Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.


Несносная Херктерент - 3.

Сообщений 191 страница 200 из 355

191

Пост 188

Чистяков написал(а):

осаночка и взгляд такие — сама Софи от зависти удавился бы, если увидела

удавилась

Чистяков написал(а):

среди материалов преобладал шёл, воск, проволока

шёлк

+1

192

К Главе 27.

– Ну, спасибо, успокоила.
– Обращайся. В кои-то веки, ты меня благодаришь.
– Но ты же моя маленькая сестрёнка, – дурачится Софи.
– Лизка! Прибью!
Вместо того, чтобы убежать, Софи плюхается на спину поперёк кровати. Щурится в потолок.
– Маришка! Как опять хорошо всё!
– Разве было плохо?
– Пока плавала, подумала. Ведь на Большой дуге условия почти как здесь. Только там правит смерть, а здесь жизнь. Там каждый день гибнут люди, немногим старше нас, там сражается наш брат.
– Софи, ты стихи сочинять не пробовала?
– Правила стихосложения знаю. Даже мирренские. Тебя им тоже учили вроде. Но так, чего нет, того нет. Хватит с меня уже разных... Поэтесс.
Марина хмыкает.
– Они же тебе, вроде, ничего не сделали? Или пытались?
– Ты про Дворец Грёз ? Там всё более-менее было.
– Не считая того, что две тётки жили как муж и жена.
– Заметь, они никому не мешали. «Утончённые чувства, высокие отношения, непонятая многими любовь!» - передразнивает Софи императрицу.
– Угу. Только в одной постели спали, говорят, не только вдвоём.
– Они и тебя хотели затащить?
Софи уже сидит. Вся напряжена.
Марина усаживается рядом.
– Расслабься. Ничего не было и быть не могло. Они не настолько были без мозгов. У меня просто хорошие отношения с обслуживающем персоналом, а они везде бывают и всё замечают. Они и предупредили. И об этих, и ещё кое о ком.
– Думала, им всё равно вплоть до ненависти к нам втихую.
– Нет, не всё равно. Ненависти не было вообще. Скорее... Жалость была.
– Почему?
– Какая ты непонятливая, хотя и старшая. Весь персонал, кроме боевого, набирается исключительно из благополучных семейных пар. У них просто не бывает ничего такого, что обычно для нас. И хватает мозгов понять, что многое из творящегося у нас в жизни совершенно ненормально.
– Как-то не задумывалась.
– Советую иногда мозги напрягать. Ты, вроде, в авиацию собралась. Тогда учти, мальчиков из Домов всех для укомплектования эскадрилий уже в Великую войну хронически не хватало. А сейчас там вообще мальчики и девочки из рабочих районов преобладают. У них манеры сильно попроще, чем у Ярика твоего.
– Ладно, хватит об этом. Лучше скажи, с тобой тогда ничего, кроме мне известного, не произошло?
– С чего заинтересованность такая? Этих вспомнила?
– Не только. В школе некоторые девушки очень уж странно на меня стали смотреть. Да и не только смотреть. В любви признавались. Стихи писали. Себя предлагали.
– Врёшь!
– Нет. Плюс ещё некоторые на грани ходят.
– Собрала вокруг себя всех парней, ну вот результат, другим не хватает, друг с дружкой лизаться приходится.
– Пошлячка!
– Констатация факта. Не попробовала ещё не с кем?
– Вот это не твоё дело!
Марина пожимает плечами.
– Сам рассуждала о допустимости некоторых видов отношений. А как столкнулась – сразу в кусты. Прятаться, а не чем-то другим заниматься.
– Это крайне неприятное ощущение, когда человек одного с тобой пола видит в тебе объект вожделения. Не сталкивалась раньше с таким.
– Когда противоположного, то по-другому?
– Проверь – узнаешь.
– Одно меня и так не миновало, другого ну совершенно не хочется.
– Такие вещи и односторонними бывают.
– Угу. И частенько различными преступлениями заканчиваются. Ты наизусть соответствующий раздел УК выучила. Я тоже.
– Тебя не волнует, что не все могут за себя постоять?
– Специально поисками не занимаюсь. Если что-то в поле зрения попадёт – приму меры. Кэрдин тоже уродов различных сильно не любит.
  - Мы немножко о другом говорим.
  - Как раз, об одном и том же. Сама знаешь, в тех статьях не только про изнасилования. По некоторым другим женщины тоже вполне могут привлекаться. Ты мне, кстати, так и не сказала, кто это у нас настолько на голову двинутые. Хотя... Парочку и так назвать могу. Тайные чувства иногда заметнее любых явных проявлений.
- Перед началом учебного года скажу, от кого надо подальше держаться.  Хватит об уродах на сегодня. Сейчас... Знаешь, я уже обсохла, и опять жарко. Пошли поплаваем?
Марина пожимает плечами.
- Пошли.

