Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.


Несносная Херктерент - 3.

Сообщений 201 страница 210 из 355

201

Чистяков написал(а):

Всё куда сложнее, только поймёт это только умный.

вместо первого - но, правда...

Чистяков написал(а):

А, - машет рукой бывшая староста, - ваша набор куда взрослее выглядел.

ваш

Чистяков написал(а):

Вот и решили мирренов на высшем уровне поручить.

поучить? проучить?

Чистяков написал(а):

Никогда и не при каких обстоятельствах.

ни

+1

202

Продолжение поста № 200.

– Так бы и сидела тут всё время. – Софи усаживается, обхватив колени, –Никуда не надо идти, ничего делать не хочется. Полное умиротворение.
– Сказала Дина на берегу океана, вытирая меч от крови.
– Марин, её бани в Замке ведьм до сих пор прекрасно работают. Сама знаешь, она там часто бывала, иногда говорят, в бане и умерла.
– Угу. Только в той, что от Замка через пол материка. Как раз где-то в Старой Крепости. Да и то, сейчас больше болтают, сколько народу она там потопила.
Софи последней фразы словно не слышит.
– Там с той поры столько всего надстроили перестроили, а вот Прародина Ведьм почти без изменений сохранилась.
Хейс, раскинув руки, лежит в воде лишь чуть пальцами пошевеливает.
– Такое ощущение спокойствия, когда вы обе лаетесь. Значит, можно не сомневаться, во всей остальной школе тишина и покой. В прошлое бы вернуться.
– Что-то быстро ты стареть начала.
– Возраст не в удостоверении, он в голове. Пару лишних лет вместе с вами провести не отказалась бы.
– Вообще-то, я тоже, – со странной интонацией Марина плюхается в бассейн. Не признаваться же, что глаза предательски щиплет.
Софи позы так и меняет, кажется вот-вот совсем растекаться по камню начнёт как подтаявшее на жаре мороженное.
Марина довольно сильно брызжется. Сестра даже не шевелится. Совсем на земноводное сзади в такой позе похожа. Тем более, квакушки с волосами бывают.
– Перепонки скоро отрастишь и заквакаешь, как лягушка.
– Не заквакаю. Лягушка тут, скорее сварится. Они больше сухопутные хищники.
– Ну тогда, плавники отращивай в рыбу превращайся. Будешь на Островной резиденции в каком-нибудь аквариуме сидеть и икру метать. Фигуру точно не попортишь.
– Пошлячка, – Марине не видно, но иногда эмоции человека даже по спине видно, – я бы дельфином скорее, стать согласилась. Они полностью трёхмерные, всё вокруг сонаром видят, способны любить. Наверное, и говорить умеют в другом звуковом диапазоне.
– Одно только плохо, конечностями своими создавать ничего не могут. Ты же без этого не можешь. В биологии такой закон – если что-то утрачено, вновь это не появится никогда. Не светят морским млекопитающим способные творить конечности. В противном случае, воевали бы мы с ними. Да и так, крупные дельфины вовсю жрут мелких.
– Заметь, других видов. У  нас никого не наказывают за охоту на обезьян.
– Смотря, каких видов, – хмыкает Марина.
– Какая же ты приземлённая.
– Ага, я вроде мичмана Глетта. Девушка спрашивает
«Мичман, хотели бы вы быть лебедем?»
«Нет, не хотел бы. Голым задом в мокрую воду. Бр–р–р!»
- Почему-то я чаще слышала истории, где он не мичманом, а лейтенантом был.
- Весь вопрос в том, от кого слышать, - Софи так и не соизволит пошевелиться.
- Так нет же никакого противоречия. Это же его комиссовать с линкора по неизвестной болезни хотели, ибо весь корабль от мичмана тошнило. Видимо, так и не комиссовали, война как-никак, лишних офицеров не бывает. Просто на берег списали, а на берегу мичманов не бывает, прошёл переаттестацию и стал лейтенантом.
- Всё-то ты перевернёшь. От него уже и мирренов затошнило.
- Это как? - заинтересовалась Марина, даже Софи чуть голову поворачивает.
- Да, повязали мирренские разведчики сонного да пьяного лейтенанта Глетта. Наши уж с облегчением вздохнули. Но он через три дня назад пришёл. С запиской от командующего армией. «Ваше Величество Император Саргон! Отправьте это... далее много всего непечатного на нескольких языках... домой. Мне даже патрона на него жалко. Как офицер он бесполезен для вас. Как «язык» - для нас. Отправьте его домой!»
- Ну и как? Отправили?
- История умалчивает, - важно заканчивает Хейс.
Софи от смеха чуть в воду не падает.
  - Ты мне потом шепни на ушко, что там командарм про мичмана писал, - жалобно просит Марина, - а то у некоторых тут ухи нежные, от крепких слов завянуть могут.
- Мне сейчас материться не хочется, потом как-нибудь. За сохранность ушей спокойна, я знаю, вы обе одинаково хорошо ругаться умеете.

