался? Не помнёшь? Вещица-то дорогая…
Тобиас слез, медленно перевёл взгляд на то, что именно держит в руке. Действительно армэ...
– Копьё сейчас возьму, – пробурчал он. – И проткну мерзавца!
Мужик на это отреагировал новой серией подвываний и всхлипов.
– Ты зачем это сделал? – крикнул Белый Дракон, подняв голову. – Ты понимаешь, дурак, что обидел самого лучшего рыцаря в округе?! Да этого воина – он показал на Тобиаса – сам Магистр сюда направил, дабы тебя дурака защищать от восставшей нечисти. Ваша сраная деревня и половины такого бойца не стоит!
– Дык... это – мужик чуть не плакал – Ваша светлость... вы ж сами приказали...
– ЧТО?! – Тобиас едва не подавился, выпучив глаза на «заступника».
Но Белый Дракон и ухом не повёл.
– Я тебе сказал полить всех кто В ДОМЕ! В доме, понимаешь? Хлев это что – дом что ли?
– Дык... да... – мелко закивал мужик. – Хлев всегда в переднике...
– О как! – подивился Белый Дракон. – Не знал.
Тобиас красный как рак стоял и откровенно мёрз на прохладном влажном ветерке. Действительно ему вчера предлагали комнату в избе, но там стоял такой сивушный запах, что он предпочёл спать в хлеву, возле двух задумчивых коров. Там воняло меньше. И конечно Белый Дракон знал, где он спит.
Повернувшись к Тобиасу, Ар`шп сокрушенно сказал
– Моя вина, младший рыцарь! Это я дурака отправил разбудить барона и старосту.
Тобиас стоял, дрожа на ветру, и мучительно думал, что в такой ситуации надо делать, чтобы не уронить честь. На бой его вызвать? Не хочется… Но и прощать обиды законы чести запрещали... Что же делать?
Белый Дракон протянул ему золотую цепь с большим изумрудом.
– Вот! В знак извинения и уважения – возьми! Эту цепуху я раздобыл в битве у Изумрудной Горы. Теперь она твоя!
– Вы... ты участвовал в той битве? – Тобиас забыл про холод и страх, и с полным восторгом принял цепь.
– Участвовал, – скромно сказал Белый Дракон, стараясь не обращать внимания на смешливый взгляд Пламеня, напоминающий, на чьей именно стороне он там участвовал…
– Ещё раз приношу извинения, – с чувством закончил Ар`шп – не хотел тебя обидеть.
– Хорошо, – чопорно кивнул Тобиас – извинения приняты, Белый Дракон!
И развернувшись, уже не глядя на дерево, пошёл переодеваться.
Стоявший рядом Арчи, увидел мятого изрядно вымоченного хозяина и, фыркнув, издал тонкое ржание, напоминающее смех. В зубах у него была драная грязная попона, стащенная с вьючной лошади.
– Себе оставь! – буркнул Тобиас, заходя в избу.
– Хорошая цепь, – одобрил Пламень. – Впарил таки! И Сержанту тоже?
– В Валиноре плохих не делали… – ответил Ар`шп. – Сержанту ещё вчера, подкинули, в виде добычи. А этот не взял, не любит побрякушки.
– Бывает, – сказал Аарон, насмешливо. – Но теперь Мастер будет доволен, верно?
– Тебе то что? – вспылил Ар`шп. – У всех своя работа.
– Это верно… – согласился Аарон и, развернувшись, ушёл в лес.
Белый Дракон поднял свою вихрастую белобрысую голову, и крикнул мужику, всё ещё торчащему в ветвях:
– Эй, ты, слезай! Всё кончилось. Что? Не слезешь? Ну, сиди, гнездо вей!
И снова пошёл чистить доспехи.