+2

193

Чистяков написал(а):

– Констатация факта. Не попробовала ещё не с кем?

ни

Чистяков написал(а):

Сам рассуждала о допустимости некоторых видов отношений.

Сама

+1

194

К Главе 27.

  – Кажется, в прошлом у неё была мечта – сделать из меня мирренскую императрицу. Погреть своё честолюбие. Не ухмыляйся так, от этой идеи отказалась, притом, похоже ещё до войны. И не ухмыляйся так, не тебе одной кронпринц крайне не понравился.
– Хочешь сказать, ей тоже?
– Представь себе, да.

– Она тебе по-прежнему пишет?
– Да.
– Мне уже не нет.
– Можно подумать, ты хоть одно прочла.
– А смысл? Подозреваю там вообще копии одного и того же, написанного по образцу из старого учебника для благородных девушек. Ну, того, где всё витиевато настолько, что из прочитанного понимаешь отправитель ещё жив. И то, поймёшь только в том случае, если хорошо знаешь почерк.
– Не читав, ты просто придумываешь.
– Придумываю что? Я читала письма матери Эриды к ней. Предвосхищая вопрос, да я уверена, это действительно писала мама Эр, а не неизвестные писатели по заказу её отца. Там за каждой строчкой виден живой человек. Он все написаны не по форме.
Я поняла, что такое материнская любовь из писем женщины, которая своего ребёнка даже не увидела. В ней росла её собственная смерть, но она даже не задумывалась об этом. В письмах была только любовь, самая чистая и искренняя из известных мне.
Эр много раз пыталась написать портрет. У неё есть все фотографии, где её мама хоть краешком платья попадает в кадр. Плюс всё ей написанное, хотя там большую часть только специалисты могут читать. И эти письма. Лучше всего сказавшие о человеке.
Портреты не получаются. Платья времён её молодости Эр наверное, с закрытыми глазами может рисовать. Но портрет не выходит. Говорила, мечтала изобразить, будто они вдвоём. Теперь пытается только её. Говорит, не может вообразить, какое бы было у неё лицо, будь мама рядом. Признаться, я чуть ли не больше Эр жалею, что мне не довелось с супругой соправителя познакомиться.
Я не верю, что у меня лежит нераспечатанный второй вариант чего-то подобного.
- Или на какую-то миллионную долю процента ещё надеешься, там лежит именно это. И просто до смерти боишься окончательно убить надежду. Ведь если эта доля выпадет — очень многие вещи тебе придётся пересматривать.
- Ты в аналогичной ситуации находишься, - желчно цедит сквозь зубы Марина.
- Нахожусь. Надеюсь и боюсь того же самого.
- Предлагаешь распечатать? Или, наоборот, все вместе в кучу свалить и сжечь? Окончательно уничтожив надежду вместе с возможным жестоким разочарованием?