Отредактировано Чистяков (04-06-2018 20:49:51)

+3

203

Чистяков написал(а):

кажется вот-вот совсем растекаться по камню начнёт как подтаявшее на жаре мороженное.

с одной н

Чистяков написал(а):

– Пошлячка, – Марине не видно, но иногда эмоции человека даже по спине видно,

повтор

+1

204

К Главе 27

Спать не хочется совершенно, хотя и устала. Ясно, почему во времена холодного оружия битвы редко бывали долгими. В рукопашной человек устаёт страшно. Равный по силе пытается тебя убить и это насовсем. Равно и ты его.
  Приняв душ и немного взбодрившись, отправляется к Эр. Та в последнее время стала ложиться очень поздно.
В спальне полутьма, приглушённый свет, но никого нет. Куда хозяйку понесло? Пусть, время довольно позднее, но не для разноглазой. Обычно ещё не спит, в «Смерть императора» сама с собой играет, длиннющие сложнейшие пасьянсы раскладывает или просто читает. С её-то скоростью книги на острове скоро кончатся.
Внешняя дверь открыта. Тропическая лунная ночь, приглушённый искусственный свет. Художники любят всё такое.
Ну точно! Облокотившись о мраморные перила, залитая светом стоит Эрида. Рубашка длинная, по плиткам волочится, зачем только такие делают? Ткань невесомая, совсем прозрачная, полностью просвечивает тело. Эр это Эр.
Улыбается, как всегда, приветливо, будто даже в теории не допускает появления кого-то чужого.
– Так и думала, это ты. Смотри как красиво! Такая тишина и покой! Кажется, ещё немного – и взлетишь в лунном свете.
– Эр, ты опять начиталась мирренских романов для старших школьниц, кто до выпуска не знают, чем бык от коровы отличается, не говоря уж про женщину от мужчины?
Та зачем-то вертится, взметываются полы чудного одеяния. Вполне ожидаемо, она ещё и босая.
– Тут камни так нагрелись за день! Необычное ощущение. Хочется непонятно чего.
«Угу. Самого нецензурного того. То-то в охране молодых красавчиков ни одного нет. Их тут на улицах полным-полно,но разноглазая туда не ходит».
– Может, мне влюбиться?
– Давай не раньше, чем в школу вернёшься?
– Мне здесь хочется, тут атмосфера такая располагающая, – мурлыкает, как кошечка. Интонации... М-м-м, отца родного к государственной измене склонить бы могла, задайся целью такой. Хорошо, мысли в этой головке совсем в других сферах бродят, - Софи говорит, местные мальчики такие красивые и загорелые!
Разноглазая мечтательно закатывает глаза.
«Прибью сестрёнку!» - чуть ли не вслух думает Марина.
- Обстановка тут, скорее к схождению с ума располагающая. Тьма народа, в первую очередь, солдат тупо страдает от безделья. Потому все эти стройки и ведут, - «и турниры устраивают» добавляет про себя.
- А почему бы и не посходить с ума немножко? Всем нам? Жизнь одна, юность — тем более. Я читала, скоро знаменитые местные карнавалы со всякими танцевальными состязаниями начинаются. Может, костюмы закажем и сходим все вместе?
У Марины к очередной идеи подруги сильно двойственное отношение. «Серый Замок» как-никак был, и не то чтобы быть в центре внимания ей не понравилось.
Вот только местные нравы отличаются излишней вольностью. Да и посылать с полным объяснение маршрута Эрида не умеет совершенно.
  Хотя умеренно коварная мысль в голову уже забрела. Самой-то Марине задом в перьях вертеть совершенно не хочется. Вот Эр пусть идёт. Вместе с Чёрной Смертью. Тем более та личность крайне колоритная, а такие разноглазой по определению нравятся. Только надо будет попросить не сообщать некоторых подробностей своей биографии, которые болтушка Эр неприменимо попытается вытянуть.
  Есть и ещё способ на несколько, может и на все дни карнавалов Эриду занять. Опять не без помощи Смерти Чёрной. Вместе к ней сходить и попросить свой акулий меч показать.
Если после этого у разноглазой не возникнет желания со Смерти с этим мечом полноценную картину написать — Марина не Марина.
Наброски её головы Марина уже видела, но тут в другом дело. Большая часть персонала — местные уроженцы, подобные типажи человеческих лиц впечатлительной Эр почти неизвестны. Вот и набросала всех, кого видела.
Чёрная Смерть просто «попала в кадр», тем более тогда она была в форме и, на фоне остальных охранниц лишь немного выделялась ростом. Хотя там у всех биографии ой, какие цветистые, иначе бы ни одна из них здесь не оказалась. Если взять биографии сравнивать, ещё неизвестно у кого самая яркая окажется.
Впрочем, сама Марина Смерть во всей красе тоже не видела. Та далеко не всё показывала, украшения мирно в шкатулке лежали. Хотя там немало дорогих и редких. Поединки часто бывали грязны и кровавы, но и награды отличались неслыханной щедростью.