Отредактировано Toron (05-11-2016 22:00:36)

0

19

Допрос проходил в доме старосты. В роли следователей выступал Мрак и его загадочный спутник – Седовлас. На эту роль ещё подрядился было Тобиас, решив допросить младшего барона Виера. Но быстро передумал. Были на это свои объективные причины…
– Ну и я ж того... – выдохнул Виер-младший, глазами ища бутыль с живительной ракой, которой тут, разумеется, не было. – А… а… он потом туда… типа всё знает, и там такое, ой-ёй-ёй...
– Это ты сейчас с кем разговаривал? – тихо уточнил Мрак.
– Кто? Я?... – барон испуганно смотрел в ледяные глаза рыцаря.
– Нет, – глухо ответил Мрак. – Это я тут бред с утра несу...
Барон съёжился и снова поискал беспомощным взглядом заветную бутыль. Боялся он этого существа как никого ранее. При одном его виде, трясся как на холоде и заикался. Другим было проще, ума палата, а потому нихрена не чуют. А вот Донни хоть умом обижен, да чуйка обострённая. Не зря брат именно его подрядил искать капище, будь оно неладно…
Вот Тобиаса – блестящего и украшенного несущим смерть символом Ордена, Донни не боялся ничуть. Не вдуплял он, отчего надо бояться этого юнца? С носом-пипкой, взлохмаченными каштановыми кудрями и какой-то золочёной хернёй на груди. Особенно Донни забавляло то, как юнец пытается корчить из себя большого начальника. Поэтому Виер-младший обстебал "господина Тобиаса" так, что рыцарь его едва не зарубил топором прямо на допросе. Сержант спас, перехватив горячую руку и заменив топор хорошим подзатыльником. Надо сказать, помогло. Поведение "клиента" существенно улучшилось. Правда, когда Донни вывалил им пару абзацев малосвязного бреда, Тобиас встал и ушёл сам, прихватив Сержанта.
А вскоре в комнату зашёл Мрак...
При виде старшего рыцаря, барон с первых секунд пришёл в полный и окончательный ужас, хотя Мрак не сказал ни слова. Теперь Донни уже рад был бы вывалить все и сразу, чтобы только сбежать от этих пронзительных синих глаз, но, увы – связывание слов в предложения никогда не было его сильной стороной. Дело в итоге затянулось к неудовольствию одной сторону и ужасу другой.
Скрипнула дверь, высунулся Белый Дракон. Усмехнулся, глядя на барона, зашёл целиком, протянул Донни кувшин с водой. Тот схватил его дрожащими руками и выхлебал половину. Сказывалась недавняя попойка.
– И пришла в Большие Бодуны жажда великая! – насмешливо сказал Ар`шп и, повернувшись к Мраку, предложил.
– Может ему стакан первача налить, мозги смазать.
– Не надо, – возразил Мрак. – Дураком станет.
– Да куда уж ещё... – засомневался Белый Дракон, но возражать не стал. Проводив его взглядом потерянной надежды, барон стал удовлетворяться водой. Гулко поставил кувшин, снова посмотрел несчастными глазами на этого черноволосого, с морщинами на лице и немигающим синим взглядом. Съёжился.
– Я... это... – он тяжело сглотнул, собираясь с мыслями.
– Я знаю, что ты "это", – ничуть не раздражаясь, сказал Мрак. – Сержанта позвать?
– Нннее-не...
– Тогда рассказывай ещё раз, – Мрак был сама невозмутимость. – И никуда не спеши.
Барон горестно вздохнул и опять попытался сложить из разбитых страхом мыслей более-менее, складную картину.
Мрак слушал. Переспрашивал. Обрывал, возвращал убежавшую мысль в прежнее русло. Картина получались простая.
Уже несколько лет Донни искал капище "где золотишка много" (Мрак слегка поморщился), нет-нет, не золотишко. Донни осушил кувшин. Конечно он искал капище – "место, исполняющее желания". Нет, не сам, брат приказал. Ему зачем-то понадобилось. А Донни братец разрешил загадать одно желание, когда место разыщет… вот…
Мрак поощрительно улыбнулся – правду ведь говорить всегда приятно, не так ли?  Донни мелко закивал.
Искали много лет, ничего не нашли и уже совсем было бросили это дело, как случился этот памятный взрыв на Лысой горе с сильным землетрясением. Виер-младший, староста и несколько доверенных парней помчались туда на разведку. Там среди сгоревшего леса, стоял "чёрный дворец". Раньше его там, разумеется, не было.
Донни понял – нашли! То, что оно отыскалось само, его не обеспокоило. Нашли, и нашли! Пока парни робко топтались у входа, он сразу двинул внутрь заказывать себе желание, ибо право имеет! Потребовал себе... собаку! Раньше хотел костюм себе новый заказать, а тот этот потёрся весь… Но как внутрь зашел, понял, что всю жизнь мечтал иметь собаку. Не разрешали ему...
Вышел с собакой. Крестьяне увидели и ломанулись туда же, расталкивая себе локтями путь.
Только им не свезло. Их почему-то начало превращать в каких-то тварей. Стало жуть как страшно. Собака вырвалась, и начала лаем звать с собой и Донни послушался нового друга. За ним умчались ещё трое, включая старосту. Очухались уже в деревне, где приземлились у старосты и решили нажраться до того как придут твари... чтобы не так страшно было подыхать...
Твари, правда, не появились. Пришли рыцари и на том спасибо... Показать дворец? Да запросто. Только потом не жалуйтесь, если он вас в жабу превратит... ой... я это... не хотел обидеть...  Можно я пойду, а?