- У тебя тоже есть любимица из той эпохи?
- Да. Императрица. Знаю прекрасно, мир так устроен, в нём одновременно могут жить либо мы, либо она. Знаю... Но всё равно.
- Олицетворение для тебя лучших человеческих качеств? - кривит губы Марина.
- Где-то так... Наверное. Хотя, как мать она была не на высоте, - Софи словно не замечает интонации сестры. Опять грезит наяву. До недавнего времени Марина думала, так только Эр умеет.
- Зато, весёлая. Знаешь, ведь мама Эриды с ней точно была знакома.
- Вряд ли они дружили. Вместе они есть только на протокольных фотографиях.
- Иногда всё-таки общались. Эр с какой-то их совместной фотографии написала портрет. Вторая женщина до сих пор без лица. Зато императрица удалась. Весёленькая, юная, до краёв жизнью переполненная.
- Ага. Что называется, с шилом в заднице. Кстати, если судить по фото, эта часть тела была идеальной формы. Почти не интересовалась своей внешностью, считала у неё от природы всё таким замечательным получилось.
Эр мне почему-то не показывала этой работы.
- Не считает совершенной. Притом, соприкасается с болезненной темой.

– Что-то не ладится у нас с живыми. Прямо культ мёртвых какой-то.
– У меня от слова культ голова болит. - Марина гримасничает так, кто незнакомый решит, раскалывается на самом деле, - Отдаёт мирренской поповщиной.
– Не осуждай их так уж сильно. Каждый зарабатывает деньги как умеет. Ни рождение, ни смерть мимо них не проходят.
– Угу, как люди каменного века своих мертвецов охрой засыпали  да козлиными рогами обкладывали.
– Образ умирающего или умирающей на могиле возлюбленного весьма популярный сюжет мирренской литературы.
– Нашей тоже. Только люди сейчас куда чаще совсем по другим причинам гибнут. Нам никого по-настоящему дорог терять не приходилось. Вот и язвим. Отчасти из скрываемого первобытного страха. Люди не так далеки от зверей, как казаться хотят.
– Подспудно считаем, это нас не коснётся. Словно в своё бессмертие верим. Большинство значимых для нас людей сами из тех кого хочешь закопают.
Марина хмыкает.
– Чего смеёшься?
– Представила Эр с лопатой, роющей кому-то могилу.
– Они своих обычно кремируют. Забыла? Я ведь видела тебя мёртвой, Марина и не хочу снова. Не надо шутить на тему смерти и Эр. Это явление к ней куда ближе, нежели к нам.
Марина гневно упирает руки в бока.
– Вообще-то с темой её сердца я знакома побольше твоего. Необходимое для операции пробивали в том числе и через меня. Соправитель просил содействие оказать. Ей операцию делали по технологиям того мира. Специально для этой цели устраивали пробой.
– Только для приборов или людей тоже доставили?
– Я не знаю. Меня как-то больше волнует, что Эрида сейчас куда здоровее, чем прошлым летом. Хирурги сердечники, даже если и не по своей воле сюда попали, в накладе не останутся. Там ты один из многих, тут первый.
– Как говорила один из наших предков, цель оправдывает средства, – ехидно щурится Софи.
Марина вскидывает бокал в салюте.
– Твоё здоровье.
– Жара, спиртное и водичка плохо совместимы.
– А я больше в воду не собираюсь. В тенёчке буду лежать.
– И винцо попивать.
– Ага. С очень хорошего  виноградника.
– Женский алкоголизм не вылечивается, Марина.
– Я всё равно от чего-то другого помру. И скорее всего, насильственной смертью. Так же как и ты.
- В очередной раз поражена вашей добротой, sestra, - заканчивает Софи по-мирренски.

+1

195

К Главе 24.