+2

205

Продолжение.

Марина верхом усаживается на перила. Эр столь привычно ойкает. Ничего по-настоящему страшного со своей точки зрения, Херктерент подруге никогда не показывала. Представления об опасном сильно различались всегда, последнее время эти различия начали нарастать как снежный ком.
Это Марине очевидно, она взрослеет, вот только Эрида умудрятся быть нескольких возрастов сразу.
- Марина, ты что делаешь? Слезай! - кажется, напугана куда сильнее обычного.
- Ты сам предлагала с ума посходить, - напоказ косится вниз, - вот, начинаю в меру своих возможностей.
- Не надо!
- А почему? - Марина встаёт на перилах в полный рост, - Тоже ведь хочется чего-то безумного.
Делает несколько шагов.
- Зачем ты дразнишься? - у кого другого такая интонация сошла бы за капризную, - Я же знаю, какой у тебя вестибулярный аппарат.
Протянута рука.
  - Присоединяйся!
  - Ты же знаешь, я боюсь высоты.
  - Ха-ха! Я на сом деле, её ещё больше боюсь. Но вот, держусь, как видишь. Ты всю жизнь не сможешь прятаться от своих страхов, Эрида.
- Я не прячусь. Просто не замечаю.
- Ещё скажи, розовые очки носишь.
- У меня есть такие. Ношу иногда.
И не поймёшь, шутит или всерьёз.
Марина руки так и не опускает.
- Так не хочешь попробовать пройтись? Ты же ловкая на самом деле, а здесь, кроме меня никого нет.
- Нет, Марина, не хочу. Вот только если, - что-то озорное в глазах играет и загадочная пауза.
- Что «если»? Я мысли, если что, читать не умею.
Эрида как-то воровато озирается. Что там ещё безумное в эту странную головку могло забрести?
- Пусть через бассейн на высоте примерно метр, я с большей прыгать боюсь, палку такой же ширины проложат. Вот тогда я пройдусь.
Марина ловко спрыгивает.
- Так пошли. Тут на одном такая штука уже есть. Даже высота и наклон регулируется. «Мост над пропастью» называется.