Отредактировано Toron (02-11-2016 18:32:09)

+1

20

Интерлюдия "Экспедиция"

Подобные вставки будут пока я не найду способ вплести их в сюжет.

     Четверо бойцов шли, почти бежали вверх по весьма крутому склону горы. В полном облачении и вооружённые до зубов. Со стороны могло бы показаться, что они бежали по ровной полянке и, причём налегке. Ни единым движением бойцы не показывали своей усталости. Если бы кто-то из местных вояк увидел это, наверняка бы десять раз подумал, прежде чем связываться с ними. Но увидеть их было непросто, бойцы хорошо умели прятаться от лишних взглядов.
      Внешне же они были невзрачны и ничем не отличались от большинства здешних «фри лансеров» – свободных копейщиков, ищущих заработка в рядах какого-нибудь воинства, а то и шайки.
Но это были не наёмники. Они оскорбились бы, назови их этим словом.
Уже остались позади высокие деревья, покрывающие подножия Лысой Горы, теперь вокруг них были только камни и влажный холодный ветер. Ещё рывок и вот он, маленький пятачок – самая высокая местность на день пути вокруг.
Не теряя времени на отдых, парни извлекли из своих котомок нечто, похожее на мёртвых птиц. Погладив их сложными, но отработанными до автоматизма движениями, бойцы разом подкинули их вверх. Внезапно ожившие «птички» вспорхнули и растворились на горизонте.
     Вот и всё. В течение часа маленькие разведчики вернутся и принесут в своих клювиках всё самое важное, что происходит на этой безлюдной с виду гигантской каменной глыбе.
Пока что, можно заняться другими вопросами.
Всё также молча, бойцы взяли несколько палок из срубленных внизу молодых деревьев и связали их между собой. Получилось высокое, хотя и немного корявое древко. Один из бойцов осторожно извлёк отрез самостоятельно раскрашенной ткани, прикрепил к концу палки. Бойцы вместе подняли древко и сильным ударом вогнали в расщелину между камнями. Над горой теперь высилось знамя.
     Ветер усилился, разогнав тучи, стало видным белое, с едва заметной голубизной небо, две больших луны, ползущих по своим сложным траекториям, и наиболее яркие звёзды, видимые даже днём. Тихо трепыхалась ткань на древке, четвёрка угрюмцев молча, смотрела на него, думая каждый о своём.
На светло-серой грубой ткани гордо белел символ 149-й баталии, погибшей за три дня, но прославившей своё имя на века. По-крайней мере этим четверым хотелось, чтобы было именно так.
***
     Их создали рептилы – древняя как скелет динозавра раса, обитающая в уютной звёздной системе, внутри большой и плотной туманности в водах и островах планеты-океана.
Сделали их в нарушении Вечного Правила, запрещающего искусственно создавать думающих существ. В старые времена рептилы активно использовали подобных созданий во взаимных войнах, и едва не уничтожили свою цивилизацию. С тех пор по взаимному согласию, на это был наложен тотальный запрет.
      А потом был найден погибающий мир, жить которому осталось по меркам рептилов недолго – примерно три тамошних поколения. Ради его спасения, была организована Экспедиция. Рептилы проникали в тот мир, стараясь взять над ним контроль и организовать массовую эвакуацию. Однако неожиданно Экспедиция понесла большие потери в постоянных сражениях и стычках. Оперативников всё же готовили не для боёв. Понадобились парни попроще и покрепче для охраны объектов и караванов, силового противодействия самых разных видов и характеров.
      Всеобщий Совет после долгих дебатов дал добро на развёртывание комплекса по созданию разумных существ, типа «человек». Впрочем, «людей» создать так и не получилось, чего-то рептилы упорно не могли понять в людской природе – вся продукция оказалась нежизнеспособной. В итоге учёные окончательно плюнули на мораль – один раз не свинопас – и создали классических боевых мутантов, смешав собственные гены с человеческими.
Так на свет появились они. Защитники. Гвардейцы.