Всегда поражало величие и внешне, словно совершенно не вязавшееся с ним, изящество  ушедшей цивилизации. Просто ложечка для косметических средств в виде цветка лотоса, поддерживаемого юной плывущей обнажённой девушкой.         
Фигурка, обретшая широчайшую известность уже в новое время. Копии разной степени качества, цены и степени соответствия оригиналу, изготавливаются сейчас сотнями тысяч штук.
Жестокости внешнего мира породили тягу к изяществу в быту. Погибшая Прародина снова в моде.
У Эриды тоже таких ложечек несколько. Самая любимая. Работы известного современного ювелира. Платиновая. Губы и соски позолочены, формы исполнены в соответствии с современными канонами. У дочери соправителя — с того возраста, когда и обычной-то ложкой не все пользоваться умеют.
Другую копию произведения древнего искусства Марина практически ненавидит. Является точной копией. Даже краска изготавливалась по старинным рецептам. Одно время, Марина думала, настоящая ложечка как раз у Эр, а в музее лежит копия. С определённого возраста, стала понимать, при буйной фантазии ложечку можно принять за её изображение. Никому не сказала про наблюдение. Но у Эриды с фантазией более, чем хорошо. В детстве Херктерент жутко злилась, когда из-за короткой стрижки подруга сравнивала оригинал с Мариной. Сходство усугублялось чернотой волос. По этой же причине Марина почти никогда не красит глаз. Сходство только усилится. Хотя, если с тогдашним традиционным гримом нырнуть как следует, всё точно потечёт. А уж с чем-нибудь ценным на себе, вроде ожерелья на фигурке даже у Софи хватает ума в воду не лезть.
Иногда древние произведения нешуточные скандалы провоцировали. Ладно хоть хорошо далеко на юге. 
Случайно уцелевшая при извержении  куколка, изображающая молодую женщину с подвижными суставами рук, ног и даже пальцев. Марину в детстве поразило крошечное позолоченное колечко моржовой кости, снимавшееся с пальца. Одежда не сохранилась. Тело выполнено подчёркнуто реалистично.  Вместе с куклой был найден маленький мраморный мячик для игры, так что и при «жизни» кукла вряд ли была сильно одета.
Кукла, породившая моду сначала на взрослые безделушки, потом и на детские игрушки. Миррены  прозвали фигурку «символом северного  разврата», хотя сами стали производили такие миллионами штук. К тому времени были найдены ещё несколько подобных фигурок и даже комплекты одежды для них, с гребнями и зеркальцами. Видимо от коротких платьиц и почти современного нижнего белья у попов свербит в различных местах. Да и судя по древним одеждам, излишней откровенностью наряды островитянок отличались уже тогда.
  До сих пор споры идут, на Севере или на Юге, кто-то додумался обрядить куклу в современную женскую одежду... Тиражи и так неплохо продававшейся игрушки, выросли в несколько раз. На Севере уже больше двадцати лет ни одной девочки у кого в детстве не было бы «Ланны -островитянки».
Хозяйка самой первой куклы, скорее всего осталась жива, так как находку сделали в самом малопострадавшем районе, эвакуированном одним из первых, да и нашлась фигурка в мусорной куче. Кукла была не новая, носила следы починки, но любимую игрушку ребёнок бы не выбросил. Или просто девочка выросла, избавившись от вещей, утративших ценность.
Хозяйка оставила истории своё имя — Ланна нацарапанное на спине, Ланнами звались не пережившие извержения миниатюрные птички, славившееся яркостью оперения и скоростью полёта. Тоже споры идут, это имя хозяйки, написанное ей самой, имя куклы или вообще того же авторства, что-то вроде клейма мастера.
   Сама Марина считает Ланну именем самой девочки, хотя ни одна версия не имеет неопровержимых доказательств. Книжек про Ланну самых разных возрастов уже не один десяток написаны. Сюжеты тоже — от для самых маленьких до трагедий, где над сюжетом даже циник и пошляк Херенокт рыдать будет.

+2

196

К Главе 13.