Бассейн скрывается за живыми изгородями. Горят кованные фонари в стиле начала прошлого века. Вода, как и везде здесь, с подсветкой. Как всякими приспособления управляются, Марина прекрасно знает. Тут по берегам даже вышки с лесенками стоят. Херктерент ловит себя на мысли, сама по планке над водой не прогуливалась. Надо будет потом попробовать, благо вышка позволяет устанавливать высоту до семи метров. Всё-таки, как это, когда никакой опоры ни справа, ни слева нет, а единственное относительно надёжное находится у тебя под ногами, да и там несколько сантиметров ширина.
Сбросив одеяние, Эрида осторожно забирается на площадку. Трогает пальцем ноги планку, разводит руки, делая первый шаг. Качнулась, но сохраняет равновесие. Второй выходит увереннее, третий ещё лучше. До противоположной вышки доходит обычной походкой, разворачивается, машет рукой. Обратно и вовсе перебегает.
Глаза Марины совсем под чёлку забрались. Сколько ещё скрытых талантов Эр ей неизвестно! Хотя этого-то как раз и следовала ожидать. Среди прошлых увлечений подруги был балет.
Спрыгнув, бежит обнимать Марину. Отвертеться не удаётся.
- Мариночка! Милая! Я смогла! Понимаешь! Смогла! - ещё и целоваться пытается. Днём на солнышке перегрелась и только сейчас ударило?
Вывернувшись, Марина бросает.
- Отлично! Поздравляю! Только слюнявить меня было совсем не обязательно.
  Эрида непонимающе смотрит на неё. Окидывает взглядом себя. Глаза расширяются, соображает, что неодета. Тут же  сжимается в комочек и просит.
- Марина, мою рубашку принеси, пожалуйста.
За одеждой, если так можно выразиться, в таком же окружающим всё равно есть что на тебе, или нет, Херктерент идёт нарочито медленно. Так и подмывает, зашвырнуть рубашку в бассейн, заставив Эр плыть за ней. Но это будет уже настоящее зверство в адрес безобидной подруги. Хотя школьные «подружки» по отношению друг к другу и не такое устраивали, общаясь потом как и раньше.
- На возьми, - Эрида торопливо исчезает внутри одеяния.
Марину теперь шило в известном месте подбивает вернуться к вышке, поднять планку на верхнюю точку и прогуляться там. Пусть Эр полюбуется. Смеяться не станет, даже если Марина свалится, а она и большей высоты в воду прыгать умеет.
Всё-таки удерживается. Надо же дать Эриде время успехом погордиться.

+2

206

Пост 204

Чистяков написал(а):

У Марины к очередной идеи подруги сильно двойственное отношение. «Серый Замок» как-никак был, и не то чтобы быть в центре внимания е

идее

Чистяков написал(а):

не сообщать некоторых подробностей своей биографии, которые болтушка Эр неприменимо попытается вытянуть.

непременно

+1

207

Пост 205

Чистяков написал(а):

Это Марине очевидно, она взрослеет, вот только Эрида умудрятся быть нескольких возрастов сразу.

умудряется

Чистяков написал(а):

- Ты сам предлагала с ума посходить, - напоказ косится вниз

сама

Чистяков написал(а):

- Ха-ха! Я на сом деле, её ещё больше боюсь.

самом

Чистяков написал(а):

Смеяться не станет, даже если Марина свалится, а она и (с) большей высоты в воду прыгать умеет.