     Их выращивали на специальной «ферме». Пока росли, их обучали всему, что важно для выживания и несения службы. Обучение проходило на заснеженном холодном спутнике родного мира рептилов. В рамках спасения вымирающего вида, из него спешно готовили планету пригодную для заселения «человеком». Гвардейцы были первыми её жителями. Здесь им предстояло следить за порядком, когда прибудут первые обитатели гибнущей Равнины. Но это потом, а пока что оперативникам предстояло создать на Равнине площадки для эвакуации, а гвардейцам защищать их от любой угрозы.
     Бойцов прошедших «все круги» обучения, усаживали в шлюпы и перевозили в космическую станцию – Порт. Здесь их оснащали изготовленным тут же оборудованием, доспехами и вооружением. Одетые в качественные и прочные бригандины, вооружённые согласно специализации, баталии гвардейцев одна за другой выстраивались на главную транспортную площадку. Это был самый волнительный момент, отсюда путь один – победить или погибнуть. Посвящение в гвардейцы проходило перед самим запуском. Быстро чётко без лишних ритуалов, но запоминалось оно навсегда. С этого момента гвардейцы были готовы к выполнения любого приказа.
     Флегматичный оператор, крутил виртуальный глобус Равнины, выбирая место переноса очередной «баталии». Мест было не так уж и много. Экспедиция успела поставить под контроль всего три региона из полусотни.
Первым стала группа островов, климат на которой так походил на родной мир рептилов. Но вот беда, острова расположены в пустом океане, далеко от континента. Для курорта сойдёт, но для работы Экспедиции – нет.
     Вторым наиболее успешным оказался далёкий северный край, полупустынный с большим количеством рек, текущих среди густых лесов. Несмотря на малолюдность, у оперативников оказалось немало проблем с многочисленными кланами северных людей, жестоких до безумия и с точки зрения рептилов, совершенно безнравственных. Основная масса людей жила либо южнее, либо западнее, на той же широте, но вблизи от океана, с относительно тёплым течением. Поэтому, большинство крепостей Экспедиции, находились холодном и сухом северо-востоке, где врагов было относительно немного.
     Впрочем, есть ещё одна зона, управляемая участниками Экспедиции. Причём в густонаселённой местности. Так называемый «Валинор». Но о нём гвардейцам рассказывали неохотно. Участники Экспедиции, отказались подчиняться Центру и создали своё государство вопреки всем инструкциям и предупреждениям о последствиях. Туда давно не отправляли ни гвардейцев, ни оперативников и вообще плохо представляли, что они там творят. Валинор был сам по себе и сам за себя.
     Помимо этих зон были ещё несколько «пятачков» куда бойцов могли отправить для пополнения стоящих там частей, потрепанных недавними боями. Телепортировать войска можно было лишь один раз – когда направляют в этот мир. На месте же перемещать резервы приходилось на лодках или сонных клячах, еле ползущих по раздолбаным дорогам. А то и вообще пёхом. Хотя перенос ради подкрепления применяли редко, ибо новички, это новички.
Итак, под звуки тревоги, очередная баталия гвардейцев выстраивалась на большой металлической площадке и под звуки марша, готовилась к броску. Тем временем оператор получал инструкции, куда именно их отправлять, после чего, вращением шестипалой кисти, поворачивал голографическую модель планеты нужным регионом к себе.
     Одно нажатие твёрдым когтистым пальцем по упругому шару силового поля и станция превращалась в гигантский плазменный излучатель. Мощнейший взрыв, отмечаемый даже на окраинах звёздной системы – и очередные участники Экспедиции исчезали из этой реальности…
     …Но во время последнего выпуска всё пошло не так. Рекрутов собрали на несколько дней раньше, чем планировалось. Тут же на «ферме» посвятили в гвардейцы и быстро загнали в шлюпы, двигающиеся к станции на пределе возможностей организмов пассажиров. Это было необычно, ибо перед броском солдат старались не напрягать.
Кое-как выстроив, им наскоро зачитали поздравление, и практически сразу нервный оператор ткнул пальцем в тёмно-зелёное пятно Великих Болот, что близ «валинорского» хребта.