- Очередной номер. Обзор готовишь... - Марина приглядывается к сестре, - Стоп! А чего это у тебя рожа такая хитрая?
- Листани журнал, поймёшь.
- Делать мне нечего, чем эту дурь пересматривать, да ещё номер сдвоенный.
- Центральную вклейку глянь. Обещаю, будешь под впечатлением надолго.
Марина так и делает. Софи искренне забавляется, над реакцией сестры наблюдая. Та с показной ленцой страницы разворачивает. Сразу же делает большие глаза, перехватив журнал, вытягивает руку подальше от глаз. Сощурившись, делает вид, будто всматривается. Скорчив гримасу склоняет голову на бок, щурясь ещё больше. Журнал переворачивается к верх ногами, потом берётся за торец. Голова остаётся в прежнем положении. Издание возвращено в нормальное положение. Голова склонена на другой бок, левый глаз закрыт.
- Ну как, впечатлилась? - спустя некоторое время осведомляется Софи.
- Вообще-то, непротиворечивый образ красного зверя с семью головами и десятью рогами с лёгкостью нарисует любой пятилетний ребёнок. Или душевнобольной.
Софи вертит пилочку для ногтей между пальцами. Белозубая улыбка не предвещает ничего хорошего.
- Кто там на сидит сидит, не рассмотрела?
  В глазах Марины играют заговорщические огоньки.
- Со зрением проблем не испытываю. Не узнать Шлюху Островов на Звере из бездны крайне сложно — весьма яркий образ самой наркоманской главы - «Откровения» из «Книги» крайне сложно. Вот ещё один, явно по заказу от двора решил мир своим шадевром осчастливить. Я мирренское искусство всё равно не люблю.
- На кого она в этот раз похожа, не заметила?
- Я Тиму V даже благодарна — теперь в большинстве мирренских семей есть мой портрет.
- Просто наповал сражена твоей наблюдательностью!
- А что, я ничего. Мирренские ассоциации довольно примитивны. В оригинальном варианте, ещё на островах, зверь — империя, шлюха — столица, головы да рога — намёки на внутренние конфликты, благо в них в то время недостатка не было. Содержание последующих глав — влажные мечтания сумасшедшего, кто-то с небес придёт и покарает погрязшую в разврате и пороке, империю.
Века идут, только Империя падать не собираются. А уж подобные бредни под текущую политическую ситуацию подогнать — большого ума не надо. Да и самих себя приятно с праведниками и небесным воинством отождествлять, а не выходцами из бездны.
- То есть, наличие твоего портрета в качестве олицетворения сил зла тебя не смущает?
- Противника надо сделать максимально бесчеловечным, ест он морковку — пиши обгладывает свежие кости младенцев. Начальные уроки пропаганды, забыла разве? Враг есть, должен же его кто-то олицетворять?
Мне бы таким символом быть весьма лестно, только тут вовсе не я.
  Софи усмехается.
- У тебя столько мозгов. Череп не жмёт? Да, я прекрасно заметила, лицо скорее Дины II, причём по её привычку в красном ходить все знают. Карикатуры на Императора и членов даже враждебного царствующего дома у них запрещены, но Великие Еггты ни в какой дом и не входили.
- Нечего мне учебник «Родная страна» для начальных классов пересказывать.
- Я и не пересказываю. Хотелось на истинный размер твоего чудовищного самомнения посмотреть.
Марина пожимает плечами.
- Смотри, сколько хочешь. Только осторожно, от блеска не ослепни.
  Софи, встав, обходит сестру с таким видом, будто это самое самомнение высматривает.
- М-да, прямом скажем, твоим формам художник откровенно польстил.
- Скорее, свои скрытые фантазии на холст перенёс. Он, если меня и видел, то в то время, когда форм этих ещё не было.
- Видел, видел он тебя. Был представлен ЕИВ. Я с художником даже разговаривала. Восхищался талантами юного дарования.
- А-а-а! Так это тот любимец народный, кто считает, если всех, кто там у них в чём-либо отличился на одну картину запихать, святых, огня да света божественного добавить, это будет дико ново и, как это они говорили, - Марина щёлкает пальцами, вспоминая, - а, духоподъемно, - заканчивает по-мирренски.
- По мне, так получается просто дико.
- В вопросах современного искусства у меня всю жизнь с тобой было меньше всего разногласий.