+1

208

Подруга уходить не спешит. Сидит, и на воду смотрит. Марина рядом стоит, засунув руки в карманы шорт. Чего это разноглазая так перепугалась? Никогда же Эр своего тела не стыдилась. Напоказ тоже не очень-то выставляла, но наготу писать любит и умеет, включая себя саму. Вдруг так резко заклинило?
- Марина... - не поворачивается, словно проверяет, не осталась ли одна.
- Я тут.
- Фонари как-то тускло светят... Не знаешь, их можно сделать поярче?
- Можно.
- Знаешь как?
- Конечно.
- Включи на полную. Не люблю темноту.
Теперь горит на всю яркость. Эрида позы так и не сменила. Марина садится рядом.
- Ты чего так испугалась?
Медлит с ответом.
- Показалось. Словно кто-то нехорошо, зло на меня посмотрел. А я такая вот.
- Нет здесь никого, кто зло против нас замышлять может, - «а такие, кто подобное бесплатное представление посмотреть не откажутся точно найдутся. Тем более, подобное часто по взаимной договорённости устраивается. Хотя, это точно не про Эр».
- Так и есть, наверное. Сейчас уже прошло всё. Как в детстве, или во сне. Стало вдруг страшно, а потом и вспомнить не можешь, отчего.
- Ещё на карнавал собралась, там не так напугать могут. И оч-ч-чень все по-разному будут на тебя смотреть.
- А я всё равно пойду, - кулачки сжаты, в голосе прорезается наследственное упрямство. Будто Марина ей что-то собирается запрещать, знает же, всё равно бесполезно, если только не удастся переключить внимание на что-то иное.
- Иди, никто на запрещает.
- Ты не пойдёшь?
- Не решила ещё. Танцы несколько не моё, да и веселиться плохо умею, горячая южная ночь для меня описание погоды, а не что-то иное.
- Но...
- Я же сказала, иди не держу. Могу даже подсказать, кого из охраны взять, чтобы от взглядов и криков не решили к другим действиям перейти.
- Но сама...
- Заладила, «но», да «но». То куста испугалась, то с жаркими южанами веселится собралась. Они себя в рамках по большей части могут держать, но сама не замечая, можешь начать провоцировать. Устрой ты выставку — половину картин заставили бы убрать, а то и вовсе закрыли бы за непристойность. Хотя, тут уже не столько к тебе, сколько к нашим чинушам претензии.
- Знаешь, - Эрида заметно оживляется, - ко мне уже несколько девочек приходило. Просили рисунки из серии «Цветы» и «Весна» отдать. Хотели уничтожить.
- Отдала?
- Нет. Пообещала только не выставлять и не публиковать, если нет разрешения. Я потом других спросила, так многие наоборот, поинтересовались, когда выставка и обещали прийти на открытие. Для себя или приятелей копии уже заказывать стали. Иногда берусь, но мне не интересно. Деньги же роли для меня не играют.
Сама-то что скажешь? У меня же и тебя много.
Немного подумав, Марина отвечает с усмешкой.
- Выставляй и публикуй всё что есть и что будет. Мнение не изменю. Только с одним условием. После окончания школы. Такое всегда популярно и скандально. Будь ты мальчиком, ещё бы и по судам затаскали за такую живопись по всяким разным нехорошим статьям.
- Будь я мальчиком, намного меньше девочек согласились мне позировать, а то и вовсе бы никто бесплатно не захотел, - резонно замечает разноглазая.
- Софи тебе что сказала насчёт публичных демонстраций её прелестей?
Эрида поворачивается. В глазах весёлые искорки.
- Представляешь, ровно тоже самое, что и ты. Причём слово в слово. Договорились друг с другом?
- Нет. Тут как в математике, из заданных условий может получиться только одно решение задачи. Ты разве выставку уже запланировала? Тебе ведь любой музей свои залы с удовольствием предоставит, а канцелярия твоего отца всех искусствоведов да художественных критиков подкупит, чтобы хвалебные статьи о тебе писали. Потому что...
- Потому что, я дочь своего отца, называй вещи своими именами Марина. Мы в одной стране живём, я, хоть и тепличное растение, тоже колючки имею. И в определённой области, многое могу именно сама, без оглядки на чины и титулы.
- Угу. Угу. Ты только на школьных выставках бывала, у Софи уже публичных хватает. Даже в мирренском «Дворце Искусства». Так вот, всякие критики уже успели термин придумать. «Стиль Софи Саргон» и «художник, круга Принцессы».
- И кого туда записали? - не ирония, совершенно искреннее и неподдельное изумление.
- А я не знаю, иди разбуди, да спроси, если только Сонька в город гулять не направилась, - вообще-то Марина знает, сегодня сестра мирно спит, но хочется иногда ляпнуть что-то этакое.
- Меня туда не запишут точно. Сама же знаешь, стили у нас совершенно разные.
- Делов-то! - пожимает плечами Марина, - Будут писать, «художник круга Принцесс». В вашей среде все всех знают.
- В твоей среде так же дело обстоит?
- Я ещё не определилась, какая моей будет, - машет рукой Марина, - человек почти всегда сразу к нескольким относится. И далеко не всегда хорошо получается, когда они пересекаются. Как говорят, не мир тесен, слой тонок, ты же мне жутко дальняя, но родственница. Родственники для человека это одна среда или сильно разные?