***
     Они приземлились, прямо-таки попадали в дымчатое марево, под сильным дождём, по уши в грязи. Едва выстроились и только тут узнали причину нервозности и спешки. В Валиноре случилось что-то страшное. Страну буквально сдуло, а местная нечисть полезла изо всех болот и чабощ. Во всём регионе, началась настоящая охота на людей и что важнее на оперативников, живущих под человеческими личинами. Уже погибла масса рептилов и нужных Экспедиции «тонкокожих» – как оперативники презрительно называли людей, считая их неразумной формой жизни, прислуживающей "богам", коих собственно и считали разумными обитателями Равнины.
     Однако бойня шла полным ходом. Беда проникла из территории Валинора и распространялась всё дальше. Везде где проходил невидимый вихрь, начиналась дикий натиск нечисти на людей, и даже друг на друга. Помимо простых тварей, из лесов и болот вышли племена людей, поклоняющихся тёмным богам, самые многочисленные из них – магнуситы. Они начали свою охоту.
     Задача гвардейцев казалось простой, искать сбившихся в караваны своих, бегущих от истребления, и методично сопроводить их до реки, где ждала речная флотилия, нанятая для эвакуации.
     Найти-то нашли, но от уцелевших оперативников стало известно, что магнуситы и их союзники охотятся не просто на людей, а именно на них, на участников Экспедиции. И более того, они их ВИДЯТ. Находят в толпе бредущих беженцев и убивают на месте.
Такого раньше не было, «тонкокожие» и их демонические хозяева не отличали замаскированных рептилов от простых людей. Но в эти три дня, всё очень сильно поменялось. Идущие караваны с оперативниками притягивали магнуситов как магнит. Гвардейцам, приходилось отбивать один натиск за другим. Три дня подряд все слышали только скрип больших телег «гуляй-городов», лязг битвы, крики раненных, и жуткие вопли атакующих магнуситов.
     Последний бой, остатки «сто сорок девятой» встретили вместе с оперативниками, добровольно оставшимися им помочь. Рептилы были не обязаны жертвовать собой ради гвардейцев, всё было строго наоборот. Но остались прикрывать погрузку остальных на корабли. Полдня сдерживали бешеный натиск двуногих зверей. Сдержали. Лишь вечером, когда корабли уже ушли, магнуситы прорвали их строй, и началась хаотичная, разбившаяся на десятки маленьких сражений свалка. Закончилось всё только ночью, когда тьма окончательно накрыла их всех.
Утром магнуситы внезапно покинули место боя, почему-то потеряв интерес к «недобиткам». Рассыпанные по лесу уцелевшие гвардейцы и оперативники, теперь встретились с новой опасностью, мучительно пытаясь выжить в сырых и опасных лесах.
Так и получилось, что четверо бойцов, наткнулись на трёх оперативников и дальше они шли уже вместе. Потом были прятки в столице княжества, найм отряда «зельбов» для проведения их в Гарт к порту, потом засада, бой и деревня Степашки, окружённая бродящими туда-сюда отрядами магнуситов, внезапно растерявших свою способность «видеть» рептилов и их солдат…
***
     Сколько гвардейцев погибло? Кто вышел из леса? Этого четверо парней не знали, но и так было ясно, что баталии больше не существует.  Наберётся, в лучшем случае два десятка бойцов. А, может быть, они и вовсе последние.
     Их родная "сто сорок девятая" ушла в Вечность...
     На горизонте мелькнули чёрные точки. Прилетели маленькие разведчики, послушно упав в ладони, и тут же «выключились».
– Так! К нам гости идут! – сказал Святозар, командир их маленького отряда, считывая данные с «птички». – Всё, уходим! Надо предупредить остальных!
Гвардейцы быстро и бесшумно снялись с места и рванули вниз, с удвоенной скоростью.
И вновь застывшую на века вершину Лысой Горы посещал лишь бродяга ветер. Да ещё здесь слышалось трепетание знамени, гордо развевающегося над бескрайними, расстилающимися где-то там внизу просторами.

Отредактировано Toron (05-11-2016 23:00:02)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Игра стоит свеч!