Отредактировано Чистяков (03-06-2018 17:26:21)

+3

197

Чистяков написал(а):

Кто там на сидит сидит, не рассмотрела?

"Кто там на нём сидит..."

+1

198

Чистяков написал(а):

Журнал переворачивается к верх ногами, потом берётся за торец.

вверх

Чистяков написал(а):

Вот ещё один, явно по заказу от двора решил мир своим шадевром осчастливить

шедевром

Чистяков написал(а):

лицо скорее Дины II, причём по её привычку в красном ходить все знают.

про

Чистяков написал(а):

- М-да, прямом скажем, твоим формам художник откровенно польстил.

прямо

+1

199

Cobra написал(а):

шедевром

Марина намеренно искажает слово, кривляясь.

0

200

Продолжение поста № 196

  Софи хитро прищуривается.
- Главного подтекста публикации этой репродукции ты всё равно не заметила.
– Я в живописи разбираюсь не до такой степени, чтобы глубокий  смысл в каждой завитушке выискивать.
- Тут совсем не в завитушках дело. Всё куда сложнее, только поймёт это только умный.
Шпильку Марина проглатывает, но кулак всё-таки показывает. Софи неожиданно остаётся серьёзной.
- Ты знаешь, на первую выставку, где это экспонировалось, несовершеннолетние не допускались?
Младшая Херктерент пожимает плечами. Чего там несовершеннолетним читать и смотреть нельзя, давным-давно прочитано и просмотрено. Для кого эти запреты придумывают? Юный пытливый ум, если целью задастся, всё равно обойдёт.
- А сейчас напечатано в общедоступном журнале. Ничего странного не замечаешь?
- Война — странное время во всех сферах жизни общества.
- Не хватало нам ещё одного Еггта-философа!
- Сордар III хотя и зовётся великим мыслителем, восстания в крови топил только так.
- Многогранным был, как и большинство из нас. Но я о другом. Тим V или кто-то из ближнего круга этим номером довольно сильно пнул церкви и этого художника лично. К каким кругам причисляют, напомнишь?
- С удовольствием! - улыбается во все тридцать два, Марина, - Поклонников старых добрых времён, борцам с разлагающим влиянием Севера и прочим, как они сами себя называют, высокодуховным. Хотя, я знаю Тим от них старается держаться на расстоянии, несмотря на то, что у каждого из них его портреты, наверное даже в сральнике висят. Не удивлюсь, некоторые ему даже молятся, хотя всякими там канонами это строжайше запрещено.
- Верно. Религиозность граждан и подданных по стране весьма чересполосна. Словечко «мракобесие» и в мирренском языке существует. Демонстрируя, насколько дословно они святые тексты воспринимают, они многих от себя отталкивают. Какая там резня шла во время разных расколов, сама читала. Все стороны ничего не забыли, живут из соображений «плохой мир лучше хорошей войны». Причём, это как раз сам Тим вроде бы своих главных союзников сознательно гробит.
- Умен, скотина, знает с такими друзьями в будущем враги уже не понадобятся. Хотя, нам бы было выгоднее, будь таких, вроде художника этого, побольше.