Отредактировано Чистяков (07-06-2018 10:18:47)

+2

209

Чистяков написал(а):

То куста испугалась, то с жаркими южанами веселится собралась.

с ь

+1

210

К  Главе 17.

Дочерей Императора встречает лично комендант дворца в расшитой золотом парадной форме. Марина с трудом сдерживается от хихиканья. Дело не в человеке, и даже не в форме. Вспомнилось прозвище данное этой должности высшим офицерством. Система званий в стране едина, МИДв считается военизированной структурой, многие служащие имеют звания, аналогичные армейским. Носят мечи и погоны.
Вот только армейские и флотские офицеры категорически отказываются признавать их равными себе, придумывая различные смешные прозвища и отказывая в армейском приветствии.
Комендант дворца носит погоны генерал-майора, за что и прозывается «колбас-генералом». Отвечает за снабжение дворца всем необходимым. Организация обычных и торжественных обедов тоже к его обязанностям относится.
Марина даже не уверена, от Сордара или нет узнала о прозвище. Бывавшие у Саргона военачальники несколько раз под страшным секретом сообщали девочке, как дворцовый комендант называется. Особо отмечали, настоящие генералы это как раз они, а он игрушечный, вроде куклы большой. И как та кукла, с головой пустой.
Император хотел было лишить дворцовый персонал права ношения мундира, переведя их всех в гражданские чины с полным сохранением прежнего содержания. Чуть было не вспыхнул самый настоящий бунт, вместо раздражения Саргона и репрессий к участникам, почему-то развеселивший императора, оставившего в итоге всё по-прежнему.
- Вас сегодня просили провести ночь здесь. В школу можете возвращаться в соответствии с билетами, - комендант прозвищу вполне соответствует, из-за излишнего веса напоминая самую настоящую сочащуюся жиром колбасу.
- Ладно. Гостей пригласить можно?
Ответ после некоторого замешательства, вызванного, видимом снижением скорости прохождения нервных импульсов к заплывающим жиром мозгам.
- Да. Не свыше пятидесяти человек без учёта обслуживающего персонала.
  Задержка в ответе явно вызвана мучительным выискиванием в десятках тысяч пунктов наверняка заученных наизусть инструкций МИДв соответствующего.
- Вообще-то, мы только одного хотели позвать.
- Приём официальный или частный?
Сёстры переглядываются. Софи про «генерал-колбасу» тоже известно. Военные лётчики слывут главными острословами страны.
- Пожалуй, ограничимся частным.