К Главе 17

- Ты фотографии с их Великого Императорского бала помнишь?
Хейс демонстративно плюхается спиной в бассейн. Выныривает и отфыркивается.
- Ввек бы не вспоминать! Из-за них столько писку было в спальнях у младших девочек.
- Младшие они того... Разные бывают, - недовольно цедит сквозь зубы Марина.
- А, - машет рукой бывшая староста, - ваша набор куда взрослее выглядел. Как чувствовали все, что начнётся. Те же совсем детьми были. И вели себя соответственно. Такой вспышки воровства я не припомню.
- О как! - недоумевает Софи, переглядываясь с Мариной. Хейс, словно не заметив, продолжает.
- Да ничего серьёзного. Вещей не портили, ценностей не трогали. Без конца таскали друг у друга фото красавиц с этого бала, да выкройки платьев, будто кто-то из них шить на подобном уровне умел. К счастью, все состоятельные были ограничены родителями в размерах трат, а не то, закажи кто подобное, её бы точно убили. Причём, все вместе. Хорошо, хоть к Новому Году унялись. После этого меня уже все звали только Страх-И-Ужас и никак иначе.
- Как наша мама и Кэрдин выглядели не запомнила?
- Да я теперь до смерти не забуду, кто как там выглядел! Словно сама побывала.
- Кончится это всё — побываешь, - Софи совершенно серьёзна, - Считай официальным приглашением.
Поднявшись, Хейс шутливо склоняет голову, прижав к сердцу правый кулак.
- Благодарю, Ваше Высочество Ненаследная...
- Дальше не надо, - прерывает Софи, - я и так знаю, помнишь мой титул.
- Они выглядели словно две кошки-леопарда, платья, сумочки, перчатки, всё пятнистым было. Даже я удивилась, хотя и не до этого было.
- Можешь дальше удивляться. Шляпки, летние плащи, туфли, даже бельё и чулки у них такой же расцветки были, причём очень похожие. Они даже собирались вместе.
- Вот это да! - в один голос Марина и Хейс удивляются. Всем известно о «дружбе» императрицы и министра. Даже поговорка о ненависти успела появиться «Живут, как двуногие змея и пантера».
Софи наслаждается произведённым впечатлением.
- И что это тогда было? Я до сих пор не набралась смелости у Кэрдин спросить, настолько тогда обалдела.
- Да вот ту весёлую картиночку с красным зверем и тобой вспомнила. Там же не один зверь из бездны к людям искушать ко злу приходил. Два или три ещё отметились. Угадай, какая у одного из них окрасочка была?
- Как бы очевидно, леопарда.
- Гепарда, если той книжечке верить. Да ещё не помню со сколькими головами. У них на двоих, естественно, две, да обе не пустые. Вот и решили мирренов на высшем уровне поручить. Ещё здесь сговорились.
- Первый, и, подозреваю, последний раз на моей памяти. Они же ненавидят друг друга.
- Но миррены им обеим смертельный враг. Тут общее намного выше личного встаёт. Помнишь, как у нас проверяли, нет ли какой вещи с Юга? Им ведь тоже предлагали прийти на Бал в мирренских шелках. Даже в подарок прислали, одной от лица Императора, другой — от лица кронпринца. Отказать нельзя по протоколу. Приняли, но пришли во всём сделано исключительно у нас. Как все на них смотрели! На дрова для костра ведьмам родовые кареты сами бы порубили. Но нельзя. Улыбаться надо.
- Теперь уже я не понимаю, что все там из-за пятнышек разошлись? У меня в детстве рысья безрукавка была, - откровенно дурачится Хейс.
- Мирренки великих родов, да и невеликих тоже не носят пятнистого. Никогда и не при каких обстоятельствах. Расцветка считается намёком на конец света, зверей, что пред ним придут и вообще, отсылкой ко всему нехорошему. В низших слоях общества отношение попроще, но и там «пятнистая кошка» обозначает колдунью-проститутку.
Все всё поняли, они издевались. Но ничего не сделаешь из-за их статуса и уровня визита. И после ничего не напишешь, так как всем станет понятно, как в лужу посадили.
Хейс сидит на бортике, задумчиво болтает ногой в воде.
- По-моему, они обе старательно провоцировали войну. Естественно, не по своей инициативе, но больно уж удачно совпало.
- Миррены и должны были тоже самое подумать. Женщина у них сосредоточение всего плохого. И всё зло от них происходит.

Отредактировано Чистяков (04-06-2018 15:52:17)

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.