        *        *        *

  Софи, частично удовлетворив любопытство, частично разогнав самых любопытных, подсаживается к сестре и Хейс. Пару минут понаблюдав за играющими в мелководной части водоёма, детьми, замечает с усмешкой.
- Интересно было бы сюда затащить нашу главную любительницу обнажённого женского тела. С этюдником. Точно заклинит на рисовании мелких. Обожает то, что растёт и цветёт и не собирается увядать.
- Её бы попытались побить, - пожимает плечами Марина, - у матушек, как правило, остро обострённая подозрительность.
- Нет. Художницы здесь довольно часто бывают, сегодня просто ни одной нет. К ним спокойно все относятся. Некоторые даже портреты детишек заказывают.
- Ага, - подтверждает Софи, - У студенток Академии и других учебных заведений здесь наброски делать — считай прямая обязанность.
- Студентов, сюда попасть стремящихся, наверняка было на порядок больше, - хитро щурится Марина.
- Натурщица — вполне себе профессия, - бросает Хейс через плечо, - Не первую сотню лет существует.
- Эриде может плохо стать. Тут полным-полно страшных оскорблений её представлениям о прекрасном.
- После анатомической машины её никаким видом человеческого тела целиком или кусочками нарезанного, не удивишь.
- Это одно из трёх так называемых «Чудовищ Дины», которые национальные сокровища? - уточняет Хейс.
- Ну да. Женщина. Сейчас в её комнате в школе стоит.
- Тогда точно здесь ничему не удивится.
- Но её сюда не потащим, - Марина настолько убийственно серьёзна, что сложно сдержать смешок, - ибо в противном случае, до конца столь насыщенного денёчка мы обе просто не доживём. Её отец нас убьёт.
- Из-за неподобающих видов? - недоумевает Хейс.
- Из-за мирренов, чуть не убивших нас сегодня.
- Лучше бы мирренов убивал, а не принцесс, - с чёрными шуточками у бывшей старосты неплохо.
- Он и так их изо всех сил убивает, а они всё не кончаются и не кончаются, - Софи задумчива, - миррены никогда не бомбили этот район. Возможно, усыпляют бдительность, и в следующий раз именно сюда наведуются. И всех нас тут. Молодых и старых.
- Сомнительно, что сегодня их ещё принесёт, - Марина косится в сторону выхода, громкоговорители на стенах заметила раньше, да и пвошные указатели выхода на месте, - наших летунов наверняка всех в извращённой форме начальство с отца начиная, поимело в грубой и извращённой форме. Сейчас над городом наверняка максимальная концентрация истребителей.
- А где-то их сегодня нет. Туда и могут заявиться.
- Раз уж о мирренах речь, зашла то можно кое-что про их обычаи применительно к данному месту, узнать?
Сёстры переглядываются.
- Они подобного не строят.
- Хочешь сказать, у них и бань нет?
- Есть конечно, но там больше моются, вот так, как мы в водичке полежать да поплавать у них не принято. Да и лезть в их банные бассейны... Бр-р-р... - Софи аж передёргивают.
- Хочешь сказать, миррен может в мыле и грязи залезть в общий бассейн?
- Ну да. У них так принято. Это мы в бане сначала моемся, потом ополаскиваемся, и только потом в бассейн идём. Вещи важные они уже после бани обсуждают. Ладно, хоть сейчас воду  стали регулярно менять, раньше в общественные ванны просто горячую подливали.
- Неудивительно, что с такими банями у них столько эпидемий бывало. Как не вымерли только!
- Да уж лучше бы вымерли. У них одно время вообще бани в городских стенах запрещено было строить. Считалось, это источник разврата.
- У нас, в общем-то, тоже так, - хмыкает Марина, - если совсем дословно «баня» с древнего диалекта переводить, получится «место, где горячая, чистая вода». Сравни с мирренской свиной лужей. Вулканов у нас сейчас не так много, как на погибшем Архипелаге, а вот любовь к горячей воде с тех пор осталась.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.